33 несчастья

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «A Series of Unfortunate events»)
Перейти к: навигация, поиск
Лемони Сникет: 33 несчастья
Постер к сериалу
Общая информация
Жанр
Страна производстваСША
Канал премьерного показаNetflix
Когда выходил13 января 2017 г. — 1 января 2019 г.
Сезоны3
Всего серий25
Длина серии42-64 минут
В главных ролях:
Нил Патрик ХаррисГраф Олаф
Патрик УорбёртонЛемони Сникет
Малина ВайссманВайолет Бодлер
Луис ХайнсКлаус Бодлер
Пресли СмитСолнышко Бодлер
К. Тодд Фрименмистер Артур По

«33 несчастья» (англ. A Series of Unfortunate events) — приключенчески-фантастический цикл за авторством Лемони Сникета (псевдоним-маска писателя и сценариста Дэниэла Хэндлера). Повествует о злоключениях сирот Бодлеров, пытающихся скрыться от злого графа Олафа и найти себе семью. Дважды удостаивался экранизации — в 2004 г. в виде фильма (в роли графа Олафа — Джим Керри) и в 2017—19 годах в виде телесериала от Netflix (в роли Олафа — Нил Патрик Харрис).

Автор словно присутствует при описываемых событиях, активно разбавляя повествование своими замечаниями и ремарками. В сериале обыграно напрямую: автор фигурирует в кадре наравне с главными героями, невидимый для остальных, при этом не стесняясь время от времени останавливать сцену, перетягивая внимание на себя. В фильме рассказчик также присутствует, но его влияние не так заметно.

Помимо авторского стиля, запоминается история мозговыносящей концентрацией сатирических, готических и просто абсурдных элементов на единицу текста, а также множеством культурных отсылок и любопытной, не сразу прослеживающейся моралью.

Сюжет[править]

Дети Бодлеров в одночасье становятся сиротами, когда их дом сгорает дотла и родители погибают в огне. Поверенный семьи банкир По пытается найти им опекуна, и первым кандидатом оказывается граф Олаф — злой и жестокий человек, желающий завладеть большим наследством Бодлеров. Детям удаётся сбежать и найти себе другого опекуна, но Олаф не собирается сдаваться…

Персонажи[править]

  • Вайолет Бодлер — старшая, леди с замашками пацанки. Четырнадцатилетняя изобретательница, может из попавшего под руку хлама на месте сотворить полезную вещь, за что имеет прозвище «Эдисон». Самая рассудительная из тройки, всегда стремится поддержать младших брата и сестру, а также обладает хорошо развитым чувством такта. Имеет привычку в моменты особой задумчивости подвязывать волосы лентой, чтобы не лезли в глаза.
  • Клаус Бодлер — средний. Книжный червь, а в фильме — еще и запоминает всё прочитанное. Слаб зрением, из-за чего носит очки. Более эмоциональный, чем старшая сестра, несмотря на возраст (двенадцать лет) и щуплое сложение (очень худой, к тому же на голову ниже Вайолет) в решающий момент способен дать отпор человеку в два раза больше его. Выручает сестер своими знаниями из самых разных сфер.
  • Солнышко Бодлер — младшая. На начало повествования ей всего три года, но она понимает происходящее и даже способна говорить, хотя понимают её только брат и сестра. Как ни странно, очень любит вполне сносно готовить.
  • Мистер По — банкир, под чьим надзором оказывается состояние младших Бодлеров после смерти их родителей. Занимается подбором опекунов для сирот, на деле же совершенно некомпетентен и не заинтересован в добросовестном выполнении своих обязанностей. Хотя, наиболее вероятно, он это не со зла. Наиболее вероятно.
  • Граф Олаф — главный злодей цикла, высокий и худой как жердь. Актёр, воинствующая бездарность, мастер маскировки и трикстер, преследующий сирот Бодлеров с целью завладеть их наследством. Но не все так просто…
    • Гнусный алкаш — большой любитель выпить. И действительно гнусный — во всех смыслах — тип.
    • Домашний тиран — в первой книге выступает в роли сабжа для сирот, ибо в арсенале у него целый набор: эксплуатация детского труда, рукоприкладство, грубость и постоянные издевательства. Это уже не говоря про то, что он и не скрывал, что прикончит сирот — сразу, как получит их деньги. Неудивительно, что дети вспоминают время, проведенное в его доме, как худшее, что с ними когда-либо случалось.
    • Зашкаливающее самомнение — одним из любимых занятий Олафа является восхваление себя любимого.
    • Зловещий иностранец. Отлично обыгран и троп «смешной иностранец»: (пригрозив детям огромным ножом и заметив, что это видел Монти): «Детьям не стоить играть с такой острий опасний штука!»
  • Комический социопат.
    • Неряха, да еще какой! Многократно подсвечено, что следить за собой не считает нужным. С другой стороны, никто, кроме сирот, не обращает на это никакого внимания.
    • Патологический лжец — врёт много, часто, со вкусом. И тем смешнее становится, когда в «Змеином Зале» он упрекает сирот во лжи («Лгать нехорошо, дети»). Что характерно, ему верят.
    • Садистский выбор — предлагает детишкам выбрать, кто из них троих останется жить с ним — оставшихся двух он планирует прикончить, чтобы не путались под ногами. Конечно, Бодлеры и не думают принимать такое решение, да и Олаф не успевает осуществить свою угрозу, но сам факт…
    • Что бы такого сделать плохого — типичное поведение Олафа, особенно когда дело касается поджогов.

Литературный первоисточник[править]

Оригинальный цикл состоит из тринадцати небольших книг, в большинстве из которых события развиваются по схожему сценарию: Граф Олаф находит сирот в их новом пристанище и пытается всеми мыслимыми и немыслимыми способами их похитить/взять под опеку. Дети придумывают некий хитроумный план, изобличающий злодея, и все заканчивается относительно благополучно — Олаф с позором сбегает, чтобы вновь появиться в следующей части. Такая схема, очень долгое время остающаяся неизменной, может либо раздражать (в этом случае цикл обычно бросают на полпути), либо неизменно радовать своей доведенной до поистине эпических масштабов абсурдностью. Что действительно доставляет, так это то, что вся абсурдность мира Сникета раскрывается постепенно: маскировки Олафа становятся все более нелепыми, опекуны — все более эксцентричными, а обстановка чем дальше, тем сильнее отдает сюрреалистичностью. Обе экранизации лишены этого достоинства: сериал сразу представлен абсурдным донельзя, а фильму, чтобы развернуться, банально не хватает хронометража. Также, если сравнивать с экранизациями, отличительной особенностью книжной серии является ее куда более мрачная атмосфера. И да, здесь Олаф умел быть страшным.

Ниже приведен полный список книг, входящих в серию. При этом в оригинальных названиях можно наблюдать тавтограмму, что вполне ожидаемо слили при переводе.

The Bad Beginning, она же Скверное Начало — первая книга серии. Первым опекуном детей становится сам Граф Олаф, который, как ни удивительно, пока действительно просто Граф Олаф. В этой части мы знакомимся с персонажами и конфликтом истории, а также узнаем про макгаффин — огромное состояние, оставленное Бодлерам родителями. Первое испытание для Бодлеров — равнодушие взрослых.

The Reptile Room, она же Змеиный Зал — вторая книга серии. Опекуном детей становится добродушный Монтгомери Монтгомери (sic!) aka дядюшка Монти, фанат герпетологии и знатный приключенец. Маскировка Олафа — научный ассистент. На этот раз в центре сюжета — ограниченность и тщеславие.

The Wide Window, она же Огромное Окно — третья книга. Опекуном детей становится Жозефина Ануистл, нервная немолодая женщина с просто чудовищным набором фобий, среди которых как совершенно нелепые (страх пользоваться телефоном или ручками двери или боязнь риелторов), так и более-менее обоснованные (после того, как ее мужа заживо сожрали пиявки, страх перед этими тварями абсолютно понятен). Олаф не заставил себя долго ждать и объявился в облике бывалого капитана, мигом завоевавшего сердце бедной одинокой женщины. На этот раз автор прошелся по параноикам и граммар-наци: Жозефина указала агрессивно настроенному убийце на его грамматические ошибки, что стоило ей жизни.

Miserable Mill, она же Зловещая Лесопилка — четвертая часть, задающая новую планку: теперь с детьми начинают обращаться действительно плохо. Хорошие опекуны закончились, и дети попадают под опеку (а фактически в рабство) жадного и беспринципного владельца лесопилки, которого все называют просто Сэр. Плох настолько, что не чурается использования бесплатного детского труда, а вместо зарплаты выдает никому не нужные купоны на скидки и прочие бесполезные бумажки. Олаф долгое время остается в тени — но лишь для того, чтобы позже с блеском ворваться на сцену в образе регистраторши Ширли, лелеющей мечту взять под опеку — какое совпадение! — троих разновозрастных детишек. Под раздачу попала сама система сложившихся трудовых отношений, при которых человек фактически добровольно продает себя в рабство. Тема терпил раскрыта целиком и полностью.

Austere Academy, она же Изуверский Интернат — книга пятая. Как несложно догадаться из названия, Бодлеров наконец определили в учебное заведение, дабы они могли наконец продолжить обучение и навсегда забыть о преследованиях Графа Олафа. Ведь теперь каждого, кто окажется на территории школы, будут проверять при помощи суперсовременного компьютера… программное обеспечение для которого писали дети из школьного кружка радиотехники. В общем, не стоит удивляться тому, что Олаф весьма успешно проник в школу под личиной физрука — тренера Чингиза. Кроссовки и свисток прилагаются. В целом, напоминает предыдущую часть, только про школу. Бодлерам приходится столкнуться с сомнительной системой авторитетов и недо-образованием, любезно предложенным местной школой-помойкой (см. ниже, в разделе «Что здесь имеется»). Зато в этой части сироты наконец находят друзей — тройняшек Квегмайров.

The Ersatz Elevator, она же Липовый Лифт — часть шестая. Сироты попадают к чете Скволор, чудовищно богатой и столь же модной (справедливости ради, по-настоящему за модой там следит только Эсме, а ее муж Джером просто не любит спорить с женой). Олаф изображает стильного иностранца Гюнтера, приехавшего на модный аукцион и на этой почве задружившегося с Эсме. Впрочем, и сама Эсме не так уж проста… Высмеивается, соответственно, слепое следование моде.

The Vile Village, она же Гадкий Городишко — седьмая книга цикла и одна из самых абсурдных частей в принципе. Детишек сплавляют от греха подальше в настоящую глухомань — жители здесь, мягко говоря, странноватые, а уж обычаи у них… Например, сжечь на костре нарушителя спокойствия здесь — в порядке вещей. Для того, чтобы стать кандидатом на растопку, достаточно читать книги, запрещенные Советом (а запрещено все, кроме свода деревенских правил) или использовать механические устройства. Олаф подбирается к Бодлерам в образе детектива Дюпена и обвиняет их ни много ни мало — в убийстве самого себя. Деревенские в восторге. Вся часть — одна большая пародия на популярный в американской литературе образ маленького зловещего городка. Начиная с этой книги, дети берут инициативу в свои руки и дальше двигаются вперед уже самостоятельно, мало доверяя взрослым. Что ж, причин для этого более чем досточно.

The Hostile Hospital, она же Кошмарная Клиника — самая мрачная часть, местами балансирует на грани топливо ночного кошмара. Достаточно сказать, что здесь ребенку собираются отрезать голову на глазах у огромной толпы, и толпе норм. На этот раз Олаф почти не принимает участие в творящемся звиздеце, зато наконец дали слово его приспешникам. Тема психологии толпы, затронутая еще в «The Vile Village», раскрыта здесь с большим размахом. И да, ни у кого не вызвала подозрений медсестра, которая выглядит и ведет себя как ребенок, только-только начавший ходить.

The Carnivorous Carnival, она же Кровожадный Карнавал — девятая книга цикла. Олаф пробует себя в роли шоумена, а дети узнают все больше про своих родителей и секретное общество, в котором те состояли. Опять же психология толпы плюс добавляется довольно тонкий стеб над навешиванием ярлыков людям, чем-то отличающимся от остальных. Дополнительные очки — за персонажей, которые сами себея эти ярлыки и навесили.

The Slippery Slope, она же Скользкий Склон — десятая часть. Единственная, где Олаф никого не изображает, зато много пьет, рефлексирует из-за неудач и вовсю отыгрывается на младенце. Здесь появляются самые Главные Гады, и в целом плотность загадок на единицу текста значительно увеличивается.

The Grim Grotto, она же Угрюмый Грот — книга одиннадцатая, запоминающаяся не столько подводным квестом по добыче нового макгаффина — сахарницы, сколько изощренно изобретательными и изобретательно изощренными попытками Олафа и его подпруги родить подобие настоящего злодейского смеха. Начиная с этой части автор начинает выводить мораль всей истории — не бывает плохих или хороших людей. Для этой цели в повествование вводится медузообразный мицелий — ядовитый гриб, призванный выполнять роль биологического оружия и ружья Чехова.

The Penultimate Peril, она же Предпоследняя Передряга — часть двенадцатая. Своеобразный последний гвоздь в крышку гроба, в котором дети Бодлеры похоронили свою веру во взрослых. Содержит неправый суд, прорву лицемерия от самых разных персонажей и новый взгляд на историю, уже от Графа Олафа. А ещё в финале почти все главные и второстепенные персонажи собираются в отеле «Развязка», где большинство из них погибают при пожаре.

The End, она же Конец! — собственно, конец.

Что здесь имеется[править]

  • Антисеттинг — во все поля. Мир, в котором живут главные герои, абсурден настолько, что это удивляет даже их самих. При попытке разобраться, что тут вообще происходит, наступает вывих мозга.
  • Франглиспания — действие происходит в абстрактной Западной Европе; среди имён персонажей попадаются английские, французские, немецкие, скандинавские.
  • Дофига персонажей — условно: за все книги цикла персонажей и впрямь наберётся немало, но постоянных не так уж и много.
  • АнтизлодейКрюкастый, он же Фернальд. В сериале он — Алибабаевич.
  • Богатые тоже плачут — дети Бодлеры невероятно богаты, и как им это помогло? Субверсия: пользоваться деньгами они смогут только после совершеннолетия Вайолет, а пока всеми делами, касающимися их наследства, заведует мистер По.
    • В истории вообще фигурирует очень много богачей, но серия не носила бы такое название, если бы деньги могли решить все их проблемы.
  • Вечная загадка — множество вопросов так и остались без ответа. Вполне намеренно.
  • Война интеллектов — упрощённая, но всё же: большая часть сюжета основана на том, как Олаф задумывает новый план по захвату сирот, а те используют все свои способности и смекалку, дабы ему помешать.
  • Все цвета спектра — самоотверженные и готовые на всё ради Бодлеров Квегмайры, добрые, но неспособные побороть свои страхи Джером Скволор, Гектор и тётя Жозефина, неприятные и раздражающие, но не являющиеся злодеями персонажи вроде завуча Нерона или Сэра, способные на привязанность (пусть даже к очень немногим) злодеи Олаф и Эсме Скволор. Есть и лишённые какой-либо человечности персонажи — некоторые(!) сообщники Олафа. Ряд персонажей совершает поворот кругом, а сами Бодлеры ближе к концу серии всё чаще и чаще совершают сомнительные с точки зрения морали поступки. Короче говоря, в произведении фигурируют персонажи всевозможных моральных уровней.
  • Всесильная бюрократия — дети-Бодлеры ощутили это на себе в полной мере. Самым показательным является эпизод суда, в котором облеченные властью злодеи используют свое положение, чтобы заставить всех вокруг поверить, что Бодлеры причастны к всевозможным преступлениям. Подсвечено: Верховный Суд восседает так высоко, что его не разглядеть ни зрителям, ни подсудимым.
  • Жанровая смекалка — Олаф только на том и держится все тринадцать книг. Проигрывая сиротам в начитанности и эрудированности, он тем не менее ведет борьбу на равных исключительно благодаря сабжу. А вот сироты Бодлеры ближе к противоположному тропу. Правда, чем дальше, тем меньше это проявляется. Умнеют детишки.
  • Искупление равносильно смертиОлаф, с прикрученным фитильком. Выносит беременную Кит Сникет на берег, но погибает от раны, которую ему нанёс гарпуном Ишмаэль.
  • Куда заводит месть — как ни странно, повод злодействовать у Эсме Скволор и графа Олафа есть: у первой родители Бодлеров украли сахарницу с наследством семьи Скволор, у второго и вовсе убили родителей.
  • Козёл — их немало. В первую очередь это, конечно, Олаф, но можно еще вспомнить таких представителей как Сэр, Неро и практически все жители вороновой деревни, кроме Гектора. На женскую версию отлично тянут Эсме и в сериале — жена Артура По.
  • Королева бреется:
    • Олаф выдает себя за регистратора Ширли и Кит Сникет.
    • В восьмой книге Клаус переодевается в одну из сообщниц Олафа, чтобы спасти сестру.
    • В двенадцатой — бывший карнавальный урод Кевин переоделся прачкой.
    • В сериале один из сообщников Олафа выдавал себя за медсестру Лукафонт.
  • Костюмное порно — есть и такое. Одни наряды Эсме Скволор чего стоят!
    • Отвергнутая женщина — это страшно — этот троп пытается отыграть Эсме после того как Олаф бросает ее. Получается не очень: мелкие пакости и словесные перепалки максимум портят злодею настроение. А заканчивается и того хуже — во время пожара Эсме назло Олафу остается в отеле, где, возможно, погибает.
    • Подкаблучник — Джером Скволор. Больше всего на свете не любит спорить с женой, даже когда это необходимо. А ещё не любит лососину, но обедает в любимом ресторане Эсме, где из лососины готовятся все блюда (включая десерты). Даже в отсутствие самой супруги.
  • Крутое семейство — Бодлеры, Квегмайры, Сникеты. Интересен случай тем, что поначалу дети считают свои семьи вполне обычными. И только потом, когда узнают, сколько у их родителей было скелетов в шкафу…
  • Коронная фраза — тех, кто ей не нравится, Кармелита называет «кексолизами», а если ей не нравится неодушевлённый предмет, он автоматически начинает именоваться «кексолизным».
    • Устоявшийся неточный перевод — в оригинале любимое ругательство Кармелиты «кексолиз» выглядит так: «cake sniffer». Поэтому куда правильнее будет перевод, использованный в озвучке сериала от Jaskier: «тортонюх».
    • Лицемерие — это смешно — в сериале присутствует сцена, где Кармелита, обожающая раздавать всем, кто ей не нравится, кличку «тортонюх», ночью пробирается на кухню и, пока никто не видит… Нюхает там торт!
  • Лебединая верность — Лемони Сникет очень уважает этот троп.
  • Маленькие гадёныши — Кармелита Спатс, «балерина-чечёточница-сказочная принцесса-ветеринар» и «футбольно-ковбойски-супергероически-солдатская пиратка».
  • Макгаффин — сахарница.
    • Ну и конечно, пресловутое наследство Бодлеров.
  • Навозная пресса — Дейли Пунктилио. Ладно бы только коверкали до неузнаваемости имена, так еще и на основании голословных заявлений обвинили Бодлеров в убийстве Олафа (который на самом деле Жак Сникет и убил его настоящий Олаф), так что им пришлось скрываться.
  • Неожиданно жестокая смерть — в ассортименте: здесь и львы, и плотоядные пиявки, и бензопилы, и пожары…
  • Никто не верит ребёнку — весь сюжет крутится вокруг того факта, что взрослые совершенно не желают прислушиваться к словам трех главных героев-детей. Заканчивается все тем, что дети окончательно разочаровываются во взрослых и учатся справляться с проблемами самостоятельно. Благо ребятишки они смышлёные.
  • Обнять и плакать — история богата на подобных персонажей. Вполне ожидаемо, раз цикл носит название «Серия несчастливых событий», а автор настойчиво советует почитать другую, более жизнеутверждающую книжку. В первую очередь это, конечно, сироты Бодлеры, в одночасье оказавшиеся без родителей и дома, вынужденные переходить от опекуна к опекуну и жить в постоянном страхе перед преследующим их Олафом. По мере развития сюжета дети подвергаются как моральному, так и физическому насилию, их используют как бесплатную рабочую силу, заставляют жить в нечеловеческих условия, а однажды даже угрожают сжечь заживо. Конечно, происходящее зачастую отдает абсурдом, но дети воспринимают это абсолютно серьезно, и их действительно жаль.
    • Квегмаеры — по той же причине. Сироты, получившие огромное наследство, из-за чего на них обратил внимание Олаф. Долгое время он держал их в заключении, запугивал, в подробностях расписывая все то, что с ними сделает, когда наложит лапы на их сапфиры. Не стоит и говорить, что когда Бодлеры нашли их, тройняшки выглядели вконец разбитыми.
    • Тетя Жозефина. В целом неплохая женщина, но огромное количество фобий и потеря любимого мужа сделали ее жизнь практически беспросветной.
    • Лемони Сникет, всю жизнь трогательно влюблённый в одну женщину и потерявший ее из-за непрекращающейся и бессмысленной вражды двух сторон Раскола. Был вынужден отказаться от всего, что любил, чтобы спасти ее — но в результате пережил ее на долгие-долгие годы. В серии романов влачил жалкое существование, постоянно прячась от преследователей, заимел паранойю, и на момент написания истории его психика истощена настолько, что он может расплакаться практически по любому поводу. Обнять и плакать.
    • У многих читателей и зрителей подобные чувства вызывает сам Олаф. Причин для этого много, но основная — убийство его родителей Сникетами и Бодлерами.
  • От плохого к ужасному — именно так и происходит с Бодлерами: почти в каждой книге они умудряются спастись, но их положение становится хуже предыдущего — их обвиняют в убийствах, поджогах и т. д. Да и обрывки информации об их семье, Г. П. В. и его членах заставляют пересмотреть мнение о родителях Бодлеров.
  • Отрастить бороду — то, что сначала кажется бесконечным квестом по спасению от злодея, впоследствии добавляет тайные общества, всемирные заговоры, в которых участвовали в том числе и исторические личности, и биологическое оружие.
  • Самый Главный Гад — мужчина с бородой, но без волос, и женщина с волосами, но без бороды. Очевидно, занимали высокий пост в Г. П. В., повелевают орлами, сам Олаф обращается к ним подобострастно, а автор отказывается писать о них, ибо они слишком страшные и отвратительные злодеи, чтобы писать даже их имена. За вычетом встречи с Олафом в горах с похищением отряда скаутов и выступления в роли судей в отеле «Развязка», не проявили себя никак.
  • Смерть — лучшее алиби — с какого-то момента Олаф решает инсценировать свое собственное убийство — и это работает! Розыск прекращается, а сам злодей может проворачивать свои гнусные планы уже в открытую, не рискуя быть арестованным. А убийцы, само собой, Бодлеры. Да-да.
  • Сотвори себе злодея — когда-то давным-давно Сникеты и родители Бодлеров ОЧЕНЬ крупно насолили Олафу и Эсме. А эти двое уже решили отыграться на их детях. Собственно, все несчастья сирот стали возможны только потому, что когда-то их родители перешли моральный горизонт. Дети, конечно, ни при чём, но…
  • Специально коверкает язык — Олаф, замаскированный под Гюнтера, и Мадам Лулу/Оливия — оба говорят на ломаном языке. В первом случае с прикрученным фитильком (Олаф использует это только для одной из своих многочисленных маскировок), во втором — сыграно в полную силу (Лулу явно уже очень давно изображает из себя гадалку, и стало быть, уже привыкла разговаривать так — ещё удивительно, что не забыла нормальный английский).
  • Так было надопожар в отеле «Развязка», последнем пристанище Г. П.В., убивший большинство героев и злодеев и устроенный… Бодлерами, главными героями! Да, они сознательно обрекли на смерть множество людей (хотя и кричали всем о пожаре) — но только так можно было подать сигнал о том, что и отель больше не является безопасным местом, и уберечь остатки Г. П. В..
  • Заговор Весёлых Мебельщиков — организация Г. П. В. с кучей самых разных отделений, секретными ходами, опознавательными знаками и операциями была призвана «предотвращать пожары во всех смыслах», что бы это ни значило. За 10-15 лет до начала серии в обществе произошел раскол: одни продолжили тушить пожары, другие решили их разводить — и отличить одного от другого было невозможно, ибо они использовали одни и те же опознавательные знаки.
  • Традиции превыше разума (и не только) — Город Почитателей Ворон. Куча законов, один другого нелепее, строжайший запрет на использование любых технических изобретений (очевидное На тебе! Хэндлера в адрес некоторых религиозных течений вроде амишей), ну а тех, кто нарушает законы, добрые жители деревни с радостью спалят на костре. И хотя на дворе неопределённое время действия, но явно не раньше 1980-х (у директора Ниро всё же есть свой компьютер).
    • Секта — община Измаила. И Город Почитателей Ворон тоже.
  • Школа-помойка — частная школа мистера Пруфрока. Платным ученикам предоставляют комфортабельные помещения, а бесплатным — лачугу, но все они вынуждены ходить к одним учителям, пересказывающим истории из своей жизни или факты о размерах различных вещей. Не считая обязательного ежевечернего концерта Ниро, за каждый пропуск нужно сдать кулёк карамели.
    • Ужасный музыкант — Ниро. Сам себя считает гением.
    • Учитель-самодур пополам с эксцентричный учитель — учителя старших Бодлеров. Одна заставляет заниматься бесполезными однотипными измерениями всего, что под руку подвернется, второй только и делает, что жует бананы и травит истории из своей жизни.
  • Что за идиот! — большинство людей, решивших опекать сирот Бодлеров (исключением можно считать Монти, и то не полностью). Даже те немногие, кто по-доброму к ним относится и недолюбливает Олафа.
  • Чужеродное чудовище — Великое Неизвестное. Субверсия: никто вообще не знает, что это — чудовище, механизм, природный феномен или что-то ещё.
  • Я пострадавший, мне всё можно — Олаф. С прикрученным фитильком: он и до убийства родителей враждовал с представителями другой стороны Раскола, это событие лишь подлило масла в огонь. В сериале это соседний троп.
  • Открытый финалсироты Бодлеров отправляются обратно в большой мир, и, судя по всему, их лодка терпит крушение; по разрозненным намёкам можно догадаться, что выжили все трое, но их дальнейшая судьба неизвестна. Как неизвестна и судьба мира в целом — добрался ли медузообразный мицелий до суши и произошел ли конец света, остается только гадать. То же самое и в фильме: Графа Олафа осудили, но оправдали и он сумел сбежать, а сироты Бодлер изучают странные мини-подзорные трубы на развалинах их дома
    • А вот в сериале однозначный хэппи-энд: Вайолет, Клаус и Солнышко выжили, вырастили дочь Кит Сникет Беатрис, и она воссоединилась в конце со своим дядей Лемони.

Тропы вокруг 33 несчастий[править]

  • Разрушение четвёртой стены — автор не последний участник происшедших событий и регулярно посылает рукописи своему агенту в мире Дэниелу Хэндлеру. Правда, он лишь все время идет по следам Бодлеров.
  • Адаптационная любовная линия — между Жаком Сникетом и Оливией Калибан. В книге-первоисточнике они пересекались лишь когда Жак зашел к ней спросить о брате. Здесь же они не только коллеги на практически постоянной основе, но и возлюбленные.
  • Блестящий неканон — в сериале добавлены сцены (в том числе флэшбэки), которых в первоисточнике не было, но которые отлично дополняют историю. А за сериальную сцену суда автор данной правки и вовсе готов аплодировать стоя. Кстати о ней…
    • Непреднамеренное совпадение — при просмотре автор данной правки долго ломал голову, где ж ещё он это видел. Судят одновременно протагонистов и антагониста, то бишь, каждая сторона — одновременно обвиняемый и обвинитель. По ходу дела протагонисты предъявляют обвинения антагонисту и в какой-то момент вызывают его в качестве свидетеля. А тот, не скрывая, что охотился за принадлежащими протагонисту денежками, начинает резать правду-матку, открывая детушкам глаза на то, что у тех, кого они считали добрыми и благородными, рыльце так или иначе в пушку (некоторые просто до поры до времени это тщательно скрывали), и даже они сами успели замарать ручки, так что ещё вопрос, кто тут злодей. Ах, да, и ещё по итогам выводится мысль, что не бывает полностью добрых или полностью злых людей. В общем, долго-долго автор данной правки ловил дежавю, а потом вспомнил: заменить Бодлеров одной девочкой, похожей на них начитанностью и эрудицией, и будет почти один в один сцена суда из последней главы книги Александра Андерсона «Элизиум. Аликс и монеты».
  • Зловещие близнецышутки ради: в сериале двух бледнолицых женщин из оригинала заменили на лихого вида старушек-близняшек, которые в одной из серий целенаправленно косплеят героинь из знаменитой сценки «Сияния».
  • Зрители — гении — огромное множество отсылок, аллюзий, анаграмм, ребусов, сложных слов и бог весть чего ещё.
  • Определённо не для детей — книга хоть и позиционировалась как детская, да и была в числе тех, что поднялись на волне от Гарри Поттера, но детям она будет, мягко говоря, сложна и мрачна.
  • Жуткие детишки — Кармелита Спатс в сериале. Как минимум двое взрослых персонажей не скрывают своего ужаса, завидев сию очаровательную девочку. А все потому, что в этой вселенной взрослые в большинстве своем совершенно беспомощны и бесполезны, и бойкая злая девица может вертеть ими как ей заблагорассудится.
  • Злодей-недотепа — Олаф в сериале, хотя время от времени проявлял такие тенденции и в первоисточнике. Регулярно садится в лужу, не может (и не хочет) планировать дольше, чем на пару шагов вперед, к тому же неуклюж и довольно несерьезен. И при этом он все равно способен обвести вокруг пальца практически любого взрослого этого сериала.
    • А также другие члены его труппы (в сериале). Впрочем, злодеями их можно назвать с большой натяжкой.
  • Концентратор ненависти — ближе к концу истории таковым для многих читателей/зрителей стал мистер По.
    • И Кармелита. Прямо как в известном меме: можно сочувствовать графу Олафу, можно обожать его приспешников — но абсолютно все ненавидят эту сволочь!
  • Самоубийственная самоуверенность — в телесериале этот недуг поразил Монтгомери Монтгомери. Если в книге его промашка заключалась в том, что он не сумел поверить детям, то в сериале все гораздо хуже: даже разоблачив (хоть и не до конца) злодея, Монти просто отпускает его, уверенный, что демонстрации своей крутости и монолога почему ты отстой вполне достаточно. Когда имеешь дело с Олафом, итог закономерен.
    • На подобном, кстати, в сериале погорела и Жозефина.
  • Окрутеть в адаптации — до кучи: дядя Монти, Жозефина, Жак, Оливия, Кит Сникет — да практически все положительные герои в сериале резко подняли уровень крутизны. Не помогло.
  • Похорошеть в адаптации — Кармелита Спатс в сериале, если сравнивать с первоисточником. А также Олаф, Жак и Фернальд. В целом это в той или иной мере касается почти всех персонажей — актеров набирали симпатичных.
  • Пощадить в адаптации:
    • В книгах часть актёров труппы Олафа погибают, в сериале же они не только выживают, но и в конце получают хеппи-энд.
    • В книге «Предпоследняя передряга» судьба людей в отеле не известна, в сериале же показано, что их вывели из здания пожарные. Ну, или хотя бы часть из них.
  • Убить в адаптации:
    • Отчим Фионы и Фернальда (Крюкастого) — правда, в сериале он погиб до начала сюжета.
      • А в финале с ними вместо него, видимо, говорил автоответчик?
    • В книге Уроды присутствовали в отеле, в сериале же их убивают «мужчина с бородой, но без волос, и женщина с волосами, но без бороды».