Властелин Колец: Непонятки

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск


Орлы[править]

Почему Фродо не полетел на орлах? Когда орел спас Гэндальфа из башни Сарумана, он сказал, что может отнести его куда угодно. Так почему бы не попросить орлов отнести Фродо к Ородруину, зависнуть над горой на пару секунд, и улететь назад?

  • На самом деле правильный ответ — Толкин об этом просто не подумал, иначе не стал бы вводить орлов. Он позже это понял, сам называл орлов «dangerous machine», и когда в черновом сценарии экранизации сценарист добавил сцену, как Гэндальф лихо прилетает в Хоббитанию на орлах, Профессор наложил своё авторское вето.
  • Орлы — не такси, а слуги Манвэ. Вмешательство же Манвэ проходит по следующему пункту.
    • Что не мешает использовать их как медэваки, в том числе и в ситуации далекой от эндшпиля (эвакуация Гендальфа).
      • Не противоречит. Как непосредственный начальник Олорина и Курумо, Манвэ вмешался в конфликт своих подчинённых на стороне того, кто точнее выполнял поставленное задание. Не более того. Исключительно от воли царя зависит, в какой конфликт он вмешается, а в какой нет.
    • Ошибка здесь в том, что орлы уже не раз действовали безо всяких приказов Манвэ. Спасая Гэндальфа, они исполнили волю Радагаста. В «Хоббите» вообще, похоже, действовали по своей воле.
  • Почему никто не подумал, что Саурон мог банально сбить орлов? Ладно, допустим, ПВО у Мордора нет, но назгулы так-то обзавелись крылатыми тварями… один Король-Чародей в небе одержит основательную тактическую победу над целой эскадрильей орлов.
    • Потому назгулы на тот момент НЕ обзавелись крылатыми тварями. Они ими обзавелись к тому времени, как Фродо с Сэмом уже в Мордор входили, то есть где-то через два месяца сидения в Ривенделле, месяц пути и месяц в Лориэне (на орлах они к тому времени долетели бы туда, обратно и снова туда). Причём это не могло влиять на принятие решения, потому что братство о крылатых тварях НЕ ЗНАЛО. Оно о них с удивлением узнало уже после Лориэна, когда Леголас одну из тварей, летящую по вызову в Мордор… сбил одним выстрелом из лука! Вот такое непобедимое ПВО. А насчёт соотношения сил — в битве за врата Мордора в третьей книге орлы поучаствовали, и ничего с ними назгулы не сделали (причём Гэндальф в этой сцене сказал, что орлы летают быстрее тварей). Обоснуй «через ПВО» выдаёт человека, который давно не перечитывал книгу.
      • Если внимательно читать книгу, то можно заметить, что первый раз крылатая тварь, по-видимому, встречается братству вскоре после выхода из Ривенделла, когда над ними что-то пролетает на большой высоте, так высоко, что даже Гэндальф не понял, что это было.
  • Более-менее убедительный обоснуй дали в своё время в «Мире фантастики»: перелёт Ривенделл-Мордор для орлов был бы слишком далёким, все прочие рейсы они совершали на гораздо меньшие расстояния и не с таким грузом. Правда, остаётся вопрос, как они в таком случае всё-таки долетели к Роковой горе в финале. Передышки делали?
  • Только вот фанаты забывают о том, что Саурон к моменту событий ВК уже практически победил. На его стороне было девятеро обладателей Колец Власти, четыре Кольца без владельцев, падший майя, Мордор и вассальные земли, несколько крупных людских государств и множество диких племен, орды орков в Мглистых Горах, и все это — против жалких теней величия эльфов, медленно загибающегося Гондора и разрозненных феодальных владений Свободных Народов плюс крайне небольшого числа оперирующих в Средиземье «светлых» майя, из которых могуществом Сарумана обладал лишь Гэндальф. Из чего следует, что любые попытки напрямую противостоять Саурону в открытую были обречены на провал. Так что единственным способом противостоять Темному Владыке было как можно более незаметное засылание Хранителя к Ородруину и одновременные заметные отвлекающие маневры заведомо более слабыми силами.
    • Вот только полёт на орлах — не «чересчур масштабная операция», а десантная высадка с воздуха, это как раз и есть незаметное отсылание (Братство можно было даже сократить до необходимого минимума, чтобы обойтись буквально парой-тройкой орлов). Отследить его ничуть не проще, чем медленно плетущийся и останавливающийся на ночлег отряд, у которого и выбор маршрута сильно ограничен (перевал или Мория). Нужно ли напоминать, что незамеченным отряд вовсе не остался и потерял в стычках убитыми и пленными половину личного состава?
  • Убедительный примирительный вариант: Гэндальф как раз и собирался позвать орлов… когда доберётся до мест их гнездовья, то есть уже по другую сторону Туманных гор, откуда и до Мордора лететь не так далеко. Того, что к тому времени его надо будет отскребать от шахт Мории, никто не ожидал. А когда он таки очухался от драки с Балрогом, первым, с кем он пообщался, был… как раз Гваихир!
    • А вы думали, почему он кричал «Fly, you, fools»?
  • Профессор сам понимал, что орлы — «боги из машины», и использовал их именно в этом качестве. А сам вопрос за годы фэндома настолько обсосан, что уже считается неприличным. Что не отменяет факта, что людям, далеким от фэндома, неприличной покажется, скорее, попытка замять вопрос из-за его неприличия.
  • Куда интереснее вопрос: что мешало перелететь на орлах через Мглистые горы? «Мордорское ПВО» не помешает, а Братство при этом сэкономит изрядное количество сил и времени, а также не потеряет Гэндальфа, и не будет месяц зависать в Лориене для отдыха.
    • Гэндальф надеялся пройти пешком незаметно. В этот раз квестовое везение его подвело. Орлы своим полётом через горы сразу бы растревожили Сарумана и Саурона, а так у Братства был шанс не оказаться обнаруженными до Лориэна.
      • Уже зная о предательстве Сарумана, который наверняка будет рассылать своих кребайн по всем окрестностям? В той ситуации как раз логичнее было бы преодолеть это пространство максимально быстро — тем более пока назгулы временно выведены из игры и должны сперва вернуться в Мордор, а затем вновь двигаться на запад. Резюмируя: Саруман может заметить летящий на орлах через горы отряд, но ничего не сможет сделать — никого типа летающих назгулов у него нет, а орки Братство просто не догонят. Саурон в этот момент вообще имеет в районе действий варгов и орков, которые «летучее» Братстве не смогут ни задержать, ни толком проследить — в отличие от ситуации, когда Братство медленно топает пешком.
        • У орков луки со стрелами были, и вот у Мглистых гор сбить орлов им никто не мешал. Да ещё нельзя сбрасывать со счёта снежные бураны и каменных гигантов.
        • Саруман мог сообщить Саурону о замеченных орлах. Палантиры были у обоих.
  • Ответ простой: орлы — козлы.

Валар и Эру[править]

Эру всемогущ. Валар почти всемогущи. Почему бы им молча не закопать Саурона и его орков? И прежде чем кто-нибудь скажет о последствиях — Эру все-мо-гущ. Он может сделать все, абсолютно все. Ему достаточно пожелать, и никаких последствий не будет.

  • Этот вопрос выходит далеко за рамки статьи. Проблему Теодицеи пока не решил ни один богослов или философ.
    • Вообще-то решали, и многие (см. правку № 4). Проблема в том, что мы не знаем, правильными ли оказались эти решения. Все случаи, когда Бог в Библии вмешивался, кончались стихийными бедствиями — он просто по-другому не умеет. Действует в слишком большом масштабе. По той же причине и Эру старается не вмешиваться (однако порой подталкивает героев к доброму пути — и в Сильмариллионе, и и во Властелине Колец). Даже Валары стремятся не вмешиваться: когда они в прошлый раз это сделали, они действительно победили владыку зла Моргота (который был во много раз могущественнее, и хуже, и опаснее Саурона), однако при этом потопили всю северо-западную часть Средиземья (ведь когда-то Валинор и Средиземье соединялись крупным перешейком…).
  • Последствия будут, и серьезные. Единственный раз, когда Эру непосредственно вмешался в дела Средиземья (после создания) — это когда люди Нуменора пришли в Валинор, чтобы узнать секрет вечной жизни. «И тогда Валар воззвали к Единому, и мир изменился» — случился катаклизм, разрушивший Нуменор, сильно ударивший по Аману и перенесший Валинор из Средиземья. Так что вмешательств Эру без последствий не бывает.
  • К тому же, к некоторой чести Толкина, в каноне (кажется) ни разу не сказано открытым текстом, что Эру буквально «всемогущ».
  • Смотри статью «Божественное вмешательство». Если совсем-совсем кратко и «на пальцах» — вмешательство нарушит свободу воли живущих в Арде существ. А «он может сделать всё» — не аргумент, парадокс «может ли всемогущий создать камень, который не сможет поднять» рассматривался только за последнюю 1000 лет множество раз.
  • А в «Сильмариллионе» он говорит Мелькору — по сути — «нет ничего, исходящего не от меня». То есть Мелькор и все его последователи входили в планы Эру, и это канон.
    • Благой Эру? Получается, что Мелькор, как бы, и не виноват. Да и вообще, яркий пример «Злого Яхве» — сколько народу по этим самым планам погибло! С другой стороны, его прототип не отстает. Пути Господни неисповедимы, такие дела. Только ересей на основе этого создавать всё равно не стоит.
    • Не "ничего, исходящего не от меня", а "музыки, исходящей не от меня"! Огромная разница. Мелькор и Саурон, по сути, только тем и занимались, что нарушали гармонию Песни, а не пели по-своему - под конец у них даже это перестало получаться.
      • Почему не стоит? Потому что всё, что ни делается Эру (по его собственным словам), всё к лучшему — после Дагор Дагоррат будет создана новая, очищенная от скверны Арда. Но обитателям неочищенной легче от этого не станет.
      • Да нет, Моргот виноват. Дело в том, что Эру, как и христианский Бог, создал всех разумных существ и дал им свободу воли. И поэтому каждое из них может выбирать — добрые поступки совершать или злые (а бог не хочет в этом мешать, предпочитая наблюдать, к чему это приведёт). Моргот выбрал зло. С самого начала стал мешать другим. Сам виноват — теперь ему придётся всю оставшуюся жизнь сидеть в тюрьме. А Эру просто заранее знает, к чему всё придёт.
        • Не «как и», а вроде как, это они и есть. Толкин позиционировал Средиземье как далёкое прошлое нашего мира (Третья Эпоха была приблизительно 6000 лет назад). Так что Эру Илуватар — и есть Единый Бог, а Мелькор — не просто сатанинский архетип, а тот самый Сатана.

Саруман[править]

  • Почему Саруман, которого столько веков считали величайшим мудрецом, в конце книги становится идиотом? Как он забыл про энтов, почему стал тупить перед Гэндальфом, почему так позорно слился в финале, почему не понял, что Саурон видит его в палантире?
    • В книге несколько раз жирно прописано, что Сарум(я)ан деградировал из-за склонности ко злу. Озлобление породило высокомерие и недооценку соперников. Сару просто не принял всерьёз энтов, тем более хоббитов. В обоих случаях он был частично прав: катку для энтов затащили гворны, а хоббитов Сару легко покорил и успел бы учинить экологическую катастрофу континентального масштаба, если бы не своевременное возвращение Братвы Кольца. Позорное бегство из Ортханка окончательно надломило психику экс белого мага и привело к «сливу в финале». Также лишение посоха/жезла должно было отразиться на магических способностях, так что боевой и псионический потенциал Сару к концу книги, очевидно, резко упал.
    • Потому что Кольцо. Это не просто побрякушка, которую надел и она Саурону мигает, это, читай, отдельная злобная личность. Все помнят как действовал на Рона Уизли Крестраж Волдеморта? Если кто в курсе, как действовал на Артаса Фростморн, так вот Кольцо ещё хлеще себя ведёт. Более того, оно может действовать даже без надевания — одно упоминание о нём, одно появление в поле зрения включает режим «Моя Прелесть» даже у тех, кто считает это просто кольцом. Кто-то сопротивляется лучше, кто-то хуже (зависит от уровня потенциальной гордыни и властолюбия персонажа, потому-то простые сельские трудяги хоббиты и оказались идеальными кандидатами), но тот, кто проиграл это сражение, постепенно становится хуже во всех отношениях. В том числе и умственном, что так выгодно Саурону. А Саруман проиграл, не выдержал искушения могуществом, и из мудреца превратился в жадного до власти, но жалкого и туповатого самоуверенного мерзавца. То есть попросту в своих мечтах о шкуре неубитого медведя потерял связь с реальностью, начал переоценивать свои силы и перестал трезво оценивать ситуацию.
    • На самом деле сторонние тексты явно намекают (а кое-где даже утверждают), что падение Сарумана началось задолго до его присоединения к Саурону. Видно по тому же отношению к Гэндальфу, которому Саруман всегда завидовал. Да и какой бы мудрец только из-за боязни насмешек стал скрывать, что курит трубочное зелье (дело в том, что изначально Саруман смеялся над Гэндальфом, когда тот дымил как паровоз, пока сам не попробовал…)? Так что слава величайшего мудреца, скорее всего, несколько преувеличена.
    • Забывчивость по поводу энтов тоже легко можно обосновать (даже не беря в расчёт канонический обоснуй «Саруман больше интересовался машинами, чем деревьями»). Вы давно слышали про участие энтов в величайших событиях Средиземья? То-то же. Единственный эпизод, где они всё-таки с кем-то сражаются в Сильмариллионе и тот связан не с бесчинством орков, а с гномами, разорившими Дориат. И не надо про вырубленный лес на опушке — в книге энты мстили оркам не за один бедный клочок земли, а за все их злодеяния.
      • Но в книге Саруман не только знал про энтов, но и много общался с Фангорном, выпытывая у него некие знания. Как он мог после этого не учесть его характера?
        • Возможно, не ожидал, что энты сумеют настолько быстро по их меркам раскачаться. Да и не сумели бы, если бы не настырные хоббиты.
          • Да и мало энтов было в Третью Эпоху.
            • Но на разрушение Изенгарда хватило.
              • Не ходил же Саруман перепись населения в Фангорне проводить! Под действием Кольца принебрёг этим фактором, за что и поплатился.
  • Почему Голос Сарумана не действовал на Саурона?
    • Саурон — более сильный майа, как в плане могущества, так и силы воли. В письме Толкина № 210 прямо сказано, что у слушающих Сарумана всегда была возможность противостоять его аргументам с помощью воли и рассудка, в чём Саурон очевидно преуспел.
  • Что за кольцо было у Сарумана? (Не обручальное, это уж точно.). Сам ли он его выковал? (По лору — сам: он даже прямо в тексте романа титулует себя «Создателем Кольца».) Какие возможности оно давало и потеряло ли свою силу с уничтожением Единого Кольца?
    • Саруман соврёт и недорого возьмёт — сам себя он мог наречь кем ему вздумается. Скорее всего, это было одно из малых колец, потерявшее свои силы после уничтожения Одного Кольца — очевидно, никакой магии у Сарумана, когда он захватил Шир, уже не было.
    • На эту тему немного пофантазировал Ник Перумов, но это ведь не канон…

Ауле — «испорченный Вала»?[править]

  • Мелькор — «испорченный Вала», который пошёл против Эру Илуватара созданием собственных существ и Тёмной стороны. Ауле тоже пошёл против Эру Илуватара созданием гномов, но удержался от бунта и раскаялся. Но не остались ли у него и его Майар непроявленные бунтарские настроения и жажда власти? Не потому ли Мелькор так легко переманил от него сначала Саурона, а потом Сарумана? Да и Балроги с их огнём тоже наверняка от него… А что сам Ауле был против Мелькора, так они оба Валар, и Ауле не подчинился бы равному.
    • Мелькора сгубила жажда творения и власти. У Ауле жажда творения была, а вот жажды власти не было, даже над гномами Ауле властвовать не жаждал, жаждал их учить.
      • А обучение разве не проявление власти?
        • Нет. Или вы будете утверждать, то преподаватели в вузах властвуют над студентами?
          • Ну… откровенно говоря, да. В соответствующей им мере. Плюс могут формировать мышление, согласное с той или иной пропагандой. Особенно если речь не о студентах, а о школьниках. А у Дамблдора в школе вообще своя монархия, хотя он-то как раз желал именно учить, а не властвовать. Что не мешало ему делать и то, и другое.
      • К тому же Ауле лишь хотел привнести в мир Эру что-то своё, а не радикально перекраивать его, как Мелькор. (Спорно: Мелькор тоже начал с того, что пожелал привнести в мир Эру что-то своё).
        • А Саурон, Саруман и Балроги чего хотели?
          • То, что Балроги покрыты пламенем, отнюдь не значит, что они служили Ауле. Среди Валар больше всего огнём любил играть именно Мелькор, так что Балроги изначально могли быть его собственной свитой.
            • В Сильмариллионе ни слова о том, что у Мелькора изначально была какая-то свита. Свиту он начал собирать только при строительстве Утумно, переманивая её у других Валар. А до того действовал исключительно в одиночку.
      • После Дагор Дагорат новая, чистая Арда будет создана под руководством Ауле. Автору правки думается, что этого вполне достаточно для ответа на вопрос.
        • То есть Эру даст Ауле сублимировать то, что в нём накопилось. Милая версия.

Зачем Саурону Кольцо?[править]

Саурон надевал Кольцо в двух битвах:

С нуменорцами — битву проиграл.

С Последним Союзом — битву проиграл.

Битвы, которые после того выигрывал — выигрывал без Кольца.

Власть над всеми назгулами, орками и так далее сохранил после его утраты в полной мере.

Ну и зачем тогда ему Кольцо?

  • Согласно «Сильмариллиону», Саурон создал Кольцо Власти, чтобы поймать в ловушку и подчинить себе других носителей колец и тем самым контролировать оставшихся в Средиземье эльфов. Это же подкрепляет глава «Зеркало Галадриэль» из «Властелина колец», где Галадриэль прояснила Фродо — с этим Единым Кольцом Саурон может читать помыслы и овладевать разумом носителей других колец, включая три эльфийских. Собственно вот для чего Саурон, в своё время, и пришёл к Келебримбору — помочь эльфам создать оружие против самих себя. Другой вопрос, что эльфов провести не удалось, ведь те сразу же сняли свои кольца, когда узнали про существование Единого. Ещё в одном из писем говорится, что Оно было использовано для подчинения умов и воли большинства жителей Нуменора (да, это противоречит основной версии, где утверждается, что Саурон Кольца в Нуменор не брал, но зато прекрасно демонстрирует способности Единого).
    • И еще кое-что для закрепления. Силу громящего кулака в том или ином виде Кольцо не даёт. Гил-Галад и Элендиль вдвоём разделали Саурона в поединке (после чего Исильдур обломком Нарсила отрубил с руки Врага палец с Кольцом), так что продемонстрированные в фильме мега-боевые качества Саурона являются лишь фантазией режиссёра.
  • Дополнительно возможные обоснуи:
    • Саурону нужна власть над всеми, чтобы совершить массовое жертвоприношение и исполнить волю Моргота, желающего уничтожения всего сущего. Всё-таки не стоит забывать, чьим учеником является Тёмный Властелин. Впрочем, штука в том, что Эру Илуватара он из реальности не сотрёт при всём желании, а Эру, случись такое безобразие, может просто-напросто отменить цепочку событий. Он же всемогущ.
    • Обоснуй посильнее: Кольцо — это страховочный трос и бомба замедленного действия на тот случай, если Саурона всё-таки грохнут: попади Кольцо в руки кого-нибудь из числа Майяр, как бывший служитель света достаточно быстро перейдёт на сторону Моргота и станет ещё более опасным тёмным властелином (причём чем он ближе к Роковой Горе, тем сильнее воля Кольца, даже Фродо, которому власть была нафиг не нужна, в итоге сломался и совершил поворот налево кругом). Уничтожение же Кольца приводит к исчезновению магии в Средиземье, так что в этом отношении Саурон не прогадал.
  • И для чего Саурон так стремился вернуть именно его? Или просто Кольцо на пальце безопаснее всего хранить, чтобы его в Ородруин не бросили? Кажется, Профессор сам писал, что Саурон с Кольцом прокололся — создал артефакт, способный его самого убить. То есть обречь на участь хуже смерти.
    • Всё по тем же причинам: для подчинения носителей колец и возвращения всей своей силы, которую можно пустить на порабощение других народов. Да и силы, которые бросали против него во Вторую эпоху и в Третью, несравнимы. Действие «Властелина колец» происходит в конце эры, когда эльфы и прочее уходят и оставляют мир людям, и Саурон, если бы заполучил Кольцо, имел бы все шансы победить. Также не стоит забывать, что кроме Саурона в мире существуют и другие майар (Гэндальф, Саруман, Радагаст), и те же Галадриэль с Элрондом, по силе немного им уступающие. Так что Кольцо лучше держать при себе, пока другие не захватили. Собственно, Саруман чуть и не захватил.
      • Т. е. Саурон сначала вложил свои силы в Кольцо, а потом ищет его, чтобы эти силы вернуть? Не проще было никакого Кольца не делать и «всё своё носить с собой»?
        • Дык само Единое тоже не просто так делалось, а как инструмент подчинения разума остальных носителей Великих Колец (с гномами не вышло, и Саурон потому жаждал их вернуть — дать кому по-покладистее. Эльфов обмануть просто не получилось, те свои кольца надели только после смерти Саурона). Эдакая сложная система контроля населения, где Единое выполняло роль связующего звена и командного центра. Насколько это умно и эффективно, уже другой вопрос. Плюс, возможнсти других колец напрямую завязаны на существование Единого — как оно перестало существовать, так и другие кольца работать перестали.
        • Всё довольно просто: вложив часть своей силы в Кольцо, он ещё больше увеличил свои силы. Т. е. это классическая система (суть системы ещё Плотин описал: это такое целое, которое больше, чем сумма всех его частей). Ведь не только он учил Келебримбора и других эльфов, но и они позволили ему овладеть частью своих тайн (всё-таки они лучшие маги-кузнецы в Средиземье).
  • Можно поставить вопрос еще шире — зачем Саурону власть? В смысле — он же дух. Ему ни девочки, ни вино, ни вкусняшки — нафиг не нужны. Править другими? Так у него целая страна для этого. Править всеми? А зачем? В смысле, если есть некое свое видение мира — можно понять, так сказать, «страсть художника», вот только подводный камень: обычно, «художники» начинают строительство своей утопии со своей страны, а дальше лезут только по исчерпании ресурса. Примеров — тьма. Франция времен Наполеона, СССР, Третий Рейх (правда, война должна была быть лишь одним из шагов в планах нацистов по обустройству Европы в целом и Германии в частности) — сперва наводим порядок у себя, потом лезем дальше (не надо мне про Коминтерн — его быстро (и правильно) прикрыли свои же). Саурон же, прямо какой-то Троцкий — использует Мордор как «топливо для мировой революции». Вот только у Троцкого есть хоть какое-то оправдание — он рассматривал «игру на скорость». Счет, по мнению идеологов «Мировой Революции» шел на года. Саурон занимался, как говорят в народе «аутофелляцией» — несколько тысяч лет. За это время — можно было построить новый порядок. Раз двадцать.
    • По канону, Саурон действительно хочет перестроить мир согласно своему видению порядка. На вопрос, а фиг ли с Мордора-то не начал, можно ответить следующее: а почему не начал-то? Орков, в принципе, образ жизни устраивал. А что кому-то не-орку не нравится, то ты пятая колонна и западник, что ли? Не исключено, что при общей власти Саурон и попытался бы сделать свои порядки для людей, для гномов и для остальных, но вряд ли они были бы хорошими и в любом случае это уже пойдёт гадание.
    • Не было у Саурона в качестве правителя государства никаких тысяч лет перед событиями ВК. До событий Хоббита он вообще тихо сидел в Дол Гулдуре, шифровался и исподтишка что-то потихоньку мутил. На построение «нового порядка» у него было лет 60, причем в плане населения как бы не с полного нуля. Так что шустро воюем с тем, что выросло, пока там какая-нибудь Галадриэль нашу Прелесть не захапала, а как Кольцо получим — на досуге доработаем орков напильником.
    • Возвращаясь к вопросу, зачем Саурону власть и его метко подмеченной страсти художника (к обустройству мира) — дело именно в ней. И не нужно сравнивать Саурона с диктаторами из реальной жизни — те были людьми, а Саурон — дух и в известной степени демиург. Потому и мыслит масштабами не отдельной страны, но целого мира. Темный майя желает создать мир по-своему, в лучшем (по его мнению) виде. Саурон не хочет, чтобы ему говорили/советовали/действовали под руку — поэтому действует единолично, ни с кем не сотрудничая (нет у него Совета из себе подобных, как у Гэндальфа). Поэтому после Войны Гнева (когда пал Мелькор) Саурон не вернулся с повинной на сторону Валар. Следствие такого подхода — склонность к тирании. Поэтому лучшие подданные для Саурона — безответные орки и прочие носители рабского менталитета, и даже человеческая элита Мордора (тот самый Голос Саурона) фактически обезличена.
    • Смотрим «Сильмариллион»: Мелькору не нравилось, как Эру хочет обустроить мир, и он стал Морготом, чтобы устроить его по-своему. Он считал, что у него лучше получится. По той же причине и Саурон хочет завоевать мир: сначала покорить всех, а потом изменить весь мир (или как минимум Средиземье) так, как ему кажется наилучшим.
      • Немного не так. Мелькор планировал уничтожить мир и создать новый. Саурон же хотел исправить неправильный, по его мнению, мир.
  • Вспомним, наконец, что Кольцо начинало повреждать ум каждого, в чьи руки попадали. А что если Саурон и сам попался в собственную ловушку? И начал медленно, но верно деградировать, теряя связность мышления. Когда Кольцо было при нём — процесс распада личности шёл быстрее, что объясняет проигрыш обоих битв. Без Кольца процесс шёл медленнее или вовсе останавливался, что объясняет успехи. Так что не исключено, что заполучи Саурон вожделенную побрякушку в третий раз — вместе с властью вскоре заработал бы тотальную деменцию, превратившись в подобие слюнявого идиота.
« Перстенёк Владыки Тьмы
Вновь на пальце засиял.
Саурон доволен был:
«Голлум, голлум…» повторял.
»
— Популярная ролевая песня «Мория»
    • Эта вот версия даже относительно популярна, многим читателям (независимым друг от друга образом) приходила в голову… но с каноном она не вяжется. По канону, Кольцо пробуждает и поощряет в любом носителе разума и пороков лишь ПОРОКИ. При этом из ума оно выводит (напрямую приводит к неадекватности, но всё же не к деменции[1]) не всех подряд, а только «не самых могучих», вроде Смеагорла. Если могучий, значительный и талантливый носитель (или просто желатель) Кольца становится в той или иной мере неадекватом — уж это он над собой утворил са-ам, а Кольцо его к этому — подавая это как «поумнение» и/или «саморазвитие» — всего лишь пассивно поощряло… (Да и маломощный — тоже во многом «над собой сам», пруфом чему служит довольно подробно прописанный образ Голлума и искреннее осуждение в его адрес со стороны действительно справедливого Гэндальфа и действительно благородного Арагорна; но у маломощного существа ещё и не по-детски трещит разум под телепатическим прессингом, исходящим от Кольца.) Так что «поневоле хоть на чуть да безобиднее и безопаснее, ввиду снизившейся-де эффективности» (?!) Саурон от Кольца не стал бы, как и никто другой.
    • Ох. Кольцо на Саурона так не действует. Гэндальф ещё в начале ВК объясняет, что сводит с ума оно только слабых (причём себя к слабым он тоже относит — он же в аватаре человека, а не в полной силе), а Саурон получает от Кольца только «положительные» функции. Там же заключена часть его собственного духа, в конце концов.
  • А что если Саурон был двойным агентом и работал на Эру Илуватара, сдерживая Моргота в Утумно и Ангбанде (вот почему ему ничего не было ни после падения Утумно, ни после падения Ангбанда)? Во Вторую Эпоху товарищу Саурону было дано понять, что миссия выполнена и надо бы возвращаться в Валинор, но тут уже начались заморочки с ним самим — он предпочёл остаться в Средиземье и чтобы в его честь книжную трилогию назвали.
    • Не смешно.
      • Не для смеха и написано.

Надпись на вратах Мории, или сумрачная эльфийская филология[править]

Общеизвестная история: Гэндальф, прочитав на входе в Морию надпись на синдарине «Скажи друг и войди», долго думал, что, собственно, надо сказать, чтобы врата открылись. Оказалось — слово «друг». Но эта ситуация была бы невозможна, если бы в эльфийском письме была нормальная пунктуация! Будь там кавычки и запятые, и будь они разными знаками, Гэндальф бы никогда не спутал «Скажи, друг, и войди» и «Скажи „друг“ и войди». Как такое может быть, если канонично все эльфы искренне любят язык и речь, и не стесняются его видоизменять при надобности? Язык-то любят, но пунктуация — для слабаков?

  • Запятые в тенгваре есть. Кавычек — нет. У нас, впрочем, их тоже только веку к шестнадцатому внедрять начали. А Гэндальф просто затупил, о чём он сам и сказал.
  • К тому же надпись сделана на древнем варианте этого языка. У нас нормальная пунктуация появилась не так уж давно — почему же у эльфов язык не должен меняться? Тем более в книге написано, что в разных областях эльфы разными диалектами пользовались.
  • А ещё есть такие вещи, как безопасность и система паролей. Специально же и написано без кавычек, чтобы кого попало в Морию не занесло. Система несовершенная, конечно, но вот, даже Гэндальфа задержать смогла.
  • Интересный вопрос. Думается, эльфийские языки значительно сильнее ориентированы на живое общение, нежели на письменность. По понятным причинам, для эльфов передача опыта через книги не так важна, как для людей. Много ли эльфийских книг мы встречаем в Легендариуме? Как следствие, эльфы на момент создания врат просто успели не развить письменную культуру до такой степени, чтобы начать употреблять сложные знаки препинания, вроде кавычек.

Отдых в Лориэне[править]

Зачем Галадриэль так долго держала Братство Кольца в Лориэне? Для отдыха и всех испытаний хватит недели или двух. Но целый месяц? Тем более что они потом сами говорили: пока мы отдыхали, Враг не сидел без дела. Притом Лориэн — ни в коем случае не Остров Удовольствий. На такое во время действия первой части точно времени не было.

  • Месяц — довольно маленький срок, почему бы и не задержаться в таком дивном и прекрасном месте, как Лориэн, на месяц? Никаких прямо вот срочных угроз Средиземью не было, Братство никто не подгонял.
    • Весьма спорно, но этот спор уже в обсуждении. Там же разбор других возможных причин.
    • Эльфы часов не наблюдают. У них иное понимание времени. Словосочетание целый месяц у эльфа вызовет сначала недоумение, затем безудержный снисходительный смех. А Братство просто расслабилось, поддавшись очарованию эльфийского леса. (В этом случае Арагорну, который уже был в Лориэне не раз и не собирался терять ни дня понапрасну, расслабиться помогли).

Поиски Кольца[править]

  • Перед самым уходом из дому Фродо слышит разговор Хэма Гемджи с, как мы потом понимаем, назгулом. Старик говорит назгулу, что мистер Бэггинс ушёл — и назгул почему-то не делает попытки проверить эти слова. Даже к дому не поднимается, что Фродо отмечает с облегчением. А ведь назгулы должны чуять присутствие Кольца! Да и без этого — разве не логично проверить слова незнакомца и посмотреть на жилище мистера Бэггинса своими глазами? Почему же этого не было сделано?
    • Назгулы не так хорошо чуют присутствие Кольца, как кажется Арагорну (Гэндальф их тоже переоценивал). Когда Фродо сидел почти у самых ворот Минас-Моргула, откуда по мосту выступала армия с Королём-Назгулом во главе, тот что-то почуял, остановился вместе с войском за спиной… и через минуту поехал дальше. Правда, неизвестно, что бы было, если бы Фродо Кольцо надел
      • А ещё есть теория («Неохота за Кольцом»), что назгулы намеренно саботировали поиски Кольца, отыскивая лазейки в приказах Саурона (открыто нарушить приказ они не могли, но могли интерпретировать его так, как им удобнее). Конкретнее: у них была своя цель — избавиться от вечного рабства в призрачной форме и окончательно упокоиться. С другой стороны, если задать такие вопросы, как «Откуда назгулы могли знать, что Кольцо собираются уничтожить?» и «Могли ли они вообще подумать о предательстве господина и о возможном избавлении после целых тысячелетий рабства?», то эта теория становится весьма спорной, что переводит её скорее в разряд обоснуев.
        • Назгулы сами уничтожили бы Кольцо, если бы могли. Потому что они служили Саурону не из корысти или из страха, а именно под магией Кольца и поневоле. Уничтожения этой круглой мерзости они, скорее всего, желали с того момента, как её увидели. И легко могли предполагать, что этого желают и враги Саурона. Могли и знать, что сам Саурон этого не понимает.
      • А тут совершенно необязательно хорошо чуять Кольцо или даже живую кровь: осмотреть жилище разыскиваемого — самый, что ни на есть логичный поступок в той ситуации. В конце концов — а вдруг Хэм врал или ошибался (что и было в действительности)?
        • Тогда назгулы делали ставку на мирные переговоры с хоббитами или их подкуп. До операции «Отворить, именем Мордора!» дело дошло существенно позже.
          • Вообще, складывается ощущение, что назгул просто не хотели особо светиться. Хоббиты на дороге одного из них встретили, считай, случайно, в Бри они работали через сеть информаторов, скорее всего, через них же узнали, куда отправилась пятерка путников (на Заверти, по рассказам Гендальфа, они были куда раньше Арагорна и Ко. То есть, ждали их там). А полностью перестали скрываться уже как раз после Заверти — тогда уже и скрываться смысла не было.
  • Почему Кольцо не забрали во время нападения на Заветери? Да, Арагорн в тексте предполагает, что назгулов отпугнуло имя Элберет. Но Арагорн может считать, что Фродо сначала получил удар кинжалом, потом произнёс имя Варды, а после этого назгулы сбежали — в то время как читатели знают, что порядок событий был другой и на то, чтобы порезать хоббита назгулам времени хватило. Так почему Кольцо не забрали на Заветери?
    • Не хотели забирать. См. выше.
      • Тогда зачем кинжалом пырнули? Да и вообще зачем нападали — ведь если можно не осматривать дом Фродо (см. выше), то и не идти проверять — что это там за костерок горит? — тоже можно. Что ж они здесь не саботируют?
        • Опять заглядываем в «Неохоту за Кольцом». Назгулы ранили Фродо моргульским клинком (да, могли бы и голову отрубить), чтобы его с Кольцом со всей поспешностью доставили в Ривенделл, а там пусть Светлые собирают Совет и что-нибудь придумывают. Саурону можно доложить «да, ранили, ждали, что станет призраком и Кольцо сам отдаст». Так что к созданию Братства Кольца и Чёрные Всадники руку приложили.
    • Почему не забрали? Читаем главу «Клинок в ночи». И так, Фродо надевает Кольцо и видит назгул. В это время, Сэм и остальные тихо охреневают с происходящего. Дальше следует ор Фродо и пыряние плаща назгул. Затем хоббита режут в плечо. И сразу же после этого влетает Арагорн с двумя факелами. На все про все, секунд десять, не больше, пять из которых — разглядывание страшных призрачных фигур. Если быть более конкретным, то вообще меньше двух (от конца атаки Фродо и до его ранения и вмешательства Арагорна). А теперь ответьте — сможете в забрать Кольцо за две секунды у мягко говоря живучего коротышки, да еще отбиваясь от опытного воителя с двумя факелами, которых вы еще и боитесь? Применительно к фильму, такой вопрос еще уместен — действительно, зачем все эти танцы цыганочки с выходом, когда можно по-быстрому перерезать хоббитов (которые ни разу не воины) и забрать себе цель экспедиции. Но вот книге так предъявить не выйдет.
      • Назгулов там пятеро. Трое блокируют Арагорна, двое просто хватают чертова коротышку и утаскивают к коням. Отобрать Кольцо можно и на ходу, предварительно треснув коротышку рукоятью меча по черепу. Странно, что могучие воины и мудрецы, воюющие вместе не первую сотню лет, до такого не додумались.
        • Только вот есть одно но, и имя ему огонь. Непонятно, почему назгул их боятся, но боятся — это сказано прямо. Скорее всего, их так можно развоплотить и заставить на некоторое время выйти из строя, тут уж автор правки не знает. Много толку с могучего воина, если он не может воевать?
          • Скорее всего огонь назгулам просто неприятен. Выдержать две-три секунды они явно могут, иначе бы их просто горящими стрелами гоняли бы все, кому не лень. От залпа роты лучников не увернешься, будь ты хоть трижды Призрак Кольца. Так что дать группе эвакуации семь-десять секунд, достаточных, чтобы схватить коротышку и добраться с ним до привязанных у подножия Заветри коней, группа прикрытия могла. А дальше… Ну-ну, догоняйте в темноте назгула.
            • Вмешаюсь, пожалуй. Судя по самым разным текстам, назгул сами по себе не любили сражаться с теми, кто их сходу не боялся. Их основным оружием был ужас, который они наводили на своих врагов, а не их отменные боевые умения, которые у них были откровенно не ахти: Короля-Чародея (который бежал не только от Арагорна, но еще и от Эарнура лет так за тысячу до этого) убила женщина, которая до этого себя, как опытный боец не показывала; Глорфиндель одной своей способностью входить в их призрачный мир напугал назгул так, что те предпочли бежат в панике; Гендальф в одиночку противостоял всем девятерым и заставил их отступить (да, он могучий маг и все такое, но тем не менее — в этом мире даже могущественнейшего из майар Саурона победили обычные воины, пусть и очень могучие). Так что, дело не в огне и не в некоем плане, а в самом… характере?… призраков кольца. Да, они сильнейшие из слуг Саурона, но «сильнейшие из слуг» еще не значит «лучшие воины мира» — достаточно сильный по духу человек или эльф вполне способен с ними тягаться, а если он еще и сильный воин (каким Арагорн являлся без сомнения) назгул как раз предпочтут убежать. Хотя во Властелине Колец где-то говорилось, что всей девятке противостоять невозможно никому из смертных. Но в момент ранения Фродо они были не полным составом, а у Бруинен, когда всадников было все девять, Глорфиндель с Арагорном предпочли бежать в укрытие, а назгул как раз мчались за хоббитом на коне и вполне грамотно. Только Элронда с разливом реки не учли, но такое в принципе сложно предвидеть.
              • Вообще-то канонично назгулы — короли, витязи и чародеи. Сравнивать Гэндальфа и назгулов… Гэндальф, между прочим, майа, один из предначальных духов, бывших ещё до создания Арды и слышавший Музыку Айнур. Что ему пусть слегка модернизированные — но всё же Младшие Дети Илуватара? Глорфиндейл тоже не шибко прост — это убийца в поединке один на один не кого-нибудь, а балрога, вернувшийся в Средиземье по личному приказу Валар и, вдобавок, судя по всему — племянник самого Феанора.[2] А гибель Короля-Чародея «не от руки смертного мужа» — попросту напророчена, и увернуться от неё не получилось бы никак. Плюс, Эовин не такой уж и слабый воин — она под личиной рядового ратника (то есть без каких-то супердоспехов) выжила в Пеленнорской битве, где полегли опытные и умелые. И ещё один момент — канонично, по Толкину — Тьма ослабляет духов. Начавший служить Тьме дух ослабевает на глазах, тому пример Мелькор-Моргот, изначально превосходивший по силе всех остальных Валар вместе взятых, а под конец с трудом и ранениями справляющийся с одним, вдобавок, уставшим, хоть и очень сильным эльфом. Да и сам Саурон, который ослаб до того, что после Падения Нуменора не смог вернуть себе свой привлекательный облик. Вдобавок Саурон ещё и очень много себя вложил в Кольцо. Отруби ему Исилдур не палец с Кольцом, а какой-нибудь другой палец — Саурон бы всех лидеров Последнего Союза при Дагорладе и положил. Так что очень похоже, что назгулы именно что «не хотели» забирать Кольцо. Возможностей на Заветри у них был вагон и маленькая тележка.
                • То, что они являлись могучими королями в древности не прибавляет им боевых навыков. В деле мы их видели не часто и когда видели, они старались брать ужасом, а не поединками. Гендальф, несмотря на все свои регалии высшего духа (при этом, он был куда слабее даже ослабленного Саурона, ибо серьезно опасался, что Кольцо доведет его до цугундера) был ранен в битве Пяти Воинств, а там серьезных темных духов замечено не было. Так что, его пример, как ни странно, вполне корректен — если уж орки, у которых верх тактики — это навалиться всей толпой, смогли его ранить, то что должны были сделать с ним все девть призраков Кольца. То, что Эовин не слабый воин, еще не означает, что она сравнима с дунаданцем или эльфийским воителем — так что, ее поединок с Королем-Чародеем весьма показателен в плане демонстрации боевых умений назгул (что до пророчества — мало чтоль боевых женщин в Средиземье? Путей исполнения его много, но вышло именно это). Исильдур в том поединке не участвовал — Саурона победили Гил-Гэлад и Элендиль, причем, оба умерли. Исильдур снял Кольцо уже с поверженного врага. Речь тут не о том, какие у назгул могли быть возможности — речь о том, что не стоит им приписывать тех качеств, которые они не демонстрировали. А особых боевых навыков и умелой командной и организационной работы продемонстрировано не было — ничего, что не мог бы выдать обычный смертный безо всяких колец.
                  • Витязями, королями и чародеями. То есть — боевиками. Гэндальф Кольца опасался именно потому, что Кольцо Гэндальфа с гарантией скорраптило бы, зацепившись за его любовь к слабым, и отправило во Тьму, где он справился бы с Сауроном, потому что Саурон свой путь вниз начал давным-давно — а Гэндальф — только что. Далее, из текста Сильмариллиона следует, цитата
« ...and he wrestled with Gil-galad and Elendil, and they both were slain, and the sword of Elendil broke under him as he fell. But Sauron also was thrown down, and with the hilt-shard of Narsil Isildur cut the Ruling Ring from the hand of Sauron and took it for his own. »
— Silmarillion
                  • То есть сначала Саурон поверг Гил-Гэлада и Элендила, причем Нарсил сломался именно в момент, когда Элендил пал. А уж затем, после гибели отца, Исилдур обломком Нарсила срезал Кольцо с пальца Саурона, потому Саурон и пал. Иначе было бы прямое указание, что именно Гил-Гэлад, или Элендил, или условные Элронд или Глорфиндейл повергли Саурона. По Эовин — она всю жизнь хотела воевать и из-за своего положения — явно имела возможности научиться воевать хорошо — никто даже не заподозрил в Дернхельме плохого воина. При этом, продержалась она против назгула крайне недолго. В итоге, окончательную победу Эовин обеспечил Мерри, проткнувший зачарованным арнорским клинком колено Королю-Чародею. Не будь там Мерри — Король-Чародей добил бы Эовин (потому что на тот момент он уже разбил её щит и сломал ей руку) и пошел дальше.
                    • Ну знаете… С подходом «вон, сколько возможностей было» можно смело строить теории, что и Саурон желал своего поражения. А что? Несколько тысяч лет чувак только и делает, что воюет, а ошибки совершает на ровном месте (это несмотря на то, что стратегически на Пеленноре Саурон победил — Гондор и союзники ослаблены по самое не могу, войну вести практически не в состоянии — битву у Черных Врат все рассматривали не иначе как заведомо самоубийственную). Тоже ж вояка, за несколько тысяч лет мог и научиться биться так, что все эти Элендили на закуску в лушчем случае. И не забываем, что он еще и выдающийся ремесленник, а значит мог создать себе доспехи, которые пробить может только Эру. Но всего этого не сделал. Видимо, только по причине того, что очень хотел проиграть, а не потому, что даже гениальнейшие и опытные в своем деле порой допускают крайне глупые ошибки, да? А уж если дальше пойти… Элронд и Глорфиндель очень хотели вновь повоевать с Сауроном, раз не вырубили Исильдура ударом по башке чем-нибкдь тяжелым и сами быстро отнесли Кольцо к Ородруину. Великие воины и мудрецы же — наверняка знали, что колечко не просто. Чем-то напоминает тех «экспертов», которые с дивана в тёплой квартире дают советы Сталину, как ему нужно было поступать в 1939-м.
                    • Они были могучими воинами и королями людей, но не с Нуменора (кроме, вроде, Короля-Чародея). Про чародейство известно только о самом Короле-Чародее, но неизвестно, насколько при этом он был хороший воин. А люди с Нуменора значительно превосходили остальных как по воинским, так и по организационным умениям. Т. е., если экстраполировать на наши реалии, то мы имеем (скорее всего, ибо биографии всех членов этого черного круглого стола нам не рассказывали) восемь вождей варварских или полукочевых племен с одним точно известным королем из развитых народов, против тех, кто долгое время жил в условиях четкой воинской организации и подготовки. А теперь поставьте на одну сторону Римскую Империю в лучшие ее годы, а на другую — племена кельтов, снабдив их одним легатом из Рима (только с учетом, что дело ему предстоит иметь с теми же кельтами, которые к железной римской дисциплине не особо привычны). Кто победил, мы с вами прекрасно знаем. Что, кстати, видно и во время битвы при Минас-Тирите, где гарнизон в несколько тысяч человек удерживал на первом ярусе крайне огромную армию (точное количество автором не уточняется, но с учетом, что разгромить ее смогли только благодаря, будем честны, роялям в кустах, явно не меньше пяти-семи на одного, а то и все десять). Так что, замечание предыдущего автора было вполне верно — назгулы сильны своим страхом, а не выдающимися воинскими или командными способностями.
                      • Да ладно. Какая Римская Империя в лучшие годы, Гондор в конце Третьей Эпохи — это, в лучшем случае, Иберия после падения Рима, дальняя заштатная провинция Нуменора, пыжащаяся стать «типа я новый Нуменор». Вся ситуация наоборот выворачивается — всё равно что кто-то уровня Гнея Помпея Магна или Квинта Фабия Максима Кунктатора каким-то образом дожил до падения Рима и теперь командует варварами, надеясь захватить остатки Рима. Арагорн же — специалист в диверсионной войне и хороший командир диверсионного отряда, что подтверждает его служба Эктелиону II и Тенгелю под личиной Торондила. Переводя на наши мерки — перед нами полковник сил специальных операций. Но не полководец больших армий, ему просто негде и не у кого было научиться, по свиткам и легендам эльфов особо не поучишься, да и неприменимы тактические приемы эпохи Войн Белерианда в Третьей эпохе. Претензия к держащему осаду гарнизону — Минас-Тирит строили нуменорцы. Хорошая крепость позволяет очень долго держаться немногочисленному гарнизону, а нуменорцы были хорошими строителями крепостей. Кроме того — никогда, за всю историю до Пелленорской битвы, на территорию Минас-Тирита не ступал враг. И тут пришел Король-Чародей и таки ступил. Как раз показатель хорошего полководца. Весь провал Саурона был в одном моменте — ему и в голову не приходило, что совпадут сразу два момента — первое, найдется желающий Кольцо уничтожить (а не завладеть), второе, найдется психологически могущий Кольцо уничтожить. И всё равно, не будь Голлума, весь поход Фродо накрылся бы медным тазиком. Потому что мудрые и могучие Гэндальф с Элрондом прохлопали глазами, что Хранителем надо было делать не Фродо, а Сэма. Тот и колечко бы донес, и выкинул безо всякой жалости. А Элронд с Глорфиндейлом не дали по башке Исилдуру только по одной причине — они Кольцо и в руки взять не могли без риска молниеносно скорраптиться. У Элронда всяко информация от Келембримбора была, что это за колечко, и что оно может.
                        • Что не отменяет того, что назгул сами по себе не являлись уберсолдатами, которые способны в одиночку сокрушать армии. Вернее, армию то может заставят убежать, но не за счет боевых навыков, а за счет того ужаса, что они внушают сами по себе. Ну и как вы сами верно подметили, приемы командования малыми группами неприменимы в масштабных боях. Так же и наоборот. Что касаемо Элронда с Исильдуром… Хоть и не я писал, но все же — провернуть примерно тоже самое, что и с Голлумом (только не добровольно), вполне можно. Да, отношения с людьми, скорее всего, испортятся и все такое, зато стопроцентная гарантия, что Саурон не вернется и никто его место не займет. Но вопрос о том, что назгул так сильно хотели освободиться… Судя по их описанию, не похоже, чтобы гни имели собственные желания. Остатки воли для претворения планов своего владыки в жизнь — да, но собственные желания навряд ли. В конце концов, они почти десять веков имели все возможности творить что угодно, плюя на Саурона, но тем не менее, действовали по его указке (даже Ангмар был создан по воле падшего майя).
                          • Вот только Король-Чародей, бывший нуменорец — опыт командования большими армиями имел. И явно не дорос до уровня «великий полководец», начав сразу с командования полком. Так что Король-Чародей явно всю командную лестницу прошагал. И ещё — Саурон жесток и безжалостен — но не дурак. Совсем-совсем не дурак. Он не стал бы посылать на поиски Кольца неспособную эффективно действовать малую группу. В конце-то концов, у Саурона под началом не только орки — но и людей с преизлихом. Что, во всем Хараде и Умбаре не нашлось команды, способной дойти куда надо и принести что надо? Да в жизнь не поверю, особенно пиратам такие команды сам Эру велел иметь. И всё же Саурон посылает назгул, а не людей, при том, что послать назгул — это всё равно что вывесить флаг «это миссия для Саурона», назгулы слишком палевные, скрытности у такой группы нет. В отличие от людей, которые могут выглядеть «торговцами с юга» и не вызывать вообще никаких подозрений. Значит, назгул всё же превосходят по боевым параметрам любую группу из людей, иначе посылать надо человеческую РДГ, а не призрачную. Саурон за всю Войну Кольца не совершил ни одной серьезной тактической ошибки и практически выиграл войну. И что касается «десяти веков свободы». Здесь, я думаю, та же причина, почему в свое время сам Саурон не попытался подсидеть Мелькора/Моргота, пока тот триста лет в Мандосе отсиживал. Четкое понимание, что босс таки вернется. И тогда трындец, защиты от босса искать не у кого.
                              • Хм… Тянет на необузданную догадку, но тем не менее. Может быть, Саурон послал назгул исключительно потому, что у них нет своей воли. Они не могут возжелать Кольца и натворить дел с его помощью. Вспомните, что стало с Саруманом при одной мысли от обладания Кольцом. Вспомните того орка, что Мерри пытался на это самое Кольцо ограбить. Вспомните Голлума, вспомните Бильбо, вспомните Фродо… Да любого потенциального обладателя Кольца. Чем они опасны? В первую очередь тем, что обладают своей волей и могут использовать Единое в своих целях. Кто-то силен, чтобы не подчинять себя Кольцу, кто-то слаб и подчиняется ему. А назгул уже настолько лишены своей воли, что даже не могут помыслить об обладании им (как следствие, и об его уничтожении). И потому они идеальнейшая команда для их поисков, вне зависимости от боевых навыков.
                                • Кольцо рано или поздно подавит любого и утащит во Тьму. В том его суть и особенность. Так что даже если Кольцо попадет в руки человеку или орку, который объявит его своим — Кольцо очень быстро приведет его или к Саурону или в руки того, кто Кольцо отдаст Саурону. И назгулы не могли быть безвольными — нельзя ставить марионетку во главе армии, получится классический искусственный идиот, нагибаемый чуть нестандартным тактическим ходом. А тактически хоть кого-то из назгулов за всю историю переиграть не удалось — даже в самых тяжелых случаях от полного разгрома и поражения что Король-Чародей, что Хамул всегда уходили.
                                    • То-то Саурон боялся, что Кольцо может попасть не к той категории, что была описана… Так ему было не о чем беспокоиться, что он своих полководцев послал это Кольцо взять (хотя, казалось бы… Подожди немного, займись завоеванием Гондора, а они сами все принесут, разве что не на блюдечке). Причем подчеркнуто, что боялся он не того, что Кольцо уничтожат (сделать это можно было в одном месте, куда адекватный сунется только после долгой и кровавой войны), а именно того, что Его используют против него и свергнут. Да и Голлум не стремился нести Кольцо к Саурону, хотя жил относительно под боком. Что же касательно назгул — безвольность не означает идиотизма. Жнецы в Масс Эффекте тоже по сути безвольны, ибо подчиняются программе, но прикурить дали всем так, что только рояли из кустов и спасли. Тут аналогично. Они не могут желать или не желать выполнять волю своего владыки — они ее выполняют. Применяя все свои способности, которые у них есть, в том числе и умственные. Даже забастовку устроить не могут толком, настолько сильно владычество Саурона и настолько в их души запала магия Великих Колец.
                                    • Саурон боялся, что Кольцо попадет к Гэндальфу, Саруману, Галадриэль или Кирдану. Ну и возможно — Арагорну и Элронду. То есть к тем, кому собственной или собственной плюс заемной у Кольца мощи хватит справиться с Сауроном. Иначе не выпустил бы из Барад-Дура Голлума, который охотился за Кольцом не за страх, а за совесть, хоть и для нелюбимого себя. В способность Голлума сбежать из Барад-Дура самостоятельно я не верю — он от Арагорна-то сбежать не сумел, а про Барад-Дур сам Гэндальф говорил, что никто, прошедший воротами Барад-Дура, не возвращается назад. Жнецы в Массе брали чудовищным численным превосходством, знанием сети ретрансляторов и координацией атак по системам. Назгул а) мало; б) они слабо ориентируются; в) с Сауроном у них прямой связи нет, иначе бы не пришлось им возвращаться аж в Мордор, после того, как Элронд утопил их коней.
                                      • Голлум самостоятельно бежать не смог бы, это да. Все остальное, собственно, уже и было сказано. Сценарий, что Кольцо удастся уничтожить свершился исключительно благодаря случайности, которую вообще никто не смог предусмотреть, соответственно, Саурон его даже не рассматривал. Касательно Жнецов — численное превосходство не единственное, чем брали. Один Властелин навел таких масштабов кавардак, что три года не смогли разгрести. Победить то удалось потому, что один очень любопытный и инициативный капитан полез в самое пекло, а так плакала бы вся Цитадель, так и не будучи открытой. При этом, свободным в выполнении этой программы он не был — не выполнить или выполнить, такого вопроса не стоит. С назгулами аналогично. Они могут использовать свои умения, но ослушаться приказа властелина уже нет — на то у них нет воли. Иначе Саурон получается какой-то мазохист — посылает на столь важное задание крайне ненадежных слуг (навряд ли он, как абсолютный хозяин их воли, которую он уже подчинил через девять Колец, мог не знать о таком дефекте. Кольца, все же, имели свойство открывать разум носителей для хозяина Единого). Ладно саботаж с поисками, а ну как тот же Король-Чародей решит Единое себе забрать? Если возможен саботаж, то и такой сценарий имеет право на существование. Намеренно накосячить с поисками и полностью изменить суть задания (впрочем, и так, и так выходит, что суть экспедиции изменена) — в данном случае одно и тоже.
                                        • А это ещё один слой идеологии Профессора. Зло вынуждено использовать негодные инструменты, потому что годных у Зла нет. Скорее всего Саурон отлично знал, насколько "преданы" ему Девятеро - но никого лучше у него нет. Вот нет и всё. Точно так же, как Моргот ни словом ни делом не тронул Саурона после "отсидки", которой Саурон вполне успешно избежал и нагло присвоил командование остатками гарнизона Утумно. Посылать людей или орков - это ещё больший риск, что они Кольцо тупо не донесут - или Светлым попадутся, или, что более вероятно, друг друга перережут. Поэтому и посылает Саурон только две команды - гарантированно не могущих не выполнить прямой приказ Девятерых, и одиночку, которому без Кольца белый свет не мил - Голлума. Ну и вдобавок - Саурон не Эру, он может ошибаться. И излишнее доверие Девятке - тоже его крупная ошибка.
                            • Саурон не Эру, да. Но и не идиот. От существования этого артефакта зависит даже не победа в войне (по факту, Саурон победил в ней и без Кольца), а собственное существование. И посылать за такой важной вещью отряд, в котором возникает хоть тень сомнения - это поступок именно что идиота, а не околобожественной сущности, помешанной на порядке и иерархии. Нет, все гораздо проще - Девятка пыталась выполнить приказ своего владыки, но силы добра оказались хитрее. Если и была тут ошибка, связана она была с тем, что Саурон банально недооценил противника - хоббиты, оказавшиеся устойчивыми к его магии, Глорфиндель, способный назгул вводить в состояние паники и ступора, опытный в сражениях с нечистью воин и наследник Гондора Арагорн и руководящий всей этой ватагой майар Гендальф, которого Саурон опять же не учел в своих планах.
                              • Да некого больше Саурону послать за Кольцом. Нет у него годного инструмента, несмотря на все армии и силы. И именно Сауронова помешанность на контроле - и не дала ему увидеть, что Девятеро не так уж и преданы ему, как кажется. Имей Саурон достаточно сил, чтобы принять свой старый облик Аннатара - сам бы и пошел за своим колечком. Не могла сущность, которая хорошо видела, к чему приводит отсутствие планов и координации (это я о разгромной победе Моргота в Нирнаэт Аэрноэдиад, фактически, обеспеченной лишь провокацией и предательством), взять и не продумать, кто против неё на стороне оппонента может выступать. А уж не знать, кто такой Гэндальф/Митрандир Саурон просто не мог. Гэндальф столько раз влезал в Сауроновы планы, что к середине Третьей эпохи Саурон уже точно должен был понимать, кто и откуда ему противостоит.
                                    • Про Гендальфа Саурон знал. Да вот только воспринимал его чуть выше Радагаста, ибо Гендальф мало в какие планы Саурона лез. Говоря проще, не воспринимал, как существенную угрозу - ну бродит себе волшебник, особо не мешается, в чем опасность-то? В этом и заключается недооценка, которая послужила ключом к провалу экспедиции. А назгул не могли иметь своей воли, чтобы быть неверными - связанные магией колец, которые и были созданы для подчинения. Так что, верная Девятка назгул была верной Саурону всегда. Просто, сам начальник оказался не идеальным.
                        • Имею возражение насчет Арагорна. У Элронда он все равно получил лучшее образование, какое только возможно в Средиземье. Плюс есть вероятность, что он не только спецоперации проворачивал. У Эктелиона он некоторое время командовал флотом (размер его неизвестен, но все же), у Тенгеля, видимо, служил в кавалерии, причем явно не рядовым всадником, иначе откуда бы о нем шла такая слава. В приложениях о Торонгиле сказано, что «он был великим предводителем людей на суше и на море». Речь все равно не идет о командовании крупными соединениями, но у кого они были-то вообще со времен Последнего Союза и до Мораннона?
                          • "Лучшее образование" - это каноны в лучшем случае трехтысячелетней давности. Да, Средиземье - изрядно статичный сеттинг, но по сравнению с армиями даже Последнего Союза армии Эктелиона и Тенгела - так себе армии, в размер части. Причем хуже оснащенные, хуже экипированные и подготовленные. В общем, воевать в конце Третьей эпохи по канонам Первой или Второй - все равно что пытаться провернуть классический блицкриг силами десятка полков армии Наполеона. С соответствующей связью и уровнем снабжения.
                              • Когда Арагорн решил идти на Черный Врата, Имрахиль роняет слова, мол семь тысяч воинов в дни нашего могущества составили бы только передовой отряд. И имел ввиду он, судя по всему, именно Гондор. Так что, как минимум у Гондора с численностью армии все было в порядке.
                                • Времена могущества - это правление Хиярмендакила I, 1015—1149 гг. До рождения Арагорна без малого два тысячелетия.

Глорфиндел[править]

Совершенно непонятно, почему Глорфиндел после совета у Элронда больше не участвует в событиях Войны Кольца. Ведь он могущественный воин, в своё время заставивший отступить (и перестать мерзко хихикать) самого Короля-чародея! Неужели в войне, где на стороне противника есть назгулы, ему не нашлось бы дела?

  • Участвует, но «за кадром». Ну не упомянут Глорфиндел в тексте, но кто сказал, что он не участвовал в событиях, которые разворачивались не только на юге?
    • Практически гарантированно участвует, именно потому что он Глорфиндел. Он один на один замахал балрога (на минуточку: балроги это хоть и скорраптившиеся, но майар, даже Гэндальфу, самому майар и второму из Истари, это удалось с большим трудом), и как отвлекающий манёвр годится на «отлично». Дозачистить Дол-Гулдур, например, или дать пинка северным оркам, чтобы они не могли ударить в спину Братству.
  • В смысле, не участвует?! Глорфиндел — военачальник Имладриса/Раздола и занимается, внезапно, охраной Имладриса. Одной из ключевых цитаделей Светлых сил.

Воля Кольца[править]

Автор правки по некоторым намекам книги и особенно фильма понял, что Кольцо неким образом управляет своей судьбой, а потом узнал, что это то ли признанная фанатская теория, то ли даже канон. Также Кольцу необходимо, чтобы его обнаружил хозяин — Саурон, в частности, для этого оно вынуждает носителя его надевать. В частности, намеренно оно показалось Смеаголу, который был слаб, и одержим пороками. Почему же такой длинный путь, не было ли возможности короче? Показаться сразу какому-нибудь приспешнику / сочувствующему? Со Смеаголом-то вышел прокол. Кольцу даже пришлось потеряться, чтобы хоть как-то выбраться из пещеры.

  • Скорее, подталкивает к определенным действиям и решениям. Насчет того, что Кольцо сильно хочет вернуться к Саурону — это только в фильме. Тут скорее Саурон хочет вернуть эту вещь себе, ибо несколько опасно оставлять ее своим врагам (хотя Кольцо, будучи связанным с Сауроном, безусловно стремится к нему). А так, Кольцо для своих нужд кто только не использовал — Смеагол тот же. И все, в целом, получили то всемогущество, которое они себе представляли — Смеагол получил возможность быть невидимкой и творить всякое, Бильбо тоже и еще себе авторитет среди гномов этим заработал, а потом скрывался от надоевших родственников. Да и вспомните, какие видения Кольцо давало Сэму, который садовник. То, что воли использовать Кольцо для своих нужд, а не подчинять самого себя Кольцу, хватало у считанных единиц — это уже вопрос иного порядка. Вроде как, где-то писалось, что если им овладеет кто-то достаточно могущественный, то он сможет и победить Саурона, и использовать Кольцо, но при этом станет новым тёмным владыкой и хорошо, если не хуже создателя.
  • Да и досталось бы сочувствующему. Кольцо имеет такое свойство — заставляет желать обладать могуществом, которое оно дает (Исильдур, Смеагол, Бильбо, даже Фродо, ДАЖЕ СЭМ). Орк, что пытался у Мерри это Кольцо отобрать (правда, его не было, но не суть) его, судя по описанию алчности в его глазах, явно не для хозяина старался.
  • Судя по всему, Кольцо просто было слишком сильным инструментом, рассчитанным на обладателя силы майа, как и сам Саурон. Более слабых Кольцо со временем подчиняло. Это у хоббитов, как указал Профессор, сверхвысокая устойчивость к подобной магии.

Обломки Нарсиля[править]

Может ли быть разумное бытовое объяснение тому, что Арагорн носил с собой сломанный меч? Двое ножен (для Нарсиля и второго нормального меча) — страшно неудобно, наверное, да и тяжело. С одним ножом по пустошам в свете всевозможных приятных встреч — странно. А главное — зачем носить родовую реликвию в походе?

  • У кого же еще хранить реликвию, как не у прямого наследника Элендиля? Да, вождь не имеет своего родового замка, где можно было бы хранить обломки меча, так что, приходится носить с собой. А что касаемо конкретно обсуждаемого похода, судя по описанию, здесь Арагорн меча с собой не брал. Ножи и кинжалы — возможно, но вторых ножен нигде не наблюдается, равно как и второго меча в принципе (те же схватки с назгул что у Заверти, что у брода, прошли с использованием горящих палок). Что же до странностей связанных именно с таким набором — поход с Фродо до Ривенделла планировался без боев, да даже если бои и случились бы, меч тут точно не поможет, против призраков-то (как, собственно, и случилось). А с обычными разбойниками… Что могут они противопоставить опытному воину и следопыту с ножом или кинжалом? Разве что, пару минут веселья, разгоняющих дни скучного перехода.
    • Дом на севере, похоже, все же был: туда ушла Гильраэн, когда ей надоело жить у эльфов, уж не в чистом поле она на родине ночевала. Допустим, оставлять там реликвию небезопасно, но почему бы тогда обломки у Элронда не хранить? Это же родной дом Арагорна, он там вырос. И там они сохраннее будут, чем на нем, учитывая географию путешествий.
      • Скорее всего, носил с собой чисто из сентиментальных соображений. А вот почему Элронд дожидался момента похода Братства Кольца на Мордор, чтобы отдать Арагорну восстановленный меч - хороший вопрос. Конечно, вышло символично - мол, король согласно пророчеству получил свой меч и отправляется на родину, но дунэдайн такой меч, да ещё и в руках лучшего их воина, явно лишним бы не был.
    • Арагорн носил не меч, а два-три обломка лезвия. В качестве талисмана и для вящей сохранности.

Примечания[править]

  1. У Голлума-Смеагола была неадекватность, а вот деменции как таковой не было: он, в частности, довольно быстро сообразил, с какой именно целью хоббиты несут Кольцо к Роковой Горе; он, когда его порыв к раскаянию не оценили (ай, молодца, Сэм!), догадался привести обоих хоббитов в ловушку, прямо к Шелоб (более того, по канону, он у этой Шелоб чуть ли не культист); и т. п.
  2. Tolkien, J. R. R. The History of Middle-earth, Volume XII «Last writings. Of Glorfindel, Círdan, and other matters». — Р.380.