Я профессор, моя жена профессор…

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Персонаж ведёт себя не просто грубо и вульгарно — его поведение не соответствует ни образу, ни социальному статусу (реальному или мнимому).
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Ввиду прямой технической необходимости, в этой статье много примеров грубого и недостойного поведения «профессуры». Налицо обсценная лексика и/или отсылки к ней. Несмотря на это, в статью всё равно не нужно помещать нравоучения в какой-либо форме. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
«

В Большом театре к окошечку администратора подходит пожилая пара. Мужчина вежливо говорит:
— Извините, пожалуйста! Видите ли, вот я — профессор, моя жена — профессор, мы оба в первый раз в Москве, очень хотим побывать в Большом театре!
— Извините, но билетов у меня нет.
— Видите ли, но я — профессор, жена — профессор, и мы так давно мечтали об этом спектакле!
— Простите, не могу ничем помочь!
— Да, но видите ли, вот я — профессор, жена — профессор, мы очень хотели бы посмотреть этот балет, нельзя ли хотя бы контрамарочку!
Жена перебивает его:
— Пойдем отсюда, Боря! Не унижайся!
— ЗАХЛОПНИ НА Х%Й ВАРЕЖКУ, ОВЦА!!! Видите ли, я — профессор, моя жена — профессор…

»
— Анекдот
« Что я? Великие мужья
Творили черт-те что!
»
— Тимур Шаов «И на Солнце бывают пятна»
« Гений может быть шалопаем, бродягой, пьяницей, распутником, хамом и так далее. А создает при этом гениальные вещи. »
— Даниил Гранин
« Пошел в Дом кино — напился и подрался с В. Ливановым. Ни он, ни я не можем выйти из дома — друг друга поласкали. На другой день звонил он мне — извинялся. Видно, сам начал. Я-то ничего не помню. »
— Дневники Андрея Тарковского. Кстати, по версии Ливанова извинялся как раз-таки Тарковский

Данный троп используется в четырёх случаях:

  1. ради комического эффекта (см. 1 эпиграф): диссонанс между образом и поведением героя и даёт этот самый эффект; иногда используется, чтобы подчеркнуть многогранность и чудаковатость персонажа; либо персонаж действительно умело косит под интеллигента, но в какой-то момент его подлинная натура всё же прорывается;
  2. ради трагического эффекта: так можно показать, что приличного человека довели до уже звериного состояния. Однако он должен совершить нечто поистине дикое. Если гипотетический интеллигент-профессор, не выдержав издевательств, зверски расстрелял обидчика или размозжил ему голову кувалдой — это не наш случай. А вот если он загнал обидчику рукоять кувалды в задницу, а потом нагадил на его поверженное тело — это именно оно;
  3. не ради комического или трагического эффекта, а лишь чтобы создать нешаблонного персонажа: автор изображает выходца из социальных низов, поднявшегося благодаря своему уму, или ломает предрассудки, показывая, что интеллектуальность не подразумевает автоматически не только снобских манер, но и обычной вежливости, равно как и обратное[1];
  4. по причине бездарности: в романах большинства МТА даже персонаж, задуманный как интеллектуал, будет выражаться неграмотным языком автора, то бишь пэтэушника-недоучки, чуть что — «совать в дыню», крыть матом, ржать и т. д. Одно из проявлений аристократии из фольги — хотя два первых случая использования возможны и не в «фольговых» ситуациях.

Возможно и такое, что персонаж достаточно культурен, чтобы утончённо выражаться, но считает себя вправе перейти на грубость, если ситуация требует. Это иной троп, «Мы же филологи».

Надтроп — Лицемерный юмор. Контртроп — Начитанный гопник.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот в эпиграфе — кодификатор.
  • Альтернативный кодификатор — «Алло, добрый день! Это прачечная? — Х*ячечная! Это Министерство культуры!»
  • И другой анекдот — про очкарика-интеллигента в мебельном магазине: «Извините, пожалуйста, не подскажете ли, сколько стоит вон тот очаровательный столик? — (Получает ответ). — ЭТО Ж, МЛЯ, УСРАТЬСЯ!!!»
    • Оригинальный британский анекдот ещё и продолжает: «А вон та пара стульев? — Два с половиной раза усраться, сэр! Это оригинальный Чиппендейл».
«

— Не жили богато, нех%й и начинать.
— Простите, а вы точно министр финансов?

»
— Анекдот
  • Анекдот про выпускников университета
«

Получили два студента магистра, идут, разговаривают:
— Слышь, Вован, прикинь, мы ж теперь, типа, интиллигенция?
— Чё?
— Х%й через плечо! Мы, говорю, теперь интеллигенция, ё^пта!

»
— Анекдот
  • Во многих анекдотах про Шерлока Холмса и доктора Ватсона лексикон упомянутых джентльменов изобилует такими словечками, о каких бедняга Конан Дойл мог и не подозревать. Причём делается это не ради комического эффекта (обычно соль анекдота заключена в другом), а по причине общего культурного уровня рассказчика. Пример. Хотя бывает и правильное использование. Знаменитый анекдот про палатку, например, рассказывается нарочито джентльменски — с тем, чтобы в конце был слом при использовании нецензурной лексики.
  • Анекдот, когда к женщине обратились «мисс», а та ответила «Какая, нах**, мисс?! Не видишь — леди!»
  • Другой анекдот
«

В парке на скамеечке сидят студент, читающий книгу, и благообразная бабушка. Около скамейки шумно копошатся голуби, гулят, требуют корма. Студент не выдерживает, вскакивает и кричит на них:
— Съе…тесь нах…, проклятые птицы!
— Молодой человек, ну разве же можно такими словами выражаться? Вы просто крикните им: «Кыш, кыш, голуби!» — они и съеб…тся нах…!

»
— Автор неизвестен
  • Байка про Будду, которого оскорбляли деревенщины. Тот произнёс проникновенную, исполненную мудрости речь, которая заканчивается словами «А сейчас мои ученики вас отпи*дят».
  • 52-летняя преподавательница по жилищному праву за контрольную на тему «Товарищество собственников жилья» ставит половине группы 2 и подписывает ниже «кг/ам». С Баша
  • Объяснительная после ДТП: «Я доктор наук, знаю семь европейских и пять азиатских языков, являюсь лауреатом пары престижных премий и числюсь почётным профессором Оксфорда, но такого лошару на дороге встретил впервые! Это был какой-то капец!»[2].
  • Анекдот про мэра, который пообещал построить в городе церковь, а потом снял рубашку и показал, как она будет выглядеть. «Блатной» (профессиональный преступник), отмотавший минимум один срок. По количеству куполов и окон на вытатуированной церкви (и другим деталям) можно определить количество «ходок», а также «сколько лет чалился».
  • Анекдот про пионерию:
«

Бабушка в троллейбусе закашлялась, рядом пионер говорит ей:
— Будьте здоровы!
— Вообще-то так говорят при чихании, а я закашлялась.
— Да хоть х*ем подавись, но пионер должен быть вежливым.

»
— Анекдот
« Мои соседи — очень солидная пара. Она — на какой то крупной должности в одном известном ВУЗе, он — ещё более серьёзный чин в маленьком, но богатом АО. Тут наблюдаю картину: подходим почти одновременно с соседкой к парадной. Пока достаю брелок, она набирает на домофоне номер. В ответ бас её мужа «Кто?», та в ответ «Я». Снова бас «Пароль!». Соседка сквозь зубы еле слышно «Б….!» и громко и отчётливо в домофон «Трусы на голове!». В ответ: «Заходи!». И тоненький голосок на заднем плане «Мама идёт!!! Ура!!!» »
С Баша
« Интеллигентная фамилия продаст две пианины и одну роялю: мешаються на калидоре »
— Из объявления
«

Студент спешит на лекцию. Стоят профессора. Студент нечаянно толкает одного из них, бросает через плечо «Извините!» и собирается бежать дальше, но профессор строго останавливает его: — Погодите минуточку, молодой человек. Вот вы меня толкнули, вклинились бесцеремонно в нашу беседу, сбили меня с толку, нарушили ход моих рассуждений, прервали полёт моей научной мысли. Возможно, вы только что лишили мир величайшего открытия, отбросили человечество в каменный век… Студент, чуть не плача, рассыпается в извинениях и на дрожащих ногах удаляется. Профессор поворачивается к товарищам: — Ну-с, дорогие коллеги, на чем-бишь я остановился? Ах да! Стало быть, беру я эту блядь за жопу…

»
  • Анекдот про юного священника, которому опытный посоветовал ради снятия волнения перед проповедью «остограммиться», а тот «ографинился», с соответствующими последствиями.
    • В продолжение темы, анекдот про катающуюся по кузову грузовика бочку и предложение поставить её на попа.
«

искусствоведов группа тихо восторженно глядит на холст и вдруг один седой и строгий отчетливо сказал говно

»
— Пирожок

Театр[править]

  • «Мещанин во дворянстве» Мольера же! Учителя танцев, музыки и фехтования чуть не устроили потасовку, споря, какая учебная дисциплина важнее, по ходу обмениваясь крепкими словечками. Ну как крепкими — по сравнению с теми, какие было положено говорить на сцене в те галантные времена. А потом припёрся учитель философии, куда как более богатый на словечки, и получил от всех троих.
  • Бернард Шоу, «Пигмалион». Во время своего первого выхода в свет Элиза уже обладает отличными манерами и произношением, но вот содержание её речей (и лексика) всё ещё характерно для лондонского дна. Например, она рассказывает про свою родственницу, мимоходом упоминая, что ту, наверное, пришили и обокрали. Что любопытно, светская молодёжь восприняла это просто как новую «разговорную» моду. Впрочем, сам её ментор, профессор Хиггинс, не отличается особо изысканными манерами, как ему прямо указывает домоправительница.
  • В пьесе Марка Захарова «Узник замка Иф» Бенедетто — вопреки книге, чисто смеху ради — показан как карикатурный урка. Трудновато ему выдавать себя за князя Кавальканти, регулярно палится. Одна речь чего стоит: в неё всё время прокрадывается «в натуре!…» или что-то наподобие.
    • Потом он пишет графу Монте-Кристо анонимку, и граф сразу догадывается, кто писал. Очень уж яркая орфография и пунктуация: «Г-н граф, я ваш друк и спишу предупридить вас что есть один тип который знает где лижат деньги г-на графа…»
    • Ещё раньше подобное было и во французской экранизации.
  • Л. Филатов:
    • «Ещё раз о голом короле». Гувернантка-немка отвечает за воспитание принцессы. За воспитание, Карл! Ведёт себя сия пожилая дама подчёркнуто чопорно… Как правило… Но когда церемониймейстер датского двора (действительно назойливый и бесцеремонный человек) вызвал раздражение гувернантки — почтенная дама прилюдно обозвала его «мудаком». А когда позже ей показалось, что датский министр предлагает ей секс — дама была не только ничуть не против, но даже возмущалась: как это так, обещал to fuck — и ушел! Хотя познакомилась с ним в тот же день, не ранее. Кажется, становится понятно, почему принцесса, вверенная заботам этой гувернантки, так крута, резка и остра на язык, а также давно не девственница…
    • Может, папенька специально такую подбирал? Двор любого короля — тот еще террариум доброжелателей, бой-девке там явно будет комфортнее, чем инженю.
    • «Моцарт и Сальери» (не путай с пушкинской маленькой трагедией). Таким изображен Моцарт, и сабж в данном случае выглядит как На тебе! в сторону В. В. Жириновского.
  • Народный артист России Моисей Филиппович Василиади поставил в Омске «Волки и овцы» и сам сыграл в них Вукола Чугунова. Чугунов — дворянин хорошего рода, юрист, образованный человек (и при этом жулик первостатейный). В основном Василиади его таким и играет. Тем не менее в сцене ссоры Чугунова с его племянником Горецким — Василиади почему-то сказал «шо?» и «шобы», а также, в ответ на просьбу дать денег, показал Горецкому фак. От локтя.
    • Разумеется, это актёрско-режиссёрская отсебятина и «оживляж» — в оригинальной пьесе 1875 г. ничего подобного нет.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • В советском искусстве этот троп часто воплощают мещане. Это глубоко невежественные и эгоистичные люди, при этом тщеславные и любящие подражать уважаемым людям — обычно неумело. Поэтому-то они любят выражаться наукообразно — вовсе не из-за начитанности и не из-за того, что хотят изъясняться чётко и недвусмысленно, а потому, что, по их мнению, такой стиль речи повышает их статус. При этом их речь, хоть и имитирует интеллигентскую, похожа на неё слабо, тем более что они принимают казёнщину за научность: они путаются в значениях слов, особенно заимствованных, вставляют их неуместно, синтаксис их фраз уродлив, а здоровая разговорная речь им кажется слишком низкой. Мещане научились говорить гуманистическими лозунгами из советских газет, но стоит кому-либо затронуть их мелочные интересы — и с них вся показная интеллигентность мигом слетает: за копеечную вещь они готовы драться.
  • Великолепная инверсия у Николая Гейнце: в каждом втором романе у него самозванец, а то и не один, причём все они поголовно выходцы из низов общества, но к их манерам не подкопаешься. Педаль в пол в «Каменных объятиях»: каторжник Виталий Карманин выдаёт себя за графа Осипа Осиповича Тигоцкого и разговаривает как аристократ 80-го уровня.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — генерал-аншеф, князь Николай Болконский, отец Андрея Болконского. Вёл себя весьма своеобразно, но особенно отличился, принимая графа Ростова и его дочь Наташу. Этой выходкой, возможно, и обломал сыну брак (многие критики таки усматривают связь между этим событием и последовавшей дурацкой попыткой Наташи сбежать с Анатолем Курагиным). Своей же дочери, княжне Марье, вовсе жизнь испортил без видимых причин.
  • М. Булгаков, «Собачье сердце» — профессор Преображенский велел Зине швырнуть в огонь вполне приличную книгу («Переписка Энгельса с Каутским»), да ещё и чужую, да ещё и библиотечную, только потому, что Шарикову её дал нелюбимый им большевистский активист Швондер. А ещё шляпу надел претендует на интеллигентность! При том, что с Шариковым порой разговаривает очень грубо. Не потому что быдло под маской интеллигента, а наоборот, потому что, при всей своей глубокой образованности и культурности, полон старорежимных замашек и считает, что пролетариат должен знать своё место.
    • По факту же профессор, человек, которому с молоком матери привили понимание, что ссать мимо унитаза недопустимо (и тому подобные быдляцкие фортеля тоже неприемлемы), попросту не может постичь, что кому-то это может быть неочевидно. Отчего и негодует. Опять-таки, своё место должны знать все (тогда и шовинизма не получится), и не Швондеру лезть в жизнь и комнаты профессора, которые тот заработал своим умом и талантом.
    • А самое интересное, что на свой лад верен и первый, и второй отзыв о Преображенском. Это сложный персонаж, он «не ангел и не демон», не полностью и не во всём прав, но и далеко не «эталонное позорище», и кто не очаровался чем-то коммунистическим и не полон классовой неприязни «социальной зависти» к таким, как Преображенский — тот, пожалуй, будет в конфликте Шарикова с профессором всё-таки на стороне этого медика (не Шарикова же!).
    • Особенно если учесть, что это за «книга». Хотелось бы знать, каков процент даже среди коммунистов тех, кому интересна «переписка Гегеля с Каутским»?
    • Такую книгу почитать было бы интересно многим, потому что Гегель скончался задолго до рождения Каутского. А что до переписки Энгельса с Каутским, о которой идёт речь в книге, то она вполне может быть интересна коммунисту, потому что там обсуждался вопрос переложения экономического учения Маркса в учебный материал. По-моему, очевидно, что такие книги нехорошо сжигать, особенно профессору, который незадолго до этим так картинно возмущался бескультурностью после революции. Тем более книга-то библиотечная, за нее с Шарикова штраф возьмут. Но гораздо интереснее с точки зрения тропа, что так много говоривший о бескультурности и прогрессе профессор, по сути, сам же провалил свою миссию культуртрегера перед Шариковым (а кому еще заниматься его воспитанием, как не Преображенскому, который его создал?) и к концу книги полностью перед ним пасует. А также заметно, что крупное научное светило, судя по всему, зарабатывает себе на довольно богатую жизнь… элитной практикой «омоложения» каких-то сомнительных персонажей, которые зато при деньгах. Но при этом выбивает себе мандаты благодаря покровительству чиновников (которых, возможно, тоже «лечил») так, будто его работа имеет важное научное и общественное значение, хотя непохоже, что ему есть хоть какое-то дело до общества. Что до революции, что после такое поведение в крупной профессуре, мягко говоря, не соответствовало традициям, вполне попадая под троп.
  • Братья Стругацкие:
    • «Отель «У погибшего альпиниста»» — Симон Симонэ (франкоязычный швейцарец?), великий физик, герой национальной науки, обладатель правительственных наград… а также комичный бабник и верхолаз-любитель (сделать его ещё и матерщинником не позволила цензура). «Всё на бильярде играют и по стенам ползают. Шалуны они» (служанка Кайса). «Господин Симонэ служит для меня неиссякаемым источником размышлений о разительном несоответствии между поведением человека, когда он отдыхает, и его значением для человечества, когда он работает» (владелец отеля Сневар).
    • «Град обреченный». Изя Кацман о «Ты, может быть, думаешь, что строители этого храма [здания культуры] — не свиньи? Господи, да еще какие свиньи иногда! Вор и подлец Бенвенуто Челлини, беспробудный пьяница Хемингуэй, педераст Чайковский, шизофреник и черносотенец Достоевский, домушник и висельник Франсуа Вийон… Господи, да порядочные люди среди них скорее редкость! Но они, как коралловые полипы, не ведают, что творят».
  • Сергей Довлатов, «Наши» — в директоре школы проснулся «старый лагерный нарядчик» со всей соответствующей феней после того, как ученик, пардон, прицельно помочился на него из окна.
  • Александр Бушков, «Летающие острова» — студенты и профессора Ремиденума (один из ведущих университетов Талара) славятся тем, что их научные диспуты по исчерпании разумных аргументов регулярно переходят в потасовки, массовые драки, а то и погромы, в том числе с человеческими жертвами. Двое зрелых и уважаемых профессоров-литературоведов, арестованные именно по этому поводу, чуть было не устроили драку прямо в присутствии короля.
  • «Хроники странного королевства»: крутая королева Кира, конечно, леди-воительница… Но всё же она больше воительница, чем леди, и не гнушается общения в духе казармы.
«

— Послушай, ты этой изящной словесности уже здесь нахваталась или с собой привезла? — А что, вас это шокирует? Ваши солдаты изъясняются классическими стихами? — Солдаты есть солдаты, а ты-то где этого набралась? В королевской библиотеке? — Да нет, это я из дому привезла. — А чем ты занималась дома? — Изучала языки и литературу. Изящную словесность, в общем.

»
— Ольга же дипломированный филолог
«

Капитан первого ранга Вячеслав Абросимов был выпускником самого престижного в те годы ВВМУ имени Фрунзе, которое выпускало штурманов — будущих командиров кораблей и командующих флотами. Он очень гордился тем, что принадлежит к командной касте, и говорил об этом так: — Мы, на х… б…, штурмана, б… — флотская, б…, интеллигенция, на х… б…! Не какие-нибудь, там, на х… б…, маслопупы. У нас, на х… б…, всегда белые манжеты. Мы папочку под мышку, на х… б…, манжетики поправили и домой, всегда, б…, чистенькие, всегда, на х… б…, с манжетиками. Потом он снисходительно смотрел на нас и добавлял, разрешая и нам принадлежать к какой-то части флотской, на х…, б…, интеллигенции, б…: — Ну, доктора, на х… б…, тоже вроде интеллигенции, б…, на флоте, поэтому мы с ними, обычно, на х… б…, дружим.

»
— На флоте матом не ругаются. На флоте матом разговаривают. Даже, б…, интеллигенция.

На других языках[править]

  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо» — Эдмон Дантес в образе графа именно так и воспринимался парижской публикой. Пилюли из опиума и гашиша вместо еды, наличие рабов, и, главное, он обо всём этом открыто рассказывал!
    • Сюда же можно отнести и «Трёх мушкетёров»: автор не раз и не два вынужден напоминать читателю, что, мол, эпоха такая, поэтому дворянину и профессиональному военному позволительно жестоко избивать своего слугу, по-свински обманывать женщин и/или жить за их счёт.
  • «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена: аферисты Король и Герцог изображают из себя приличных людей. У Герцога ещё немного получается (в крайнем случае, выдаёт себя за глухонемого), а у Короля… Одно его только выражение «похоронная оргия» чего стоит.
  • Профессор Челленджер в романах и рассказах А. Конан Дойла. Избиения журналистов — лишь одна из его милых привычек.
  • Джек Лондон, «Морской волк» — инверсия. Ларсен ведёт себя как типичный капитан-отморозок, но протагонист-интеллигент узнал, что он хорошо разбирается в инженерном деле, ценит философию и изящную словесность. Просто Ларсен в юные годы однажды решил почитать книжку — и ему понравилось…
  • О. Генри:
    • Пародийный рассказ «По следам убийцы, или Тайна улицы Пешо»: французские аристократы пьют пиво, жуют жвачку и беседуют, внезапно переходя со светского стиля на просторечие и сленг. Видимо, американские МТА столетней давности (над которыми и издевается О. Генри) принципиально не отличались от нынешних местных МТА.
    • «Короли и капуста» — американец-«джентльмен» Блайт ведёт себя максимально так, как не подобает настоящему джентльмену: бухает, хамит Франку Гудвину и шантажирует его. И не зря же его прозвали Вельзевулом!
  • Морис Дрюон, Les Rois maudits — ненавидевшие друг друга Карл Валуа, брат и дядя королей, и первый министр Ангерран де Мариньи, однажды просто подрались в присутствии короля и всего государственного совета: «С этими словами он вцепился Мариньи в горло, сгреб его за ворот, и двое этих буйволов, двое этих сеньоров, из которых один был императором Константинопольским, а другому при жизни воздвигли статую среди усопших королей Франции, схватились, как простые смерды, перед всем двором и чиновными людьми, подымая вокруг тучи пыли и осыпая друг друга площадными ругательствами».
    • Любимый персонаж автора Робер Артуа намеренно отыгрывает троп, благодаря чему сходит за своего и в государственном совете, и в притоне, и в армии.
  • «Песнь Льда и Пламени» — Донтос Холлард, рыцарь и знаменосец (т. е. владетельный вассал, даже если, как в данном случае, небогатый), воспитанник королевского двора, последний представитель своего дома… пьяница и посмешище. Доигрался на турнире в честь именин короля Джоффри, явившись на него в панцире на голое тело, при этом без набедренной брони, штанов и подштанников (попросту голый ниже пояса), и пьяным до поросячьего визга. После этого стал шутом уже официально, ещё повезло, что в бочке с любимым напитком не утопили.
  • «Ветви дуба»: шутки ради (как и вся серия книг) — Дэниел. С точки зрения коллег-ученых — невоспитанный развязный тип, зачем-то заигравший рок, когда его ждало блестящее будущее; с точки зрения коллег-музыкантов — чудак, который церемонится с этими цивилами вместо того, чтобы послать их по матушке, чего обычно ждут от эпатажного рокера.
  • «Тридцать три несчастья» — граф Олаф же! Правда, его «графский» титул вызывает большие сомнения. В любом случае, этот титул не мешает ему пренебрегать личной гигиеной, грубить, пьянствовать и отличаться сильным невежеством.

Фанфики[править]

Кино[править]

  • «Последний дом слева» Уэса Крейвена: я профессор (буквально), моя жена — профессор (буквально), но эти подонки изнасиловали и зверски убили нашу дочь, а потом ещё и имели наглость попроситься на ночлег в наш дом!!! И вот уже мама-профессор предлагает одному из бандитов минет на заднем дворе, после чего пускает в ход зубы, а папа-профессор расчленяет главаря бензопилой!
  • «Джентльмены удачи» — о, эти археологи из Томска! «Вот у меня друг — тоже учёный, у него семь классов образования… А так десятку нарисует — не отличишь от настоящей!»
  • «Гараж»: на свежем асфальте остались следы целой кучи педалек. Среди героев минимум один профессор, парочка докторов наук, россыпь научных сотрудников рангом пониже (есть даже мажор-археолог не из этого института), директор рынка, успешный музыкант, двое фронтовиков (разведчик и полковник)… А поведение? В ход идут публичный обыск женщины, взяточничество, погони, оскорбления, использование музейных экспонатов в качестве подушек, закос под сумасшедшую[3], сожжение документов, противостояние отца и дочери и куча других премиленьких забав. Собственно, ещё до появления проблемы с количеством гаражей члены кооператива — охранники природы — уничтожают саженцы, поливая их бензином, о чём правление с гордостью докладывает остальным, и все довольны. А из однозначно положительных персонажей здесь можно отметить только защитницу угнетённых (Лия Ахеджакова), любовницу-без-пяти-минут-жену профессора Смирновского (Наталья Гурзо) и комичного жениха (Борислав Брондуков). Остальные — все оттенки чёрно-серого.
    • Однозначно ли положительна героиня Ахеджаковой? Когда ей предложили самой уступить место в пользу ветерана, она начала мяться, отказываться и «переводить стрелки». А быть добрым, честным и положительным за чужой счёт очень нетрудно, ведь правда?
    • К слову, фильм является эталонным «на тебе!» режиссёра Эльдара Рязанова в адрес коллег по «Мосфильму», с которыми он имел неудовольствие состоять в таком же кооперативе и поиметь таких же точь-в-точь проблем.
  • Экранизация первых трёх книг серии «Тридцать три несчастья» — граф Олаф.
  • «Лейк-Плэсид: Озеро страха» — эксцентричный профессор Гектор Сир. Помешан на двух вещах — крокодилах и сексе, пристает к дамам, отпуская комплименты в духе «У тебя отличные сиськи!» (как ни странно, иногда срабатывает), толсто троллит местного шерифа. При этом в сущности неплохой парень, эдакий большой ребёнок.
  • «Я, снова я, Ирэн» — пасынки сыновья в общем, дети главного героя: смотрят Ричарда Прайора, матерятся и хулиганят, что не мешает им быть гениальными учениками. Стоит только послушать, как они обсуждают, «как взять массу этого гребаного нейтрона».

Телесериалы[править]

  • «Сибирочка» Владимира Грамматикова по роману Лидии Чарской. В отличие от чрезвычайно сентиментального оригинала, отличается хорошей проработкой характеров и годным юмором. Бандит по прозвищу Зуб хочет забрать найденную в тайге охотником Михалычем девочку, выдав себя за её отца-князя (ибо настоящий князь её ищет и обещает нехилое вознаграждение за возвращение дочери). Выглядит он вполне благообразно, и, прикупив хорошей одежды, вполне мог бы сойти за аристократа, если б только не открывал рта! «Я Зуб… то есть, Гордов, Зуб — это мне дружки кликуху дали, типа погоняло такое… Ух, дед, крепкую заразу гонишь!» Неудивительно, что даже дед, всю жизнь проживший в глухой сибирской тайге, не купился на этот маскарад.
    • Справедливости ради, поначалу наш гений играл свою роль ещё более-менее натурально. Спалился по всем пунктам, только отведав «крепкой заразы», любезно предложенной хозяином дома. Дед, всё-таки, не такой уж наивный и доверчивый был…
  • «Интерны» же! Тут вам и Быков, и Купитман, и Гена-Борода из приёмника, и Романенко, и особенно Лобанов (в отличие от предыдущих, попадает в троп не время от времени, а практически всегда).
  • «Тюрьма Оз»: Тобиас Бичер был весьма неплохим адвокатом, сбившим маленькую девочку в состоянии алкогольного опьянения. В силу резонансности дела родная система, которая годами позволяла ему вытаскивать преступников, похоронила его заживо в одной самых жестоких тюрем США. Там интеллигентный юрист, эталонный представитель среднего класса с женой, дочкой, собакой и домиком в пригороде, последовательно прошёл путь от подстилки главы арийского братства до крутого гея с наглухо съехавшей крышей, способного хладнокровно убить охранника остро заточенными ногтями (!), соблазнить сына своего врага-гомофоба и в прямом смысле насрать(!!!) в рот тому самому главе арийского братства.
  • «Агентство НЛС»: зигзаг — «Катя», по идее, должен вести себя как бандит, коим и является, но на протяжении всего сериала ведет себя подчеркнуто вежливо, чаще всего довольно умело косит под карикатурного питерского интеллигента, люди, которые ничего не знают о его «профессии», ни о чем не догадываются, но все же иногда у него в критической ситуации прорывается что-то вроде «внатуре не мой саквояж», чем и создается комический эффект «я-профессора» для стороннего наблюдателя.
  • Сериал по мотивам серии «Тридцать три несчастья» — граф Олаф. Тут он ещё и подсвечивает, что «граф» — это именно титул, а не имя.

Мультфильмы[править]

  • «Как грибы с горохом воевали» — гриб Валуй, карикатура на дореволюционную интеллигенцию (наряду с Мухомором-дворянином и Дубовиком-купцом), считает себя самым умным во всем грибном царстве. Любит произносить красивые речи (на самом деле — просто нагромождение бессмысленных фраз), чем оказывает впечатление на глуповатого царя-Боровика. После этого особенно комична крутая похвальба: «Я его (Гороха) интеллектом победю… побежду… побежу… Забью мозгами, короче говоря!». Валуй считает, что его «непробиваемый интеллект» поможет ему победить. Разумеется, ничего не получается: Горох шутя сражает Валуя его же оружием — бессмысленной речью, скатывающейся ближе к концу в откровенную словесную окрошку: «А седьмая вода, как водится — на киселе!».
  • «Саффи». Арзена Лончер, дочь нувориша, по-видимости, купившего замок и титул, говорит отцу, что не хочет замуж, ибо посвятила себя Аполлону. И тут же начинает орать на служанку.
  • Михаил МК «Туманное говно» — ГГ и ряд второстепенных персонажей. Пополам с матснарядами разных калибров.
  • «Детки из класса 402» — Полли. Просто Полли. Настолько несносная всезнайка и ябеда, страдающая нездоровым патриотизмом, что ни её одноклассники, ни учителя не способны долго выносить её общество.

Комиксы[править]

  • «Приключения Тинтина» — Роберто Растапопулос. В 1931 году его, благодаря Тинтину, впервые в жизни арестовали — но, несмотря на груз статей «на несколько пожизненных», просидел этот криминальный барон явно недолго… Однако по крайней мере с 1925 по 1930 год официальная, легальная ипостась этого человека — уважаемый, «приличный» человек, киномагнат с мировым именем (хоть и нувориш), вхожий во все «лучшие дома» Европы и Америки. И кое-какой внешний лоск он, конечно, приобрёл… Но всё равно чувствуется, что рос он среди греческой портовой шпаны, а ещё старшим подростком пошёл в бандиты. Потому что речь и манеры (когда Роберто забывает следить за собой) выдают его с потрохами. «Урод! Куда прёшь!», и чуть что — в морду.

Аниме и манга[править]

  • Code Geass — Ллойд Асплунд, который, блин, действительно профессор (ни разу не Выбегалло), да и граф к тому же. Создал крутейший для своего времени найтмер-фрейм «Ланселот», усовершенствовал серийные «Глостеры» и превратил (себе на голову) «Алый Лотос» в натуральную машину смерти. Несмотря на все заслуги, придворный этикет, субординацию и банальные правила приличия этот яйцеголовый вертел на болту. Для него нормально обозвать государя (за глаза, но при всем честном народе!) «Его Невеличество», толсто троллить генерала-начальника и регулярно говорить языком Ржевского. Даже угроза словить по башке от ассистентки или главного пилота-испытателя его роботов совершенно Ллойда не пугают, и он продолжает троллить всех и каждого.
  • Fullmetal Alchemist — Кинг Бредли имеет привычку совершать эксчентричные поступки не соответствующие его статусу первого лица государства. Подкалывать подчинённых? Замаскироваться под туриста для встречи с Изуми Кёртис? Подарить Эдварду Элрику арбуз и уклоняться от рабочих обязанностей для посещения братьев в госпитале (а затем скрыться от всполошённой охраны через окно)? Можем, умеем, практикуем.
  • Vinland Saga — Халльгерд кичится своим воспитанием, что не мешает ей прилюдно устроить «сопернице» весьма некрасивую сцену ревности с рукоприкладством (причем кичится она им прямо во время нее).

Видеоигры[править]

А еще доктор[4].
  • «Mass Effect»: Матриарх Этита. Впрочем, у нее папа-кроган, ей можно.
  • «Dishonored»: Антон Соколов — гениальный изобретатель, не менее гениальный художник, а также сквернослов, любитель выпить и донжуан. А ещё он опыты на людях проводит.
  • Team Fortress 2 — Шпион ведёт себя как культурный мерзавец, но иногда он говорит «Блять».
  • «Мама не горюй»: очень смешно, когда Артур и Зубек из маскировки друг перед другом изображают знатоков классической музыки. На самом деле оба бандиты и вне образа говорят только на фене. А у киллера Зубека, косившего под учителя музыки, есть еще помощница, стереотипная и безмолвная серая мышь в очках. В нужный момент отделала Артура не хуже каратиста и попыталась сбежать.

Музыка[править]

  • «И на Солнце бывают пятна» Тимура Шаова вся об этом.
  • А. Галич, «Баллада о прибавочной стоимости». Протагонист — якобы учёный-политолог. По крайней мере, числился именно таким, пока в его жизни не произошла одна крупная неприятность на политической почве… Манерой речи он регулярно обличает себя как почти неприкрытого быдлана, приобретшего лишь внешний лоск.
  • Серж, «Менестрельская хулиганская». «А я иду за горизонт Прославить королеву. О моя лютня… И пенек! Едрить его налево!»

Реальная жизнь[править]

См. подстатью Я профессор, моя жена профессор.../Реальная жизнь

Веб-сериалы[править]

  • Ретрозор — Линк во втором сезоне сразу после представления общается настолько витиеватым слогом, что понимает его из трех главных героев разве что Писака. Но стоило только немножечко разозлить пациента… Да и до раскрытия личности, когда тот косил под зонтовца, анальными в прямом смысле карами героям угрожал он тоже далеко не в шекспировской манере.

Примечания[править]

  1. Можно долго спорить о разнице интеллигента и интеллектуала, но так как мы обычно с интеллигенцией ассоциируем нравственность и духовность, то хам может быть и интеллектуалом, но интеллигентом назвать его трудновато.
  2. Анекдот явно придуман кем-то, кто никогда не писал объяснительную по поводу ДТП: это предельно шаблонный документ и для таких слов там места нет вообще.
  3. Гуськовой (С. Немоляева) и «косить» (т. е. притворяться) особенно не пришлось, она реально чуть не поехала умом. Немного Бог помиловал. Э. А. Рязанов задумывал этот момент как трагический. Получилось.
  4. На самом деле это постарались локализаторы, в оригинале он говорит именно как праведно возмущенный ученый.