Baldur's Gate

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Baldur's Gate
Baldur's Gate cover.jpg
Общая информация
ЖанрCRPG
Год выхода1998 - 2000
Разработчик
Издатель
  • Infogames
  • Atari
  • MacSoft
  • 1С-СофтКлаб
Платформы
  • PC
  • Mac OS X
Режимы игры

Baldur’s Gate и сиквел Baldur’s Gate 2 — культовые RPG по правилам ролевой системы Dungeons & Dragons второй редакции.

Первая игра вышла в 1998 году. В 1999 году вышло дополнение для неё, Tales of the Sword Coast, добавившее несколько больших квестов.

Вторая игра Baldur’s Gate 2: Shadows of Amn была выпущена в 2000 году. В сиквеле значительно улучшили геймплей, локации и даже добавили особенность, которая потом стала отличительной «фишкой» все игр компании, — возможность крутить романы со спутниками героя. Для западных игр Виртуальная пассия ассоциируется теперь только с этой студией.

В 2001 году для неё тоже вышло дополнение — Baldur’s Gate 2: Throne of Bhaal. Хотя формально это и аддон, но, по сути дела, Throne of Bhaal — самостоятельная небольшая игра.

Игры получили статус культовых. В них активно играли, делились хитростями, выпускали моды, писали фанфики… Но официально сиквелов не выходило, разве что гейм-дизайнер Bioware частным образом выпустил мод Ascension для Throne of Bhaal, где восстановил некоторый контент, который не успели включить в основную игру.

Но много позже два выходца из Bioware основали компанию Beamdog и её отделение Overhaul Games. Эти Overhaul Games занялись переизданием игр серии на более современном, улучшенном технологическом уровне.

В 2012 году вышло переиздание первой игры, Baldur’s Gate: Enhanced Edition. По сути дела, это была первая игра на (улучшенном) движке второй, с системами классов, навыков и заклинаний из второй игры. Теперь, например, магу стало можно сразу вызвать себе фамилиара. Кроме того, добавились четыре возможных соратника-NPC, некоторые из них — с возможным романом впридачу.

В 2013 году вышло аналогичное переиздание второй игры, Baldur’s Gate 2: Enhanced Edition.

А ещё через несколько лет, в 2016 году, вышло новое большое дополнение к первой игре, Baldur’s Gate: Siege of Dragonspear. Через семнадцать лет после выхода самой игры!

Ну, а летом 2019 объявили что выходит третья игра. По пятой редакции. Трейлер… зрелищный, но не для слабонервных. Еще через полгода — первый геймплей. Собственно из главных новостей: разработкой теперь занимаются Larian Studios (известны своей серией Divinity) и игра теперь будет пошаговой. А еще там можно бросать в противника сапогами. В октябре 2020 года Baldur’s Gate 3 вышла в ранний доступ. Сейчас в игре доступен первый акт продолжительностью в ~25 часов, пять сопартийцев-НПС, с которыми можно закрутить роман, а так же 6 классов и 9 рас для создания персонажа. Ждать версию 1.0 придется как минимум год, но самые любопытные могут уже сейчас купить копию в GOG/Steam и понять, что примерно их ждет.

Описание[править]

Мир и сеттинг[править]

Наряду с Planescape: Torment, серия Baldur’s Gate стала образцовым воплощением классических миров настолки Dungeons & Dragons в формате видеоигр. Действие всех частей Baldur’s Gate проходит на Фаэруне (если угодно Фейруне), одном из самых популярных (разумеется, далеко не единственном) миров Dungeons & Dragons.

Подробное описание Фаэруна можно найти здесь или на любом популярном ролевом ресурсе, так что не будем тратить на это время. Для нашей статьи важно то, что Фаэрун — классическое фентези-средневековье с рыцарями и драконами, волшебниками и королевствами, орками и полуросликами, девами в беде и подземельями, полными сокровищ. Приключения протагониста, Дитя Балла, происходят на Побережье Мечей и в Амне, а уж это края самого что ни на есть героического фентези. Побережье Мечей — типичнейшее европейское фентези-средневековье. Амн — типичная вооосточная сказка, зачем ты мне строишь глазки, с джиннами, минаретами и злыми визирями.

Казалось бы, мы об этом читали сотни раз, но создатели Baldur’s Gate смогли подать избитый сеттинг так, что он заиграл новыми красками. Наш герой родом из Кэндлкипа — гигантской крепости-библиотеки! Его воспитали монахи, среди которых есть и великие воители, и могучие маги, но главным образом они — мудрецы-книголюбы. Разумеется, среднестатистический геймер, школьник или студент, узнавал в описании себя и вдохновлялся.

Враги главгероя — не чёрные властелины и не злодеи в дурацких колпаках, а прагматичные бизнесмены, которые наживаются на чужой беде. Хладнокровный честолюбец Саревок, прокладывающий себе дорогу к власти. Безжалостный ученый-маг Айреникус, одержимый местью и ложными амбициями. В дополнении к первой части Baldur’s Gate: Tales of the Sword Coast вообще нет мерзавцев как таковых. Есть злодеи поневоле, ехидные демоны и несчастные судьбы, а также несовместимая с жизнью жадность, погубившая могучих героев.

Все это смотрится необычно даже на фоне нынешнего игропрома, а уж в конце 1990-х казалось настоящей революцией жанра. Однако Baldur’s Gate сохранил лор DnD, нежно любимый тысячами ролевиков. Тут вам маги Тэя и клюквенные русские-рашеманцы, бехолдеры и оборотни, бои с драконами и, конечно же, подземелья с артефактами, характеристики которых фанаты быстро заучивали наизусть.

Именно в первой Baldur’s Gate команда BioWare показала, как хорошо она умеет раскрывать сопартийцев протагониста. В будущем это станет фишкой компании. При минимуме диалогов (да чего там, их почти не было) внутри партии в Baldur’s Gate 1, художники и сценаристы смогли создать запоминающиеся образы только портретами и краткими биографиями. Лишь во второй части шкодливая Имоен, безумный Минск и притягательная Джахейра стали говорливы, а в первых частях все отдавалось на откуп воображению игрока. И воображение работало. О, да.

Их знали только в лицо…

Виртуальная пассия[править]

Начиная со второй игры, появилась возможность крутить романы со спутниками-сопартийцами. Во второй игре на выбор предлагалось четыре варианта, причём все — клирики или друиды. «Романсабельных» женщин было три — эльфийка клирик-маг Аэри, полуэльфийка воин-друид Джахейра и тёмная эльфийка клирик Викония. А вот мужчину для романа завезли только одного, да ещё и не с самым приятным характером: человека воина-клирика Аномена.

Играть в RPG с приложенным симулятором свиданий оказалось очень интересно. Неудивительно, что фэны добавили много дополнительных романов в модах. Известные мужчины-пассии из модов — это человек колдун (sorcerer) Келси и тёмный эльф воин-маг Солафейн.

Особенно полюбилась юным изв… оротливым моддерам тема романа с Имоен — сводной сестрой главгероя. Существует два очень известных мода на роман с ней и несколько менее популярных вариаций. Впрочем, настоящим инцестом это не назовешь. Матери у героя и Имоен разные, а Баал является общим отцом с большой натяжкой, так как принимал разные физические формы.

Также весьма популярна магичка Налия: нередко игроки удивляются, что роман с ней не был предусмотрен самими разработчиками. Опять-таки, с Налией есть два известных роман-мода, причем один из них позволяет убить невероятно бесячего козла Исайю Роеналла (игра — не позволяет!) Только ради этого сладостного момента уже стоит крутить шуры-муры с Наличкой.

Нельзя не отметить чрезвычайно популярный роман-мод «Сейрилет»: эта пассия — юная паладинка из другого мира, и ей 15 лет. Автор мода честно предупредил, что описал не вполне одобряемые в 21 веке планеты Земля отношения и посоветовал тем, кого это тема шокирует, не использовать мод. Литературный уровень диалогов очень высок (хотя слог высокопарный, кого-то будет раздражать) — как бы не выше, чем в самой игре.

Наконец, самые романтичные умельцы выкатили мод на безответную любовь к прекрасной и доброй дроу Ясраэне. В конце прохождения игроки начинали мечтать о моде на мод… Да, масштабы бедствия велики.

… и это только самая популярная часть романтического арсенала модов. Задолго до этих ваших секс-модов на Ведьмака/Скайрим фанаты Baldur’s Gate развлекались, как могли.

А в расширенных изданиях добавились ещё три возможных пассии: полуорк blackguard Дорн Иль-Хан, полуэльфийка дикий маг Нира и человек монах Расаад ин Башир.

Сделай сам[править]

Baldur’s Gate не сохранила бы любовь фанатов годы спустя, если бы не дружелюбное отношение к моддерам. Богатый арсенал программ создания модификаций позволил делать собственные подклассы персонажей (киты), создавать уникальных героев и собственные квесты. Самые отчаянные фанаты создавали собственные сборки игры, которые могли сильно отличаться от оригинала.

Так появился Baldur’s Gate: BiG World Project от SubZero400 — гигантская модификация, по сути, новая игра. Для многих геймеров 2010-х это и есть Baldur’s Gate. Любовь и кошмар ролевиков-стримеров, которые целые недели жизни убивали на прохождение этого монументального труда. Хотите надолго выпасть из жизни и погрузиться с головой в классическое DnD? Тогда это ваш выбор.

Менее масштабная, но не менее известная сборка носит имя Baldur’s Gate Trilogy. Над различными ее версиями работали Орлангур (нет, не тот. Хотя… кто его знает…) и darktech, который годами поддерживал сборку, выпуская все новые обновления. Суть в том, что все части Baldur’s Gate объединяются в одну игру, причем разрыв канвы между первой и второй частями логично заполняется. Что характерно, профессиональным разработчикам Baldur’s Gate: Enhanced Edition из нежно любимой фанатами компании Beamdog (обмылка старого состава Bioware) для заполнения этого пробела понадобилось целое дополнение, и то получилось спорно.

Отдельно упомянем мод-сборку Banter Packs и подобные моды, добавляющие в игру бантеры, т.е. болтовню между членами партии, т.е новые диалоги! Прямо скажем, в оригинальной игре полно молчунов, и лишь некоторые персонажи (Минск, Джахейра, Хаер'Далис) действительно любят потрепаться. С модами серии Banter вы не будете скучать без диалогов. В сущности, установив еще парочку роман-модов, вы можете только ими и заниматься, не выходя с Променада Вокин.

Сюжет[править]

В основе сюжета всей серии игр лежит одно и то же: последствия хитрого плана бога убийств Баала. Но лучше начать немного пораньше.

Итак, примерно за 10 лет до событий игры, в 1358 году по местному летосчислению (DR), в мире Забытых Королевств начались так называемые Смутные Времена (Time of Troubles). Верховный бог Ао, разозлившись на очередную выходку местного пантеона, изгнал всех богов к смертным. (Только богу Хелму оставили божественную силу, чтобы он сторожил путь в опустевшее обиталище богов.) При этом все боги сами стали смертными, хоть и очень крутыми. Теперь их стало вполне возможно убить, а желающих нашлось немало. Одним из погибших богов был Баал, бог убийств.

Но, как оказалось, Баал заранее предвидел свою смерть и придумал способ её обмануть. Задолго до Смутных Времён он неоднократно посещал Забытые Королевства и зачал там множество детей с женщинами самых разных рас: людьми, эльфийками, орчихами, великаншами, драконицами… Одно из детищ Баала было зачато даже с… шиншиллой!

Баал рассчитывал, что его дети окажутся талантливыми убийцами и учинят резню, в том числе и друг с другом, а это поможет ему вернуться к жизни. Но, разумеется, другие тоже начали строить свои планы…

Да, и если вы ещё не догадались: главный герой серии, которым мы управляем, — один из детей Баала. Независимо от расы.

Ступени великой библиотеки, откуда мы уйдем навстречу приключениям

Baldur’s Gate[править]

Сюжет первой игры в основном вращается вокруг хитрых планов другого Бааловича по имени Саревок Анчев, здоровенного воина, любящего шипастые доспехи, и по совместительству талантливого торговца. Приёмный отец Саревока, Рейлтар Анчев, возглавлял «региональное отделение» злого торгового концерна Железный Трон. Рейлтар с Саревоком придумали и организовали так называемый «железный кризис», чтобы создать искусственный спрос на железо. Во-первых, агент Железного Трона мешал добывать железо в шахтах Нашкеля, а заодно и портил тамошнюю руду каким-то алхимическим составом. Во-вторых, нанятые бандиты перехватывали и грабили караваны с железом. И в-третьих, Железный Трон раздувал вражду между городом Baldur’s Gate (в честь которого и названа первая игра) и соседней страной Амн, чтобы война казалась неизбежной и все бросились закупаться оружием.

Зачем всё это делалось? А это смотря кем. У Рейлтара был наготове собственный источник железной руды, и он хотел просто добиться выгодных контрактов и продать много-много железа. Но у Саревока были свои планы, которые он не без изящества вписал в планы Рейлтара. Если Рейлтару была нужна просто угроза войны, то Саревок хотел развязать-таки настоящую войну, предварительно перебив всех других Бааловичей. Он надеялся, что в такой ситуации возникнет, так сказать, надобность в существовании бога убийств, и верховный бог Ао наверняка дарует божественность именно Саревоку, как самому логичному кандидату.

Игра начинается как раз с неудачной попытки Саревока убить нашего персонажа-Бааловича, до тех пор тихо-мирно живущего в монастыре-крепости-библиотеке.

Baldur’s Gate: Tales of the Sword Coast[править]

Официальное дополнение к первой части игры. Сюжетно вклинивается между первой и второй частью. Очевидно, после изгнания Саревока из Врат Балдура главгерой решил первый раз в жизни отдохнуть, как нормальный человек. Пройтись по местным музеям, побывать на море, или даже на необитаемом острове... Ну что ж, заботливые разработчики предлагают нам:

— Музей, захваченный демоном и населённый сумасшедшими призраками (он же Башня Дурлага)

— Бесплатный и моментальный вояж на далекий остров, где нам наглядно покажут, что такое несовместимая с жизнью жадность

— Плавание на другой остров, где живут странные добрые вервольфы и типичные злые вервольфы, а также сумасшедший маг (порой кажется, что все маги сумасшедшие)

— Кровавое сражение с культом демона со сложным финальным боем, который можно красиво заабузить, расстреляв подручных демона из инвиза.

Больше всего запоминается Башня Дурлага: памятник несовместимой с жизнью крутизне старого дварфа. Вояка Дурлаг награбил несметные богатства и построил для своего клана роскошную башню-крепость, забитую золотом и артефактами... Не боясь соседства с логовом иллитидов. Разразившаяся вскоре бойня свела Дурлага с ума: иллитиды привели доппельгангеров, которые пожрали его родичей и приняли их облик. Отчаявшийся воин вынужден был убивать существ, как две капли похожих на его жену, сыновей, кровных братьев. Отбив в одиночку башню, сломленный Дурлаг посвятил оставшуюся жизнь заполнению подземелий ловушками, чтобы то ли заточить самого себя, то ли помешать другим грабителям топтать могилу дурлагова клана.

Со временем этот мавзолей сделали аттракционом для туристов, одним из которых стал наш главгерой с подельниками. Разумеется, что-то пошло не так по ходу экскурсии. Нам придется повторить подвиги Дурлага, а кое в чём превзойти его.

Baldur’s Gate: Siege of Dragonspear[править]

Дополнение от Beamdog, изданное в 2016 году в рамках полномасштабного ремастера игры Baldur's Gate: Enhanced Edition. Сюжетно вклинилось сразу после окончания событий Baldur’s Gate и предшествует Baldur’s Gate 2. Повествует о том, что случилось во Вратах Балдура после смерти Саревока, и как на главгероя вышел таинственный могучий волшебник, имя которому Айреникус.

Осада Дрэгонспира жесточайше эксплуатирует фанатскую ностальгию: спустя 17 лет после выхода первой части вновь используется игровой движок Infinity Engine и тщательно сохраняется стилистика Врат Балдура, какими они были в первой части. Тот же дизайн портретов, тот же стиль диалогов... Казалось бы, фанаты должны пищать от восторга, но тепло встреченное критиками дополнение вызвало противоречивые отзывы пользователей.

Одним просто не понравилось вклинивание целой маленькой войны в прежний сюжет серии, создающее разрывы в канве. Куда, к примеру, делись набранные главгероем и его подельниками уровни? Почему никто во второй части не упоминал о событиях Осады? Разумеется, всегда можно подобрать обоснуи, но фанатам этого делать не хотелось.

Кто-то осудил якобы имевшее место проталкивание так называемой «повесточки дня», но, ей-богу, в данном случае совершенно без оснований. SJW-истерией в данной игре и не пахнет. Сюжет выдержан в лучших традициях старых RPG, и именно поэтому выглядит наивным в наше циничное время (2021 год написания правки).

Многие юные геймеры не поняли архаичную игровую механику, что вполне закономерно. Игра создавалась как конфетка для старых, олдовых фанов, а не для молодежи, которая еще не родилась к моменту выхода первой части.

Baldur’s Gate 2: Shadows of Amn[править]

А во второй игре разборки Бааловичей отходят на второй план. Теперь до главных героев докапывается Джон (Джонелет) Айреникус — здоровенный мужик в стильном кожаном прикиде, напоминающем одеяние Пинхеда, и по совместительству крутейший маг (см. скриншот). Этот Айреникус когда-то был эльфом, но за попытку «выпить» божественность из бога-дерева, дающего жизненные силы всем эльфам, Айреникуса наказали: изгнали и отрубили от «подпитки» божественными силами, так что на момент действия игры Айреникус — не эльф и не человек, а почти лишённое эмоций не-пойми-что. Именно поэтому Айреникусу и понадобился Баалович: в нём есть небольшая доля божественности, а значит — её можно украсть и восстановиться!

Всё это безобразие происходит уже не в окрестностях города Baldur’s Gate (и вообще этот город после первой игры уже никак не связан с сюжетом), а в городе Аткатла, столице страны Амн. По законам Амна магам и бардам запрещено колдовать без лицензии (к божественной магии священников, паладинов и следопытов это не относится). Поэтому в начале игры, пока не приобретена соответствующая лицензия, магам нельзя будет колдовать на городских улицах, а не то по их души явится магическая полиция.

Также в нём есть альтернативная концовка героев мультсериала Dungeons & Dragons.

Baldur’s Gate 2: Throne of Bhaal[править]

Как говорилось выше, формально это аддон ко второй игре, но по сути небольшая самостоятельная игра, завершающая сагу о Бааловичах.

В этой игре грызня между Бааловичами подходит к концу. Пятеро сильнейших потомков Баала — три Бааловича и две Бааловны — объединились и вместе уничтожают всех остальных Бааловичей. Те пытаются спастись как могут. Большинство их собралось в городе Сарадуш, которым правит ещё один могущественный Баалович — орк Громнир Иль-Хан. Силы Громнира кое-как отбиваются от осаждающих город войск Пятерых.

Кроме того, в этих событиях участвует жрица Мелиссан, но её роль поначалу неочевидна — во всяком случае, она точно не Бааловна.

И вот в это горячее время наш отряд оказывается в Сарадуше, где решаются судьбы почти всех оставшихся детей Баала. Одни пытаются захватить власть над целыми странами, другие хотят одного: выжить. Увы, у их отца Баала совершенно другие планы на судьбу потомства, которое создано лишь в его собственных интересах. Однако будет ли воля Баала исполнена?

Baldur’s Gate 3[править]

Игра от бельгийцев-ролевиков Larian Studios выпущена в ранний доступ (в виде пролога и первого акта) 6 октября 2020 года. Полный выход ожидается к концу 2022 года, хотя у коронавируса может быть особое мнение. Вышла, спустя 19 лет после релиза Baldur’s Gate II: Throne of Bhaal, тем самым возродив полумёртвую франшизу. Одни только слухи о выходе новой части Врат Балдура вызвали невероятный ажиотаж в ролевых и геймерских кругах, а за неделю раннего доступа в одном только Steam было продано более миллиона копий BG3.

Иллитид хочет тебя улучшить

Некоторые обзорщики и искушенные ролевики осудили слишком большое сходство Baldur’s Gate 3 с серией Divinity, флагманским проектом Larian Studios. В частности, фанатов первых частей насторожил отказ от реал-тайм боя с паузой в пользу пошаговой боёвки. Несмотря на то, что пошаговая боёвка — возвращение к традициям D&D, в которых взращены Врата Балдура. Впрочем, многие фанаты Baldur’s Gate в глаза не видели настольных игр и, что характерно, не стремятся.

Первая часть сюжета рассказывает о побеге протагониста из плена у иллитидов, которые намеревались использовать его и других пленников для продолжения рода, причём нам в подробностях показывается механика процесса. В дальнейшем ожидаются приключения в окрестностях Врат Балдура и сам обожаемый фанатами город, а также камео персонажей старых частей. Уже замечен Воло, который наконец-то стал источников личных квестов, а не просто говорящей головой.

Поскольку глава студии Larian Свен Винке — старый фанат настолок, игра должна как можно полнее передавать дух классической партии с ДМом и разнообразием возможностей а-ля «бросаю в лича ботинок и произношу молитву Темпусу». Насколько удастся реализовать замысел, вопрос пока открытый.

В игру перенесены очень многие наработки серии Divinity. начиная с графического стиля и заканчивая характерным использованием окружения в бою. Бочками можно кидаться, огонь можно тушить и так далее. Опять же, пока не очевидно, насколько далеко разработчики смогут зайти в создании интерактивного мира.

Что тут есть?[править]

Тропы с А по М[править]

  • Адский папаша — cам Баал, конечно же. Половым путём создал сюжет игры, желая сохранить божественную эссенцию в крови потомков и возродиться, поглотив их. Также Рейлтар Анчев, приёмный отец Саревока. С фитильком, потому что не родной. Растил из сына безжалостного убийцу и так увлекся, что заехал в соседний троп, восстановив против себя собственную машину для убийства. Саревок не простил садисту Рейлтару гибель своей приёмной матери и красиво расправился со злодеем.
  • Банда маргиналов — кодификатор для студии. Именно с этой серии и начались известные биоваровские команды.
  • Безумная клевость — Минск. Разговаривает с хомяком, получает от него советы… один из сильнейших компаньонов в игре.
  • Благовоспитанный козёл — как ни странно, Эдвин. Благовоспитанность он проявляет только к тем, кого считает равными себе. А козлизм — ко всем.
  • Благородный разбойник — в начале событий второй части этим пробавляется Налия, самозванная защитница бедных и обездоленных. По ходу игры взрослеет и понимает, что бороться с коррупцией надо более глобальными методами. Если будет доведена до финала, начнет грамотную революцию сверху в Амне.
  • Бой-баба — множество примеров, но Шар-Тил являет ходячее воплощение тропа.
  • Бонус для фанатов — пасхалки для фанатов первой части раскиданы по всей второй части и, в небольшом количестве, встречаются в «Троне Балла». В первую очередь, это встречи с бывшими возможными сопартейцами из BG1. Бестолковый бард Гаррик трогательно косплеит Кристиана из Сирано де Бержерака. Непутёвый бабник Коран впутывается в очередную интрижку. А Кзар и Монтарон воссоединяются в смерти.
  • Братья по оружию — Джахейра и Халид как эталон тропа. Минск и Бу шутки ради, но в фольклор вошли именно как неразделимая боевая единица! Минск и Дайнахейр в первой части, пока смерть на разделила их. Также протагонист и любой его романтический интерес. Даже Аэри. В случае с Аноменом педаль в пол: это паладиноподобное с самого начала находится в активном поиске братьев по оружию.
  • Больше не Джа-Джа — из всех спутников, пожалуй, Аномен получил самый лучший квест — и там ему можно сменить мировоззрение на законопослушно-доброе или хаотично-нейтральное. В обоих случаях он становится вполне вменяемым героем.
  • Великолепный мерзавец — Саймон Хавариан, Эдвин Одессейрон.
  • Вигилант — Киван. Несёт злодеям возмездие за убитую возлюбленную и прочие гнусные дела. Отличается характерными болезненными стонами в бою.
  • Вопиющий неканон — новеллизация игры от Филипа Этанса. Тут в наличии и протагонист-отморозок, и непохожие на себя персонажи, и авторский язык. Даже сами разработчики открестились от этого.
  • Вывих мозга — за 20 лет фанаты изобрели множество необычных способов получения удовольствия от игры. Например, на карнавале в Нашкеле водится козёл Лорд Бинки, глумящийся над внешним видом протагониста. Убить бы его, но это будет злым поступком и развяжет бойню по всей карте. К тому же вскоре после завершения диалога Бинки убегает, оставляя игрока в бессильной злобе. Выход? Сагрить на Лорда Бинки изначально неагрессивного дрессированного огра, которого показывают тут же на карнавале.
  • Гадский ансамбль — увы, лишь проездом на гастролях. И тем не менее: Искаженная Руна. Давным-давно, в начале 2000-х, писались подробные руководства по умерщвлению этих нехороших нелюдей. Для опытного современного игрока особой сложности не представляют.
  • Грабить корованы — Кагайн занимается охраной караванов, а его личный квест связан с тем, что один богатый караван-таки ограбили. Сюжет первой части основан на том, что банды разбойников с удивительным постоянством грабят караваны с железом, будто их надоумил кто. Конечно, надоумил…
  • Грубые ухаживания — злой дварф Корган подкатывает к благородной халфлингше Маззи. Разумеется, безуспешно. Сущую аверсию Корган являет, когда хочет отшлепать по попе Аэри за ее вечные жалобы. Он-то имеет в виду именно то, что сказал, но многие игроки тают и представляют нечто иное
  • Даже у зла есть стандарты — Викония Де’Вир, почти типичный представитель расы дроу, подземных эльфов и поголовно полных чудовищ, не смогла принести в жертву кровожадной богине ребёнка. За что вырезали весь её клан, а ей пришлось спасаться на поверхности.
    • Виконии, если есть любовный роман с ней, в аддоне можно даже поменять мировоззрение со злого на нейтральное. Что вообще удивительно, учитывая, что она стала почти завсегдатаем жертвенных алтарей и очистительных костров — в качестве жертвы, конечно. А уж что с ней приключилось в предыстории, когда она попыталась стать мирной фермершей…
    • Хаотично-злой дварф Корган, кровожадный берсеркер, презирает работорговцев и причиняющих вред детям.
    • Красный дракон Фиркрааг, злодей от кончика хвоста до кончика рогов, с негодованием и презрением отвергает предположение протагониста о его союзе с главзлодеем Айреникусом — «У меня нет никаких отношений с этой тварью».
    • Законопослушный-злой дворф Кагейн на первый взгляд кажется просто наёмником, которого интересуют только деньги. Но если он находит останки каравана который искал, и обнаруживает что сын его работодателя убит, то дворф очень расстраивается, и клянёт разбойников на чём свет стоит.
  • Дева в беде — Бранвен. Стоит в образе статуи и ждет, когда главгерой ее расколдует. С фитильком Викония «Если вы не поможете… они меня убьют!» де Вир.
  • Дешёвая смерть — геймплейная необходимость, без которой игра стала бы слишком трудной для неискушенных игроков, особенно при первом прохождении. С самых первых уровней игроку доступны различные способы воскрешения павших соратников, за исключением протагониста. К сожалению, это рождает неудобные вопросы к сюжету. Почему, скажем, главгерой убежал с места гибели Горайона? Вместо того чтобы взять тело в охапку и побежать к Кэндлкипу, что в двух шагах, с воплями: «Тетторил, помоги!» В ДнД существуют обоснуи, только вот с геймплеем они слабо согласуются. Та же Джахейра подсвечивает ситуацию в случае гибели мужа Халида: «Ах, так! Я никогда не расскажу тебе, чем все закончилось!» То есть она подразумевает, что мы сейчас сбегаем и воскресим его без проблем. Вообще, лору D&D свойственно то игнорирование возможности воскрешения как сюжетоломающей способности, то внезапные заявления в духе «а после битвы мы собрали все тела и воскресили».
  • Добро это выгодно — поднимающие репутацию квесты построены по принципу «вырежи несколько племен кобольдов/гноллов/орков, забери все ценности и тебе за это еще заплатят». Совершенно не возбраняется грабить, например, имущество Железного трона, хотя это легальная организация, которую должен защищать закон. Можно спокойно завалить знаменитого наемника Грейвульфа и присвоить его великолепный меч. Никакая братва не придет мстить, хотя Грейвульф, вроде бы, авторитетный известный человек. Вишенка на торте: поднятие репутации уменьшает цены в магазинах.
  • Добродушный гигант — Минск. В состоянии берсерка (или, скажем, очарования) несколько менее добродушен.
  • Злодей поневоле — Йошимо. Был поставлен перед выбором: предательство или смерть. Как водится, первое ненадолго отсрочило второе.
  • Злодейский дневник — Саревок, будучи не чужд литературе, решил «описать для будущих поколений, как над ними вознесся новый бог убийства». Этот незаконченный труд помог изобличить злодея перед герцогами Врат Балдура.
  • Инженю — Аэри. Обнять и плакать, плакать! Кто предпочитает легкую версию тропа, тому Скай. Аверсию являет Ниира из EE, которая, конечно, юна и наивна, да только наглая воровка, что пробы ставить негде, бродяжка и пироманьячка.
  • Козёл с золотым сердцем — Квейли. Всю первую часть усиленно козлил, а к началу второй оказался милым добряком, воспитателем очаровательной Аэри. Утверждает, что приёмное отцовство сделало его добрее, хотя он даже внешне как-то подозрительно изменился
  • Конфетка для фанатов — Baldur’s Gate 3, выпущенная в ранний доступ в октябре 2020 и дорабатываемая в настоящее время. За неделю было продано более миллиона копий игры в Steam, не говоря о других площадках. Разработчики из Larian Studios оказались искренне шокированы фанатской любовью к миру Балдурса. Остается только пожелать им не свалиться в соседний троп.
  • Коронная фраза — горы и горы. Минск ими разговаривает.
    • «Buttkicking for goodness!»
    • «Go for the eyes, Boo! Go for the eyes!!! RRRAAGH!!!»
    • «Oh, we are all heroes. You and Boo and I. Hamsters and rangers everywhere rejoice!»
  • Крутой дедуля — Горайон был таким, пока не нарвался на слишком крутого злодея. Дворф Йеслик скромен, но соответствует тропу: просидеть много месяцев в тюрьме и сходу броситься в бой дорогого стоит. Паладин Келдорн еще не дедуля, но уже седовлас и чрезвычайно крут. Причем по паладинским меркам он прожил очень долго. А еще у Келдорна крутой баритон.
  • К чёрту сценарий! — встречается многократно. Приведём лишь самые очевидные примеры.
    • Нас обвинили в убийстве. Для властей Врат Балдура мы — особо опасные преступники. Предполагается, что партия будет перемещаться по городской канализации, прячась от патрулей. А для проникновения в город заботливо подготовлена мини-сценка с контрабандистом. Скучно! К чёрту сценарий! Мы просто пойдём по городу, не скрываясь, куда нам надо. Местная стража не умеет быстро бегать и вообще не умеет перемещаться между локациями, так что чихали мы на неё.
    • Мы попали в город дроу, где должны выполнить длинную цепочку квестов для тёмных эльфов только для того, чтобы хитростью добыть спрятанные в соборе яйца драконицы, которая обещала нам помочь. Что-о? Шестерить на мерзких дроу? К чёрту сценарий! Просто пройдём по их городу, убивая каждого встречного, высадим с ноги дверь собора и заберём яйца. А потом еще и драконицу забьём ради ценной чешуи.
    • Соло-прохождение как таковое. К чёрту сценарий, к чёрту сюжет! Плевал я на ваши Шахты Нашкеля. Пойду лучше анкегов бить да нужные зелья собирать.
  • Лич — в количествах. Во второй части, фактически, наличествует мини-игра «найди и убей всех личей в подземельях Аткатлы». Зачем? Just for lulz и ради экспы, конечно же. Надобно заметить, что в подавляющем большинстве случаев главгерой не уничтожает филактерию и даже не задумывается об этом. То ли процесс опущен в рамках игровой условности, то ли мы убиваем личей не до конца.
  • Мировоззрение — игра по DnD же!

Тропы с Н по Я[править]

  • Нам не помешает лишний ствол — аверсия, а Засланных казачков не бывает — субверсия. Персонажи вступают в команду только с разрешения игрока. Выгнать можно любого, хоть всех, даже Суходрищева Имоен, и ходить одному. А если брать в команду каждого встречного-поперечного, то, конечно, пройдёшь массу интересных побочных квестов, но один из спутников (на минутку, преступник, подобранный чёрт знает где) тебя в итоге предаст. Это, правда, ни на чём особо не скажется.
  • Не в коня тумаки — демон-тюремщик полумёртвого бога Амонатора. Умоляет бить и ненавидеть его, потому что питается негативом. Тролль, не иначе...
  • Нежданный любимец публики — подходят многие спутники, но в чистом виде троп играет Имоен. Сценарист Люк Кристьянсон рассказал, что этого персонажа добавили в первую часть игры в последний момент и считали проходным. Внезапная популярность Имоен среди геймеров вынудила сделать ее центральной фигурой второй части. С фитильком под троп подходят два мага, который задумывались как яркие, но все-таки проходные личности на жизненном пути главгероя. Эдвин: скандалист, негодяй, грубиян, эгоист, представитель зловещего сообщества, любимец значительной части фэндома. Ролеплееры ценят его, кхм, неповторимый характер и своеобразное обаяние, тогда как манчкины уважают отличные статы и уникальные фишки. Ксан: нытик 80 левела, зануда, неудачник. Популярный персонаж мини-комиксов по игре.
  • Несовместимая с жизнью доброта — вообще-то, не свойственна персонажам данной игры и данного сеттинга. Однако же была продемонстрирована неким Саником в Бриннло при попытке вызволить симпатичную девушку Клэр из сексуального рабства в борделе. Саника прикончил наёмник бордель-маман, главгерою пришлось расхлёбывать последствия.
  • Несовместимая с жизнью гордость — Дварф-богатырь Дурлаг, король тропа. Замуровался заживо в башне-могильнике своего клана, потому что счёл себя и только себя виновником случившейся трагедии. А настоящие убийцы клана, дескать, просто мимо проходили. Хотя, конечно, пополам с ГЭС: даже богатырю сложно не утратить рассудок после ТАКОЙ смерти близких. Попутно Дурлаг сгубил десятки охотников за сокровищами и просто любопытных, напоровшихся на ловушки в поисках золота дурлагова клана, но это уже соседний троп.
  • Несовместимая с жизнью жадность — хозяин таверны «Медная Корона» Лехтинан настолько привык рубить лёгкие деньги на подпольных боях, что пускает зрителей на это противозаконное кровавое шоу почти без разбора. Разумеется, наш главгерой не стал мириться с угнетением трудящихся, выпустил гладиаторов из клеток, а Лехтинану выпустили кишки.
  • Несовместимая с жизнью мстительность — ведьма Найали сидит на болотах в великой тоске. Ее приёмный сынок-великан Яга-Шура бросил старушку-мать в одиночестве, ушёл воевать и добра воровать. Истерзавшаяся Найали решает отомстить неблагодарному сынку и раскрывает главгерою способ убийства Яга-Шуры... а потом запоздало осознаёт, что наделала, и пытается убить главгероя. Конец немного предсказуем.
    • Экотеррористка Фалдорн, друид-мститель, поднимает целый лес на священную войну против людишек, которые рубят деревья, мутят воду и вообще ходют, где ни попадя. Людишки позвали на помощь дитя Баала. Конец немного предсказуем.
  • Несовместимая с жизнью правильность — самая распространённая причина смерти паладинов (наряду с газебо, конечно же). Вот и Аджантис умер от избытка правильности, бросившись в атаку на «монстров», которые отчаянно пытались с ним поговорить...
  • Несовместимое с жизнью знание — Экспедиция археолога Чарльстона Ниба стоила жизни большинству его помощников. Нечего было раскапывать старые святилища в мире, где существует магия. Ведь это примерно то же самое, что в нашем мире начать археологические раскопки на Фукусиме через день после аварии.
  • Несовместимое с жизнью неверие — странную версию тропа представляет собой секта безглазых. В мире, где дофига богов на любой вкус, эти извращенцы не нашли ничего лучше, как поклоняться злобному слепому бехолдеру и демонстративно отрицать силу прочих божеств. Были легко уничтожены храмовниками в ходе банальной зачистки.
  • Несовместимое с жизнью чревоугодие — доппльгангеры. Почти идеальные обманщики и убийцы, вот только не могут долго сдерживаться рядом со вкусным человеческим мясом, очень уж хочется куснуть... Конец немного предсказуем. Педаль в пол прожали допплеры, захватившие Лигу Торговцев и решившие прикончить последнего живого владельца Алдета Сашенстара на торжественном пиру. К несчастью для этих начинающих аниматоров, Сашенстар пришёл не один, а с дитём Баала.
  • Не хочу об этом вспоминать — Филип Этанс искренне раскаивается, что написал бездарную новеллизацию Врат Балдура. Его подробные излияния можно прочитать здесь. Если верить путаным оправданиям Этанса, его вынудили написать сей опус до выхода игры, не ознакомив с сюжетом. Отсюда расхождения в облике персонажей. Отвечая на вопрос, почему сам текст настолько плох, Этанс особенно невнятен и вяло ссылается на неожиданный дедлайн. Судя по всему, он просто писал левой пяткой.
  • Неэтичный учёный — Айреникус, просто Айреникус. «Пришло время новых… экспериментов». «То, что в этих колбах… Это были люди». Ввиду неэтичности стал изгоем среди эльфов, что сильно усугубило ситуацию. Также Рамазит из Врат Балдура. Желает препарировать живую нимфу. В буквальном смысле, а не в том.
  • Обаятельный мошенник — Ян Янсен как чистый пример. С фитильком — Хаер’Далис. Элдот пытается косплеить троп, но с обаянием у парня проблемы.
  • Оздоровительная порка — Саревок может отыграть троп, если очень постараться в диалогах с ним. Если не стараться, он все-таки совершает частичный поворот направо.
  • Оздоровительная порка не помогла — Айреникус. Кзар. И король тропа Тиакс. Последнему явно ничто не поможет.
  • Отсылка — к югу от Нашкеля тусят Ларри, Деррил и Деррил, дружелюбные кобольд, ксварт и таслой. Если их попросить, они дадут вам автограф. Если нагрубить, пожалуются на «совсем не то поколение». Вы тоже не поняли ни юмора, ни отсылки, правда? А это второстепенные персонажи ситкома «Ньюхарт», популярного в США в 80-х и 90-х.
    • Халид цитирует легендарную фразу «Вот и всё, ребята!», которой оканчивались мультики Looney Tunes.
      • Непереводимая игра слов в поговорке Корана «Luck be a lady» часто встречается в англоязычных песнях. В частности, это тема одной из самых известных песен Фрэнка Синатры. Весьма точным переводом для русской культуры будет: «Ваше благородие, госпожа удача!»
      • Коронная фраза-отзыв Дайнахейр «These Boots Are Made for Walkin’» — почти дословная цитата сингла Нэнси Синатры. Вы уже поняли, что создатели BG угорали по американской классике середины 20 века, не так ли? :) А почти дословна цитата потому, что Дайнахейр коверкает грамматику, будучи иностранкой.
      • Йошимо сыплет отсылочками. «А еще я могу танцевать на кончике иглы» — отсылка к средневековой схоластике. «Хайяяя! Туристам это нравится» — отсылка к японской туристической индустрии, на которую падки американцы. Ну и просто восклицание «Yokatta» («Ура», «получилось» по-японски), означающее, что, если вдруг кто не понял, Йоши — СФК японского ниндзя.
      • Келдорн, как положено паладину, цитирует Священное Писание. «The spirit is willing» — начало хрестоматийной фразы «дух бодр, плоть слаба» от Матфея.
      • Лексикон Минска — добродушная насмешка над стандартно-пафосной речью паладинов и всяко-разных благородных воителей Света. Примечательно, что Минск доводит свои аллегории до конца и выражается предельно ясно, в отличие от незадачливых борцунов за все хорошее. «Даёшь чистые опилки для Бу!»
      • Боевой клич Налии «For the needy!»: обычно этот оборот употребляется в значении «благотворительность для бедных». То есть она орёт нечто вроде «Поможем малоимущим!»
  • Пастырь вредный — Тиакс. Священник вредного (вот даже не столько злого, сколько вредного) бога Цирика. Ведёт себя соответственно.
  • Пережил свою полезность — аверсия. Саревок и Айреникус имеют странную привычку не добивать своих бывших подельников, а оставлять их валяться на дороге главгероя. В самом буквальном смысле. Удивительно удачное обстоятельство для главгероя, который получает возможность выслушать излияния этих несчастных и узнать кое-что о своем антагонисте.
  • Поведение вразрез с мировоззрением — друидка Джахейра имеет сердце из чистого золота, но она истинно нейтральная, потому что друиды по правилам старых редакций ДнД могут быть только этого мировоззрения. Особой пикантности добавляет то, что Джаха воин/друид, причем первый аспект в ее жизни доминирует над вторым.
    • Тут промах разработчиков правил настольного D&D: когда описывали мировоззрения, написали, что истинно нейтральных личностей очень-очень мало, а когда описывали друидов, всех одним махом запихнули в истинные нейтралы и даже не задумались, а нет ли тут противоречия. Во второй части BG есть ещё добрый (по поведению) друид Цернд и явная злодейка Фалдорн; что у них обоих записано в паспорте, догадаться нетрудно.
    • Там же формально злая Викония, чья церковь разрешает своим адептам объединяться с добрыми персонажами только ради их разложения и поощряет плетение интриг, ни в чем подобном не замечена, а после финальных титров и вовсе работает с Дриззтом До’Урденом. Ее перевоспитание в нейтрала в финале — скорее отражает изначальное положение вещей.
    • Главгад первой части Саревок имеет хаотично-злое мировоззрение, но на злобного отморозка он не тянет — да, он хочет развязать кровопролитную войну, но он делает это не ради забавы, а для того чтобы стать богом. Кроме того, за верную службу он щедро награждает своих приспешников. Ну и наконец, у него хорошая репутация и он очень популярен в народе. Одним словом, Саревок скорее законопослушный злой.
    • Монах Бальтазар имеет законопослушно-нейтральное мировоззрение, но по поведению он настоящий законопослушный добрый. Впрочем, в данном случае прикручен фитилёк — это мировоззрение было приписано ему по ошибке и полуофициальный мод Ascension исправляет этот недочёт.
  • Полное чудовище — Айреникус, Баал. Несмотря на это, у Айреникуса немалая фанбаза, считающая его злодеем поневоле.
  • Предатель — Йошимо и Саймон, конечно же, но вершину предательства взяла штурмом Мелиссан, кинув самого бога убийств Баала, которому служила всю сознательную жизнь.
  • Презренный Джа-Джа  — Рыцарь Аномен, единственный романтический интерес для персонажа женщины, стал самым ненавистным персонажем за всю историю Bioware. Судите сами: Аномен истеричный, глупый и высокомерный. Мало этого — он вечно строит из себя светлого рыцаря, но на деле он редкостная гадина — к примеру, в личном квесте Яна Аномен пренебрежительно отзывается о заболевшей дочери его возлюбленной, говоря, что карлики и так расплодились. Даже злобный гном Корган порой ведёт себя достойнее, чем этот рыцарь.
    • Из женских персонажей фанаты больше всего не любят Аэри. Во-первых, она постоянно ноет и жалуется на свою тяжёлую судьбу. Во-вторых, за милой внешностью и голоском скрывается достаточно склочный характер. Если крутить роман с несколькими дамами одновременно, то они будут ругаться между собой. Аэри ругается больше всех. Правда она необязательный персонаж и к тому же у ГГ есть еще две пассии на выбор: Викония и Джахейра. Тем не менее у Аэри есть немалый фандом. И в целом заслуженно.
    • Автор этой (и еще нескольких)) правок с возрастом несколько раз переосмысливал отношение к Аэри и вообще подобному типажу. Персонаж спорный, но проникновенный и великолепно проработанный, как и многие другие в этой культовой игре.
  • Профессиональный риск ментора — относится к приёмному отцу протагониста. И также злая версия. Приёмный отец Саревока воспитал из найденыша безжалостного убийцу. Благодарный за всё Саревок сдал учителю последний экзамен: организовал его убийство.
  • Родные братья противоположны — при стандартном прохождении таковы главный герой и Саревок. С фитильком, потому что у них, скорее всего, разные матери. Тем не менее, в первой части их настойчиво зовут братьями и подсвечивают родственные узы при каждом удобном случае.
  • Роковая женщина — Сафана и Викония, хранить вечно. С фитильком Джахейра, которая не столько роковая, сколько невезучая.
  • Самоубийственная самоуверенность — демонстрируется многими врагами главгероя, которые, как выражается русскоязычный Геральт, «никак, ***, не научатся». Педаль в пол собственной гробницы прожала Бодхи, которая выпустила протагониста из заключения и вернула ему бесценное артефактное оружие, только чтобы повеселиться и потешить самолюбие. Повеселилась до смерти.
  • Самоуверенный мерзавчик  — Аномен изначально, самоуверенный мерзавчик 100 % выдержки. По итогам общения с главгероем может измениться. Если доживёт, потому что соблазн прикончить зело велик.
    • А на стороне врагов — барон Плойер, бывший работорговец и личный враг Джахейры. Страшно разъярён тем, что она его даже не помнит. На самом деле помнит, просто хочет, чтобы он от ярости распустил язык и вслух признался в своих преступлениях.
  • Стандартные неразрешённые загадки — Джахейра из первой части цитирует и переосмысливает известную философскую загадку: «Слышен ли звук, если в лесу упало дерево, а рядом никого нет?» Только в ее устах это звучит иначе: «Если в лесу упало дерево… Я прикончу мерзавца, который его срубил!» Друиды такие друиды.
  • Страховка героя — итак, давайте посчитаем. Наш героический протагонист на протяжении двух частей игры как минимум: разрушил огромный шахтный комплекс, вырезал целую роту благородных паладинов, оказал содействие Теневым ворам или вообще злобным умертвиям, наломал дров в Спеллхолде, личной вотчине Магов-в-Рясах, выпустив на волю опаснейших магопсихов. Опционально совершил множество откровенных преступлений, вроде убийства глав Железного трона. По ряду причин, все это ему прощается. К чести сценаристов, в «Троне Баала» они подсветили мысль, что таких спасителей надо гнать куда подальше.
  • Суповой набор от BioWare — именно с этой игры всё и началось.
  • Что за идиот! — Алатос «Воронов шрам» Туйбулд, глава воровской гильдии во Вратах Балдура. Приглашает игрока на беседу в свой кабинет в гильдии и предлагает игроку воровские задания. Даже если игрок — законно-добрый паладин. При этом Алатос заявляет, что уже наслышан о персонаже игрока и знает о нём достаточно. В случае закономерного отказа нападает всей гильдией и нарывается на закономерные 220. Великолепный план, надёжный, как вотердипские часы.
    • Криминальный мир Врат Балдура почти целиком состоит из подобных фраеров. Якобы крутой наемник Слиз нападает на партию главгероя прямо в лоб и умирает с двух ударов, подставив заодно свою подругу Кристин, которой хотя бы хватило уйма уйти в инвиз. Несколько знаменитых (по их собственным словам) киллеров нападают в одиночку на партию из шести вооруженных людей, причем предлагают «сдаться, а то хуже будет».
  • Экотеррорист — Теневые друиды, от них же первая Фалдорн. Как ни странно, в партии ведёт себя тише воды ниже травы. Видимо, копит злость, потому что во второй части станет одним из противников.
  • Яблоко от яблони далеко падает — главный герой. Если будет хорошим и благородным, упадет далеко от настоящего отца, злого бога Баала. Если будет хаотичным злым, упадет далеко от приёмного отца Горайона. Также Имоен. В любом случае, от Баала в ней нет почти ничего.
  • Я буду защищать тебя — Минск связан с ведьмой Дайнахейр клятвой защищать её, поэтому в партию они вступают только вдвоём. Во второй игре Дайнахейр уже нет, и Минску приходится выбирать себе новую подопечную из спутниц протагониста.
  • Я никогда не просил этого — в финальном диалоге протагонист может отвергнуть баалову силу и стать обычным смертным. Если верить финальному ролику, последствия будут вполне позитивны.