Astérix/Тома/35 — 37

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья к статье Astérix. Плашки и навигационные шаблоны тут не нужны.

Том 35: «Астерикс и пикты»[править]

2013, фр. Astérix chez les Pictes, англ. Asterix and the Picts. Русский перевод от издательства «Махаон» не так запредельно ужасен, как другие переводы поздних томов, но всё же… Неизвестно, что хуже — откровенный надмозг или формальный толмач-ремесленник, который просто упрощает или выкидывает все тонкости, чтобы не париться. Но и надмозговости хватает: «Это очень суеверные слова…» (следовало бы: «Хватит уже этих доисторических суеверий!»), и т. п. А уж делать перевод с одной лишь английской версии, без учёта французского оригинала — это и вовсе позор.
Астерикс и Обеликс снова посетили Альбион — на сей раз путь их лежит не на юг острова, где живут бритты-водохлёбы, а на север, в суровую Каледонию, к пиктам…

  • Все жители Непримиримой Деревни стали старше, особенно это заметно по женщинам. Но 35-й год до Р. Х. ещё не наступил, двум главным героям ещё не стукнул полтинник, т. е. действие происходит раньше событий 34-го тома.
  • Ветераникс в молодости был моряком. А может, и пиратом, учитывая, какой он воинственный. Фанон добавляет, что Рыжая Борода — его бастард от какой-то норманнской девушки.
  • Римский чиновник-статистик говорит канцеляритом.
  • Быт пиктов и стереотипы о них, показанные здесь — скорее шотландские.
  • А ведь пикту помогло очнуться имя его невесты — когда Панорамикс, не глядя на пациента, произнёс, говоря сам с собою: «Настой ромашки, сиречь камомиллы…».
  • Первое, что выдавил из себя замёрзший пикт Мак-Арон из клана Мак-Лох (фр. Mac Oloch, англ. MacAroon), когда Панорамикс вернул ему дар речи — это битловскую строчку Ob-La-Di, Ob-La-Da! (во французском оригинале), и позже выясняется, что это ещё и пиктский матерок; для француза это чуть ли не первая ассоциация на слова «британская популярная песня». В английской версии битлов решили не обижать и написали Picts Wha Hae!Пикты бок о бок [с Уоллесом бились]…», вместо первой строки патриотической шотландской песни «Скотты бок о бок…», Scots Wha Hae wi' Wallace Bled).
    • Панорамикс сказал, что, возможно, так звучит перистальтика пикта.
    • Мак-Арон знает галльский язык (или какой-то общекельтский пиджин), но пока не может его вспомнить. Другая его «пиктская матерная» фраза звучит точь-в-точь как «Jingle Bells!». Тут Обеликс вспомнил странное словцо Панорамикса (друиды ведь знают много интересных слов) и громко поинтересовался, не звучит ли опять из пикта «перестаньте-ка».
    • Позже пикт «нецензурно» выразил свою радость по поводу того, что его проводят домой, строчкой из гимна «Oh Happy Day!» во французском оригинале. В английской версии комикса — «Ye’ll take the high road…» (строчкой припева шотландской песни The Bonnie Banks o' Loch Lomond).
    • Дело в том, что Мак-Арон после холодового шока иногда временно теряет рассудок и начинает «этнически» материться, вместо того чтобы осмысленно говорить (его даже приходится поить специальным эликсиром от Панорамикса, чтобы не было этой проблемы). «Маты» пишутся древнеанглийским шрифтом; в англоязычной версии комикса текст, разумеется, отличается. Другие «пиктские крепкие выражения» — это:
      • «Bad Vibrations» ('плохая аура', из жаргона мошенников-экстрасенсов). В английской версии вместо этого «Oh Waly Waly» — начало ещё одной шотландской песни, и конечно, надмозг перепёр это как «Вали, вали»;
      • «Hip-hop» (в обеих версиях), по контексту понятно, что употребляется в значении «херня»;
      • «Stayin' Alive» (из песни британской группы Bee Gees). В английской версии — «Twas brillig, and the slithy toves…», то есть «Варкалось, хливкие шорьки…»;
      • «Night Fever!» (опять Bee Gees). В английской версии — «Och aye!» (то, что шотландцы говорят вместо Oh yes!);
      • «Be-bop a Lu-lah, She’s My Baby!» (это из Литл Ричарда; Мак-Авей принял это за колдовское заклятье). В английской версии — «Water, Water Everywhere!» (из морской песни).
      • Панический возглас: «Help Help!» (в обеих версиях).
  • Мак-Арон так рад, что наконец может полноценно говорить на понятном его новым друзьям языке, что не затыкается, рассказывая галлам свою биографию, всё то время, пока вместе с галлами избивает пиратов Рыжей Бороды. Когда он дошёл до истории своей любви — один из пиратов растрогался до предела (прямо внутри борцовского захвата Мак-Арона).
  • Озеро, около которого родился Мак-Арон, называется Лох-Энролл.
  • В английской версии гигантского подводного ящера мудро переименовали в Nessie, поскольку в оригинале имя Afnor, хоть и звучит по-древнекельтски, представляет собой отсылку к какой-то французской аббревиатуре (над этим и ржут).
  • «Магическое зелье», которым синеносый пиктский друид Мак-Робиотикс поит своих односельчан, чтобы те успешно били римлян — это «Солодовая Вода», то есть… обыкновенный виски. Самогонка, проще говоря. Правда, неизвестно, что он туда добавляет, учитывая, что пиктов можно бить брёвнами без особого вреда для их здоровья, а один их воин долгое время жил в анабиозе внутри ледяной глыбы… Пародия на легенду о медовом эле пиктов, известную ещё со времён Роберта Бернса.
  • Злодея зовут Мак-Авей (то есть почти Маккавей). И да, он из клана Мак-Авеев. И конечно же, он спелся с римлянами. И в их присутствии именует себя «царём Маккавеусом», что заставляет вспомнить сервилиста Кассиуса Керамикса из 7-го тома.
    • Черты его лица — карикатура на одного известного французского киноактёра. А цветом лика своего он обязан тому факту, что клан Мак-Лох («хорошие») пьёт Солодовую Воду с оглядкой, а вот Мак-Авеи («плохие») дуют её без всякой меры. Но у них, коллаборационистов, не нашлось друида, который, готовя Солодовую Воду, «улучшал» бы её магическими добавочками…
  • Римский пароль — «Отвага и честь». Один голодный легионер расслышал как «Немного поесть», это и начали использовать в качестве пароля.
  • Обеликс полагал, что любого барда можно невозбранно бить.
    • Каламбур, которым пиктский бард отвечает на заботу своего товарища-музыканта, непереводим на русский. Тут надо извернуться и придумать что-то «своё», учитывая также, что этот бард — карикатура на покойного Джонни Холлидэя, у которого есть песня «Моя морда» (Ma gueule, к которой отсылает и диалог и даже само имя барда — Mac Keul). Например, такой русский перевод диалога: «Мак, морда у тебя немного опухла от этих ударов…» — «Что? Я не „Мак-Морда“, а Мак-Мурдо! Но всё равно спасибо за заботу».
  • Самопародия для знатоков старых томов комикса: Автоматикс сердится на чиновника-статистика в том же стиле, в каком он в ранних комиксах сердился на Какофоникса.
  • Косяки махаоновского перевода продолжаются. Мак-Авей по версии надмозга: «Да, у меня жилище достаточно центральное». Следовало бы: «Да, оно достаточно мажорское».
  • Ближе к финалу, в сцене выборов пиктского короля — немножко пародий на предвыборные речи, в очень госинническом духе: «независимый кандидат» не состоит ни в одном из пиктских кланов; еще один пиктский политик говорит языком Черномырдина и обещает своему народу «путь… то есть свет в конце тоннеля» (обоих «прокатили», причём пиктским методом — ушибли бревном). «Великий Белый Пикт» политически нейтрален — ещё бы, с Красным-то Крестом.
  • Королева Камомилла не прочь учредить среди пиктов матриархат.
  • На финальной трапезе заткнутый Какофоникс опять пирует вприглядку (как в 15-м томе). Но может недлинно разговаривать сквозь кляп. Петь не может.

Том 36: «Астерикс и пропавший свиток Цезаря»[править]

2015, фр. Le Papyrus de César, англ. Asterix and the Missing Scroll. Том высмеивает цензуру и информационные войны, а также «переписывание истории» и утаивание «неудобных» фактов. Как сюжет — не ах, не на общем уровне, скорее филлер. Исполнение тоже не очень, многие сцены «провисают», в них попросту слишком мало приколов, а те, которые есть, не особенно и смешат.

  • Нумидийский переписчик Разболтата (Bigdatha), у которого отрезан язык и который тем не менее слил «неудобный» свиток журналисту вестнику — это очевидный намёк на таких информаторов, как Эдвард Сноуден и Челси Мэннинг.
  • Судя по репликам Вождикса, 45-й год до н. э. уже позади — он упоминает мир, подписанный с Цезарем.
  • Тонко пародируются современные гороскопы, публикуемые в прессе. Да, в описываемом мире в описываемое время выходят периодические издания. Печатные, Карл. Не рукописные. Астрологикс (Apollosix), разумеется, использует «древесную астрологию» — систему друидов (он и сам друид), а не западную зодиакальную и не восточную.
    • Пародийная аверсия тропа «Статичный сеттинг»: в 9-м томе Почтовикс ещё доставлял письма в виде каменных табличек с выцарапанным текстом, и в 10-м — 11-м томах клерки в офисах возюкались с такими же табличками; а теперь, через несколько лет, гляди-ка чё — печатные матрицы и бумажные газеты! И это при том, что заглавный «свиток Цезаря» сделан из папируса.
  • Развесёлая римская оргия отсылает, во-первых, к фактам реальной истории (римские патриции и матроны именно так и веселились — по-идиотски), а во-вторых, к 16-му тому.
  • Вестник Скандаликс, доставивший свиток в Галлию — кажется, уже второй безусый галл в сеттинге. Первым был Трагикомикс. Ах да, был ещё Кассиус Керамикс (и его подданные с бритыми мордами), но этот квислинг не в счёт.
  • В списке «Содержание» [главы, содержавшей неприятную правду и за это выброшенной из книги Цезаря] — отсылки к сюжетам 5-го, 11-го, 14-го, 15-го, 17-го и 20-го томов.
  • «Секретная» поездка Кампаниуса — это вроде как «выезд Клеопатры МАЛЫМ обычаем, практически инкогнито» в 6-м томе.
  • У Кампаниуса фобия: он боится ходить по траве. Отсылка к чему-то? Или просто карикатурная изнеженность?
  • Какофоникс изобрёл экспериментальные музыкальные инструменты: бренчаниум (помесь арфы и лютни, снабжённая усилителем звука), одурину (помесь карникса со змеевиком) и гудофон (тоже на основе карникса, но с несколькими трубящими «головами»). Карниксы священны — и гудофон, если верить барду, священен тоже, в него, к счастью, нельзя часто трубить.
    • Впоследствии в сцене с трубением в гудофон («передай дальше!») пародируется «101 далматинец». Как и чуть ранее в фильме «Астерикс на Олимпийских играх», только там перекликались исключительно животные.
  • Панорамикс в молодости был большой приколист и пранкер и очень докучал своим учителям (на уровне современного «подкладывания канцелярской кнопки на стул»).
  • Археоптери́кс, которому много веков, всё время забывает, как на самом деле зовут Панорамикса.
  • Иногда пресловутая «галльская устная традиция» здорово напоминает игру в «испорченный телефон».
  • На финальном пиру бард хотел трубить в гудофон, но кузнец указал ему, что негоже будить спящего друида.
  • В постскриптуме лично сами Госинни и Удерзо (в ролях самих себя) сидят в открытом парижском кафе и слушают рассказ старика — потомка многих поколений друидов — о Непримиримой Галльской Деревне… Вот так и возникла серия комиксов про героя-коротышку!

Том 37: «Астерикс и ТрансИталика»[править]

2017, фр. Astérix et la Transitalique, англ. Asterix and the Chariot Race. Критики ругают, но распродать удалось не менее 5 млн копий.
Всё началось с того, что сивилла предсказала Обеликсу: «Будешь ты великим возничим, победишь в колесничной гонке…».

  • В самом начале, в речи римского сенатора: французский оригинал — отсылка к статье Эмиля Золя «Я обвиняю!»; англоязычная версия комикса — «У меня есть мечта…» (знаменитая цитата из Мартина Лютера Кинга). В русском переводе стоило бы заставить сенатора пафосно воскликнуть: «Что делать? И кто виноват?».
  • Колесница, на которой участвуют в состязаниях Астерикс и Обеликс, сделана в виде петуха. Русские, отставить ржать, это всего лишь задиристая птица, символ галльской нации!
  • Нубийке очень нравится Идефикс — а Обеликс принимает это на свой счёт.
    • Астерикс вынужден растолковывать своему толстому большому другу, что говорить следует не «нубка», а «нубийка».
  • Женщина в окне косплеит Мону Лизу. Бесполезно спрашивать дорогу у этой италийки — она только загадочно улыбается.
  • Некоторые реплики сарматов — авторская (не персонажей!) насмешка над марксизмом.
  • Крезус Люпус, обращаясь к Астериксу и Обеликсу, косплеит дона Вито Корлеоне: «Я сейчас сделаю вам предложение, от которого вы не сможете отказаться».
  • В целом — явная отсылка к 5-му тому. По принципу «теперь в Италии».
  • В финале Какофониксу связали руки и завязали рот.