Я хороший, мне всё можно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Tautological Templar. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Склифосовский.pngВкратце
«Я хороший, в этом нет никаких сомнений, поэтому всё, что я делаю, — хорошо!»
« Мы выдаём нашу жадность за справедливость! Мы называем наши запятнанные руки благодатью! Мы наносим удары во имя алчности и тщеславия! »
— Инкариол, «Воин доброй удачи»
« Ты знаешь, кто хуже злодея? Злодей, который думает, что он герой. »
— Джо Аберкромби, «Последний довод королей»
« Англичане во всём мире известны отсутствием совести в политике. Они знатоки искусства прятать свои преступления за фасадом приличия. Так они поступали веками, и это настолько стало частью их натуры, что они сами больше не замечают этой черты. Они действуют с таким благонравным выражением и такой абсолютной серьёзностью, что убеждают даже самих себя, что они служат примером политической невинности. Они не признаются себе в своём лицемерии. Никогда один англичанин не подмигнёт другому и не скажет: «Но мы понимаем, что имеем в виду». Они не только ведут себя как образец чистоты и непорочности — они себе верят. Это и смешно, и опасно. »
— Кто бы мог подумать? Йозеф Геббельс!

Этот персонаж считает самого себя хорошим, но часто поступает плохо, а бывает, что очень плохо, не испытывая ни малейшего раскаяния или сожаления.

Чёрно-белая мораль? Нет, «белые» персонажи в «чёрно-белых» сеттингах действительно стараются избегать плохих поступков. Этот же творит их в количествах и нимало по этому поводу не переживает.

Лицемер? Если бы. Лицемер прекрасно понимает, что такое хорошо и что такое плохо, иначе как бы он мог прикидываться хорошим? Наш же персонаж искренне считает себя хорошим, и ничем его уверенность не перешибёшь.

Готтентотская мораль? Близко, но не совсем. Носитель готтентотской морали за точку отсчета берёт себя самого, а наш герой всерьёз уверен, что играет в команде Добра с большой буквы Д и делает все не для себя, а во благо всего мира.

И нет, он не вигилант и не Робин Гуд: когда он нарушает закон, то делает это не только ради добра или справедливости. Он может творить и зло, и несправедливость, потому что считает, что ему можно.

Иногда оздоровительная порка помогает такому персонажу понять, что к чему. Но чаще, гораздо чаще он нечувствительно переходит моральный горизонт событий и превращается в полное чудовище.

Как такие персонажи получаются? У хороших авторов они служат, как правило, наглядной иллюстрацией к тезису «нельзя терять связи с внутренним критиком, нельзя забывать, что ты не идеален». У плохих авторов они получаются нечаянно, при честной попытке изобразить хорошего человека. Вместо хорошего человека выходит Мэри Сью. Причиной может быть моральная несостоятельность самого автора, неспособного обозначить моральные критерии даже для себя.

Внимание! Прежде чем поместить пример в список, проверьте, точно ли это наш троп.

  1. Герои серо-серых, чёрно-серых или серобуромалиновых историй, а равно злодеи-протагонисты чёрно-белых историй, не позиционирующиеся и не считающие себя хорошими — это не наш случай.
  2. Положительные персонажи, которые, совершая нечто недостойное, потому что этого требовал долг, или так было надо, понимают, что поступают плохо — это не наш случай. По крайней мере, до тех пор, пока это не начинает происходить слишком часто, а оправдываться слишком легко.

Наш случай — это когда:

а) в мире есть чёткие моральные ориентиры, или хотя бы предполагается, что его моральные ориентиры примерно соответствуют нашим;
б) при этом герой плевать на них хотел;
в) при этом он сам считает, что соответствует этим ориентирам на все сто.

Апогей тропа — если персонаж позиционируется как мессия, а то и вовсе главный источник добра и бытия в своём сеттинге, но при этом категорически не укладывается в самые элементарные нормы этих нравственных категорий. Родственный троп: Я плохой, мне всё можно.

Может пересекаться с тропом Не очень благонамеренный экстремист.

Надтроп - Храмовник.

Родственный троп - Я не злой. Противотроп — Я не добрый.

Примеры

Фольклор и традиция

  • Канонический подход в литературе и фольклоре средневековья — от рыцарских баллад до русских былин. Герою (богатырю) можно всё — не только тысячами истреблять каких-нибудь «сарацин» или «поганых» (даже если они не напали первыми, а просто подвернулись ему под руку), но и, развлечения ради, от избытка силушки богатырской, калечить своих товарищей («кого за руку схватит — рука вон, кого за ногу потянет — нога вон»).
  • Индийские «Законы Ману»: крестьянские поля не топтать, некомбатантов не трогать, раненых/обезоруженных/убегающих/сдающихся не убивать, ниже пояса не бить… При этом в «Махабхарате» Пандавы побеждают исключительно потому, что трижды подло нарушают правила войны. ЧСХ, во всех трёх случаях — по совету Кришны, который для кришнаитов — идеальный герой! И потому для кришнаитов — лгать и обманывать естественно! Как сказал нам господь Кришна: «Если для торжества справедливости нужно скрыть правду, то и ложь становится правдой». (c)

Литература

Русскоязычная

  • «Тарас Бульба» — лично Тарас и вся запорожская братва.
  • «Отблески Этерны» — Альдо Ракан. Реально считает себя сакральным королём и спасителем отечества, при том, что не умеет ни воевать, ни управлять страной, а умеет только подлости делать.
  • «Сонхийский цикл» Антона Орлова — Дирвен Кориц. Амулетчик невиданной силы, но при этом — самовлюблённый психопат и моральный урод. Считает, что его исключительный дар даёт ему право на любые нарушения. В итоге любые — совершенно любые! — его действия, совершённые без строжайшего контроля наставников, приводят к катастрофическим последствиям. Ответственности за свои действия он нести не желает — потому что убеждён, что лучшему амулетчику дозволено всё. В конечном счете такая позиция не доводит его до добра: он сначала вступает в банду фашиствующих молодчиков[1], затем снюхивается с древней и абсолютно неадекватной вампиршей, а концу и вовсе твердо встает на путь полного чудовища.
  • «Экзорцист» Корнева: четвёртая книга начинается с того, что главный герой, оставив службу, стал… криминальным авторитетом (похоже, аффтар не на шутку заигрался в GTA и решил, что «хорошему человеку» можно и главарём преступников стать). По сюжету, тем не менее, всё это многоходовочка Ланье и прочих ветеранов-спецслужбистов. Что, конечно же, не извиняет прибирание к рукам наркотраффика (и вливание его в свою же страну), который изначально должен был быть оружием против геополитических противников.
    • В мире «Экзорциста» серо-серая мораль. Разве данный пример подходит под троп?
  • Ричард Длинные Руки из одноимённой серии книг Гая Юлия Орловского (т. е. Юрия Никитина). Является попаданцем в некий мир, пребывающий в состоянии Средневековья (с тем же самым католическим христианством). Искренне верит, что раз он современный, продвинутый, знающий человек, то уж он-то, в отличие от «необразованных местных», знает границу между настоящими добром и злом (читай моральный горизонт событий) и никогда её не перейдёт, а значит, ему можно и убивать любого, кого он захочет, обманывать как врагов, так и тех, кто искренне считает его другом, высокомерно посмеиваться над людьми, которые по незнанию принимают полный бред из уст ГГ за признак крутизны, и спать с девушками через одну (спросите, что такого? А дело в том, что когда он сдерживается, то гордится, что «не позволил плоти командовать им», а потом со следующей же девушкой спит и гордится, что «грязную плоть потешил, но душу чистой сохранил». В чём разница между девушками — понять невозможно). А местные же, по его мнению, — необразованное быдло, которое от малейшего грешка скатится до состояния скота. Поэтому все остальные должны быть правильными всё время, а ГГ, такой замечательный, — только тогда, когда он сам захочет.
    • Можно привести много примеров. Самый, пожалуй, разительный — здесь.
  • «Дети против волшебников» — позиция главных героев. Особенно подполковника Телегина.
  • Рассказ Власа Дорошевича «Демон»: купец-черносотенец требует от губернатора, чтобы тот запретил постановку оперы «Демон» по известной поэме Лермонтова. В ходе спора купец говорит, что даже министры бывают «со всячинкой». Губернатор возмущается, но купец уверен, что ему-то можно критиковать министров, потому что у него правильные взгляды.
« Министры от нас стерпеть могут. Потому, ежели какие кадюки или левые листки, — тем нельзя. А нам можно. Наши чувства правильные. Мы от министров чего? Твёрдости! Ну, и должон слушать. »
— also sprach купец Пётр Сидоров
  • Целый ряд персонажей Юрия Нестеренко. В наиболее дистиллированном виде троп подан в его стихотворении «Пропаганда войны». Люди, по мнению лирического героя — тупые жестокие звери. Сам лирический герой — кто же он? Нетупой (по собственному мнению) жестокий зверь. В других произведениях нотки такого мнения тоже сквозят.
  • Б. Акунин, «Статский советник». Князь Пожарский прямо говорит: «Что хорошо для России — хорошо и для меня. И наоборот, смею надеяться, тоже».
  • С. Довлатов, эпизодический персонаж говорит:
« – Господа, как вам не стыдно?! Я борюсь с тоталитаризмом, а вы мне про долги напоминаете! »
— «Соло на IBM»
  • Борис Лавренёв, «Сорок первый». Вырвавшиеся из окружения красноармейцы во главе с комиссаром первым делом грабят киргизский караван. Для нужд революции.

На других языках

  • «Витязь в тигровой шкуре». Тариэль убивает направо и налево царских слуг, всего лишь посланных узнать, что это он, такой смурной, тут делает. И ничего, никто ему не выкатывает за неполное моральное соответствие: он герой.
  • Практически все персонажи романа «Речные заводи».
  • «Гэндзи-моногатари» — принц Гэндзи. Он не способен хранить верность ни одной женщине, спит с собственной мачехой, госпожой Фудзицубо, фактически насилует 12-летнюю Мурасаки, не преуспев в соблазнении желанной красавицы, соблазняет её младшего брата — словом, современному человеку очень трудно понять, почему автор считает этого бесхребетного и беспринципного типа положительным героем.
    • В принципе, то же можно сказать о любом центральном мужском персонаже хэйянской женской прозы. Особенно противен Сагоромо из «Сагоромо-моногатари». Он изнасиловал свою любимую девушку, а потом долго удивлялся — чего это она от него скрывается в монастыре?
  • Дилогия Мэри Рено «Пламя с небес» и «Персидский мальчик» — постепенно к этому приходит Александр Македонский.
  • Станнис Баратеон из «Песни Льда и Пламени» под дурным влиянием Мелисандры превращается именно в это. Чернокнижие, использование сексуальной магии и магии крови для убийства брата, сожжение заживо людей — всё ради Великой Цели! При этом он искренне считает себя «Рыцарем добра и света» и «защитником справедливости», не замечая, как скатывается в бездну порока всё глубже и глубже.
    • В телеверсии он окончательно переходит грань, сжигая заживо свою дочь. Рамси Сноу хотя бы никогда не скрывал, что он чудовище.
      • Однако с прикрученным фитильком. В сериале Станнис как раз перед сожжением дочери мямлил что-то вроде «мы должны делать то, что нам предназначено», то есть думал, что творит зло во имя добра. Но это к тому же выглядело так, будто ему отчаянно жалко Ширен (и страшно её убивать), и он пытается сам себя уговорить. Уговорил-таки…
        • А в книге до такого пока не дошло — но из некоторых диалогов Станниса с Мелисандрой видно, что позиция Станниса такова: «Я не полностью хорош, я делаю вещи, которые мне самому противны (например, участвую в обрядах магии крови), но в целом моё дело правое, а потому во имя этого дела можно совершить что угодно! Ну, или почти что угодно».
    • Дейнерис Таргариен - да, по средневековым понятиям она творит откровенный беспредел, но читателю её жертвы обычно ещё менее симпатичны. Судя по тому что слитая концовка сериала делалась по изложению от Мартина - оправданность фигни в глазах читателей спадает не зря и в какой-то момент она дойдет до того что читатель оправдывать перестанет.
  • «Князь Пустоты» — инриты, ведущие Священную Войну, пачками изничтожают мирное население, насилуют, грабят, но при этом считают себя большими молодцами и бойцами за правое дело.
  • Небезызвестный Михей Симон из «Специалиста по этике» — хотя с сильно прикрученным фитильком, ибо очень многое он себе всё-таки не позволяет. Ну, как минимум, явно старается.
  • «Александру Лэпушняну», роман молдавского классика Константина Негруцци о реально существовавшем господаре. Александр небезосновательно считает себя благом для родного Молдавского княжества в сравнении с конкурентами за престол. Он стремится развить государство и противостоять османскому влиянию. При этом высасывает из народа все соки налогами, подставляет союзников, неоднократно устраивает резню. Особенно примечателен момент, когда господарь перебил потенциально опасных бояр на собственном пиру и приказал сложить пирамиду из их голов, дабы успокоить жену Руксанду, боявшуюся смерти любимого мужа от заговора. Кончил этот интереснейший человек, как водится, плохо: отравлен всё той же женой, которую его поведение довело почти до сумасшествия. Но автор к своему герою благожелателен, да и исторический Александр остался в народной памяти достойным правителем, в отличие от конкурентов, которых только за жестокость и запомнили.
  • «Эления» и «Тамули» Дэвида Эддингса — В обеих трилогиях положительные персонажи совершают сомнительные поступки, как вручение власти над городом целой преступной группировке, однако в конце второго цикла троп достигает своего апогея: дабы возвести на трон неопытного, но удобного им короля (при этом, разрушив устоявшуюся в стране конституционную монархию) главные герои организуют массовые убийства всех, кто может быть недоволен новой властью. Эддингс, вероятно, хотел показать героев прагматиками, а получилось… что получилось.
  • Валерьян Подмогильный, «Город» (укр. Місто) — Степан Радченко. Если поступки персонажа в начале романа, пока он еще не строил карьеру, оценивают по-разному (автору правки он с первых страниц был противен, но не так мало тех, кто его оправдывает), то по ходу создания карьеры персонаж скатывается к тропу окончательно. Апогеем становится ситуация, когда он без каких либо адекватных причин прилюдно унижает очередную любовницу (психически нестабильную девушку, и он отлично понимал это), чем доводит ее до самоубийства. После этого, правда, ненадолго попадает в моральный тупик — но потом находит способ и тут выставить для себя все так, будто он ни в чем не виноват. Момент, когда Степан уже после этого до зубовного скрежета жалеет, что не сумел сломать жизнь своей первой любви, смотрится, впрочем, не намного приятнее. Повествование проходит хоть и от третьего лица, но с позиции главного героя, так что оценить авторское отношение по тексту трудно (вроде бы это вообще особенность экзистенциалима, но автор правки твердо не уверена), слово божие молчит, так что где троп играется намеренно (но во второй половине романа — явно намеренно), а где получился мерзавец — история умалчивает.
  • HPMOR — Гриндельвальд. По крайней мере, со слов Дамблдора.

Кино

  • «Кин-дза-дза» — альфианская цивилизация, которая перехватывает пролетающие мимо корабли плюкан и превращает их экипажи в кактусы, аргументируя это своим моральным превосходством над плюканами. Подсвечено тем, что плюкане действительно довольно пакостный народ и сделали много зла Скрипачу и дяде Вове. Но Скрипач и дядя Вова проявляют больше благородства, чем одетые в белое унылые «праведники» Альфы.
  • Dr. Horrible's Sing-Along Blog — капитан Хаммер.
  • «Бэтмен против Супермена: восход справедливости» — педаль в пол: Бэтс порицает Супса за то, что тот со своей сверхчеловеческой колокольни плюёт на простых смертных, Супс порицает Бэтса за наведение добра и причинение справедливости вигилантскими методами, каждый про себя полагает, что уж он-то хороший и ему можно, а противник — козёл, которого надо остановить!
  • Фильм «Гонщик» 2001 года — предмет многочисленных шуток для поклонников Формулы-1. В финальной гонке герои Сталлоне и Парду стартуют с последнего ряда и выбиваются в лидеры, регулярно срезая шиканы, многократно меняя траекторию в повороте и создавая опасные аварией ситуации. Почему другие до этого до сих пор не додумались? Да потому что по правилам гонок машин с открытыми колёсами их бы, в лучшем случае, заставили бы проехать через пит-лейн, а при рецидиве — дисквалифицировали бы на фиг! Но это же положительные герои, им можно!
  • «Защитники» — педаль в мантию: руководство Защитников послало своих людей схватить Арсуса и вооружило их, как будто те должны были не схватить его, а сразу убить. Всё только для того, чтобы, когда он закономерно убьёт нападающих, его можно было похвалить за это.
    • Это не их люди, а местные головорезы, самостоятельно выслеживающие оборотня. С другой стороны все равно ведь люди.
      • И эти «головорезы» не заметили, как позади них куча народу строится, становится в эпичные позы. На ютубе неоднократно высмеивалось.
  • «Высшая сила» из серии фильмов о Грязном Гарри — группа полицейских-вигилантов начиная со сцены в бассейне однозначно попадает под троп.
  • «Области тьмы» (2011) — главный герой в исполнении Бредли Купера предстает беспринципным эгоистом, жаждущим только денег и власти, неспособным на сострадание и уважение к окружающим, да и в принципе на глубокие чувства — даже к девушке своей относится как к престижному трофею. При этом ему все сходит с рук — кража таблеток, разборки с местными братками, мутная история с убийством случайной женщины, смерти других пользователей препарата, даже смерть крупного босса, начальник безопасности которого кошмарил ГГ полфильма. А несуразный хэппи-энд вообще ставит под сомнение желание режиссера вложить в фильм хоть немного морали — реклама наркотиков в чистом виде.
    • Вообще-то выяснение глубины чувств персонажа требует телепатии, кража таблеток у мертвого человека преступна разве что по нормам крайне ригидной консервативной морали, а «смерти других пользователей препарата» лежали не на ответственности протагониста. «Разборки с братками» и «смерть крупного босса» происходили на уровне Игры-между-Взрослыми-осознанно-шедшими-на-риск-Людьми — если ты идёшь работать в телохранители, в спецслужбы или в мафию, то должен смириться с тем, что тебя могут убить, а последний вариант выбора ещё и делает сочувствие к тебе слегка неоправданным. Что ещё, мутная история с убийством случайной женщины? Единственное по-настоящему мрачное пятно, но произошедшее из-за непредвиденных побочек и ставшее шоком для самого персонажа.
  • «Десять негритят» фильм Говорухина — в отличие от книжного, судья в завершающем монологе именно так и говорит:"Множество оправданных преступников, множество невинно осужденных. Я и есть правосудие!" И неизвестно, за что он осудил себя, за все эти ошибочные приговоры, за десятку «негритят» или какой-то собственный проступок.

Телесериалы

  • Фрэнк Галагер из сериала «Бесстыдники»: полное чудовище, любящее толкать пафосные речи о своей добродетели.
  • «Баффи — истребительница вампиров» — Фэйт до поворота налево кругом. После поворота вошла в режим я плохой, мне всё можно.
  • «Once Upon A Time» — образ мысли Злой Королевы Регины. Вырезает людей за малейшее неподчинение целыми деревнями, а потом искренне удивляется, а чего это её никто не любит и не уважает, ведь это она хорошая, а Белоснежка — плохая. А уже в нашем мире открыто заявляет своему приемному сыну Генри, что хочет убить всех его друзей и любимых, а также тысячи мирных жителей Сторибрука, и при этом шокирована, что он называет её злой и посылает нафиг.
  • Game of Thrones (TV) — Дейнерис Таргариен в последних сериях.

Мультфильмы

Мультсериалы

  • «Друзья Ангелов», особенно второй сезон: Раф считает возможным клеветать на подругу, обвиняя её в своем преступлении, втравить друзей в беду настолько серьёзную, что они чуть не лишились всего, использовать влюблённого в неё дьяволёнка и разрушить один из столпов основы мироздания. Но «она же хорошая» — ей всё позволено и декларируется, как абсолютно верное поведение.
  • «Клуб Винкс: Школа волшебниц» — последние сезоны забивают педаль в пол: главной команде прощаются любые неблаговидные поступки — они же хорошие, им всё дозволено, а те, кто считает иначе — враги и завистники.
  • Не лучше герои и в другом сериале от «Mondo TV» — «Путешествия Жюля Верна». Капитан Немо здесь — антизлодей, но никто не хочет верить что он — «анти-». А вот главные герои (которых из-за памяти прошлой дружбы с профессором Люкасом и уважения к Жюлю он старается трогать поменьше) обзывают его жестоким и вредят. Например, Жюль подорвал подлодку Немо «Наутилус» только за то, что Немо спокойно попросил его перейти на свою сторону. А механика Эванса, который в конце концов даже сказал Жюлю, что он является героем, и помогал этому самому Жюлю уйти от Немо, всё равно сплавил к американской полиции.
    • Хотя меры спасения человечества у самого Немо какие-то странные — он, например, хочет сдвинуть все материки в Пангею, чтобы люди объединились…
  • «Небесные рыцари» — все поступки команды героев оправдываются сериалом, хотя, если посмотреть внимательно, не совсем понятно, из-за чего они вообще воюют с циклонианцами. Нам, в принципе, только говорят, что они плохие, а «злодеяния» показывают очень невнятно. Напротив, чаще всего это именно герои нападают на жителей империи, которые просто занимались своими делами. На фоне раздолбаев-героев главная антагонистка выглядит куда более положительно: мало того, что юное дарование и императрица, так ещё и дарит своим подданным хлеба и зрелищ в промышленных масштабах, не стесняясь даже лично выйти на арену гладиаторских боёв.
    • Что совсем характерно, в сеттинге имеются побочные злодеи, которым не комфортно жить в условиях, комфортных для людей, и сражение с которыми оправдано, но почему-то чаще достаётся именно циклонианцам как поклонникам тёмной стилистики в одежде и имперских маршей с пафосными летающими дредноутами.
    • Впрочем, у циклониан, судя по всему, процветает рабство, императрица хочет захапать весь мир, потому как этого очень хотела её бабушка, а подкинуть врагу ядовитого паука — для циклониан — так же нормально, как для неймодианцев из всем известной франшизы (заметим, главные герои такого не делали). Ещё они заставляют население покорённых островов «на войнючку идти, подыхать за империю» и вырезали армию целого острова… И тоже считают что это правильно…
  • В комическом ключе сыграно в «Южном Парке»: в тринадцатом сезоне Картман решает стать Человеком-Енотом. Но поскольку Картман даже в маске супергероя остаётся Картманом, выходит из его затеи именно этот троп.
  • С приветом по планетам - Сэр Бред Лучезарный. Просто Бред Лучезарный.

Аниме и манга

  • Shaman King: что экотеррорист Хао, что фанатики Икс-судьи — одна сатана.
  • «Двенадцатицарствие» — Тютацу, царь страны Хоу. Страна бедна? Это потому что народ мало работает и много бездельничает: нужно ввести смертную казнь за уклонение от трудовой повинности. Чиновники берут взятки? Нужно ввести смертную казнь за взяточничество. И за воровство. И за супружеские измены. И за то, что критикуешь правительство. И за то, что посмотрел не в ту сторону. Что? Цилинь умирает от сицудо? Мало казним, нужно больше. А что, мы же хороший государь, у нас же Мандат Неба!
    • Если учесть, что создавали аниме японцы на пару с китайцами — то может быть это такое «На тебе!» в сторону политики Мао Цзе Дуна.
      • Аниме вообще-то снято по циклу романов, который написан без всякого участия китайцев.
  • Death Note — Ну, вы поняли. «Убиваю преступников и я Бог. А если кто-то идёт против Бога — то он преступник»
  • Tate no Yuusha no Nariagari — такой позиции придерживается герой копья Мотоясу Китамура. И когда он побеждает в дуэли главного героя благодаря помощи со стороны, герои меча и лука высказывают ему всё что думают, в отличии от лицемерного короля и его двора.
    • В той или иной степени через это прошли все герои кроме Наофуми. Педаль же в пол утапливает принц Такт — он когда-то начинал как настоящий герой, но в конце-концов стал вместе со своим гаремом творить столь лютую хрень, что после поражения им было отказано в статусе военнопленных и они все были переданы лютейшим казням, как и абсолютно все члены его семьи, не боровшиеся с ним с оружием в руках. И это решил не какой-то герой-экстремист, а короли стран разбивших его армию.

Видеоигры

  • Borderlands 2 — Красавчик Джек. Именно так он объясняет свою позицию любому из главных героев.
  • Watch Dogs: главный герой игры, Эйден Пирс, подаётся как положительный герой с развитым чувством справедливости и сострадания. При этом, мстя за свою убитую племянницу, он вытворяет и худшее со множеством незнакомых ему людей. И можно даже не брать во внимание условность GTA-подобного геймплея, где игрок может громить всё, что захочет — Пирс творит херню и по сюжету, но с таким видом, будто делает всё правильно. Просто ему можно, а другим нельзя.
  • Prototype — что военные, что спецслужбы, что Хеллер. А вот Мерсер не считается, его первые слова в прологе: «They call me a killer, a monster, a terrorist. I’m all of these things… I was made for this».
  • Grand Theft Auto: San Andreas — именно этими словами можно вкратце обрисовать философию Фрэнка Тенпенни.
  • StarCraft — Арктур Менгск любит толкать пафосно-пропагандисткие речи про то, какой он хороший защитник человечества и как он заботится об общем благе. На первый взгляд обычная пропаганда для жителей Доминиона Терранов, учитывая сколько всего дерьма он натворил с самой первой игры. Но в определённый момент замечаешь, что эти монологи не прекращаются, даже когда Менгска вроде никто лишний не слышит, так что возникает ощущение, что он действительно верит в свою «хорошесть».
  • Singularity — за время своих приключений Ренко уничтожает, как минимум, два крупных опасных сооружения (Печь и Реактор Барисова/Демичева), что, надо полагать, привело к большому числу жертв среди мирного населения острова. А ведь ещё были стычки и поменьше.
  • Sonic Adventure 2 — что делает милый маленький лисёнок Теилс, когда его друга Соника упекли в тюрьму по ошибке? Садится в боевой самолёт-шагоход и без задней мысли вламывается в тюрьму, уничтожая всё на своём пути. И в дальнейшем эти двое не гнушаются истреблять правительственные войска в промышленных масштабах (благо те полностью состоят из роботов), оставаясь при этом однозначно белыми и правильными героями.
    • Причём во многих играх серии поощряется массовое уничтожение городского интерьера и частного имущества, от пробивания телом окон до переворачивания автомобилей вместе с едущими в них людьми. И делает всё это не кто иной, как маскот франшизы, ёжик Соник.

Настольные игры

  • WarHammer 40,000: многие инквизиторы-радикалы, считающие, что ради борьбы со Злом лично им можно прибегать к услугам демонов, а вот всем другим НИЗЬ-ЗЯ! Что характерно, бывает, что они сами сжигают своих коллег-радикалов за чрезмерное использование услуг демонов. Почему радикалы не «цель оправдывает средства»? А потому, что когда речь заходит о коллегах, они не считают, что «цель может оправдать любые средства», а готовы жечь на костре их за то, что они сами себе позволяют.
    • Для понимания разницы: храмовники — это типичные инквизиторы-пуритане.
  • Ravenloft — Елена Праведная, дарклорд домена Нидала. Непреклонно уверена, что она осталась Паладином, и что все ее деяния (вообще-то злодеяния) оправданы статусом.

Музыка

  • Yung Trappa — Я хороший.

Реальная жизнь

Очень осторожно добавляйте примеры. Все сомнения — в пользу воздержания от правки. Примеров, касающихся политики, тут не должно быть — иначе не будет самого раздела.

  • Крайне религиозные фанатики (не обязательно мусульмане) убивают неверных и используют мирное население как щиты (не гнушаясь использовать именно женщин или детей), при этом они твердо уверены, что они едва ли не святоши в этом мире и им уготован на том свете особый райский уголок для таких, как они.
    • Да хоть секты. Некоторые лидеры сект реально верят что они посланники Бога или святые, и не гнушаются отдавать приказы об убийствах неверных, терроризме, взятие невинных в заложники с требованием выкупа или даже пытках, так как никакие заповеди им не указ (в том числе и те, которые они сами написали).
    • И не обязательно религиозные. Обычные политические радикалы тоже не гнушались использовать взрывчатку в общественных местах.
  • Некоторые психические расстройства, вызывающие сверхценные идеи и манию величия, ведут именно к этому.
  • Барбара Грэхем в 1953 году ворвалась в дом какой-то женщины (думая, что та очень богата) с целью ограбления. Но хозяйка дома подняла крик, и Барбара треснула её по голове прикладом ружья. Женщина умерла. Барбару казнили в 1954 году, и в последнюю минуту перед смертью она сказала: «Хорошие люди всегда уверены, что они правы».
  • С фитильком — некоторые родители склонны считать, что все средства для воспитания хороши, ведь потом ребёнок научится уму-разуму. В числе способов — побои, шантаж, ограничение контактов вплоть до перевода на домашнее обучение или запрета общаться с кем-то вне школы. Нередко ребёнок получает наказание, вообще не совершив проступка — просто так, чтоб знал своё место и боялся.
    • Куда без аргумента «меня так воспитывали и хорошо воспитали».

Примечания

  1. У Орлова, известного своим либеральным отношением к сексу — это очень, очень плохой знак