Толкинистское движение России

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Памятный камень в честь толкинистов, установленный в Омске в 1993 году.

Толкинистское движение России — один из старейших в нашей стране фэндомов, если не старейший («Хоббит» был переведён в 1975 году). Он возник ещё до того, как до нашей страны дошло обыкновенное понятие «фэндом» — тот, который с весёлыми или сопливыми фанфиками, шиппингом и косплеем. До всего пришлось додумываться самостоятельно, поэтому фэндом получился особенным.

Что такое толкинизм?[править]

Самый главный вопрос: «Что есть толкинизм и кто есть толкинист?».

Непротиворечивое определение понятия «толкинизм» получить невозможно, поэтому гораздо проще будет «вывести» его, опираясь на «характеристики» толкинизма как явления:

  • Конечно же, это знание произведений Толкина.
  • Эмоциональная вовлечённость, любовь к этим произведениям (так, например, учитель литературы, который прочитал Толкина, потому что тот есть в программе, но не любящий его, толкинистом не является).
  • Наличие неких действий, продиктованных увлечением Толкином. Как, например, исследование его произведений, создание артов по Толкину и прочая и прочая (данный пункт нужен, чтобы отличить толкиниста от «просто фаната», но опять же, грань эта уж очень относительна и расплывчата).

Разнодивности толкинистов[править]

  • «Высокий толкинист» очень хорошо знает Легендариум Толкина, исследует литературное наследие Профессора, переводит произведения Толкина с английского на другие языки и исследует языки, созданные Толкином.
  • «Толкино-ролевик» играет в ролевые игры живого действия по Толкину и не только.
  • «Менестрель» исполняет песни (близкие по духу авторской песне и КСП), посвящённые Легендариуму и не только.
  • «Дивный» (или же «квэн») слишком увлёкся Легендариумом и не всегда отделяет реальность от вымысла.
  • «Апокрифист» любит различные фанфики и апокрифы (о них ниже) на Легендариум. Зачастую, враждует с высоким толкинистом.
  • «Младотолкинист» недавно ознакомился с Легендариумом, прочитав «Хоббит» и «Властелин Колец», более глубокими знаниями о произведениях Толкина не располагает. Иногда тесно связан с тремя следующими типажами (при этом, вопрос о том, насколько представители этих самых типажей относятся к толкинизму — и относятся ли хоть как-то вообще — является дискуссионным).
  • «Фильмовик» книг Толкина не читал, ограничившись просмотром фильмов Питера Джексона.
  • «Игровик» очень любит игры по Легендариуму — «The Lord of the Rings: The Battle for Middle-earth», «Middle-earth: Shadow of Mordor» (хотя, к ней отношение у толкинистского сообщества, мягко выражаясь, неоднозначное) и прочие.
  • Фанфикеры и фанартеры. Основная масса набежала в фэндом после фильма П. Джексона. Неплохо знают Легендариум (впрочем — далеко не всегда), но предпочитают изучать его по энциклопедиям и статьям толкинистов первого поколения (из-за чего знания о произведениях Толкина у них отрывочные и бессистемные). Также рисуют фанарт по фильмам Джексона, а не иллюстрации к собственно книгам Толкина. А еще среди них процветает слэш, которого «высокие толкинисты» не приемлют.

Различные группы легко пересекаются друг с другом и весьма органично сочетаются — так, например, ничто не мешает высокому толкинисту быть ещё и ролевиком и/или менестрелем, играющим в BfMe, а до кучи — родителем (а то и бабушкой/дедушкой) юного игровика и фикодела.

Существует также альтернативная и откровенно шутливая «градация», основанная на толкинистском же анекдоте о степени оторванности от реальности и увлечённости темой.

  • Толкинист первой степени — «Почитал — понравилось». Никаких особенных отличий от простого человека не заметно.
  • Толкинист второй степени — «Толкинулся сам — толкини другого». Человек советует, иногда излишне настойчиво, ознакомиться с творчеством Профессора.
  • Толкинист третьей степени — «Да я сам там был [и живого хоббита видел]!». Обычно на этой степени находятся ролевики, высокие толкинисты и апокрифисты — в общем, люди, которые могут поспорить о деталях событий той или иной эпохи, описанной Профессором.
  • Толкинист четвёртой степени — «Не, ребята, всё было не так, Профессор был неправ». Это запущенная стадия предыдущей ступени и в целом отличается излишней агрессивностью к любому мнению, отличному от собственного. Зачастую ими являются именно «Дивные».

История толкинизма на постсоветском пространстве[править]

Самая первая волна российского (а тогда ещё — советского) толкинизма случилась в перестроечные года, вместе с первыми официальными переводами Толкина. Но эта волна обязана не официальным переводам. Тогда был настоящий бум «самиздатовских» переводов Профессора — многие даже в Москве и Ленинграде желали получить (даже не в личное пользование — а просто на время, чтобы прочитать) ксерокопию такого перевода. И очереди на каждый такой экземпляр были огромными. Именно тогда и зародился толкинизм как явление.

Вторая волна была позже, как раз перед распадом СССР. Её устроили ролевики. Количество Полевых Ролевых Игр по Толкину тогда было столь огромным, что слово «толкинисты» в массах стало ассоциироваться именно с ролевиками (что сохраняется и поныне — и во все времена злило самих толкинистов) — именно с целью дистанцироваться от ролевиков, узурпировавших себе в те времена слово «толкинисты», собственно толкинистами был придуман термин «высокий толкинизм» для обозначения «научно-литературоведческого аспекта толкинизма».

В те же времена были написаны основные «Апокрифы» — фанатские произведения по мотивам Толкина. Отношение к ним было разное. От одобрения — до ненависти. Между канонистами и апокрифистами в те времена бушевали яростные войны, отголоски которых чувствуются и ныне. Весь этот разброд и шатание нанёс толкинизму очень серьёзный ущерб — какое-то подобие нормального сообщества начало восстанавливаться (что характерно — под чутким руководством ещё тех, «самиздатовских», толкинистов) только к концу 90-х годов.

А вскоре после случилась экранизация «Властелина Колец». Событие крайне масштабное, оживившее толкинизм и снова разделившее его на два лагеря. Но после этого, к середине нулевых, толкинизм начал медленно угасать, превращаясь в своего рода реликт прошлого. Экранизация «Хоббита» замедлила процесс — но не остановила его.

Апокрифы[править]

Одна из особенностей российского толкинизма — это апокрифы. Апокриф — это тот же фанфик, но всё очень серьёзно. Апокриф пишут не для того, чтобы свести двух любимых персонажей в неканоническом браке. Апокриф пишут потому, что (завывающим голосом) «Я поооомню!». Или потому, что (менторским тоном) «Там-то там-то у Фомы Аквинского убедительно доказывается, что Сатана хорошим быть не может». Основной корпус текстов отечественных апокрифов по Толкину представляет не что иное, как расширенную вселенную, только пиратскую, не авторизованную фондом Толкина, но тем не менее, ввиду либеральности нашего копирайтного закона, изданную на бумаге как полноценные книги. Вот приблизительный список этого основного корпуса:

  • «Чёрная книга Арды» — корневой текст, написанный Натальей Васильевой (Элхэ Ниэннах) при участии Натальи Некрасовой (Иллет); более поздние редакции — Ниэннах в одиночку. «Чёрный Сильмариллион». Мелькор был хорошим, Валары и Эру — плохими и всё неправильно.
    • «Крылья чёрного ветра» — черновой текст ЧКА, просочившийся в фидонеты (а из них — в интернеты) и содержащий до сих пор неопубликованные черновики Ниэннах по 2-3 эпохам.
    • «Исповедь Стража» — ответ Иллет на ЧКА. Светлый по сути своей пересказ ЧКА от лица тайного полицейского из Гондора 4 Эпохи.
    • «Великая игра» — второе произведение Иллет, представляющее собой биографии назгулов. Кем они были при жизни, до того, как стали неживыми чудовищами.
  • «По ту сторону рассвета» — ретеллинг истории Берена и Лютиэн, от Ольги Брилёвой-Чигиринской, в духе квазиреалистичного средневекового фэнтези. Одна из самых противоречивых посттолкиновских книг. Одни говорят, что это лучший после Профессора роман о Средиземье, другие отворотясь не могут наплеваться
  • «Звирьмариллион» — незамутненная пародия Алексея Свиридова (ака С. О. Рокдевятый) на Сильмариллион. Действительно смешная.
    • Его же малоизвестный попаданческий фанфик «Человек с железного острова».
  • «Пёстрая книга Арды» — «Светлые по Профессору, а Тёмные — по Ниэнне» от Ирины Голуб (Аллор). Милая и добрая история, пытающаяся примирить все противоречия, объясняя их непониманием. По сравнению с предыдущими гораздо менее известна.

Следующие книги к «основному корпусу» не относятся, потому что друг на друга или на другие апокрифы не ссылаются. Но их тоже обычно считают апокрифами.

  • «Кольцо тьмы» — трилогия Ника Перумова. На ней он впервые заработал репутацию писателя фэнтези, но толкинисты от неё и поныне плюются. Это параллельный мир: в канонической Арде события начала Четвёртой Эпохи развивались не совсем так. Правда, завязку «Новой тени», недописанного Толкином продолжения ВК, Перумов действительно почти угадал.
  • «Последний кольценосец» — любопытная игра в бисер от писателя и учёного Кирилла Еськова. Идея похожа на ЧКА (Мордор — хороший, эльфы — плохие), но в коктейль добавлены технофилия и постмодернизм. Степень отрыва от Профессора такова, что в Испании и Польше книгу совершенно спокойно издали, переменив все имена и названия с толкиновских на оригинальные — и ни один медведь не пострадал.
  • «Край без короля, или Могу копать, могу не копать» — автор Вадим Ингвалл Барановский, еще один ветеран толкинистского движения (ныне проживает в Бостоне). Его апокриф — последний из больших апокрифов по времени написания, но не последний по значению в фэндоме. Написан со знанием дела и тщательностью, характерной для «высокого толкиниста». Время действия — за 70 лет до похода Бильбо. Герой — Хильдифонс Тук, дядя Бильбо Бэггинса, который не дослушав историю Берена и Лютиэн до конца, отправился добывать Сильмарилл.

Толкинизм и музыка[править]

Менестрели[править]

Также российские поклонники Профессора написали (и продолжают писать) невероятное количество стихотворений, поэм, песен и даже сценическую рок-оперу «Финрод-Зонг» по мотивам истории Берена и Лютиэн. Качество стихов и песен разнится в зависимости от дарования автора — от достойных встать рядом с творчеством поэтов Серебряного Века до обычного графоманского рифмоплётства. Среди наиболее известных фэндомских поэтов и бардов — Лариса Бочарова (Лора), Арандиль (ака Алан П. Кристиан), Йовин (Лина Воробьёва), Иллет, Анарион и др.

Толкинизм и Heavy Mithril[править]

Толкинисты и металлисты во все времена были союзниками — благо, у многих групп очень много песен, отсылающих к творчеству Профессора и прочих писателей жанра фэнтези. Так что очень часто металлисты с удовольствием читали Толкина, а толкинисты с таким же удовольствием слушали металл (в былые времена многие люди начинали слушать тяжёлую музыку через своё увлечение фэнтези вообще и Толкином в частности). Всё это привело к появлению такого явления как тяжёлый митрил — специфическому поджанру (или даже культурному течению) тяжёлой музыки, где сама музыка подчёркивала фэнтезийную направленность текстов песен.

Социолект толкинистов[править]

В былые времена у русскоязычных толкинистов существовало несколько социолектов, по употреблению которых можно было точно сказать, когда данный человек ознакомился с Легендариумом и насколько плотно.

  • «Правильный социолект» или же «высокий толкинистский слог» — употребляется «высокими толкинистами» и «дивными» (для большего погружения в мир Толкина). Характерные черты — практически все слова из толкиновских языков произносятся правильно (то есть — барлога, Горлума и Всеславура с Гориславом здесь можно услышать разве что в ироническом контексте). Сейчас высокий толкинистский слог (благодаря созданным высокими толкинистами википроектам, где только этот социолект и употребляется) вытесняет все прочие.
  • «Социолект джексонистов/фильмовиков» — все слова, употреблявшиеся в обеих кинотрилогиях, произносятся и пишутся как в дубляже фильмов. Прочие имена и термины — как повезёт. В целом, похож на забагованный в некоторых местах предыдущий вариант.
  • «Старотолкинистский» или же «социолект толкино-ролевого сообщества» формировался в 90-е на основе распространённых тогда переводов (КистяМур и ГриГру) и использует имена и названия оттуда (то есть, именно от них можно услышать про то, что Фродо Сумникс (или Торбинс) увидел барлога — а иногда именно они расскажут о том, что написал про это Толкиен). Сейчас уже практически вытеснен ВТС.
  • «Социолект ниэннистов» — похож на «старотолкинистский» (так как именно от него он в своё время и произошёл), но использует свои собственные варианты имён (так, например, Мелькора никогда не назовут Морготом, Саурона будут звать именами Артано и Гортхауэр (именно с вставленным сюда «э»; но не Майрон, не Тху и не Зигур), Арду будут называть Артой и так далее) и повторяет ошибки в эльфийских именах в самой ЧКА (Финрода, например, будут звать Финарато вместо правильного «Финдарато»). На данный момент практически полностью вымер, хотя в начале и середине нулевых использовался очень широко.
  • А вот региональные различия изучить и даже просто описать уже невозможно — они повторили судьбу мёртвых дописьменных языков. В данном случае они были «доинтернетными» — и региональные сообщества толкинистов (вместе с их социолектами) угасли ещё до массовой интернетизации России. Хотя можно достоверно говорить о том, что региональные социолекты в толкинистском сообществе России и стран ближнего зарубежья в своё время существовали.

Толкинизм ныне[править]

Несмотря на некое «угасание», толкинистское сообщество и сейчас вполне живо и активно — проводится множество разнообразных мероприятий (отдельно нужно упомянуть конвенты), в форумах и социальных сетях существуют активные ресурсы, посвящённые Толкину и его произведениям.

Влияние на искусство и общество[править]

Толкинисты в массах (впрочем, большая часть цивилов о толкинистах если и наслышана, то краем уха) представляются «дивными в плащах и занавесках», что уже лет 20–25 как неактуально. Впрочем, в былые времена толкинизм был своего рода «пощёчиной общественному вкусу» — презрение к «поп-корму» и ко сложившейся массовой культуре вообще было характерно для толкинистов той эпохи.