Нуменор

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск


Нуменор — государство людей, расположенное на большом острове посреди Великого Моря между Средиземьем и Валинором. Нуменор был дарован трём Домам Эдайн в благодарность за их помощь в свержении Моргота в Войне Гнева. Первым же его Королём стал Элрос Тар-Миньятур, брат-близнец Элронда, избравший, в отличие от него, удел смертных людей. До самого Падения Нуменора им правили потомки Элроса.

География Нуменора[править]

Нуменор располагался на большом острове, который по форме напоминал звезду. Этот остров именовался Эленна — «Звёздная Земля».

В состав Нуменора входили следующие земли и регионы:

  • Миттальмар или же Центральный Регион — Внутренние Земли острова Эленна. На ней находилась земля под названием «Арандор» — «Королевские Земли», личный домен королей Нуменора. В Арандоре находился Арменелос — столица Нуменора и самый населённый его город, резиденция Королей. На юго-западе Арандора находился край Эмериэ, известный своим скотоводчеством.
  • Форостар — Северный Полуостров. Был наименее плодородной и освоенной частью Нуменора, но в нём жило очень много орлов.
  • Андустар — Западные Земли. В северной своей части очень похож на Форостар, но южнее находилась Андуниэ — главная гавань Нуменора, обращённая на Запад и второй по значимости город острова.
  • Хьярнустар — Юго-Западные Земли, был по большей частью землёй плодородной и был славен своими обильными виноградниками. В нём же текла река Сириль — одна из немногих широких и полноводных рек Нуменора. Главным поселением Хьярнустара был Ниндамос.
  • Хьярростар — Юго-Восточные Земли. В нём в изобилии росли различные деревья, которых не было к востоку от Нуменора.
  • Орростар — Восточные Земли. Был более прохладным, чем остальные края Нуменора.

В целом, климат Острова был мягким, морским. Дожди там выпадали в те периоды времени и в количествах, благоприятствующих развитию растительности. В Нуменоре не знали гроз, грозы стали приходить только в последние годы существования острова. Не было никаких стихийных бедствий вроде града, ураганов, засух, землетрясений и тому подобного — Нуменор был благословлён Валар. В Нуменоре жило очень много видов птиц — но особо нуменорцы почитали орлов, которых они связывали с Манвэ.

Население Нуменора​[править]

Нуменорцы, называемые также адунайм, происходили из Трёх Домов Эдайн, что в Первую Эпоху служили Эльфам:

  • Дом Хадора — высокие и светловолосые люди, наиболее многочисленный из родов людей. Именно из Дома Хадора происходит род нуменорских Королей.
  • Дом Беора — высокие, темноволосые и сероглазые люди, внешностью более прочих подобные эльфам-нолдор. Близкие родичи Дома Хадора.
  • Дом Халет, наиболее малочисленный и обособленный из Домов Эдайн. Вскоре после переселения были ассимилированы двумя другими Домами.
  • Помимо этого, вместе с Домом Халет на Нуменор прибыли друэдайн — лесные люди, низкорослые, смуглые и широкоплечие. Друэдайн обладали непонятными прочим людям магическими способностями. Лесные люди Средиземья, из которых происходил Гхан-бури-гхан, который помог Теодену в Войне Кольца — потомки и родичи нуменорских друэдайн.

Нуменорцы звались Высоким Народом (ибо были выше прочих людей — даже во времена упадка средний рост нуменорца был около 192 см), Морским Народом (ибо более прочих людей были искушены в мореплавании), Королями Людей и Людьми Запада. Они жили дольше прочих людей, были сильнее физически и намного зорче. В свою очередь, короли Нуменора жили дольше прочих нуменорцев — они могли дожить до 400 лет, но во времена упадка даже их срок жизни сократился. Увеличение срока жизни нуменорцев произошло из-за благословления Валар, однако нуменорцам было сказано, что они не стали от этого эльфами, хотя и были подобны им внешне (люди Средиземья иногда даже принимали нуменорцев за эльфов).

Государственное и общественное устройство[править]

В Первую Эпоху Три Дома эдайн, отрёкшись от Моргота, стали союзниками и вассалами эльфийских владык на Западе. Но своего Короля из рода людей у них еще не было. И только после Войны Гнева Валар благословили Эльроса, сына Эарендиля, и он принял скипетр Короля. С тех пор символом королевской власти в Нуменоре всегда был скипетр, а не корона.

Трон Нуменора неизменно до самого Низвержения наследовался потомками Эльрос. До Тар-Алдариона наследование шло по мужской линии — скипетр передавался старшему сыну Короля. Это было не строгим законом, скорее древним обычаем. Если сына не было, то трон должен был наследовать ближайший потомок Эльроса мужского пола по мужской линии. В годы правления Тар-Алдариона закон этот был изменен в силу личных обстоятельств самого Тар-Алдариона. Отныне, если у Короля не было сыновей, ему могла наследовать дочь. Положение Алдариона стали называть «новым законом». Тар-Алдарион же издал указ, по которому наследник или наследница могли выходить замуж или жениться только на представителях рода Эльроса. В более позднее время закон о наследовании стал формулироваться так: скипетр наследует старший отпрыск Короля, неважно, мужчина или женщина. Ко времени Тар-Тэльпэриэн существовала, скорее, всего, эта последняя версия закона, ибо эта Королева была правящей, несмотря на то, что у нее был младший брат. Как правило, Короли передавали скипетр Наследнику, когда чувствовали усталость, это происходило за несколько лет до смерти. Этот порядок изменился со времен Короля Тар-Атанамира. После него скипетр переходил к Наследнику только после смерти Короля.

Король в Нуменоре был абсолютным монархом, но при Короле существовал совещательный орган — Совет Скипетра. Он мог что-то рекомендовать Королю, но окончательное решение было всегда за Правителем, и его решения никем не оспаривались. В Совет Скипетра входили представители всех частей Острова и королевский наследник с момента его провозглашения; также Король мог призвать или просить избрать в Совет других людей, обладающих особыми знаниями в решаемых вопросах. Интересно, что, по-видимому, в Совет Скипетра людей избирали от частей Нуменора, а не назначали, как чиновников, так что люди могли войти в Совет не только благодаря знатности и богатству, но и благодаря уважению, завоёванному у народа. Лорды Андуниэ всегда играли в Совете весьма значительную роль.

Общество нуменорцев было насквозь сословным. Разница в общественном положении воспринималась как норма. Аристократизм нуменорцев — аристократизм происхождения, крови, образованности, дарований и достижений. Известно, что члены рода Эльроса отличались от обычных людей не только долгожительством, но и особой одарённостью.

Вообще же лордам Нуменора полагалось быть (и они были, по крайней мере, в дни расцвета Острова) более благородными в поступках и во всем поведении, чем простым нуменорцам. Так что титул человека отмечал не только его происхождение и богатство, но и высокий дух, истинный свет Запада. Как следствие, обращение к таким людям было только уважительным, никак не фамильярным.

Рабы и рабство впервые упоминаются во время правления Тар-Атанамира Великого. Они упоминаются и в связи с отплытием Армады при Ар-Фаразоне — рабы там использовались в качестве гребцов. Нет указаний на то, что сами жители Острова могли попасть в рабство у своих соотечественников — скорее всего, рабами на Острове были только чужеземцы.

Религия[править]

​ У нуменорцев существовал строгий монотеизм. Они верили, что Творцом мира и всех живых существ на свете был Эру Илуватар и что только Он один достоин поклонения и славы в качестве Бога. Но никаких изображений Единого не существовало, не было также особых канонических молитв, обращаемых к нему, не было святилищ, храмов и тому подобного. Само имя Единого было священным и не поминалось всуе.

Единственным местом почитания Илуватара служила плоская вершина горы Менельтармы. Нуменорцы могли молиться, то есть обращаться к Илуватару лично, но делали они это про себя, «неслышно». Скорее всего, эти молитвы-обращения происходили там же, на вершине Менельтармы. Маловероятно, чтобы существовали какие-либо каноны молитв. Нуменорцы не считали, что Илуватар находиться на конкретном небе, на том небе, что видно с земли. Священная Гора была скорее знаком того, что Единый бесконечно высоко и далеко. Обычай восхождения на Гору нуменорцы получили от Валар или от эльдар, которые тоже подражали Валар.

Валар нуменорцы почитали, но не поклонялись им, считая Силами хоть и могущественными, но все же подчиненными Единому. Почитание их по смыслу напоминало почитание святых в христианской традиции: святых чтут не за их личные достижения, а за благодать, которую Господь через них посылает. Так и Валар чтили не как богов, но скорее как святых или ангелов в христианской традиции.

Особое значение для всей истории Острова имел Запрет. Валар запретили людям плавать на Запад, к берегам Валинора и Тол-Эрэссэа; на Запад плыть можно было лишь до тех пор, пока виден берег Острова. Сначала нуменорцы относились к Запрету терпеливо, признавая его справедливость, хотя и не очень понимая смысл. Затем пришло время зависти к Бессмертным и недовольство Запретом, который соблюдался более из страха, чем из признания его законности. Наконец, когда Запрет был нарушен, Нуменор погиб.

Люди, придерживающиеся старых обычаев, остающиеся верными Валар, дружбе с эльфами и Единому, называли себя Верными или Верующими. Оплотом Верных всегда оставался Запад Нуменора, а лорды Андуниэ всегда были их негласными вождями. Впервые раскол между Верными и теми, кто называл себя Людьми Короля, наметился во время правления Тар-Атанамира Великого. Раскол произошёл исключительно на религиозной почве и на почве дружбы с эльфами, он практически не затрагивал политических интересов Королей. Впоследствии трещина между Верными и Людьми Короля становилась все шире. Выражалась это и в языковом вопросе: Короли запрещали использование эльфийских языков, но Верные втайне продолжали им обучать. Во времена правления Ар-Гимилзора Верных жестокопреследовали — переселяли из родных мест на западе на восточное побережье, где держали под постоянным наблюдением. Пристанищем для Верных была Роменна, многие из них уплывали в те дни в Средиземье. Преследования Верных прекратились во времена правления Тар-Палантира, который сам был Верным, но вновь возобновились во времена правления Ар-Фаразона. Этот Король лишал Верных имущества, отбирал земли и отправлял в изгнание.

Прибыв на остров, Саурон провозгласил новую религию, и она распространилась среди подавляющего большинства населения Нуменора. Суть религии заключалась в том, что изгнанный из мира Валар их собрат Мелькор — истинный Бог и создатель людей; Эру Илуватар же не существует в действительности, это лишь призрак, придуманный Валар. Потому люди должны поклоняться Мелькору и Тьме. Говорилось даже о том, что Мелькор может «войти в мир», но каким именно образом — неизвестно. В награду за поклонение Саурон от имени Мелькора обещал долгую жизнь, бессмертие некоторым, особо достойным, свободу от Запрета и тысячи миров, которыми можно править.

В городе Арменелосе возвели Храм гигантских размеров, посвящённый Тьме и ее хозяину Мелькору. Первой жертвой на алтарь Тьмы было принесено Белое Древо Королей. Затем стали приносить человеческие жертвы — считалось, что так можно продлить собственную жизнь. Жертвы сжигались заживо либо убивались в ходе кровавых ритуалов, подробности которых не сохранились. Официально в жертву приносили преступников, приговорённых к смертной казни — но эти преступники по большей части оказывались Верными, так что по сути это были религиозные преследования. Смертные приговоры выносили по обвинениям в мятежах (по большей части ложным) или в уголовных преступлениях, довольствуясь для вынесения смертного приговора сомнительными сведениями доносчиков. Множество Верных бежало тогда из Нуменора в Средиземье, где их главной гаванью был Пеларгир. В колониях в Средиземье, где также распространилась практика жертвоприношений, жертвами чаще всего становилось местное население. В поисках жертв нуменорцы приплывали к дикарям, выманивали их из поселений различными подарками, хватали и увозили на кораблях.

Язык[править]

​ Родным языком нуменорцев был адунайский, происходящий от талиска, древнего наречия людей.

На Западе Нуменора синдарин знали и знать, и простой народ, и это был обычный разговорный язык. В других частях Нуменора люди предпочитали говорить на адунайском, хоть все знатные люди обязательно знали синдарин, и в знатных домах он был вторым разговорным языком. Простые люди также знали синдарин, но разговорным все равно оставался адунайский. Хотя синдарин постепенно отдалялся от исходного языка и становился диалектом, в Нуменоре по крайней мере знатные и учёные люди сверяли его, контактируя с эльдар Эрэссэа и Линдона.

Квэнья не был в Нуменоре разговорным языком. Его знали лишь учёные и семьи очень знатного происхождения, в которых его учили в самом раннем возрасте. Он использовался в документах, которые предназначались для долгого сохранения — например, в Законах, в Свитках и Анналах Королей, часто в учёных книгах. Широко использовался он также в наименованиях: официальные названия всех частей, областей и мест в Нуменоре были квэнийскими (хотя часто были у них и местные названия, как правило, обозначавшие то же самое, но на синдарине или адунайке). Имена личные, особенно официальные и публичные, всех членов королевского дома и Ветви Элроса обычно также давались на квэнья. На квэнья могли даваться имена и особо прославленным людям Нуменора.

Со времен Тар-Атанамира Великого адунайский стал играть все большую роль в жизни нуменорцев. Во времена падения нуменорцы не хотели говорить на языке эльфов и не учили ему своих детей, особенно в этом усердствовали Люди Короля; Верные же продолжали говорить на синдарине. Во времена Тар-Калмакиля имя Короля впервые было произнесено на адунайском, и люди звали его Ар-Белзагаром. Ар-Адунахор же первым взял себе тронное имя на адунайском, что считалось неслыханной дерзостью. В годы правления Ар-Адунахора эльфийские языки по большей части уже вышли из обыденного употребления, к тому же Король наложил запрет на их изучение. Лишь Верные втайне продолжали учить им. Государь Ар-Гимилзор окончательно запретил использование эльфийских языков. Государь Тар-Палантир впервые после долгого перерыва взял себе тронное имя на квэнья и разрешил вновь употребление эльфийских языков. Но при Ар-Фаразоне обычай именовать Королей на квэнья вслух был опять оставлен.