Прощай, моя наложница

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Прощай, моя наложница
Farewell My Concubine.jpg
Общая информация
Жанристорическая драма
Страна производстваКНР
КиностудияBeijing Film Studio
РежиссёрЧэнь Кайгэ
Автор сценарияЛилиан Ли
Лу Вэй
Когда вышел1993 г.
Продолжительность171 мин.
В главных ролях:
Лесли ЧунСяо Доузцы («Боб»)/Чэн Деи («Мотылёк»)
Чжан ФэнъиСяо Шитоу («Камень»)/Дуань Сяолу («Каланча»)
Гун ЛиХризантема (Цзюсянь)
Люй Цимастер Гуань
Лэй ХаньСяо Сы

«Прощай, моя наложница» (кит. 霸王别姬; пиньинь: Bà wáng bié jī; англ. Farewell My Concubine) — китайский исторический фильм 1993 года, показывающий историю Китая в XX веке через призму отношений двух друзей-актёров пекинской оперы.

Премьера фильма состоялась в Шанхае, после чего он прогремел на всех крупнейших кинопремиях (единственная победа Китая на Каннском фестивале, BAFTA и «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке, две номинации на «Оскар»), став одной из первых ласточек китайского кино на мировой сцене в начале девяностых.

Сюжет[править]

1924 год, раздираемый непрекращающимся политическим хаосом и обнищавший Пекин. Молодая проститутка, решив избавиться от своего малолетнего сына Доуцзы, пытается сдать его в школу традиционной оперы, где царят поистине казарменные порядки. Однако глава школы мастер Гуань, посмотрев на мальчика, отказывается принимать его из-за физического недостатка — у Доуцзы одиннадцать пальцев на руках. Мамаша, не растерявшись, тут же за углом отрубает сыну лишний палец грязным ножом и окончательно бросает мальчика. В школе Доуцзы приходится несладко: мастер Гуань заставляет мальчишек разучивать движения и песни до посинения и избивает их за любую провинность, вдобавок, тихого и робкого Доуцзы постоянно дразнят однокашники, особенно драчливый Лайцзы («Паршивый»). Тем не менее, однажды Паршивый и Доуцзы решают сбежать из школы, устав от постоянных издевательств. Прослонявшись по городу весь день, они попадают на представление пекинской оперы, и каждый по-своему оказывается потрясён увиденным до глубины души. Паршивый в слезах признаётся, что не выдержит побоев, даже чтобы достичь подобного совершенства, и, когда им вечером всё-таки приходится вернуться в школу и получить привычное наказание палками за побег, вешается. Доуцзы во время избиения не издаёт ни звука, и после этого случая его берёт под свою опеку добродушный здоровяк Шитоу.

Шитоу обучается исполнять героические мужские роли хуалянь, а Доуцзы готовят для женских дань, и хотя мальчик влюблён в искусство оперы, он не может смириться с навязыванием чуждой ему природы: в частности, во время декламации одного из стихов он постоянно делает ошибку «Во мне мужское лишь начало, я не девка», когда надо наоборот. Недовольный мастер Гуань заставляет Шитоу избить Доуцзы, чтобы он переучился, поскольку на кону стоит важный для труппы контракт, и Шитоу с энтузиазмом выполняет приказ, считая, что действует на благо друга, — а Доуцзы в самом деле не таит на него зла. Вскоре они выступают перед бывшим евнухом императорского двора Чжаном, в чьем доме хранится старинный богато украшенный меч, который Шитоу обещает однажды подарить Доуцзы, как государь — своей наложнице. Выступление проходит успешно, однако после Чжан заманивает Доуцзы в свои покои и растлевает его. Доуцзы решает сохранить этот случай в тайне, а Шитоу может лишь догадываться, что произошло. По пути обратно в школу они подбирают на улице младенца, который позднее будет назван Сяо Сы и станет учеником Доуцзы.

К концу тридцатых годов двое друзей становятся известными актёрами: Шитоу выступает под псевдонимом Дуань Сяолу (буквально Дуань-Каланча) а Доуцзы — как Чэн Деи (Чэн-Мотылёк). Их лучшей работой считается дуэт в опере «Государь прощается с наложницей»[1], в которой мятежный правитель Сян Юй (Сяолу) готовится уйти в свой последний бой, а его верная наложница Юй (Деи) перерезает себе горло его мечом, не мысля жизни без любимого. Однако если Сяолу чётко разделяет реальную жизнь и сцену, то Деи полностью растворился в роли наложницы и влюблён в ничего не подозревающего Сяолу, будучи уверенным, что они всю жизнь будут играть свой дуэт вместе. Их дружба даёт первую серьёзную трещину, когда Сяолу, спасая от докучающих клиентов проститутку Хризантему, в шутку называет её своей невестой, а потом и правда женится на ней.

Пекин занимают японцы, и Деи на первый взгляд процветает, вступив в любовную связь с прояпонским коллаборационистом Юань Шицином, который вместо Сяолу дарит ему настоящий меч. Зато у Сяолу как раз начинаются проблемы — из-за принципиального отказа участвовать в спектаклях для оккупантов его бросают в тюрьму. Узнав об этом от Хризантемы, Деи откликается на её мольбы и соглашается выступить перед японцами, чтобы освободить друга. Позже Хризантема заставляет обоих навестить постаревшего мастера Гуаня, от которого они привычно получают по жопе за ссору. Тем не менее, когда в столицу опять возвращается Гоминьдан, положение героев ухудшается: зрители освистывают певших перед японцами «предателей», а Деи арестовывают. Однако прямо во время судебного заседания по его делу в 1949 году в зал врываются отряды коммунистов, и Деи отпускают.

Жизнь в красном Китае становится для героев всё более трудной: идеология нового правительства открыто враждебна старым традициям и всему тому, что представляет собой пекинская опера. Мастер Гуань умер, Юань Шицин был репрессирован, и Деи, оплакивая его и всё ещё не имея возможности добиться взаимности Сяолу, начинает употреблять опиум и всё хуже играет на сцене. Повзрослевший Сяо Сы демонстративно проникается коммунистическими идеями и водит дружбу с хунвейбинами, а потом и вовсе начинает метить на место Деи, даже сумев подстроить всё так, чтобы неблагонадёжного Деи в итоге заставили уступить роль ему. Сяолу и Хризантема кое-как помогают Деи бороться с зависимостью, однако «культурная революция» окончательно уничтожает их отношения.

Когда хунвейбины выволакивают артистов из театра для публичного унижения за отказ играть в новой, «революционной» опере, Сяолу под давлением первым сдаёт Деи, называя его мужеложцем и японской подстилкой. Деи в долгу не остаётся и раскрывает, что Сяолу женат на бывшей проститутке. Запаниковав, Сяолу клянётся отречься от неё и клеймит своим «классовым врагом». Услышав эти слова, Хризантема в слезах убегает домой, возвращает Деи подаренный им меч и вешается. Организовавший травлю довольный Сяо Сы перед зеркалом репетирует роль наложницы Юй, однако тут и в его дверь стучатся хунвейбины. После самоубийства Хризантемы пути Сяолу и Деи расходятся на десять лет.

Действие переносится в 1977 год. Постаревшие и на первый взгляд примирившиеся Сяолу и Деи репетируют свой коронный номер в тёмном зале перед неизвестным зрителем. Сумев отвлечь Сяолу старой ошибкой «я не девка», Деи вытаскивает меч из ножен Сяолу и перерезает себе горло. Сяолу в ужасе кричит «Деи!», а затем гораздо тише произносит: «Доуцзы».

Первоисточник[править]

Мало кто знает, что фильм является экранизацией романа гонконгской писательницы Лилиан Ли и, помимо несколько иных интерпретаций характеров, содержит парочку значимых отличий от оригинала:

Исторический контекст выхода фильма[править]

Эрудированный зритель может удивиться: геи, наркотики и самоубийства в моём китайском кино девяностых? — и будет прав. При выходе фильм был первоначально показан в урезанном виде не то что в Китае — в США, хотя по меркам последних он выглядит крайне целомудренно. Так что же это за обстоятельства такие?

В начале девяностых Китай опасно балансировал на грани государства-изгоя из-за подавления волнений на площади Тяньаньмэнь. Международный имидж страны пострадал, а в обществе тоже наклёвывался запрос если не на свободу слова, то хотя бы на раскручивание гаек, и КПК нашла элегантный выход из ситуации, дав отмашку критиковать то, что было пострашнее текущей политики партии — «культурную революцию». Не коммунистический строй как таковой, и уж тем более не текущие события, но чёрные страницы прошлого, чтобы обычный зритель посмотрел и убедился — нет уж, вот тогда правда было плохо! И хотя это можно считать ограничивающей практикой, такие нормы позволили режиссёрам так называемого «пятого поколения» найти отдушину и рассказать множество человечных и глубоких историй в историческом антураже (например, можно обратиться к фильму «Жить» Чжана Имоу, который в то время, кстати, жил с сыгравшей Хризантему Гун Ли). Что примечательно, режиссёр «Прощай, моя наложница» Чэн Кайгэ — сам бывший и раскаявшийся хунвейбин.

Тем не менее, картина всё равно произвела на родине эффект разорвавшейся бомбы и была снята с проката через две недели после премьеры. Особого перцу добавил тот факт, что сыгравший Деи популярный гонконгский певец Лесли Чун и в реальной жизни был геем[3], так что при желании авторам можно было предъявить хоть за пропаганду. Однако вокруг фильма уже развернулась в том числе и международная шумиха, а Китаю как раз нужно было приложить побольше усилий в борьбе за право проведения летней Олимпиады-2000, так что не без купюр, но в итоге картину в прокат всё-таки вернули.

Что ещё здесь есть[править]

  • Беда во время беременности — Хризантема ввязалась вытаскивать Сяолу из драки с гоминьдановцами в театре, в результате чего выкинула и больше не смогла иметь детей.
  • Безответная любовь — в первую очередь Деи к Сяолу. Юань Шицин, судя по всему, тоже искренне любил Деи, не подозревая, что тот просто пытается заесть им тоску.
  • Влюбиться в спасителя — и Деи, и Хризантема по отношению к Сяолу.
  • Всё пошло слишком так — Деи наконец-то косвенно устранил Хризантему… чтобы Сяолу поколотил его и выкинул из дома. Да и Сяо Сы свою победу над Деи смаковал недолго.
  • Говорящее имя — как видно, персонажи получили свои имена в школе и на сцене исходя из своих физических качеств. У проституток вроде Хризантемы были традиционными такие «цветочные имена», и нигде не указано, настоящее ли это имя, поэтому его иногда переводят буквально, как и в настоящей статье.
  • Гомосексуал по обстоятельствам — Чэн изначально вряд ли был гомосексуалом, но сначала его долго и жестоко натаскивали на женские партии, пока он не перестал вставлять в свои реплики фразу «я не девка», а потом его окончательно совратил евнух. Есть интерпретации, согласно которым он вообще не гей, а просто настолько погружён в свою женскую роль, что не воспринимает отношения с мужчинами как отклонение от нормы.
  • Дама в красном — Хризантема (особенно в глазах Деи). Согласно китайской традиции, выходила замуж за Сяолу в красном, в красном же и повесилась.
  • Изнасилование — худшее из зол — изнасилование евнухом (!) Чжаном, очевидно, окончательно доломало подрастающего в Доуцзы мужчину.
  • Закольцованная сцена — фильм открывается и заканчивается репетицией постаревших Сяолу и Доуцзы.
  • Кармическая справедливость — нанесена интригану Сяо Сы превосходящими отрядами хунвейбинов. Право, оно того не стоило.
  • Костюмное порно — в больших количествах, по этому фильму запросто можно изучать эволюцию китайской моды в показанный период времени.
  • Любовь мешает творчеству — по сюжету становится очевидно, что разница между Сяолу и Деи — это разница между просто хорошим исполнителем, который вне сцены живёт обычной жизнью, и гением, полностью погружённым в искусство. Кроме того, Хризантеме ремесло мужа не особо по душе, и она периодически пытается склонить его бросить театр.
  • Манерный гей — Деи, как следствие женского амплуа, держится рафинированно и надменно и вне сцены.
  • Милый дурачок — Сяолу. Скорее упёртый, чем глупый, но хронически не понимает, куда дует ветер: что с японцами, что с хунвейбинами.
  • Невыносимый гений — Деи. Капризный, ревнивый, по отношению к Хризантеме и вовсе козёл, но что одарённый — не поспоришь.
  • Несладкая парочка — Сяолу и Хризантема на собственных шкурах почувствовали все невзгоды, которые перенёс Китай в XX веке, однако вопреки ударам судьбы спустя годы их любовь всё ещё сильна.
  • Однолюб — Деи.
  • Опера — китайская опера (сицюй). Требует ещё более подготовленного слушателя, чем европейская.
  • Предзнаменование — что опера, которую играют главные герои, что линия с мечом: в одной из сцен Деи даже приставляет его к горлу, а Юань Шицин взволнованно просит его быть осторожнее, поскольку клинок настоящий.
  • Просто друг — Деи для Сяолу.
  • Самоубийство — Паршивый и Хризантема даже ушли из жизни одним и тем же способом, а Деи буквально умер, как и жил, — играя.
  • Сёма, шоб ты сдох! — Хризантема — женщина простая, и всем этим театральным расшаркиваниям не обучена. Впрочем, Сяолу его язвительная возлюбленная полностью устраивает.
  • Сломить милашку — всё обучение Доуцзы. Впрочем, тут попробуй не сломайся.
  • Счастливо женаты — Сяолу и Хризантема. Были.

Примечания[править]

  1. Именно так называется фильм в оригинале. Опера реально существующая, можно даже посмотреть на ютубе.
  2. Книга и фильм вышли до передачи Гонконга Великобританией в пользу КНР, однако в 2021 году всё ещё приходится сомневаться, насколько окончательной получилась передача.
  3. И, как и его персонаж, совершил самоубийство в начале нулевых на почве клинической депрессии.