Сговор остолопов

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Когда на свете появляется истинный гений, вы можете его узнать вот по какому признаку: все остолопы вступают против него в сговор. »
— Джонатан Свифт
« Этот город знаменит своими шулерами, проститутками, эксгибиционистами, антихристами, алкоголиками, содомитами, наркоманами, фетишистами, онанистами, порнографами, жуликами, девками, любителями мусорить и лесбиянками, и все они чересчур хорошо защищены взятками. Если у вас найдется свободная минута, я, разумеется, пущусь с вами в дискуссию о проблеме преступности, но попробуйте только сделать ошибку, сами побеспокоив меня. »
— Игнациус, отмахиваясь от полицейского

«Сговор остолопов» — трагикомический роман американского писателя Джона Кеннеди Тула. Тул страдал от клинической депрессии и паранойи, не пережил отказа в публикации романа и покончил с собой, после чего рукопись пролежала в столе его матери до 1980 года, после чего была опубликована, сразу стала культовой классикой, а вскоре после этого — и классикой американской и мировой литературы, а Тулу присвоили Пулитцеровскую премию посмертно.

Главным героем произведения является Игнациус Ж. Райлли, озлобленный на мир в целом и некоторые группы людей в частности ленивый инфантильный толстяк, живущий на пенсию матери в её квартире, пока та не выпихивает его из дома на поиски работы, после чего он попадает в мириады разных ситуаций и встречает целую ораву интересных жителей Нового Орлеана.

Тропы и штампы[править]

  • Авторский рупор — внезапно, Игнациус. У него был и другой реальный прототип, но некоторые черты его характера Тул писал с себя, да и работы, которые он перепробовал, тоже взяты из жизни автора.
  • Басня понята неправильно — внутримировой пример. Читатель, знакомый с Боэцием, заметит, что Игнациус несколько неправильно понимает его рассуждения о колесе Фортуны.
  • Бленд-нейм — Игнациус устраивается на работу на брючную фабрику к мистеру Леви.
  • Вечный ребёнок — на редкость неприятный пример.
  • Говорящее имя — постоянно объедающийся толстяк Ж. Райлли. Тут скорее Эффект Телепорно — в оригинале нет такого коннотата.
  • Гладить собаку — что ни говори, а своего пса маленький Игнациус действительно любил. А в зрелом возрасте был изрядно оцарапан при попытке одомашнить уличного кота.
  • ГЭС — чем-то подобным закончилось для Игнациуса публичное унижение и попадание в газеты в сомнительном контексте. А потом Ирен Райлли решила, что с неё хватит…
  • Роскошная деконструкция образа непонятого и гонимого обществом гения (см. первый эпиграф). Непонимание-то на месте, а вот гениальность (как и львиная доля гонений) — не что иное, как плод весьма воспалённого воображения.
  • Житель Страны Эльфов был прав — некоторые замечания Игнациуса об окружающих попадают в самую точку.
  • Закадычные враги — Мирна и Игнациус. Несмотря на диаметральную противоположность взглядов и красочные эпистолярные перепалки, явно пребывают на одной волне. В конце Мирна так вообще играет роль кавалерии, увозя товарища в Нью-Йорк из-под носа психиатров. И даются прозрачные намёки, что шаг от ненависти до любви был после этого окончательно пройден.
  • Злой начальник — Лана Ли, обкрадывающая своих подчинённых и избивающая некоторых из них. На минималках — владелец киоска хот-догов, в котором Игнациус сожрал все сосиски — у него есть более чем веские причины злиться на Игнациуса, но тем не менее он заставляет того носить идиотский пиратский костюм и угрожает заколоть его вилкой.
  • Изнасилование — это весело — в финале романа Лана оказывается в тюрьме, где ей предстоит быть изнасилованной лесбиянками.
  • Кошмар для переводчика — игры слов не так много, зато много персонажей, почти каждый из которых обладает своей заковыристой манерой речи. Русский перевод, впрочем, получился блистательным.
  • Красная угроза — Холодная Война, что же вы хотели? Evil communiss (sic!) выступают в виде эдакого абстрактного народного бабайки на все случаи жизни.
  • Крутая бабуля — Санта Батталья. Далеко не ангел (чего стоит её лекция о пользе битья детей), но как мастерски она вернула миссис Райлли волю к жизни, попутно выбешивая Игнациуса!
  • Крутой, но ленивый — в некотором смысле слова «крутой». Игнациус раньше был, на минуточку, преподавателем средневековой философии в университете, но ему было лень проверять домашние задания студентов.
  • Куда ни кинь — всюду клин — Лана заставляет Джоунса работать за копейки под угрозой сдать его полиции.
  • Маменькин сынок — о, да.
  • Манерный гей — целая компания таких во главе с пустоголовым гедонистом Дорианом Грином.
  • Маразм Склерозыч Альцгеймер — им страдает мисс Трикси, восьмидесятилетняя сотрудница «штанов Леви», которую вопреки её мольбам продолжают держать на работе для поддержания бодрости ума и духа.
  • Мета-пророчество — действие происходит в 1960-х, но вечные пререкания Игнациуса и Мирны вплоть до выбора слов напоминают перепалки альтернативных правых с феминистками в Твиттере.
  • Наделать в штаны — в одном из флэшбэков Игнациус испугался в школе физического эксперимента, нагадил в штаны и ходил так целый день.
  • Неполиткорректный злодей — Лана и Джордж, закоренелые расисты. Игнациус, наоборот, обёртывает свои предрассудки в цветастые выражения.
  • Обнять и плакать — бедная миссис Райлли. Трогательная пожилая женщина, затюканная собственным избалованным отпрыском, натурально отравляющим ей жизнь. Впрочем, к финалу наращивает уверенность в себе, находит любовь и после долгих терзаний решается сдать сына в сумасшедший дом.
    • Да и самого сынулю, с его полной неприспособленностью к жизни и очевидным психическим нездоровьем, местами просто жаль. Подсвечено мистером Леви.
  • Образованный — не значит умный — О, ДА.
    • Малообразованный умник — чернокожий уборщик Джоунс. Гоповат, имеет проблемы с полицией, разговаривает на жутком жаргоне, не оставляющем сомнений в уровне образования (да и какое образование у негра в 60-х в бедном районе, да ещё на Юге!). При всём при том — вероятно, самый здравомыслящий и сообразительный персонаж книги. Как и большинство условно положительных персонажей, успешно добивается своего хэппи-энда.
  • Проблема противоположных оценок — затянутая несмешная комедия сплошь про неприятных людей или эпическая пощёчина всей убогости общества? А может, вообще душераздирающая трагедия о том, как страшно и одиноко быть бестолковым злым козлом? Не то, чтобы всё это было совсем несовместимо...
  • Ружьё Чехова — целая оружейная палата. Особенно — до фанатизма любимая Игнациусом книга «Утешение философией», которая чередой метких выстрелов строит половину сюжета.
  • Серо-серая мораль — полных чудовищ тут нет, как и храбрых благородных героев, зато есть куча новоорлеанских маргиналов, мелких преступников и обычных людей разного уровня адекватности (в основном низкого) и отвратительности (в основном высокого).
  • Сутенёр — Лана Ли.
  • Толстый злодей — Игнациус.
  • Фатальная слабость — Игнациус не понимает, что у его поступков есть последствия.
  • Фрейд был прав — отвращение Игнациуса к науке можно объяснить пережитой им в детстве травмой. Покопавшись во Фрейде, можно многое сказать и про его цветастые сексуальные фантазии, связанные с любимой им в детстве собакой.
  • Ханжа — Игнациус, не затыкаясь, талдычит о высоких моральных устоях, при этом регулярно мастурбирует — и фантазии у него достаточно странные, а то и мерзкие.
  • Эпигонство — написанное под псевдонимом Джон Кеннеди Тул-младший произведение под названием A Cornucopia of Dunderheads о приключениях Игнациуса в Нью-Йорке. Естественно, Тул к тому времени уже давно умер и детей после себя не оставил.
  • Это ж надо было додуматься! — глобальный план по внедрению геев на правительственные посты для установления всеобщего мира и благоденствия. Вдвойне шикарен тем, что исходит от ультраконсервативного главного героя.
  • Эффект голубого щенка — Игнациус просит окружающих, чтобы те до него не домогались.