Хроники Нарнии

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Chronicles of Narnia»)
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Chronicles Of Narnia. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Карта Нарнии.

«Хроники Нарнии» (англ. The Chronicles of Narnia) — серия книг в жанре фэнтези, написанная британским писателем и христианским апологетом К. С. Льюисом.

По хронологии сюжетных событий (не совпадающей с порядком написания и издания) книги серии идут в следующем порядке:

  • «Племянник чародея» (The Magician’s Nephew) (1955)
  • «Лев, Колдунья и Платяной шкаф» (The Lion, the Witch and the Wardrobe) (1950)
  • «Конь и его мальчик» (The Horse and His Boy) (1954)
  • «Принц Каспиан» (Prince Caspian: The Return to Narnia) (1951)
  • «Покоритель Зари, или Плавание на край света» (The Voyage of the Dawn Treader) (1952)
  • «Серебряное кресло» (The Silver Chair) (1953)
  • «Последняя битва» (The Last Battle) (1956)

Что тут есть[править]

  • говорящие животные
  • ведьма
  • кентавры
  • гномы
  • фавны
  • минотавры
  • великаны
  • Хрустальный дракон Иисус в виде льва Аслана
  • Незримый орёл Аллах в виде Таш.
  • эпические бои, хоть и описанные вскользь
  • рыцарская честь
  • романтическое Средневековье царит в Нарнии большую часть её истории. Эпоха владычества тельмаринов — чуть ближе к средневековым реалиям (хотя бы в плане характеров и мотиваций). Если же речь заходит о Калормене… нет, до навозных веков его жителям далеко, но процент романтизма в происходящем резко снижается.
  • Беспредельное море, как выясняется в «Покорителе Зари», переполненное чудесами, сокровищами и опасностями.

Встречающиеся тропы[править]

  • Ай, молодца!: в первой книге в Чарне Дигори разбудил Джадис звоном колокола. За последствия этого Нарния отдувалась в течение многих лет.
  • Ай, молодца, злодей!: Джадис приносит в жертву Аслана, тем самым исполняя древнее пророчество и приближая собственное поражение.
  • Босоногий ангел: Люси Пэвенси.
  • Босоногая королева: королева Люси и королева Сьюзен. С прикрученным фитильком — разуваются они всё-таки не при всём народе.
    • Не исключено, что дочь Раманду стала именно такой королевой. В сцене их первой встречи с Каспианом на иллюстрации она босиком (звёзды вообще этим отличаются: сам Раманду и Кориакин тоже обувь не носят), и вполне вероятно, что не изменила своему обыкновению, даже став женой короля (особенно учитывая, что в Нарнии такие причуды, похоже, обычное дело).
  • Босоногий мудрец: Кориакин, Раманду и отшельник из книги «Конь и его мальчик». Льюис явно любил использовать этот троп, возможно, отсылая к образам святых.
  • Говорить высоким штилем: Аравита рассказывает истории в таком стиле; тархистанскую аристократию специально этому обучают.
    • Главные герои второй книги, взойдя на престол, только так и изъясняются. Подсвечено самим автором в последней главе.
  • Гурман-порно: Очень, очень много, практически в каждой книге. В «Племяннике Чародея» очень вкусно описано дерево из тянучек. Во «Льве, колдунье и платяном шкафе» троп фонтанирует — вот, например, угощение Люси у фавна Тумнуса:
« Чего только не было на столе! И яйца всмятку – по яйцу для каждого из них, – и поджаренный хлеб, и сардины, и масло, и мед, и облитый сахарной глазурью пирог. »
— «Лев, Колдунья и платяной шкаф», перевод Островской

А вот Белая Колдунья угощает замёрзшего Эдмунда:

« Откуда-то из складок плаща Колдунья вынула небольшую бутылочку, сделанную из желтого металла, похожего на медь. Вытянув руку, она капнула из бутылочки одну каплю на снег возле саней. Эдмунд видел, как капля сверкнула в воздухе, подобно брильянту. В следующую секунду она коснулась снега, послышалось шипенье, и перед ним, откуда ни возьмись, возник покрытый драгоценными камнями кубок с неведомой жидкостью, от которой шел пар. Карлик тут же схватил его и подал Эдмунду с поклоном и улыбкой – не очень-то приятной, по правде говоря. Как только Эдмунд принялся потягивать это сладкое, пенящееся, густое питье, ему стало гораздо лучше. Он никогда не пробовал ничего похожего, питье согрело Эдмунда с ног до головы.

– Скучно пить и не есть, – сказала королева. – Чего бы тебе хотелось больше всего, сын Адама?

– Рахат-лукума, если можно, ваше величество, – проговорил Эдмунд.

Королева вновь капнула на снег одну каплю из медного флакона – и в тот же миг капля превратилась в круглую коробку, перевязанную зеленой шелковой лентой. Когда Эдмунд ее открыл, она оказалась полна великолепного рахат-лукума. Каждый кусочек был насквозь прозрачный и очень сладкий. Эдмунду в жизни еще не доводилось отведывать такого вкусного рахат-лукума. Он уже совсем согрелся и чувствовал себя превосходно.

»
— «Лев, Колдунья и платяной шкаф», перевод Островской

И, наконец, описание обеда у бобров:

« Тем временем девочки помогали миссис Бобрихе: они накрыли на стол, нарезали хлеб, поставили тарелки в духовку, чтобы они согрелись, нацедили огромную кружку пива для мистера Бобра из бочки, стоявшей у стены, поставили на огонь сковородку и растопили сало. (...)

И в тот самый момент, как сало на сковородке начало весело скворчать, в комнату вошли Питер и мистер Бобр с уже выпотрошенной и почищенной рыбой. Можете представить, как вкусно пахла, жарясь, только что выловленная форель и как текли слюнки у голодных ребят, которые от всех этих приготовлений почувствовали себя еще голоднее. Но вот наконец мистер Бобр сказал: «Сейчас будет готово». Сьюзен слила картошку и поставила кастрюлю на край плиты, чтобы ее подсушить, а Люси помогла миссис Бобрихе подать рыбу на стол. Через минуту все придвинули табуретки к столу – в комнате кроме личной качалки миссис Бобрихи были только трехногие табуретки – и приготовились наслаждаться едой. Посредине стола стоял кувшин с густым молоком для ребят – мистер Бобр остался верен пиву – и лежал огромный кусок желтого сливочного масла – бери его к картофелю сколько угодно. А что на свете может быть вкуснее, думали ребята, – и я вполне с ними согласен, – речной рыбы, если всего полчаса назад она была выловлена и только минуту назад сошла со сковороды. Когда они покончили с рыбой, миссис Бобриха – вот сюрприз так сюрприз! – вынула из духовки огромный, пышущий жаром рулет с повидлом и тут же пододвинула к огню чайник, так что, когда они покончили с рулетом, можно было разливать чай.

»
— «Лев, Колдунья и платяной шкаф, перевод Островской

В книге «Конь и его мальчик» особенно удались описания восточной (тархистанской) еды и столкновения главного героя с нарнийской (европейской) кухней.

« Он посмотрел и нашел много хорошего: совсем свежий пирог с мясом, кусок овечьего сыра, горстку сушеных фиг, плоский сосудец с вином и кошелек с деньгами. »
— К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»


« Обед был хорош. Не знаю, понравился бы он вам, но Шасте понравился. Он жадно съел и омаров, и овощи, и бекаса, фаршированного трюфелями и миндалем, и сложное блюдо из риса, изюма, орехов и цыплячьих печенок, и дыню, и ягоды, и какие-то дивные ледяные сласти, вроде нашего мороженого. Выпил он и вина, которое зовется белым, хотя оно светло-желтое. »
— К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»
« – Смотри, не ушибись, – предупредил гном, но поздно – Шаста уже стукнулся головой о притолоку. – Теперь садись к столу. Он низковат, но и стул маленький. Вот так. – Перед Шастой поставили миску овсянки и кружку сливок. Он еще не доел кашу, а братья Даффла, Роджин и Брикл, уже несли сковороду с яичницей, грибы и дымящийся кофейник.

Шаста в жизни не ел и не пил ничего подобного. Он даже не знал, что за ноздреватые прямоугольники лежат в особой корзинке, и почему карлики покрывают их чем-то мягким и желтым (в Тархистане есть только оливковое масло).

Домик был совсем другой, чем темная, пропахшая рыбой хижина или роскошный дворец в Ташбаане. Все нравилось ему – и низкий потолок, и деревянная мебель, и часы с кукушкой, и букет полевых цветов, и скатерть в красную клетку, и белые занавески. Одно было плохо: посуда оказалась для него слишком маленькой; но справились и с этим – и миску его, и чашку наполняли много раз, приговаривая: «Кофейку?», «Грибочков?», «Может, еще яичницы?»

»
— К. С. Льюис, «Конь и его мальчик»

И тысячи, тысячи их! В «Серебряном кресле» даже есть кусочек гурман-гуро.

  • Гурман-гуро: рецепты приготовления блюд из людей и кваклей у великанов.
  • Кинжал невинности — именно такой кинжал получает Люси как подарок от Деда Мороза. А что еще могут означать слова «используй только в самой крайней необходимости»?
    • Это единственный подарок из первой книги, который более нигде не упоминается. Скорее всего, потому, что как Люси его использовала, детям знать рано, а во второй книге Люси этот кинжал не ищет, и в сокровищнице его нет, хотя все прочие подарки, кроме рога Сьюзен, там присутствуют. Очевидно, уже использовала.
      • Такой кинжал (правда, сделанный в Нарнии) мог быть и у Сьюзен, которая в книге «Конь и его мальчик» едва-едва избежала плена и подобной ситуации. Но поскольку избежала, кинжал ей не пригодился — и поэтому в первой книге ей кинжал не подарили.
  • Козлы — Эдмунд и Юстас. Исправились, но сначала нехило перекозлили.
  • Красивый — не значит хороший — Джадис. Даже то, что по лицу Колдуньи явно можно судить о том, что она злая и жестокая, все, кто сталкивался с ней, отмечали её красоту.
  • Крутой симпатяга — Рипичип.
  • Награда, достойная предателя: то, что постигло Эдмунда во второй книге.
  • Надмозги: Calormen внезапно Тархистан? Archenland — Орландия? Держите меня семеро, пока Narnia еще Нарния!
    • Father Christmas — Дед Мороз?! (У Афиногенова и Волковского куда лучший вариант — Рождественский Дед).
      • Автор правки считает, что Тархистан — это перевод, который лучше оригинала.
        • А автор другой правки в детстве путал Тархистан с Татарстаном…
  • Налево кругом: кот Рыжий в седьмой книге, разгадавший планы злодеев, но впоследствии решивший к ним присоединиться.
  • Направо кругом: Эдмунд во второй книге.
  • Не любит обувь: много кто её не любит. Люси (а иногда и другие Пэвенси), также уже упомянутые Кориакин, Раманду и отшельник, дочь Раманду (во всяком случае, судя по иллюстрациям), и квакль-бродякль (из-за физиологических особенностей).
    • Субверсия с Шастой: он ходит босиком не для удовольствия, а из-за бедности, и иногда это доставляет ему неудобства.
  • Нет, не тот: топоним Нарния как таковой.
  • Нестандартный хэппи-энд: В финале выясняется, что все главные герои погибли в железнодорожной катастрофе и могут навсегда остаться в Нарнии. Правда, Нарния в финале сама погибает, остается ее «истинный» аналог в стране Аслана, и там же есть «истинный» аналог Англии.
  • Нулевой рейтинг — у Джадис aka Белой Колдуньи. Она абсолютное зло для «хороших» рас Нарнии, но даже «плохие» расы сеттинга служат ей скорее из страха, а не уважения. Дополнительные очки за то, что Джадис в своё время уничтожила всех жителей своего родного мира Чарн Запретным Словом именно потому, что население свергло её ненавистную тиранию.
    • Зигзаг с Миразом: у нарнийцев он имел именно нулевой рейтинг, но среди тельмарцев был достаточно популярен.
  • Персонаж-призрак: Император-за-Морем, отец Аслана.
  • Поджог, убийство и переход на красный свет:
    • «Лев, колдунья и платяной шкаф» — собственно, название.
    • «Конь и его мальчик» — Лазорилина грозит слугам: «Узнаю, что пошли сплетни, сожгу живьём, засеку до смерти, а потом посажу на хлеб и воду».
  • Попаданцы — герои.
  • Рождество — в Нарнии празднуют Рождество, не задумываясь, кто в этот день родился. (Характерно для Англии и бывшей английской колонии США.) Главное на Рождество — не само событие, а рождественские подарки. Питер, Сьюзен и Люси Пэвенси именно в качестве таких подарков получают вещи, которые в дальнейшем будут необходимы по сюжету.
    • Для чего Сьюзен был необходим боевой лук, а Люси — кинжал, в книгах не раскрывается. Но ведь пригодились как-то. В «Принце Каспиане» у лука мелкая эпизодическая роль, а кинжал так и вообще не ищут. Вероятно, уже был использован в самой крайней необходимости.
  • Судный день: последняя книга — буквальный пересказ учения об Апокалипсисе.
  • У нас именно такие гномы: однотопы, полугном доктор Корнелиус и ещё много всего.
  • Раса мечется по фракциям — гномы. То за Аслана, то за Белую Колдунью, то вообще «гномы за гномов»…
  • Хрустальный дракон Иисус — Аслан. В каком-то смысле — и Могучий лев Яхве (Льюис — протестант; а протестанты куда сильнее, чем католики, опираются на Ветхий Завет, происходящий, как известно, из иудаизма). Аслан предстаёт именно в облике льва, а его Отец упоминается, но не участвует.
  • Что стало с мышонком? — Сьюзен же! На возвышенных нотах финала как-то забывается о том, что она потеряла в железнодорожной катастрофе всю семью.
  • Шахматы — герои в свободное время, случается, играют в шахматы. Причём манера играть говорящего мыша Рипичипа даже удостаивается отдельного описания: «Он был отличный игрок, и если не забывал, во что играет, обычно выигрывал. Но иногда он забывал и делал какой-нибудь невероятный ход, например, безбоязненно подставлял своего коня под удар ферзя и ладьи. В такие минуты, увлеченный игрой, он думал о настоящих сражениях, армиях и конях. Он бредил подвигами, поединками не на жизнь, а на смерть, славными победами».
  • Эксцентричный мудрец/Ментор-трикстер: Кориакин. Помимо уже упомянутой нелюбви к обуви, отличается весьма своеобразным чувством юмора: повесил у себя в доме бородатое зеркало (очевидно, чтобы подшучивать над гостями) и превратил гномов в однотопов (в качестве оригинального наказания за плохое поведение). Насколько эпизод с его участием позволяет судить, по степени эксцентричности может быть вполне сравним с Дамблдором.

Экранизации[править]

Были сняты не так давно (дата выхода «Льва, колдуньи и платяного шкафа» — 2005). Пока отснято три фильма, в порядке основной линии (т. е. «Лев…», «Принц Каспиан» и «Покоритель Зари»), без отрыва в сторону приквела и спин-оффа. Если «Лев, Колдунья и платяной шкаф» верно передаёт основной сюжет и атмосферу (хоть и с некоторыми порывами в сторону экшн-поноса, впрочем, крайне умеренными), то в «Принце Каспиане» творится какая-то лютая дичь с проснувшимися барскими замашками у Питера (режиссёр и сценарист хотели дополнительный моральный конфликт, но не хотели резко и далеко отступать от первоисточника, в результате Питер отказывается от амбиций как-то тихо и сам по себе, без мотивации в кадре) романтической линией Каспиана и Сьюзен (и Аслан всё равно навсегда возвращает Сьюзен в Англию вместе с остальными? зная, что этим разлучит двух влюблённых? в оригинале-то они были всего лишь приятелями, даже не очень близкими), сказочным идиотизмом Каспиана (ты мог сначала победить Мираза, а уже потом выяснять, убил ли он твоего отца?), каким-то совсем уж абсурдным даже в сравнении с первоисточником поведением Аслана и, как будто этого мало, бесконечным цитированием сцены с погоней назгулов за Фродо из джексоновского «Властелина колец». Зато Мираз стал понятным и даже по-своему благородным типом.

Третий же фильм — вполне симпатичная и логичная (хоть и не избавленная от некоторых косяков и сварочных швов типа лорда, который прятал волшебный меч, будучи заключённым в темницу) история, к которой можно предъявить две серьёзные претензии: во-первых стараниями сценариста стало всё больно уж похоже на типичный фэнтези-квест по «Малому типовому набору» (мол, искать пропавших лордов за океаном просто потому, что это были большие шишки и друзья отца Каспиана — слишком мелкий повод, давайте выдадим им волшебные мечи, нужные для очередного спасения мира), во-вторых режиссёр явно пытается с одной стороны рассказывать христианские притчи, как и в первоисточнике, но, с другой стороны, при этом считает нужным от первоисточника отступать, в результате получается гораздо более топорно, чем было в оригинале. Хорошо или плохо, когда религиозная пропаганда толкается в ущерб художественной составляющей, смотри ниже, но нельзя отрицать, что экранизация в результате страдает периодическими претензиями на звание типа Тарковского. Конкретно автора правки не покидало ощущение, что он смотрит не историю про Нарнию, а нечто совсем иное с такими же названиями и именами.

Существуют также более старые экранизации, три мини-сериала от BBC — «Лев, Колдунья и платяной шкаф», «Принц Каспиан и плавание „Рассветного путника“» (собственно, по книгам «Принц Каспиан» и «Покоритель Зари») и «Серебряное кресло», снятые еще в 1988—1990 годах. Сняты очень близко к тексту и вообще с заметным уважением к первоисточнику (отдельно радует подбор актеров: например, Люси — действительно не очень красивая девочка, так что ее вполне каноничная зависть к сестре мотивирована), экшн-поносом не страдают (наоборот, весьма неспешны), но страдают от проблемы Бюджет пишет сюжет. В частности, фантастические существа кое-где откровенно нарисованы, кое-где представляют собой людей в костюмах животных (автор правки до сих пор не может забыть этого Рипичипа), кое-где — куклы. По этой причине сам Льюис был против возможной экранизации, и только с появлением цифровых технологий появилась возможность реально изобразить животных.

Критика[править]

Среди тех, кто книгу в целом одобряет и любит, преобладают христиане, считающие, что книга с удовлетворительной точностью перекладывает на язык сказки принципы христианской философии, и это хорошо. Среди тех, кто книгу активно недолюбливает и критикует, преобладают атеисты и антиклерикалы, считающие, что книга с удовлетворительной точностью перекладывает на язык сказки принципы христианской философии, и это плохо. Аргументы тех и других за и против книги в большинстве своём совпадают с аргументами за и против христианской философии. Обсуждение христианской философии выходит за пределы тематики Posmotre.li. Почему христиане считают, что их философия хороша, вы можете прочитать на любом христианском сайте. Почему атеисты считают, что она плоха, вы можете прочитать на любом атеистическом сайте. А мы здесь обсуждаем тропы, амплуа и стилистические приёмы, поэтому не будем углубляться в этот вопрос. Для нас «Хроники Нарнии» — в первую очередь художественное произведение, не больше и не меньше. Просто имейте в виду, что автор был убеждённым христианином и выводил в своём произведении те ценности, какие сам считал правильными (что может быть лично для вас как минусом, так и плюсом), и есть мнение, что ради них иногда жертвовал художественной стороной (что может быть, опять же, как фатальным недостатком, так и незаметным). На этом рассмотрение данного вопроса в художественном разрезе исчерпано.