Astérix/Тома/25 — 27

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья к статье Astérix. Плашки и навигационные шаблоны тут не нужны.

Удерзо любит фэнтези, поэтому фэнтезийных элементов впредь будет больше.

Том 25: «Глубокий ров»[править]

1980, фр. Le Grand Fossé, англ. Asterix and the Great Divide. В одной из соседних деревень случилось двоевластие. Мелкие вожди Революционикс (избранный на свой пост) и Сепаратикс (упирающий на своё право рождения) рассорили между собой жителей. Деревню делят пополам глубоким рвом — и политически и физически (отсылка к Берлинской стене и вообще «двум лагерям», а также к «левым» и «правым»). И на этом фоне разыгрывается история местных Ромео и Джульетты — Мыльноперикса, сына Революционикса, и Мелодрамы, дочери Сепаратикса… Но, по счастью, заканчивается гораздо лучше, чем opus magnum Шекспира…

  • А у Сепаратикса ничего себе заявочки: «Деревня — это я!». И поза у него в этом кадре — как на известной картине Гиацинта Риго, изображающей Людовика XIV.
  • Сепаратикс и его подлый помощник Триметиламинурикс — пародия на короля Теодена и его двуличного советника Гриму Змиеуста. Аналогия довершается тем, что Триметиламинурикс продался римлянам и к тому же вожделеет Мелодраму (Эовин была Теодену не дочерью, а племянницей).
    • Однако сей пахнущий рыбой злодей не столько собственно продался римлянам, сколько рассчитывал использовать их в своих целях. Просчитался.
  • Мыльноперикс (фр. Comix, англ. Histrionix) — тонкая пародия на образ идеализированного романтического героя. Один критик назвал этого могучего красавца «Трагикомиксом, только с усами». Однако Мыльноперикс всё же гораздо серьёзнее, чем «взрослое дитя» Трагикомикс. Удерзо потом говорил: «Я сделал Мыльноперикса даже чересчур серьёзным, да и внешне нарисовал его слишком уж пропорциональным, и впредь похожей ошибки не повторю».
  • Мелодраму (фр. Fanzine, англ. Melodrama) Удерзо рисовал «с одной знакомой» ©. Героиня вроде бы и прекрасна, но её черты чуть-чуть, неуловимо неправильны.
  • Анилина, няня Мелодрамы — пародия на образ Анжелики, няни шекспировской Джульетты. В английской версии няню так и назвали — Анжелика.
  • Мимоходом Удерзо пнул также рабовладельчество и явления, похожие на него.
  • В прологах традиционно говорится, что у Панорамикса имеются, кроме Зелья Силы, и другие рецепты в запасе. Читателю показали один из них — Эликсир Восстановления: выпьешь — и мигом заживают все раны, а также забываешь все события последнего (изрядного!) времени… вот только не следует после этого эликсира пить Зелье Силы. Поверьте мне: так будет лучше.

Том 26: «Астерикс и каменное масло»[править]

1981, фр. L’Odyssée d’Astérix, англ. Asterix and the Black Gold. Существует русский перевод Р. Шабанова, но он очень дрянной, хоть не без пары интересных находок; составлен человеком, плохо знающим и сеттинг и язык.
Астерикс совершает путешествие на Ближний Восток. Высмеяна «нефтяная истерия» наших дней (а в дни Астерикса «каменное масло» не очень-то ценится). Мимоходом пародируются истории о Джеймсе Бонде, а также делаются иронические отсылки к библейским сюжетам. Например, герои ночевали в Вифлеемском хлеву, а потом таскались по пустыне тридцать дней и ночей.

  • Правительство Израиля особо и лично попросило Альбера Удерзо отправить Астерикса приключаться в Землю Обетованную. «В Иудее великий галл еще не бывал. Непорядок». © Менахем Бегин
  • В описываемом мире у Цезаря всё затягивается, и если бы не наши герои, плохо бы ему пришлось (см. другие выпуски, а также адаптации). Действие данного выпуска, вероятно, происходит году этак в 48-м, но, судя по реплике Юлия, w:Первый триумвират ещё существует и докучает ему (IRL триумвират прекратил своё существование ещё в 53 г. до н. э., потому что погиб Красс; а здесь, стало быть, Красс всё ещё жив?).
  • Непереводимая шутка: в напарники Нольнольшестиксу дали разумную муху. Дело в том, что французы дразнят шпионов «мухами» (mouches).
  • Секретные послания, которые самоуничтожаются после прочтения. Прям как в «Миссия невыполнима». Знаменитые голливудские фильмы из этой франшизы ещё не существовали — но уже существовал телесериал (на котором они основаны), в котором была та же фишка.
  • Супер-колесница, набитая разными гаджетами — пародия на джеймсбондовский «Астон-Мартин». И конечно, у Бонда Нольнольшестикса всегда при себе бутылка с «каледонским декоктом — Солодовой Водой», то есть виски. Жаль, что этого напитка не оказалось под рукой, когда Панорамикс получил менгиром по темечку (7-й том и мультфильм «Большой бой Астерикса»), ибо clavum clavo retundit
  • Мольеровский «мем» в устах римского моряка: «Кой демон понёс меня на эту галеру?!».
  • Экономикризис: «Вот земля обетованная, в смысле — обещанная земля».
  • Попутчик героев до Иерусалима — еврей по имени Иешуа, верхом на осляти. Нет, не тот. Тот ещё не родился.
  • Единственный способ правильно перевести каламбур, который невольно произнёс Обеликс, когда вырубил Нольнольшестикса около иерусалимской стены: «Эй, хорош хныкать! Эта стена — не для плача!».
  • Авторский ляп: вряд ли Иешуа прямо высказался бы «Клянусь Яхве!». У евреев — монотеистов — как раз существовала заповедь «Не именуй понапрасну». Стоило бы перевести как «Бог Единый мне свидетель…»
  • Еврей-купец Самсон говорит прямо как ашкенази XX века: «Ой-йой-йой-йой…».
    • Некоторые евреи в Римской империи, от греха подальше, берут себе христианские италийские имена. «Моя настоящая фамилия таки не Громкопевус, а Розенблюментале́вич». Пародия, опять же, на ашкеназские фамилии XX века (отсылка, в частности, и к польскому еврейству). В реальной Иудее тех времён вы долго искали бы такое родовое имя — и так и не сыскали бы. А в оригинале Rosenblumenthalovitch еще и содержит в себе фонетический элемент menthe a l’eau (название колера и строчка из популярной песни певца Renaud).
    • Кроме того, в русском переводе стоило бы не только придать речи евреев лёгкую местечковость, но и в обязательном порядке ставить прилагательные в постпозицию: стены городские, Море Мёртвое, тело человеческое и т. д. Это было бы очень в тему, и очень по-госиннически; см. хотя бы 8-й том, где похожим образом пошутили над английским языком. Во французском оригинале 26-го тома невозможно было отыграть этот ивритский гэг, потому что по правилам французского языка прилагательные УЖЕ в постпозиции.
  • Еврей Шарон бен Покати (фр. Saül Péhyé, англ. Saul ben Ephishul), приказчик Самсона, провожавший героев от Иерусалима до Мёртвого моря — ещё одно камео самого Госинни (и оммаж покойному мэтру). И вы не поверите, сам Госинни IRL был тоже таки да (из украинско-польских евреев по фамилии Госцына), разве что не иудаист, а христианин.
  • Серия натебеек, высмеивающих военные конфликты XX века на Ближнем Востоке. Шумеры обстреляли галлов, потому что приняли их за аккадов; аккады приняли их же за хеттов; те — за ассирийцев; те, в свою очередь — за мидян… В общем, дурдом. (Если вы историк — посмеётесь дополнительно.)
  • В английском переводе допустили просто идиотский ляп. Астерикс никогда и ни за какие коврижки не назвал бы каменное масло ни «жидким золотом», ни «чёрным золотом». Нефть в то время совершенно не ценилась (разве что друидами, но об этом не осталось свидетельств), и никто не стал бы её так называть. Во французском оригинале ничего подобного нет. А в английском аж в название вынесено!
  • Нольнольшестикс, нанося свой решающий удар, произносит однострочник в духе Джеймса Бонда: «Я бы не был так уверен!».
  • Когда птица видит в море — и ощущает на себе — нефтяное пятно, она в отчаянии кричит: «Вы что, решили начать эту фигню уже теперь?!». Птичка-то у нас пророк… В год выхода комикса ещё очень свежа была память об обширном разлитии нефти в море близ Бретани (можно сказать, «в родных краях Астерикса»).
  • Маршрут Астерикса: Арморика (дальше морем) — Геркулесовы столбы — Тир — Сидон (ныне Сайда) — Библ (Гебал) — Арад (дальше сушей) — Вифлеем — Иерусалим — пустыня — Мёртвое море — снова Тир (дальше морем) — Арморика.
  • Способ, каким наказали Кабинетуса и Нольнольшестикса… бр-р
  • Обеликсу понравилась еврейская манера фаршировать пищу, и он пытается внедрить этот передовой опыт в Арморике.

Том 27: «Астерикс и дитя»[править]

1983, фр. Le Fils d’Astérix, англ. Asterix and Son. Астериксу под дверь подбросили младенца. Неужели его собственного сына?! Оказалось, что всё-таки нет…

  • Действие происходит, по-видимому, в апреле или мае 46 года до Р. Х.
  • Дополнительные пугающие признаки лёгкого слабоумия Обеликса (см. также выше Непримиримая Деревня > Главные персонажи): 1. Он, будучи почти 39 лет от роду, не исключал, что детей приносят аисты («Я же приношу менгиры заказчикам, так почему бы и аистам не приносить детей!»). 2. Он собрался было накормить грудного младенца кабанятиной. 3. Он, мало того что не умеет доить коров — еще и вообще не знает, как это делается. Стоит около коровы, ждёт, когда из неё само польётся молоко, и устно «поощряет» корову к этому, как ребёнка поощряют пописать: «Пис-пис! Давай!». (Живя в деревне, наверняка пару раз видел, как доят коров, но не связал одно с другим, «мало ли зачем их таскают за эту штуку».)
    • Ну и набулькать младенцу молока во фляжку, в которой оставался добрый глоток Зелья Силы — это мог только Обеликс…
  • Микротрещины в канве. Панорамикс успокаивающе твердит: «Пример Обеликса доказывает, что детям это зелье не противопоказано»… но почему же он тогда сам запрещал детям его пить, и 32 года назад Астериксу и Обеликсу пришлось пробираться к котлу тайком?.. Да и Обеликсов обмен веществ скорее пугает, чем радует (последнее, впрочем, можно списать на купание в зелье, а также на передоз — см. книжку «Как Обеликс упал в котёл с зельем, когда был маленький»)…
    • Скорее всего, дело в том, что дети на это зелье подсаживаются, а взрослые — нет. Пример Обеликса — на фоне всего остального сеттинга — доказывает это со всей отчётливостью. Сюжет данного тома — тоже: один раз попробовав зелье, младенчик был на всё готов ради новой дозы.
    • Увидев, что дитя (которое всё ещё под зельем) вышибает в деревне дверь за дверью, Обеликс растрогался: «Ну прям как я в его годы!». Толстяк врёт… ну скажем так, фантазирует. Не делал он так «в его годы».
  • Идефикс выпил друидского Зелья Силы (см. 6-й том) — и приобрёл склонность выть по выкорчеванным деревьям как по покойнику, а также полюбил спать под деревьями. Младенец выпил Зелья Силы — и полюбил спать под деревьями. Совпадение? Навряд ли.
    • Клеопатра обещает, что для её сына изготовят несколько деревьев из чистого золота. Вряд ли они порадуют Цезариона.
  • Буколикс говорит перестилизованной «крестьянской» речью («Ты, сударь, чаво с коровушкой-то сотворил, ась?»; в английской версии — нечто среднее между провинциальным британским диалектом и трёпом хиллбилли). А у легионера Разорёнуса фраза-паразит «comme qui dirait…», то бишь «…как бы это сказать…» (в английской версии «y’know», вкупе с «…like…» и «…sort of…»).
  • Когда префект Юлиус Кактус переоделся «няней Розой» — он пытается убаюкать малыша исключительно солдатскими песнями, подразумевается, что римскими, но использованы аналогичные французские XX века (в том числе похабные, но без собственно похабных цитат). В английском переводе прикол безнадёжно запорот.
  • Брут всё время по чужим словам, как блоха по… солдатским телам. «Проиграна битва, но не война» — Шарль де Голль, лето 1940 года. «Мы победим, потому что мы сильнее!» — французский министр Поль Рейно, 10 сентября 1939 года, вскоре после начала войны с Германией. Что характерно: Брут проорал эту фразу за секунду до того, как получил по морде.
  • Вопреки запрету на сталь, один из галлов бросается в бой с топором. Очевидно, он рубил им исключительно щиты.
  • А Бонминь-то, оказывается, переживает, что у неё нет собственных детей. Вон как она защищает этого младенца. Как своего!
  • В оригинале пираты делают отсылку на стихотворение Жака Превера «Барбара» — и песню из репертуара Ива Монтана с этим же текстом. Не-французу отсылка ничего не скажет, поэтому в английском переводе её заменили парой-тройкой каламбуров.
  • Ох и рассердились фанаты на Удерзо: «Вы не показали в финале пир в деревне галлов? Как вы могли?!». А между прочим, у автора уважительная причина: деревню разрушили и сожгли, какой уж там пир. Однако галлы вместо этого «малым обычаем» пируют на галере Цезаря в честь официального подписания мира. Император произносит тост. Бард связан и заткнут (иное сочли бы за оскорбление величества).
    • Прямо за столом Астерикс пытается объяснить Обеликсу механизм оплодотворения. Пародируется способ, каким чопорные европейские обыватели XX века объясняли это своим маленьким детям (пчёлки, пыльца и т. п.).
    • У знатоков истории в финале будет улыбка сквозь слёзы: непримиримые галлы спасли жизнь Птолемея Цезариона только затем, чтобы его спустя полтора десятка лет всё же казнил Октавиан Август… И нет указаний, произошло ли это и в данном мире тоже, так что каждый читатель волен думать что хочет. Ну, хоть повод возник для замирения Цезаря с Деревней (в комиксовой вселенной), и то хорошо.
    • Удерзо рассчитывал, что этот выпуск будет финальным — но потом передумал.