Чарли и шоколадная фабрика

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Фильм 2005 года
Кадр из фильма 1971 года более известный, чем весь фильм 2005 года.

«Чарли и шоколадная фабрика» (англ. Charlie and the Chocolate Factory) — написанная в 1964 г. повесть английского писателя Роальда Даля, по которой в дальнейшем было снято два фильма.

Повесть[править]

Основной сюжет: мальчик Чарли Бакет живёт в многочисленной, но очень бедной семье где-то то ли в Англии, то ли в Америке — место действия намеренно не указано, и даже валюта меняется от редакции к редакции. Чарли очень любит шоколад, но так как его семья еле сводит концы с концами, мальчик получает плитку шоколада только раз в году, на свой день рождения. В одной такой плитке Чарли находит золотой билет, один из пяти «счастливых билетов», дающих пропуск на шоколадную фабрику эксцентричного мистера Вилли Вонки. Мистер Вонка объявляет, что нашедшие билет дети не только смогут побывать на его фабрике, но и получат пожизненное обеспечение шоколадом, а один удостоится особенного приза.

Дети, нашедшие золотые билеты вместе с Чарли — это Август Глуп, обжора и жадина; Верука Солт, капризная и избалованная дочка богача; Виолетта Боригард, девочка, всё время жующая жвачку[1]; Майк Тиви, мальчик, с утра до ночи смотрящий телевизор и мечтающий стать ковбоем, как в кино.

Естественно, в конце этой довольно-таки морализаторской повести все дети, кроме Чарли, оказываются наказаны за свои пороки, а добрый и вежливый Чарли получает главный приз — он становится наследником и помощником мистера Вонки.

Что присутствует в повести и всех фильмах[править]

  • Большой начальник — Вонка по сравнению с умпа-лумпами.
  • Бронебойный ответ — в фильмах этого нет, но есть в книге. Когда Майк Тиви оказывается уменьшен до крошечных размеров, его мама в ужасе: «Сделайте что-нибудь, не оставляйте его таким, что он такой сможет делать?!» На что откликается сам Майк: «Смотреть телевизор!»
  • Глухой — Вилли Вонка плохо слышит левым ухом. А ещё намеренно притворяется глухим, когда Майк Тиви задаёт ему неудобные вопросы. Или пускает в ход другой троп.
  • Говорящее имя — телеман Майк Тиви. А вот Август Глуп и в оригинале Gloop, но в переводе фамилия не то что заговорила, а прямо-таки завопила.
    • Символическое имя:
      • «Верука» (Veruca) созвучно с одним из названий так называемой «подошвенной бородавки» (verruca), что подсвечивается Вонкой: «Я всегда думал, что верука — это такая мозоль на пятке». Достаёт всех эта маленькая вредина не хуже этой самой бородавки. И да, это ж надо было додуматься назвать так девочку!
      • Виолетта (Violet) по ходу действия становится фиолетовой (по-английски тоже «violet»). Интересно, не делалось ли такое соответствие только ради фразы «Violet, you’re turning violet!»
      • Чарли — как указывает часть источников, именно от этого имени произошло наше слово «король» и созвучные ему аналоги в некоторых других языках. В финале Чарли становится наследником Вилли Вонки и будущим «королём» шоколадной фабрики.
  • ЗАТКНИСЬ! — Вилли Вонка несколько раз «затыкает» Майка Тиви, задающего неудобные вопросы. Или притворяется глухим.
  • Злобная козлиная бородка — у книжного Вилли Вонки. Правда, пример с фитильком, поскольку прямо уж злодеем Вонка не является и куда больше тянет на трикстера.
  • Козёл с золотым сердцем — о нём же. Организовывать гостям стрессовые ситуации и доводить их чуть ли не до истерики, не забывая при этом чёрно юморить? Легко. Устраивать мальчишкам и девчонкам, а также их родителям суровую оздоровительную порку? Да пожалуйста. Спасти целое племя мелких беззащитных человечков от голодной смерти и съедения чудовищами, угостить выглядящего голодным мальчика шоколадом, создавать специальные сладости для детей, которым дают мало карманных денег? Надо же, тоже про него.
  • Концепция изменилась — сохранились черновики Роальда Даля, из которых можно узнать, что повесть могла быть совсем иной…
    • Первый известный вариант носит гордое название «Чарли и шоколадный мальчик» («Charlie’s Chocolate Boy»). Сюжет: в шоколадные батончики прячется десять «золотых билетов» еженедельно, мистер Вонка проводит экскурсию по фабрике каждую субботу. Во время такой экскурсии Чарли Бакет прячется в «шоколадном мальчике», которого делают в «цехе пасхальных яиц». Шоколадную фигуру с Чарли внутри доставляют в дом мистера Вонки в качества подарка для Фреди Вонки, сына кондитера. В доме Вонки мальчик становится свидетелем ограбления и поднимает тревогу. В благодарность за помощь в поимке воров мистер Вонка дарит Чарли Бакету кондитерский магазин, «Шоколадную лавку Чарли».
    • Следующий вариант уже близок к тому, что мы в итоге получили. Разве что детушек там пока не пять, а семь — присутствуют ещё некий тщеславный мальчик Марвин Прун (к сожалению, более о нём ничего не известно) и самодовольная зубрила Миранда Мэри Пайкер, на пару с отцом, директором школы, считающая, что детям надо запретить любые игры и веселье. Сохранилась даже целая глава, где рассказывается, что случилось на фабрике с ней (правда, только на английском; называется «Spotty powder»). Умпа-лумпы в этой версии пока что виппл-скрампеты, а Майк Тиви — Хепиз Траут.
  • Маленькие гадёныши, стремящиеся стать золотой молодёжью — дети из богатых семей, нашедшие билеты.
    • Скорее всего, не такие уж они и гадёныши. Всего лишь жертвы неправильного воспитания безучастных (с каким хладнокровием они реагировали на происходящее с их «любимейшими» чадами!) родителей. Эти вырастут — поумнеют, а вот родителей исправить труднее будет.
    • Четыре героя — четыре темперамента, кстати: флегматик Август, сангвиник Верука, холерик Виолетта и меланхолик Майк.
  • Микротрещины в канве — в первой книге сказано, что всем дедушкам и бабушкам Чарли уже за 90. Однако в сиквеле, в сцене с «Вонкавитом» — омолаживающим средством — оказывается, что бабушке Джорджине 78 лет, дедушке Джорджу — 81 год, а бабушке Джозефине — 80 лет и 3 месяца.
  • Не гномы — умпа-лумпы.
  • Непереводимая игра слов — вот навскидку парочка примеров:
    • «Whipped cream isn’t whipped cream at all unless it’s been whipped with whips». То бишь, если дословно, взбитые сливки — нифига не взбитые, если вы их розгами не взбиваете. Елена и Михаил Барон плюнули и не стали мучаться вообще, так и оставили. Матреницкая и Кибирский пытались выкрутиться, переименовав розги во взбивалки. Но это сразу сделало из довольно забавной шутки эпизод, где Вонка просто выступает в роли Капитана Очевидность. Марк Фрейдкин заменил розги на кнуты и вывернулся так: дескать, если сливки не бить, они не будут взбитыми. А чем же можно бить лучше, чем кнутом?
    • «Square candies that look round». Это название можно понять и как «квадратные конфеты, которые глядят по сторонам», и как «квадратные конфеты, которые выглядят круглыми», и на этой непонятке строится коротенький эпизод спора Вонки и Веруки: лук всё-таки конфетки раунд или не лук. Более-менее выкрутиться вроде как опять сумел только Фрейдкин, который сделал конфеты «покосившимися».
  • Оздоровительная порка — жестокий, на грани с садизмом, и очень сомнительный по части оздоровительности вариант. Тем более, что вряд ли такое может пойти кому-либо на пользу вообще. И если Верука и Глуп вышли из неприятностей более или менее целыми, то Майк и Виолетта ещё и изменились физически.
    • С Виолеттой, кстати, всё совсем печально. Девочка упоминает в том числе, что «мать на неё всё время орёт». Похоже, это уже не просто избалованный ребёнок, а психотравмированный. Отсюда, вероятно, и жвачка — фактически маскировка навязчивых движений, а в экранизации — гордыня и перфекционизм. В экранизации 2005 г. это подсветили: обратите внимание, как Виолетта после каждого своего проявления инициативы оглядывается на мать и как в конце пытается её заверить, что её новое состояние не так уж плохо. А в экранизации 1971 г. она ещё и в носу ковыряется у всех на виду. Чтобы вести себя так в её возрасте, психотравма нужна серьёзная.
    • В фильме 2005 года в открытую показано, что дети не изменились. Дай Бог, чтобы не испортились ещё сильнее. Однако родители, судя по некоторым репликам, задумались над своим поведением.
    • Ну надо сказать, что все плохие дети нарвались сами. Вонка никого никуда не заталкивал и ничем насильно не кормил, а наоборот, попытался вернуть их к нормальному состоянию, когда они не туда полезли или не то съели.
      • Если присмотреться, то видно, что он и сам был весьма неосторожен. И часто даже не успевал вмешаться. Причём если в книге он явно беспокоится, когда дети находят очередное приключение на свою ж-жолову, то в экранизациях он остаётся подозрительно спокойным. Нет, конечно, он и возражает, и пытается вмешаться — но всё время как-то очень вяло и как будто даже наигранно (особенно ярко это демонстрируется в фильме 2005 года, когда Вонка явно специально путается в ключах от ограды). А учитывая, что и в книге, и в фильмах изначально предполагалось, что до финала дойдут не все… книжный Вонка просто очень умело притворялся?
    • Есть ещё мюзикл по мотивам повести, и в книге и фильмах детушки ещё легко отделались. По крайней мере, остались живы. А вот в мюзикле… Август доехал таки до ирискового цеха, и Вонка досадует, что теперь в его сладостях наверняка окажутся кости, а всю аппаратуру придётся чистить. Виолетта раздувается до таких размеров, что в конце концов лопается, и зрителям даже показывают, что от неё осталось (по крайней мере, в Бродвейской версии). Веруку белки в Вест-Эндской версии, следуя канону, сбрасывают в мусоропровод, в Бродвейской — разрывают на части. И хоть Вонка уверяет, что с этой троицей всё будет хорошо, верится как-то не очень. А уменьшенного Майка ожидает участь хуже смерти: довольная новым видом сына мамаша запирает его в кошельке, с кровожадной улыбкой и маньячным смехом благодаря Вонку и радуясь, что за ребёнком теперь легче присматривать и он не доставит больших проблем. А вы говорите, в оригинале наказания неадекватные!
    • Откровение у холодильника — кстати, раз уж заговорили о жестокости наказаний. Вонка ведь упоминал, что в реке в шоколадном цехе шоколад не просто жидкий, а ГОРЯЧИЙ жидкий (в переводах эта деталь может теряться, так что вот оригинал: «Every drop of that river is hot melted chocolate of the finest quality»)… Правда, насколько горячий, не уточняется, так что приходится додумывать в меру своей испорченности. Однако Августа, который в это безобразие навернулся и потом ещё какое-то время там бултыхался, всё равно становится жалко ещё больше.
  • Поступай неправильно — шёл-шёл бедный мальчик Чарли по улице, вдруг смотрит — денежка лежит. Что сказали бы высоконравственные критики? Правильно: денежку надо сразу же отнести домой и внести этим посильный вклад в уже давно ушедший в минус бюджет голодающей семьи. Но Чарли высоконравственным критиком не был, поэтому побежал в ближайший магазин покупать на эту денежку шоколадку. И нашёл последний золотой билет! Однако в случае с повестью и фильмом 1971 года ещё можно прикрутить фитилёк: там Чарли нашёл такую сумму, что после покупки шоколадки у него бы осталась приличная сдача (в итоге эта самая сдача осталась даже после покупки аж двух шоколадок). А вот в фильме 2005 года троп отыгран в чистом виде, потому что найденной Чарли денежки только на одну шоколадку и хватило. Зато с золотым билетом!
  • Проблема противоположных оценок — ну куда ж без неё? В одном углу ринга — борцы за нравственность, негодующие, что повесть научит доверчивых детушек «быть хорошими потребителями», и находящие там прочие интересные подтексты, в другом — как всегда, все остальные.
    • А если говорить об экранизациях, то тут уже традиционные бои на тему «годно али стрёмно выглядит оплот посягательства режиссёров на ШЕДЕВРАЛЬНУЮ КНИГУ» и «годно али стрёмно выглядит оплот посягательств современного режиссёра на КЛАССИКУ НАШЕГО ДЕТСТВА» (хотя бёртоновский фильм вроде как ни разу не объявлялся ремейком предыдущей экранизации, и непонятно, за что некоторые зрители его так обозвали).
  • Русским всегда достаётся:
    •  В сиквеле «Чарли и огромный стеклянный лифт» среди ингредиентов упоминаются ногти русского фермера.
      • Лжерусские — а зовут этого «рашшн фермера» — внимание! — Petrovitch Gregorovitch. Честь и хвала переводчикам, которые это безобразие исправляли, как могли, превращая бедного «рашшн фермера» то в Петра Григорьевича, то в просто Петровича.
    • Пятый билет (оказавшийся фальшивым) был найден мальчиком из России. Обидно…
      • В книге этот фальшивый билет был вторым, и нашла его русская женщина. Всё равно обидно.
  • Страна еды — есть на фабрике Вонки и такие локации.
  • Третий том «Мёртвых душ» — Роальд Даль написал две книги про приключения Чарли и Вилли Вонки и хотел написать и третью, которая бы называлась «Чарли в Белом Доме». Но не срослось. В итоге мы имеем только первую главу, которая хранится в музее Даля в Бэкингемшире.
  • Рабство — некоторые мыслители у холодильника так могут оценивать трудовые взаимоотношения Вонки и умпа-лумпов. Живут у него на предприятии, не выходят никуда, работают за еду (не важно, что питаются хорошо, в том числе и какао-бобами, которые для них большой деликатес), иногда становятся жертвами специфических несчастных случаев. Только вот дома в родных джунглях им было гораздо сложнее удирать от тигророгов, бронетамов и дракомотов, а еще искать пищу.
  • Дом на дереве — национальное жилище умпа-лумпов в их родных джунглях.
  • Гурман-гуро — зеленые гусеницы, т. е. основное блюдо умпа-лумпов в их родных джунглях. Со слов Вонки им там есть практически больше нечего. Только гусеницы, но возможно с «приправой» — не так противно. Во всей красе «национальное блюдо» можно видеть в фильме 2005 г.
  • Убойный лимонад — производимые на фабрике некие напитки «Butterscotch» и «Buttergin». Реальным алкоголем они вряд ли являются, но вот умпа-лумпы от них просто дуреют.
  • Фирменная любимая еда — какао-бобы для умпа-лумпов.
  • Чёрный юмор — угадайте с одного раза, у кого.
  • Я этого не ем — Вилли Вонка терпеть не может кукурузные хлопья, так как считает, что их делают из деревянных стружек, которые остаются в точилках для карандашей.

Экранизация 1971[править]

В 1971 году повесть была впервые экранизирована под названием «Вилли Вонка и шоколадная фабрика». Название исказили, чтобы не создавать у зрителя нехороших ассоциаций с Вьетнамом, где именем «Чарли» называли северных вьетнамцев, агрессоров по отношению к южным. Роль шоколадного магната мистера Вонки исполнил известный американский комик Джин Уайлдер. Самому Роальду Далю фильм не очень понравился, но зрители остались довольны. Вплоть до того, что считается своего рода классикой, а кое-где ради красного словца еще его называли культовым.

Фильм выходил в советском прокате с дубляжом.

Что присутствует в этом фильме[править]

  • Трикстер и отчасти Герой-насмешник — собственно мистер Вонка
  • Вывих мозга — некоторые изобретения и дизайнерские решения Вонки. По крайней мере являются вывихом для богатых родителей и их отпрысков.
  • Знают именно за это — там есть тот самый разошедшийся на мемы кадр, конечно! Некоторые особо тараканистые ещё могут вспомнить песню «Pure Imagination», на которую с момента выхода фильма понаделали каверов на любой вкус.
  • Исправить в адаптации — в цеху изобретений Вилли Вонка говорит гостям, что умпа-лумпы туда не заходят, только он сам. Что за фигня, автор? Это он сам, что ли, установил в одни руки эти огромные машины и сам на них на всех работает? В обоих фильмах это исправили: цех полон умпа-лумп, которые ему помогают.
  • Жуткий прохожий — мистер Слагуорт — конкурент Вонки, крутящийся вокруг людей, нашедших билеты. Потом выясняется, что это на самом деле мистер Уилкинсон — один из сотрудников Вонки, изображающий из себя конкурента.
  • Лицемер — Виолетта. Когда у мамы Майка начинается морская болезнь, Вилли Вонка предлагает ей радужный леденец — «будете плеваться всеми цветами радуги». Виолетта тут же отвечает «Плеваться — плохая привычка», при этом ковыряя в носу. Неудивительно, что Вилли Вонка тут же отвечает «Я знаю и хуже».
  • Момент губастого аллигатора — по этому даже в «How it should have ended» проезжались. Ну вот для чего была эта сцена с «тоннелем ужасов»?
  • Музыкальный фильм — таки он самый! Да-да, сюда не только песни умпа-лумп завезли! Здесь много песен, в том числе песни про хотение и песни про себя.
  • Пасхальное яйцо — в фильме много явных отсылок к «Алисе в стране чудес» (в самой книге тоже есть, но не столько). А сам Вилли Вонка ведёт себя то как Льюис Кэрролл, то как Безумный Шляпник в цилиндре.
    • А у Тима Бёртона наоборот: он сначала снял фильм про Чарли, а потом два фильма про Алису. И в них отсылки уже к «Чарли».
  • Техника безопасности — войдя на фабрику, все дети расписались на огромном полотне о том, что они проинструктированы по ТБ. То, как герой/герои расписывается/-ются в контрольном листке (или его аналоге) по ТБ далеко не в каждой производственной драме показывают.
  • Переодеть в адаптации — здесь и в последующих экранизациях умпа-лумпы носят костюмы, больше подходящие для работы на пищевом производстве (и вообще на европейском предприятии), чем их национальные костюмы. В повести слова Вонки: «На них сейчас такая же одежда, какую они носили, когда жили в джунглях. Им так нравится. На мужчинах, как видите, одежда из оленьей кожи, на женщинах — из листьев, а дети бегают голышом. Женщины каждый день используют свежие листья…»
    • А ещё здесь и в последующих экранизациях переодевают Вонку, меняя ему зелёный цвет брюк на светло-бежевый или тёмно-серый и фрак на редингот (уважаемые знатоки, прошу, поправьте, если этот вид одежды по-другому называется). В фильме 1971 года у Вонки ещё и перекрасили цилиндр и убрали перчатки.
    • Также здесь умпа-лумпы меняют расу в адаптации — в оригинале у них нежно-розовая кожа и длинные золотисто-каштановые волосы. В фильме 1971 г. они стали существами неведомого происхождения, с оранжевыми лицами и зелёными волосами.
  • Пощадить в адаптации — с фитильком, потому что в оригинале никто не умирал, дети просто серьёзно пострадали. Когда Чарли спрашивает Вонку, что станет с «выбывшими» детьми, тот отвечает, что все они станут такими, как прежде, когда выйдут из здания фабрики. Разве что ещё поумнеют малость. Учитывая, ЧТО произошло с ними в книге, это более чем милосердно. Впрочем, мы это знаем только со слов Вонки, а уже «поправившихся» детей нам не показывают, так что возможно альтернативное мнение: зрителям и Чарли бессовестно врут, чтоб никто не расстраивался.
  • Проверка на вшивостьсобственно основа сюжета: Вонка специально вел себя как невыносимый козёл, чтобы проверить, сдержат ли дети данное ему обещание сохранить секрет производства, не продав его шпиону, даже на таких условиях. Чарли справился.
  • Убить в адаптации — отец Чарли, который в оригинале вполне себе жил и здравствовал.

Экранизация 2005[править]

В 2004 году за повесть взялся Тим Бёртон, пригласив на роль Вилли Вонки своего давнего товарища Джонни Деппа. Депп, отлично умеющий изображать эксцентричных фриков, превратил кондитера в некое яркое, но очень странное существо, которое ведёт себя по отношению к приглашённым на фабрику детишкам и их родителям как вполне откровенный козёл с оттенками социопата. Такое поведение, впрочем, отчасти объясняется тяжёлым детством мистера Вонки, поданным во флэшбэках: папа маленького Вилли Вонки, доктор Уилбур Вонка (которого играет не кто иной, как сам сэр Кристофер Ли, злодей с огромным стажем), был стоматологом и под угрозой страшных кар запрещал сыну кушать сладкое, не то что становиться кондитером. Вилли настоял на своём, но в результате получил изрядно своеобразное отношение к детям и родителям.[2] Кстати, сам Джонни Депп в детстве страдал аллергией на шоколад, что не помешало ему с блеском исполнить роль Вонки.

Дети и их особенности были несколько проапгрейжены для соответствия реалиям 2005 года — например, телефрик Майк Тиви сделался вундеркиндом-фанатом компьютерных игр, а счастливый билет добыл не совсем честным образом, вычислив нужную шоколадку при помощи специально написанной программы. А Виолетта Боригард, единственный порок которой у Даля заключался в жевании жвачки, стала помимо этого непомерно честолюбивой спортсменкой. А жвачку она жевала долго только для того, чтобы установить рекорд, и приклеивать её куда попало привычки не имела. (Неудачная басня — «наказание» Виолетты привело к тому, что она изменила цвет волос и кожи на фиолетовый, но её тело приобрело феноменальную гибкость и энергичность, что ей очень даже нравится. И в финале она выглядит как метачеловек из комиксов DC. В книге такого в помине не было). Кстати, о комиксах https://fanparty.ru/fanclubs/charlie-and-chocolate-factory/pictures/591939

Что присутствует в этом фильме[править]

  • Аллюзия: гигантская шоколадка, демонстрирующая трансмутационное устройство Вилли Вонки и вращающаяся в воздухе под торжественные звуки «Так говорил Заратустра» — пародийная отсылка на «Космическую одиссею» Стэнли Кубрика.
  • Блестящий неканон — маленькое дополнение, объясняющее, почему дедушка Джо так много (больше всей остальной семьи) знает про фабрику, а также почему именно ему важно было пойти туда. Он просто-напросто когда-то работал там.
  • Бонус для гениев: каждый музыкальный номер умпа-лумп — это пародия/аллюзия на какой-нибудь музыкальный стиль. «Август Глуп» — пародия на болливудские песни-пляски, «Верука Солт» — на «Битлз», «Майк Тиви» напоминает что-то в духе «Богемской рапсодии» Queen.
  • Да кто вы такие? Откуда взялись? — доктор Уилбур Вонка.
  • Индивидуализировать кордебалет — при всём уважении к оригиналу и предыдущей экранизации, из всех дедушек и бабушек Чарли как-то более-менее выделяется и запоминается только дедушка Джо. Остальные же… ну… они есть… они даже что-то говорят… но по большому счёту они мало друг от друга отличаются. В данном фильме же им постарались придать какие-то уникальные черты. В итоге, помимо каноничного дедушки Джо, мы имеем классическую милую и заботливую бабушку Джозефину, ворчливого, резкого, однако по-своему доброго дедушку Джорджа и уже впавшую в старческий маразм, но периодически говорящую правильные и нужные слова бабушку Джорджину.
  • Невыносимый гений — Майк Тиви, юный компьютерный гений, да и сам Вилли Вонка.
  • Непреднамеренное совпадение — аверсия, очень даже преднамеренное. Джонни Депп играет в фильме безумного гения в большом цилиндре, с неадекватным чувством юмора и скрытыми жуткими проблемами с отцом, с которым они потом примиряются. Эта роль — Вилли Вонка или Безумный Шляпник из Страны Чудес?
  • Переодеть в адаптации — см. «Экранизация 1971».
  • Похорошеть в адаптации — здесь Вилли Вонку играет Джонни Депп, nuff said. Загримированный так, что уже где-то на грани бисёнэна.
  • Проблема Тома Бомбадила — в то время как в книге дети могли взять с собой на фабрику от одного до двух членов семьи, во всех адаптациях это число сокращают до одного. То есть, в адаптациях, в отличие от повести, каждый из «испорченных» детей приходит с одним родителем, а не с двумя. Однако если в предыдущей экранизации оставшихся родителей так или иначе показали всех, то в данном фильме полностью отсутствует отец Виолетты. Даже упоминаний о нём нет.
  • Прятаться за улыбкой — будучи явным социофобом, Вонка пытается постоянными неестественными улыбками как-то прикрыть своё неумение общаться с людьми.
  • Фиолетовые глаза уникальности — у Вилли Вонки.
  • Сменить расу в адаптации — а вот тут, товарищи, интересный зигзаг. В книге умпа-лумпы имеют нежно-розовую кожу и длинные светлые волосы, в то время как в фильме они стали обычными пигмеями. Казалось бы, троп отыгран прямо, но дело в том, что в первом издании первоисточника умпа-лумпы и были как раз пигмеями. Более того, привезёнными Вонкой прямиком из Африки. Просто через какое-то время Далю намекнули, что, дескать, негоже в нашем многонациональном политкорректном обществе такое описывать, и тот отредактировал повесть, поменяв умпа-лумпам расу, а заодно и место жительства.
  • Стоп-кадровый бонус — на наградах миссис Борегард за вращение жезла можно разглядеть её имя: Скарлетт.
    • И кнопки в стеклянном лифте. Причём там встречаются как более-менее нормальные надписи типа «Cocoa cats» или «Dessert island», так и сюрпризы типа «Incompetent fools» или «Creative dog flips». И это только малая часть! Короче, те, кто это всё придумывал — явно те ещё приколисты.
  • Город-здание — фабрика Вонки более наглядно, чем в других экранизациях.
  • Теперь в современности! — сказка вышла в 1964 г., время действия фильма напоминает последние десятилетия ХХ века с добавлением кое-чего из начала 2000-х. Своего рода «современность» в духе Бёртона.
  • За себя и за того парня — Дип Рой (он же Мохиндер Пурба) в роли всех умпа-лумп. В некоторых сценах всё-таки (на общих планах) были аниматронные куклы. Например, гребцы на лодке.
  • Я этого не ем — в этой экранизации Майк Тиви ненавидит шоколад.

Экранизация 2017[править]

Носит название «Том и Джерри: Вилли Вонка и шоколадная фабрика» (Tom and Jerry: Willy Wonka and the Chocolate Factory). По сути мультипликационный римейк фильма 1971 г., но с добавлением Тома, Джерри, мышонка Таффи, стремящегся в умпа-лумпы, и пса, похожего на Спайка.

Прочие адаптации[править]

  • Британский (а впоследствии и бродвейский) мюзикл, ставившийся в Англии c 2013 по 2017 год, а в Америке — с 2017 и по настоящее время. Хотя основан именно на повести, всё же прослеживаются заметные сходства с фильмами (а песня Pure Imagination вообще неприкрыто скомунизжена позаимствована из экранизации 1971 г.). Знаменателен изрядным количеством на редкость приставучих песен, а также тем, что по жёсткости и недетскости ухитрился переплюнуть оригинал — который, на секунду, уже сам по себе не был милым, розовым и добрым. Захотите ознакомиться (любительские записи из зрительного зала есть на Ютубе) — готовьтесь к тому, что в данном произведении «испорченных» малолетних посетителей будут по-настоящему УБИВАТЬ (да-да, Вонка обещает, что с ними всё будет хорошо, но доказательств зрителю так и не предоставят, так что приходится всё додумывать самостоятельно, в меру своей испорченности), а некоторые отдельно взятые из них и вовсе окажутся теми ещё маньячинами (Майк Тиви в частности; в бродвейской постановке к нему добавился Август Глуп).
  • Школьный спектакль 2015 г., придерживающийся стилистики фильма 1971 г. https://www.youtube.com/watch?v=T_e0RU_cpY4, https://www.youtube.com/watch?v=oCiJQHJH4U4 и https://www.youtube.com/watch?v=kU6r23_mkyE
  • «Чарли и шоколадная фабрика» (швед. Kalle och chokladfabriken) 1983 — по современным меркам слайд-шоу. Иллюстрации под озвучку актеров. Про Майка Тиви https://www.youtube.com/watch?v=9dJ65z8MMrU
  • Несколько выпусков передачи «Джеканори» (англ. Jackanory) компании ВВС, повесть читал Бернард Криббинс (1968 г.)
  • Видеоигра-аркада «Чарли и Шоколадная фабрика», для ZX Spectrum (разработчик Soft Option Ltd, издатель Hill MacGibbon) 1985 г.
  • Игра 2005 г. от компании Backbone Entertainment (издатели Global Star Software и 2K System), придерживаясь стиля соответствующего фильма Бёртона.

Не совсем экранизации[править]

И животноводство!
  • В переводе-пересказе С. Кибирского и Н. Матреницкой песни умпа-лумпов были написаны А. Усачёвым. Две из них, «Телевизор — не игрушка» и «Девица Бигелоу, или жевательная история», вполне смотрятся и вне контекста сказки про Вилли Вонку, посему были экранизированы в рамках «Веселой карусели».
    • Также эти песни в разных вариантах исполнялись (в том числе и кукольными персонажами) в детских программах компании «Класс!»
  • Трейлер к в действительности несуществующему слэшеру «Gobstopper», где Вилли Вонка оказался кровожадным маньяком. В роли Вонки — Кристофер Ллойд.
  • «Футурама», серия «Фрай и фабрика Слёрма» (Fry and the Slurm Factory, 1-й сезон, вышла на экраны в 1999 г.) — пародия (причем не очень добрая) на фильм 1971 г.
  • «Очень эпическое кино» — присутствует пародия на фильм 2005 г. В который раз мы видим всеми любимый приём «преподносим Вонку как откровенного маньяка». «Дети, вы хотите понять, что делает все эти сласти такими вкусными? Это особый, тайный ингредиент. Всего лишь (театральная пауза) человеческие органы. Сейчас мы добавим по кусочку каждого из вас в чудесные и вкусные сласти. Понимайте это буквально». А потом эти органы у посетителей таки забирают. Прямо в кадре. Под заводной музончик. Веселуха-а-а…
  • Мультсериал "Freak Brothers" по контркультурному комиксу из 60-х - в одном эпизоде Фрики приходят на Марихуановую Фабрику, чтобы стащить оттуда Вечный Косяк.

Примечания[править]

  1. В годы написания книги это считалось страшно невежливым. Также в интервью Виолетта заявляет, что до того, как начала жевать на рекорд, избавлялась от использованной жевательной резинки, приклеивая её к кнопкам лифта, потому что это весело, когда кто-то прилипает или пачкается (особенно дамы в дорогих перчатках). См. вторую иллюстрацию http://booksonline.com.ua/view.php?book=75962&page=5
  2. Ничего подобного в оригинальной повести, разумеется, не было.