Я профессор, моя жена профессор…

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Персонаж ведёт себя не просто грубо и вульгарно — его поведение не соответствует ни образу, ни социальному статусу (реальному или мнимому).
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Ввиду прямой технической необходимости, в этой статье много примеров грубого и недостойного поведения «профессуры». Налицо обсценная лексика и/или отсылки к ней. Несмотря на это, в статью всё равно не нужно помещать нравоучения в какой-либо форме. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
«

В Большом театре к окошечку администратора подходит пожилая пара. Мужчина вежливо говорит:
— Извините, пожалуйста! Видите ли, вот я — профессор, моя жена — профессор, мы оба в первый раз в Москве, очень хотим побывать в Большом театре!
— Извините, но билетов у меня нет.
— Видите ли, но я — профессор, жена — профессор, и мы так давно мечтали об этом спектакле!
— Простите, не могу ничем помочь!
— Да, но видите ли, вот я — профессор, жена — профессор, мы очень хотели бы посмотреть этот балет, нельзя ли хотя бы контрамарочку!
Жена перебивает его:
— Пойдем отсюда, Боря! Не унижайся!
— ЗАХЛОПНИ ВАРЕЖКУ, ОВЦА!!! Видите ли, я — профессор, моя жена — профессор…

»
— Анекдот
« Что я? Великие мужья
Творили черт-те что!
»
— Тимур Шаов «И на Солнце бывают пятна»
« Гений может быть шалопаем, бродягой, пьяницей, распутником, хамом и так далее. А создает при этом гениальные вещи. »
— Даниил Гранин

Данный троп используется в четырёх случаях:

  1. ради комического эффекта (см. 1 эпиграф): диссонанс между образом и поведением героя и даёт этот самый эффект; иногда используется, чтобы подчеркнуть многогранность и чудаковатость персонажа; либо персонаж действительно умело косит под интеллигента, но в какой-то момент его подлинная натура всё же прорывается;
  2. ради трагического эффекта: так можно показать, что приличного человека довели до уже звериного состояния. Однако он должен совершить нечто поистине дикое. Если гипотетический интеллигент-профессор, не выдержав издевательств, зверски расстрелял обидчика или размозжил ему голову кувалдой — это не наш случай. А вот если он загнал обидчику рукоять кувалды в задницу, а потом нагадил на его поверженное тело — это именно оно;
  3. не ради комического или трагического эффекта, а лишь чтобы создать нешаблонного персонажа: автор изображает выходца из социальных низов, поднявшегося благодаря своему уму, или ломает предрассудки, показывая, что интеллектуальность не подразумевает автоматически не только снобских манер, но и обычной вежливости, равно как и обратное[1];
  4. по причине бездарности: в романах большинства МТА даже персонаж, задуманный как интеллектуал, будет выражаться неграмотным языком автора, то бишь пэтэушника-недоучки, чуть что — «совать в дыню», крыть матом, ржать и т. д. Одно из проявлений аристократии из фольги — хотя два первых случая использования возможны и не в «фольговых» ситуациях.

Возможно и такое, что персонаж достаточно культурен, чтобы утончённо выражаться, но считает себя вправе перейти на грубость, если ситуация требует. Это иной троп, «Мы же филологи».

Надтроп — Лицемерный юмор.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот в эпиграфе — кодификатор.
  • Альтернативный кодификатор — «Алло, добрый день! Это прачечная? — Х%%чечная! Это Министерство культуры!»
  • И другой анекдот — про очкарика-интеллигента в мебельном магазине: «Извините, пожалуйста, не подскажете ли, сколько стоит вон тот очаровательный столик? — (Получает ответ). — ЭТО Ж, МЛЯ, УСРАТЬСЯ!!!»
«

— Не жили богато, нех%й и начинать.
— Простите, а вы точно министр финансов?

»
— Анекдот
  • Анекдот про выпускников университета
«

Получили два студента магистра, идут, разговаривают:
— Слышь, Вован, прикинь, мы ж теперь, типа, интиллигенция?
— Чё?
— Х%й через плечо! Мы, говорю, теперь интеллигенция, ё^пта!

»
— Анекдот
  • Во многих анекдотах про Шерлока Холмса и доктора Ватсона лексикон упомянутых джентльменов изобилует такими словечками, о каких бедняга Конан Дойл мог и не подозревать. Причём делается это не ради комического эффекта (обычно соль анекдота заключена в другом), а по причине общего культурного уровня рассказчика. Пример. Хотя бывает и правильное использование. Знаменитый анекдот про палатку, например, рассказывается нарочито джентльменски — с тем, чтобы в конце был слом при использовании нецензурной лексики.
  • Анекдот, когда к женщине обратились «мисс», а та ответила «Какая, нах**, мисс?! Не видишь — леди!»
  • Другой анекдот
«

В парке на скамеечке сидят студент, читающий книгу, и благообразная бабушка. Около скамейки шумно копошатся голуби, гулят, требуют корма. Студент не выдерживает, вскакивает и кричит на них:
— Съе…тесь нах…, проклятые птицы!
— Молодой человек, ну разве же можно такими словами выражаться? Вы просто крикните им: «Кыш, кыш, голуби!» — они и съеб…тся нах…!

»
— Автор неизвестен
  • Байка про Будду, которого оскорбляли деревенщины. Тот произнёс проникновенную, исполненную мудрости речь, которая заканчивается словами «А сейчас мои ученики вас отпи*дят».
  • 52-летняя преподавательница по жилищному праву за контрольную на тему «Товарищество собственников жилья» ставит половине группы 2 и подписывает ниже «кг/ам». С Баша
  • Объяснительная после ДТП: «Я доктор наук, знаю семь европейских и пять азиатских языков, являюсь лауреатом пары престижных премий и числюсь почётным профессором Оксфорда, но такого лошару на дороге встретил впервые! Это был какой-то капец!»
  • Анекдот про мэра, который пообещал построить в городе церковь, а потом снял рубашку и показал, как она будет выглядеть. «Блатной» (профессиональный преступник), отмотавший минимум один срок. По количеству куполов и окон на вытатуированной церкви (и другим деталям) можно определить количество «ходок», а также «сколько лет чалился».
  • Анекдот про пионерию:
«

Бабушка в троллейбусе закашлялась, рядом пионер говорит ей:
— Будьте здоровы!
— Вообще-то так говорят при чихании, а я закашлялась.
— Да хоть х*ем подавись, но пионер должен быть вежливым.

»
— Анекдот
« Мои соседи — очень солидная пара. Она — на какой то крупной должности в одном известном ВУЗе, он — ещё более серьёзный чин в маленьком, но богатом АО. Тут наблюдаю картину: подходим почти одновременно с соседкой к парадной. Пока достаю брелок, она набирает на домофоне номер. В ответ бас её мужа «Кто?», та в ответ «Я». Снова бас «Пароль!». Соседка сквозь зубы еле слышно «Б….!» и громко и отчётливо в домофон «Трусы на голове!». В ответ: «Заходи!». И тоненький голосок на заднем плане «Мама идёт!!! Ура!!!» »
С Баша

Театр[править]

  • «Мещанин во дворянстве» Мольера же! Учителя танцев, музыки и философии устроили потасовку, споря, какая учебная дисциплина важнее.
  • Бернард Шоу, «Пигмалион». Во время своего первого выхода в свет Элиза уже обладает отличными манерами и произношением — но вот содержание её речей (и лексика) всё ещё характерно для лондонского дна. Например, она рассказывает про свою родственницу, мимоходом упоминая, что ту, наверное, пришили и обокрали. Что любопытно, светская молодёжь восприняла это просто как новую «разговорную» моду. Впрочем, сам её ментор, профессор Хиггинс, не отличается особо изысканными манерами, как ему прямо указывает домоправительница.
  • В пьесе Марка Захарова «Узник замка Иф» Бенедетто — вопреки книге, чисто смеху ради — показан как карикатурный урка. Трудновато ему выдавать себя за князя Кавальканти, регулярно палится. Одна речь чего стоит: в неё всё время прокрадывается «в натуре!…» или что-то наподобие.
    • Потом он пишет графу Монте-Кристо анонимку, и граф сразу догадывается, кто писал. Очень уж яркая орфография и пунктуация: «Г-н граф, я ваш друк и спишу предупридить вас что есть один тип который знает где лижат деньги г-на графа…»
    • Ещё раньше подобное было и во французской экранизации.
  • Л. Филатов, «Ещё раз о голом короле». Гувернантка-немка отвечает за воспитание принцессы. За воспитание, Карл! Ведёт себя сия пожилая дама подчёркнуто чопорно… Как правило… Но когда церемониймейстер датского двора (действительно назойливый и бесцеремонный человек) вызвал раздражение гувернантки — почтенная дама прилюдно обозвала его «мудаком». А когда позже ей показалось, что датский министр предлагает ей секс — дама была ничуть не против, хотя познакомилась с ним в тот же день, не ранее. Кажется, становится понятно, почему принцесса, вверенная заботам этой гувернантки, так крута, резка и остра на язык, а также давно не девственница…
  • У того же Филатова есть пьеса «Моцарт и Сальери» (не путай с пушкинской маленькой трагедией). Таким изображен Моцарт, и сабж в данном случае выглядит как На тебе! в сторону В. В. Жириновского.
  • Народный артист России Моисей Филиппович Василиади поставил в Омске «Волки и овцы» и сам сыграл в них Вукола Чугунова. Чугунов — дворянин хорошего рода, юрист, образованный человек (и при этом жулик первостатейный). В основном Василиади его таким и играет. Тем не менее в сцене ссоры Чугунова с его племянником Горецким — Василиади почему-то сказал «шо?» и «шобы», а также, в ответ на просьбу дать денег, показал Горецкому фак. От локтя.
    • Разумеется, это актёрско-режиссёрская отсебятина и «оживляж» — в оригинальной пьесе 1875 года ничего подобного нет.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • В советском искусстве этот троп часто воплощают мещане. Это глубоко невежественные и эгоистичные люди, при этом тщеславные и любящие подражать уважаемым людям — обычно неумело. Поэтому-то они любят выражаться наукообразно — вовсе не из-за начитанности и не из-за того, что хотят изъясняться чётко и недвусмысленно, а потому, что, по их мнению, такой стиль речи повышает их статус. При этом их речь, хоть и имитирует интеллигентскую, похожа на неё слабо, тем более что они принимают казёнщину за научность: они путаются в значениях слов, особенно заимствованных, вставляют их неуместно, синтаксис их фраз уродлив, а здоровая разговорная речь им кажется слишком низкой. Мещане научились говорить гуманистическими лозунгами из советских газет, но стоит кому-либо затронуть их мелочные интересы — и с них вся показная интеллигентность мигом слетает: за копеечную вещь они готовы драться.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — генерал-аншеф, князь Николай Болконский, отец Андрея Болконского. Вёл себя весьма своеобразно, но особенно отличился, принимая графа Ростова и его дочь Наташу. Этой выходкой, возможно, и обломал сыну брак (многие критики таки усматривают связь между этим событием и последовавшей дурацкой попыткой Наташи сбежать с Анатолем Курагиным). Своей же дочери, княжне Марье, вовсе жизнь испортил без видимых причин.
  • М. Булгаков, «Собачье сердце» — Преображенский швырнул в огонь чужую книгу, только потому, что Шарикову её дал нелюбимый им большевистский активист Швондер. А ещё шляпу надел претендует на интеллигентность! При том, что с Шариковым порой разговаривает очень грубо. Не потому что быдло под маской интеллигента, а наоборот, потому что, при всей своей глубокой образованности и культурности, полон старорежимных замашек и считает, что пролетариат должен знать своё место.
    • По факту же профессор, человек, которому с молоком матери привили понимание, что ссать мимо унитаза недопустимо (и тому подобные быдляцкие фортеля тоже неприемлемы), попросту не может постичь, что кому-то это может быть неочевидно. Отчего и негодует. Опять-таки, своё место должны знать все (тогда и шовинизма не получится), и не Швондеру лезть в жизнь и комнаты профессора, которые тот заработал своим умом и талантом.
    • А самое интересное, что на свой лад верен и первый, и второй отзыв о Преображенском. Это сложный персонаж, он «не ангел и не демон», не полностью и не во всём прав, но и далеко не «эталонное позорище», и кто не очаровался чем-то коммунистическим и не полон классовой неприязни «социальной зависти» к таким, как Преображенский — тот, пожалуй, будет в конфликте Шарикова с профессором всё-таки на стороне этого медика (не Шарикова же!).
  • Братья Стругацкие:
    • «Отель «У погибшего альпиниста»» — Симон Симонэ (франкоязычный швейцарец?), великий физик, герой национальной науки, обладатель правительственных наград… а также комичный бабник и верхолаз-любитель (сделать его ещё и матерщинником не позволила цензура). «Всё на бильярде играют и по стенам ползают. Шалуны они» (служанка Кайса). «Господин Симонэ служит для меня неиссякаемым источником размышлений о разительном несоответствии между поведением человека, когда он отдыхает, и его значением для человечества, когда он работает» (владелец отеля Сневар).
    • «Град обреченный». Изя Кацман о «Ты, может быть, думаешь, что строители этого храма [здания культуры] — не свиньи? Господи, да еще какие свиньи иногда! Вор и подлец Бенвенуто Челлини, беспробудный пьяница Хемингуэй, педераст Чайковский, шизофреник и черносотенец Достоевский, домушник и висельник Франсуа Вийон… Господи, да порядочные люди среди них скорее редкость! Но они, как коралловые полипы, не ведают, что творят».
  • «Хроники странного королевства»: крутая королева Кира, конечно, Леди-воительница… Но всё же она больше воительница, чем леди, и не гнушается общения в духе казармы.
«
— Послушай, ты этой изящной словесности уже здесь нахваталась или с собой привезла?
— А что, Вас это шокирует? Ваши солдаты изъясняются классическими стихами?
— Солдаты есть солдаты, а ты-то где этого набралась? В королевской библиотеке?
— Да нет, это я из дому привезла.
— А чем ты занималась дома?
— Изучала языки и литературу. Изящную словесность, в общем.
»
— Автор неизвестен
  • Александр Бушков, «Летающие острова» — студенты и профессора Ремиденума (один из ведущих университетов Талара) славятся тем, что их научные диспуты по исчерпании разумных аргументов регулярно переходят в потасовки, массовые драки, а то и погромы, в том числе с человеческими жертвами. Двое зрелых и уважаемых профессоров-литературоведов, арестованные именно по этому поводу, чуть было не устроили драку прямо в присутствии короля.

На других языках[править]

  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо» — Эдмон Дантес в образе графа именно так и воспринимался парижской публикой. Пилюли из опиума и гашиша вместо еды, наличие рабов, и, главное, он обо всём этом открыто рассказывал!
    • Сюда же можно отнести и «Трёх мушкетёров»: автор не раз и не два вынужден напоминать читателю, что, мол, эпоха такая, поэтому дворянину и профессиональному военному позволительно жестоко избивать своего слугу, по-свински обманывать женщин и/или жить за их счёт.
  • «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена: аферисты Король и Герцог изображают из себя приличных людей. У Герцога ещё немного получается (в крайнем случае, выдаёт себя за глухонемого), а у Короля… Одно его только выражение «похоронная оргия» чего стоит.
  • Профессор Челленджер в романах и рассказах А. Конан Дойла. Избиения журналистов — лишь одна из его милых привычек.
  • Д. Лондон, «Морской волк» — инверсия. Ларсен ведёт себя как типичный капитан-отморозок, но протагонист-интеллигент узнал, что он хорошо разбирается в инженерном деле, ценит философию и изящную словесность. Просто Ларсен в юные годы однажды решил почитать книжку и ему понравилось…
  • О. Генри:
    • Пародийный рассказ «По следам убийцы, или Тайна улицы Пешо»: французские аристократы пьют пиво, жуют жвачку и беседуют, внезапно переходя со светского стиля на просторечие и сленг. Видимо, американские МТА столетней давности (над которыми и издевается О. Генри) принципиально не отличались от нынешних местных МТА.
    • «Короли и капуста» — американец-«джентльмен» Блайт ведёт себя максимально так, как не подобает настоящему джентльмену: бухает, хамит Франку Гудвину и шантажирует его. И не зря же его прозвали Вельзевулом!
  • Морис Дрюон, Les Rois maudits — ненавидевшие друг друга Карл Валуа, брат и дядя королей, и первый министр Ангерран де Мариньи, однажды просто подрались в присутствии короля и всего государственного совета: «С этими словами он вцепился Мариньи в горло, сгреб его за ворот, и двое этих буйволов, двое этих сеньоров, из которых один был императором Константинопольским, а другому при жизни воздвигли статую среди усопших королей Франции, схватились, как простые смерды, перед всем двором и чиновными людьми, подымая вокруг тучи пыли и осыпая друг друга площадными ругательствами».
  • Донтос Холлард, рыцарь и знаменосец (т. е. владетельный вассал, даже если, как в данном случае, небогатый), воспитанник королевского двора, последний представитель своего дома… пьяница и посмешище. Доигрался на турнире в честь именин короля Джоффри, явившись на него в панцире на голое тело, при этом без набедренной брони, штанов и подштанников (попросту голый ниже пояса), и пьяным до поросячьего визга. После этого стал шутом уже официально, ещё повезло, что в бочке с любимым напитком не утопили.
  • «Ветви Дуба»: шутки ради (как и вся серия книг) — Дэниел. С точки зрения коллег-ученых — невоспитанный развязный тип, зачем-то заигравший рок, когда его ждало блестящее будущее; с точки зрения коллег-музыкантов — чудак, который церемонится с этими цивилами вместо того, чтобы послать их по матушке, чего обычно ждут от эпатажного рокера.
  • «Тридцать три несчастья» — граф Олаф же! Правда, его «графский» титул вызывает большие сомнения. В любом случае, этот титул не мешает ему пренебрегать личной гигиеной, грубить, пьянствовать и отличаться сильным невежеством.
  • Сергей Довлатов, «Наши»: в директоре школы проснулся «старый лагерный нарядчик» со всей соответствующей феней после того, как ученик, пардон, прицельно помочился на него из окна.

Фанфики[править]

Кино[править]

  • «Последний дом слева» Уэса Крейвена: я профессор (буквально), моя жена — профессор (буквально), но эти подонки изнасиловали и зверски убили нашу дочь, а потом ещё и имели наглость попроситься на ночлег в наш дом!!! И вот уже мама-профессор предлагает одному из бандитов минет на заднем дворе, после чего пускает в ход зубы, а папа-профессор расчленяет главаря бензопилой!
  • «Джентльмены удачи» — о, эти археологи из Томска! «Вот у меня друг — тоже учёный, у него семь классов образования… А так десятку нарисует — не отличишь от настоящей!»
  • «Гараж»: на свежем асфальте остались следы целой кучи педалек. Среди героев минимум один профессор, парочка докторов наук, россыпь научных сотрудников рангом пониже (есть даже мажор-археолог не из этого института), директор рынка, успешный музыкант, двое фронтовиков (разведчик и полковник)… А поведение? В ход идут публичный обыск женщины, взяточничество, погони, оскорбления, использование музейных экспонатов в качестве подушек, закос под сумасшедшую[2], сожжение документов, противостояние отца и дочери и куча других премиленьких забав. Собственно, ещё до появления проблемы с количеством гаражей члены кооператива — охранники природы — уничтожают саженцы, поливая их бензином, о чём правление с гордостью докладывает остальным, и все довольны. А из однозначно положительных персонажей здесь можно отметить только защитницу угнетённых (Лия Ахеджакова), любовницу-без-пяти-минут-жену профессора Смирновского (Наталья Гурзо) и комичного жениха (Борислав Брондуков). Остальные — все оттенки чёрно-серого.
    • Однозначно ли положительна героиня Ахеджаковой? Когда ей предложили самой уступить место в пользу ветерана, она начала мяться, отказываться и «переводить стрелки». А быть добрым, честным и положительным за чужой счёт очень нетрудно, ведь правда?
    • К слову, фильм является эталонным «на тебе!» режиссёра Эльдара Рязанова в адрес коллег по «Мосфильму», с которыми он имел неудовольствие состоять в таком же кооперативе и поиметь таких же точь-в-точь проблем.
  • Экранизация первых трёх книг серии «Тридцать три несчастья» — граф Олаф.
  • «Лейк-Плэсид: Озеро страха» — эксцентричный профессор Гектор Сир. Помешан на двух вещах — крокодилах и сексе, пристает к дамам, отпуская комплименты в духе «У тебя отличные сиськи!» (как ни странно, иногда срабатывает), толсто троллит местного шерифа. При этом в сущности неплохой парень, эдакий большой ребёнок.

Телесериалы[править]

  • «Сибирочка» Владимира Грамматикова по роману Лидии Чарской. В отличие от чрезвычайно сентиментального оригинала, отличается хорошей проработкой характеров и годным юмором. Бандит по прозвищу Зуб хочет забрать найденную в тайге охотником Михалычем девочку, выдав себя за её отца-князя (ибо настоящий князь её ищет и обещает нехилое вознаграждение за возвращение дочери). Выглядит он вполне благообразно, и, прикупив хорошей одежды, вполне мог бы сойти за аристократа, если б только не открывал рта! «Я Зуб… то есть, Гордов, Зуб — это мне дружки кликуху дали, типа погоняло такое… Ух, дед, крепкую заразу гонишь!» Неудивительно, что даже дед, всю жизнь проживший в глухой сибирской тайге, не купился на этот маскарад.
    • Справедливости ради, поначалу наш гений играл свою роль ещё более-менее натурально. Спалился по всем пунктам, только отведав «крепкой заразы», любезно предложенной хозяином дома. Дед, всё-таки, не такой уж наивный и доверчивый был…
  • «Интерны» же! Тут вам и Быков, и Купитман, и Гена-Борода из приёмника, и Романенко, и особенно Лобанов (в отличие от предыдущих, попадает в троп не время от времени, а практически всегда).
  • «Тюрьма Оз»: Тобиас Бичер был весьма неплохим адвокатом, сбившим маленькую девочку в состоянии алкогольного опьянения. В силу резонансности дела родная система, которая годами позволяла ему вытаскивать преступников, похоронила его заживо в одной самых жестоких тюрем США. Там интеллигентный юрист, эталонный представитель среднего класса с женой, дочкой, собакой и домиком в пригороде, последовательно прошёл путь от подстилки главы арийского братства до крутого гея с наглухо съехавшей крышей, способного хладнокровно убить охранника остро заточенными ногтями (!), соблазнить сына своего врага-гомофоба и в прямом смысле насрать(!!!) в рот тому самому главе арийского братства.
  • «Агентство НЛС»: зигзаг — «Катя», по идее, должен вести себя как бандит, коим и является, но на протяжении всего сериала ведет себя подчеркнуто вежливо, чаще всего довольно умело косит под карикатурного питерского интеллигента, люди, которые ничего не знают о его «профессии», ни о чем не догадываются, но все же иногда у него в критической ситуации прорывается что-то вроде «внатуре не мой саквояж», чем и создается комический эффект «я-профессора» для стороннего наблюдателя.
  • Сериал по мотивам серии «Тридцать три несчастья» — граф Олаф. Тут он ещё и подсвечивает, что «граф» — это именно титул, а не имя.

Мультфильмы[править]

  • «Как грибы с горохом воевали» — гриб Валуй, карикатура на дореволюционную интеллигенцию (наряду с Мухомором-дворянином и Дубовиком-купцом), считает себя самым умным во всем грибном царстве. Любит произносить красивые речи (на самом деле — просто нагромождение бессмысленных фраз), чем оказывает впечатление на глуповатого царя-Боровика. После этого особенно комична крутая похвальба: «Я его (Гороха) интеллектом победю… побежду… побежу… Забью мозгами, короче говоря!». Валуй считает, что его «непробиваемый интеллект» поможет ему победить. Разумеется, ничего не получается: Горох шутя сражает Валуя его же оружием — бессмысленной речью, скатывающейся ближе к концу в откровенную словесную окрошку: «А седьмая вода, как водится — на киселе!».
  • «Саффи». Арзена Лончер, дочь нувориша, по-видимости, купившего замок и титул, говорит отцу, что не хочет замуж, ибо посвятила себя Аполлону. И тут же начинает орать на служанку.
  • Михаил МК «Туманное говно» — ГГ и ряд второстепенных персонажей. Пополам с матснарядами разных калибров.
  • «Детки из класса 402» — Полли. Просто Полли. Настолько несносная всезнайка и ябеда, страдающая нездоровым патриотизмом, что ни её одноклассники, ни учителя не способны долго выносить её общество.

Аниме и манга[править]

  • Code Geass — Ллойд Асплунд, который, блин, действительно профессор (ни разу не Выбегалло), да и граф к тому же. Создал крутейший для своего времени найтмер-фрейм «Ланселот», усовершенствовал серийные «Глостеры» и превратил (себе на голову) «Алый Лотос» в натуральную машину смерти. Несмотря на все заслуги, придворный этикет, субординацию и банальные правила приличия этот яйцеголовый вертел на болту. Для него нормально обозвать государя (за глаза, но при всем честном народе!) «Его Невеличество», толсто троллить генерала-начальника и регулярно говорить языком Ржевского. Даже угроза словить по башке от ассистентки или главного пилота-испытателя его роботов совершенно Ллойда не пугают, и он продолжает троллить всех и каждого.
  • Fullmetal Alchemist — Кинг Бредли имеет привычку совершать эксчентричные поступки не соответствующие его статусу первого лица государства. Подкалывать подчинённых? Замаскироваться под туриста для встречи с Изуми Кёртис? Подарить Эдварду Элрику арбуз и уклоняться от рабочих обязанностей для посещения братьев в госпитале (а затем скрыться от всполошённой охраны через окно)? Можем, умеем, практикуем.
  • Vinland Saga — Халльгерд кичится своим воспитанием, что не мешает ей прилюдно устроить «сопернице» весьма некрасивую сцену ревности с рукоприкладством (причем кичится она им прямо во время нее).

Видеоигры[править]

А еще доктор[3].

Музыка[править]

  • «И на Солнце бывают пятна» Тимура Шаова вся об этом.
  • А. Галич, «Баллада о прибавочной стоимости». Протагонист — якобы учёный-политолог. По крайней мере, числился именно таким, пока в его жизни не произошла одна крупная неприятность на политической почве… Манерой речи он регулярно обличает себя как почти неприкрытого быдлана, приобретшего лишь внешний лоск.
  • Серж, «Менестрельская хулиганская». «А я иду за горизонт Прославить королеву. О моя лютня… И пенек! Едрить его налево!»

Интернет[править]

Реальная жизнь[править]

Старше, чем феодализм[править]

  • Диоген Синопский. Едва ли не самый уважаемый философ Афин вёл себя отнюдь не так, как подобает мудрецу. Ладно, жизнь в бочке (точнее, в глиняном кувшине — пифосе), чудачества вроде поиска с огнём человека или остроумный троллинг земляков и других философов — это, конечно, оригинально, но за рамки не выходит. Однако ж Диоген мог за здорово живёшь бросаться на людей с палкой и/или кидаться камнями. А мог прилюдно мастурбировать на базарной площади, отвечая на справедливые упрёки собравшихся: «Жаль, не могу насытиться, потирая живот!». Или нагло и бесстыдно пердеть и испражняться на Агоре (народном собрании на Акрополе), на виду у архонтов, а на возмущённые возгласы отмахнуться, мол, «это же природа, а вот вы творите намного худшие вещи совершенно осознанно». Даже для древнегреческой демократии как-то чересчур. А какой пример подавал детям? Правда, детей он не очень любил, периодически гонял, и они отвечали ему той же монетой — однажды даже разбили его бочку пифос (восстанавливать недвижимость пришлось взрослым).

Старше, чем печать[править]

  • Омар Хайям Нишапури. Ещё один мудрец и беспрекословный авторитет своего времени. Блестящий учёный, ментор кучи других блестящих учёных, глава крупнейшей в мире обсерватории, создатель точнейшего в истории календаря, даже государственный деятель, наставник султана государства сельджуков Мелик-шаха I. Притом большой любитель вина, а также стихов (те самые Рубаи, прославившие его в Новое время), в которых это самое вино (и женщин тоже) воспевал, превознося над такими малозначимыми вещами, как достижение райской благодати. Ничего страшного, скажете? А ведь речь идёт о мусульманском обществе XI—XII вв., где за подобное поведение могли прогнать из дворца[4], а то и что похуже. Но это Омар Хайям, ему можно!
    • Правда, рубаи он писал в основном в стол, и известны они стали уже после его смерти.

Старше, чем пар[править]

  • Вышеупомянутый Бенвенуто Челлини — драчун, дуэлянт, метальщик камней, вор, великолепный стрелок и гениальный деятель искусств.
  • Жан Батист Поклен де Мольер. Сын королевского придворного обойщика, камергера двора, выпускник иезуитского колледжа, лиценциат юридических наук. Мало того, что связался с комедиантами (которых в ту пору, подобно разбойникам, даже на христианских кладбищах запрещено было хоронить и проводить по ним поминальную службу), так ещё и ввязывался в мутные схемы, попадал в долговую тюрьму. А еще по слухам женился на собственной дочери

Старше, чем радио[править]

  • Джонатан Свифт, декан собора Святого Патрика. Как раз пребывая в этой ипостаси, написал мегаскандальные для своего времени «Путешествия Гулливера» и «Письма суконщика». А его сатирическое письмо об ирландских детях смотрится смело даже сегодня и даже без поправки на авторство духовного лица.
    • И его поведение по отношению к современникам не отстаёт: он любил саркастичные розыгрыши и практическую критику их идей. Например, как-то раз в грозу в нему домой забежал один из приятелей — Беркли (автор знаменитой философской теории чисто духовного мира, в которую входило представление о том, что вещи существуют только в нашем сознании и только когда мы их воспринимаем, а в остальное время мы их выдумываем), и Свифт его не впустил, предложив «представь, как я тебя впускаю в дом. Что, не получается?». И это не байка: эту историю подтверждали в своих книгах разные его знакомые философы и писатели.
  • Вольфганг Амадей Моцарт. Гениальный композитор, обессмертивший своё имя при жизни. И при всём при этом, любимыми его словами были… «жопа» и «говно», коими и изобилует его переписка с друзьями и родственниками. С фитильком: для немецкоязычных народов подобные шутки в то время не считались такими уж непристойными. Хотя публично выражаться так, как Моцарт (а он был замечен и в этом), всё равно было моветоном.
  • Михаил Васильевич Ломоносов — педаль в асфальт. Профессор с 34 лет. Основоположник российской академической науки, равно как и классической поэзии. Ректор Петербургского и основатель Московского университетов. Дико котировался не только в России, но и в этой вашей Европе, где стал академиком целой кучи академий. Некоторые его открытия актуальны до сего дня, да и проще вспомнить такое ответвление науки, в котором он не отметился. И, кстати, коллежский советник, получивший-таки дворянство, любимец двора… Помимо основных плюсов, всю жизнь проявлял себя знатным выпивохой, любителем ругаться по матери в приличных местах, участником и организатором разнокалиберных потасовок. Причем фамилию носил вполне говорящую, ибо драться Михайло не только любил, но и умел. Путешествуя по Европе, однажды напился в кабаке и пребольно отходил нескольких прусских солдат, после чего попал в каземат, откуда сбежал (!)[5]. А уже в Питере как-то в одиночку вывел из строя троих грабителей. Приведя в чувство одного из них, допросил на месте (остальные двое успели очухаться и убежать, теряя зубы) и, узнав, что целью негодяев была его шуба, с гомерическим хохотом раздел бедолагу до белья, после чего в таком виде доставил властям. Талантливый человек талантлив во всём, что тут скажешь!
    • Есть версия — не слишком, впрочем, достоверная — что был он внебрачным сыном Петра I, от которого и унаследовал рост, разнообразные таланты и вспыльчивый нрав. Возможно, из-за этих слухов все безобразия и сходили ему с рук — ибо память о Петре была еще вполне жива и потому на всякий случай предпочитали не связываться.
  • Василий Кириллович Тредиаковский, профессорское звание получавший одновременно с Ломоносовым, напротив, известен был как человек тихий и местами беззащитный. Между тем он писал не только скучные вирши в стиле классицизма. Например, на его совести было «срамное» приветствие на шутовской свадьбе в Ледяном доме: «Здравствуйте, поженившись, дурак и дурка, Еще блядочка то-та[6] и фигурка! Теперь-то прямо время вам повеселиться, Теперь-то всячески поезжанам должно беситься: Квасник дурак и Буженинова блядка Сошлись любовно, но любовь их гадка» и т. д.[7] И «Плюнь на суку морску скуку» в юношеской песенке (Пушкину понравилось, в письме цитировал, плюнуть собеседнику советуя на газету «Северная пчела»). А ещё была скандальная история с поэмой «Феоптия» (нечто вроде Лукреция для верующих), издание которой затормозил московский Священный Синод — не только за слова о вращении Земли (между прочим, середина XVIII в. на дворе, а земля в Москве еще не вертится), но и за «невежливые» в философско-богословном творении подробности о функциях человеческого тела, включая испражнение, и о размножении животных. И не менее скандальная история с трагедией «Деидамия», где на протяжении почти всего действия Ахиллес строго по канону ходит в женском платье (так и не поставили). Кстати, слово на букву «б» в те времена было бранным, но не совсем непечатным, и употреблялось оно профессором не только в стихах — как завзятый просвещенец, назвал речь Жан-Жака Руссо о сомнительной полезности для нравов наук и искусств «блядословием», а как завзятый же эллинист и одновременно выходец из духовенства, не постеснялся высказать свое отношение к «прескверной из богинь блядчонке, которой имя Венера». Да и в академических дискуссиях, хотя и предпочитал эльфинг троллингу (да-да, это про предыдущего профессора), но при случае мог и так: «Когда, по-твоему, сова и скот уж я, То сам ты нетопырь и подлинно свинья!»
  • Иван Семёнович (а может, и не Семёнович вовсе) Барков. Эдакий Сергей Шнуров классической русской поэзии, срамными одами которого восторгался сам Пушкин. В жизни был недурным учёным, служил официальным переводчиком Академии наук, учился у самого Ломоносова. Профессором так и не стал по причине того, что жизнь вёл не лучшую, чем персонажи его матерных творений: пил, хулиганил, вступал в предосудительные связи и, что особенно неприятно, грешил доносами на коллег. Из академии его несколько раз увольняли, спасало только заступничество Ломоносова — то ли Барков действительно имел большой научный потенциал, то ли Михайло Васильич просто нашёл родственную душу. После смерти Ломоносова был с позором изгнан из академии окончательно и бесповоротно и надолго своего учителя не пережил. Умер, согласно одной из многочисленных версий, утонув по пьяной лавочке в сортире.
  • Александр Сергеевич Пушкин же! С юности заработал славу поэта № 1, и все, кому не лень, желали с ним свести знакомство. А познакомившись, бывали ошарашены его беспардонным, подчас трикстерским поведением. Собственно, слава заядлого бретёра[8] оттуда и пошла: Александр Сергеевич вёл себя так, что сложно было не нарваться на вызов. Ну, или на оскорбление, после которого вызов бросал он сам. Учитывая, сколько раз он стрелялся, даже удивительно, как он до своих-то 37 лет дожил.
  • Не меньше отличился и Лермонтов. Известный поэт, по словам близких друзей, был добрейшей души человеком, но высшее общество его так раздражало, что он напоказ выставлял себя жестоким на словах и в поступках человеком. Расстроить свадьбу девушки, влюбить её в себя, после чего самому написать «анонимку» родителям девушки, опозорить её и бросить? И всё только потому, что она отвергла его в 16-летнем возрасте? Легко. Сочинять издевательские эпиграммы на сослуживцев и придумывать им смешные прозвища? Регулярно. Травить ученика на год младше в юнкерском училище (а дедовщина в аристократических кругах была похуже советского стройбата в Забайкалье), а потом, встретив этого юнкера уже офицером на Кавказе, продолжить насмехаться над его стихами, картинами и внешним видом, причём не среди других офицеров, а перед дамами (!)? Почему нет. Это и стало фатальным. Мартынов, не выдержав регулярных оскорблений, вызвал Лермонтова на дуэль, где пристрелил обидчика.
    • А вот Лермонтов (согласно основной версии событий) в последний момент выстрелил в воздух. Что, по дуэльным понятиям, считалось смертельным оскорблением противника. Так что конец немного предсказуем…

Старше, чем интернет[править]

« Попалась подборка биографий поэтов Серебряного века. Не скучно люди жили, надо сказать. Бальмонт выбрасывался из окна 3-го этажа назло жене, но остался жив и хром как Байрон, Блок буквально подталкивал собственную жену к романам на стороне. Маяковский и Брики с их высокими отношениями, Есенин с его публичными скандалами и драками с Дункан, широко распространённое увлечение в поэтической среде кокаином и морфием… В общем, слова Ахматовой «когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда» заиграли для меня несколько новыми красками »
— С Баша
  • Григорий Ефимович Распутин. Помимо огромного влияния на царскую семью, многими почитался как святой старец. Единственный, пожалуй, случай в российской истории, когда в преподобные старцы записали человека, даже не скрывавшего своей любви к попойкам и женщинам. Иногда в народе его в шутку именовали Russia’s greatest love machine «святой чёрт». Умер, к слову, от того же — позарился на дармовую мадеру с эклерами птифурами.
  • Владимир Митрофанович Пуришкевич, притча во языцех Государственной думы Российской империи. Мог, подобно Жириновскому, запустить стаканом в оппонента во время заседания. Старательно добивался выдворения себя любимого из залы посредством охраны, при этом норовил охране влезть на плечи, типа его выносят с почестями. Желая потроллить социалистов, взялся носить гвоздику в ширинке. В принципе, подобных фриков в политике всегда хватало, но Пуришкевич, на секундочку, являлся лидером монархической группы депутатов, отстаивал идеологию «За Бога, царя и отечество», даже выступил одним из основателей «Русского народного союза имени Михаила Архангела»[9]. Подобные выходки от поборника традиционных ценностей вызывали нехилый такой слом шаблона. Ах да, после участия в убийстве вышеуказанного персонажа сочинил лихие вирши про то как «Пять лиц сидело за винцом».
  • Валентин Катаев (а его воспоминания — источник, заслуживающий доверия; литературоведы проверяли!) описал драку в редакции «Красной нови» Королевича и Мулата. Ну ладно Есенин — у него была соответствующая репутация, но Пастернак?!
  • Сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль — не только национальный лидер, но и икона тогдашних (а зачастую и нынешних) дипломатов. Вёл себя, впрочем, не слишком дипломатично. Позволял себе появляться в пьяном виде на людях, хамил, в том числе женщинам. «Я до завтра протрезвею, а вы так и останетесь уродиной», — самая, пожалуй, крылатая его фраза.
  • Алексей Денисович Дикий, блестящий актёр, исполнитель роли Сталина (можете себе представить, какой перед ним был пиетет в то время), наставник множества других артистов, глава Большого драматического театра, человек-легенда. Его истинно дикие пьяные выходки давно уже вошли в театральный фольклор и распространились в виде баек. Правда, как рассказывают, даже в пьяном виде был оригинален и не чурался сыграть. И, что интересно, привычек своих Алексей Денисович не оставил даже после возвращения из лагерей.
  • Аркадий Петрович Гайдар — писатель, по книгам которого открывали мир дети и юноши огромной страны ещё при его же жизни. При всём огромном таланте, страдал психической нестабильностью — друзья вспоминают его как прекрасным собеседником, так и… гкхм… своеобразным человеком. Плюс алкоголь с самыми тяжёлыми последствиями…
    • У Гайдара был сильно запущенный ПТСР. Шутка ли — в четырнадцать лет воевать в качестве красного командира, да ещё в ЧОНах (то есть, в карательных войсках, задача которых была приводить к повиновению[10] многочисленное и стихийно-вооружённое крестьянство)…
  • Евгений Поливанов, один из крупнейших отечественных лингвистов XX века, автор той самой системы Поливанова для японского языка. Героиновый наркоман, двоежёнец, лишился кисти левой руки при неясных обстоятельствах [11] , мог избить за предложение сыграть в карты и поднимался в аудиторию по водосточной трубе.
  • Великий советский актёр Борис Андреев как-то подшофе разбушевался в ресторане, а попытавшегося урезонить его Ивана Переверзева послал — да-да, на те самые буквы. «Боря, я с женой!» — в ужасе воскликнул Переверзев. «С женой вместе!» — ничуть не смутился Андреев.
  • Н. С. Хрущёв приобрел сомнительную для государственного деятеля славу своей манерой произнесения речей — как жестикуляцией (чего сто́ит стучание ботинком!), так и выражениями («мы вам покажем кузькину мать!»). А уж если вспоминать его критику авангардного творчества.
  • Тимоти Лири — блестящий психолог, преподаватель Гарварда, автор исследований, которыми пользовались аж спецслужбы США, в принципе один из самых значительных представителей своей науки XX века. Он же — пропагандист наркотиков, «ЛСД-гуру», кумир хиппи, друг Джона Леннона, стёбно-фриковый кандидат в губернаторы Калифорнии, и, наконец, осуждённый на 38 лет за хранение марихуаны. К слову, наказание отбывал в весьма комфортных условиях за счёт того, что «правильно» прошёл предложенные ему психологические тесты, многие из которых некогда сам же и составлял.
  • Джеральд Даррелл — знаменитый натуралист, хороший писатель и телеведущий, основатель Джерсийского зоопарка и Фонда охраны дикой природы, офицер Ордена британской империи и член кучи уважаемых научных сообществ. Большой любитель выпить, вкусно поесть и отпустить пару-другую сальных шуток в адрес прекрасного пола. В книгах проскальзывает, но смягчено, а вот по свидетельству коллег-киношников, «снимать Джеральда очень сложно, его шутки даже в вечернем шоу через раз не покажешь».
  • Луис Лики — знаменитый антрополог, археолог и биолог, а также основатель целой учёной династии. Очень широко известен своими открытиями ранних представителей рода Homo (хомо хабилис) и уймы австралопитеков. Ладно, что при этом он позиционировал себя набожным христианином (например, мог выпороть до полусмерти своего 16-летнего сына за пропущенную воскресную службу!). Но это не мешало ему быть неисправимым ловеласом, и при этом он отличался хамским и потребительским отношением как своим жёнам (например, он развёлся со своей первой женой через месяц после рождения сына и заставлял её иллюстрировать на 6-м месяце беременности свои труды, одновременно почти открыто живя с 19-летней ассистенткой!), так и сотрудницами. Трёх крупных приматологов — Джейн Гудолл, Диану Фосси и Бируте Галдикайте — называют «ангелами Лики» не только за научное влияние на них Луиса.
  • В годы гонений на генетику в СССР один из профессоров биофака МГУ по слухам так мстил лысенковцам: подкарауливал в туалете факультета по вечерам и избивал.

Наше время[править]

  • Филипп, герцог Эдинбургский, принц-консорт Британской империи, супруг Елизаветы II. Бывший греческий принц, праправнук королевы Виктории, родственник почти всем европейским монархам и просто породистый аристократ, чью родословную можно проследить веков эдак на десять. Его поведение никак не вяжется с королевским, да и вообще джентльменским статусом (а теперь ещё и с возрастом), но за это его и любят! А его коронные фразочки… это же просто праздник какой-то! Впрочем, если познакомиться с его биографией, всё встаёт на свои места — дедушка закончил военный колледж и пять лет Второй мировой провёл на флоте, пройдя путь от мичмана до старшего лейтенанта. Ухватки старого вояки так просто не проходят.
  • Гарри, герцог Сассекский. В отличие от дедушки Филиппа, добился не всенародной любви, а как раз наоборот. Оно и логично: как ещё будут относиться к наследному принцу, который то на журналистов нападёт, то в форме Третьего рейха на вечеринку заявится? Впрочем, прошёл две боевые командировки в Афганистане, первый раз в пехоте, а второй — в ударной вертолётной авиации, причем получил на фронте боевые награды, да и в форме вермахта явился на Хэллоуин.
  • Испанский король (ныне отрекшийся) Хуан Карлос I и его «¿Por qué no te callas?» в адрес Уго Чавеса. Публично заткнуть главу другого государства обращением на «ты» — такого даже Хрущев себе не позволял.
    • Для испанского языка типично обращение на «ты» к тому, кто равен с говорящим по возрасту и социальному статусу. Тем более, Уго Чавес сам неоднократно перебивал короля.
  • Виктор Степанович Черномырдин. Многолетний премьер, дипломат, и, кстати, академик. Общался с окружающими по принципу «одно нематерное слово из пяти». А перед журналистами так не мог, потому путался — отсюда и пошла его слава.
  • Леонид Михайлович Черновецкий, бывший мэр Киева, и таки в прошлом успешный учёный. Но на учёного был похож мало. Ладно ещё его перлы, которым иной раз позавидует и преемник Кличко. Но вот действия Черновецкого порой были куда хуже слов. Один раз даже сорвал концерт «Вечернего квартала»: забрался к ним на сцену, захватил микрофон и принялся петь свои хиты, отчего люди, в конце концов, просто стали расходиться… Да и вообще в адекватности «Лёни-Космоса» многие справедливо сомневались, всё-таки участие в секте с афроукраинцем во главе до добра не доведёт.
  • Милош Земан, президент Чехии. Научной работой тоже занимался, в сфере экономики. Пост первого лица государства не помешал ему являться на заседания пьяным. А ещё пан Земан в прямом эфире использовал нецензурную лексику. Бывший министр финансов Чехии Мирослав Калоусек заявил, что новый президент «опустил престиж Пражского града до уровня дешевой пивной».
  • Сергей Лавров, бессменный руководитель МИД РФ с 2004, известный как автор реплики «Дебилы, б***ь!». А ведь дипломаты должны быть самыми вежливыми среди политиков!
  • Президент Уругвая Хосе Мухика вообще-то лапочка. Но и на старуху бывает проруха. В 2013, не заметив, что микрофоны уже включили, сказал своему подчинённому: «Эта старуха ещё хуже, чем тот косоглазый» (подразумевая президента Аргентины Кристину Киршнер и её покойного мужа). Пришлось извиняться.
  • Родриго Дутерте, президент Филиппин, давит педаль в пол. Матерные оскорбления в адрес зарубежных лидеров, шутки про изнасилование, призывы убивать наркоторговцев без суда и так далее.
  • Пим Фортёйн. Нидерландский Жириновский, только топит педаль глубже. Профессор социологии, решивший поиграть в политику. Открытый гей, националист с заместителем-негром, заявлял, что приемлет мигрантов-мусульман только в качестве мальчиков-проститутов. В 2002 триумфально выиграл выборы в городской совет Амстердама. Выиграл бы ещё что-нибудь, но 6 мая его застрелил активист от зелёных.
  • Впрочем, его коллега Герт Вилдерс похож на голландского Жириновского больше. Притчей во языцах стала его тяга к засовыванию в нос и в уши карандашей, попытка пародировать на заседаниях Гендо Икари и веселые речи о европейской солидарности, над чем не раз прикалывались журналисты.
  • Собственно Владимир Вольфович Жириновский. А вы в курсе, что этот политический шоумен (последний случай эпатажа — 5 января, прогуливаясь на новогодней ярмарке возле ГУМа на Красной площади, раздавал тысячные купюры; «Дети, инвалиды, кто еще? Сироты, крепостные, холопы»)мало того, что трижды избирался вице-спикером Госдумы, так ещё и является заслуженным юристом России, единственным (что в науке — огромная редкость!) автором весьма компетентного учебника по этногеополитике, а также кавалером орденов Почета, Александра Невского и «За заслуги перед Отечеством» трех степеней — и все с формулировкой «За заслуги в законотворческой деятельности»?
    • Студенты ИДВ, которым он читал лекции по тюркологии, были очень удивлены — без журналистов Владимир Вольфович весьма приятный и умный человек. Вообще есть резонное предположение, что имидж сознательно попёрт у Фортёйна его первым штатным политтехнологом Жариковым (который до этого рулил концептуальной группой ДК).
  • Также этим отличается депутат Виталий Милонов. Любит чередовать высокие речи про Нравственность, Патриотизм и Православие с непристойными словами и тюремным жаргоном.
    • При всей своей борьбе за нравственность — ярый фанат творчества Егора Летова, который, что называется, нравственным поведением никогда не отличался.
  • Евгений Александрович Моргунов, знаменитый гайдаевский «Бывалый». Всю жизнь отличался любовью к крайне жёстким розыгрышам, в один из которых чуть было не прибил собственную актёрскую карьеру (стырил и спрятал орден Ленина с сорочки режиссёра Сергея Герасимова, пока тот купался в реке). Ну, розыгрыши многим артистам по душе, но Евгений Александрович любил «исполнять» на людях. К примеру, орал «Повтори, сука!» в аэропорту после объявления рейса (за этим следовало обычное «Повторяю…»). Коллеги по цеху жутко не любили ездить с ним на творческие встречи со зрителями: Моргунов за всю карьеру не подготовил ни единого эстрадного номера, на сцену мог выйти под хмельком и тупо нёс всё, что придёт ему в голову (в наше время это назвали бы stand up). И звание Народного артиста СССР, к слову, получил, тупо поймав в лифте председателя Совета министров Павлова и «наехав» на него. При этом — большой любитель классической музыки и, говорят, даже сам неплохо играл на фортепиано.
  • Чешский артист Антонин Едличка. Тот еще трикстер. А еще был неплохим актером, однако отличался вспыльчивым нравом и мог наорать на детей, с которыми снимался в телепередачах. Даже мог дать им пощечину или оттаскать за волосы.
  • Руссо Флауэр, палеонтолог. Любитель эксцентричных костюмов и стрельбы в потолок.
  • Андрей Вячеславович Кураев, протодиакон и весьма весёлый блогер, «крупнейший богослов в области талии» (по собственному признанию). Легко мог приехать на интервью в джинсовом прикиде на мотоцикле и начать подводить обоснуй под образ: мол и мотоцикл у него, потому что пробки, и прикид — потому что он хочет восстановить истинный смысл монашеского облачения как грубой и практичной одежды.
    • А его хамские, хуже-чем-просто-сексистские высказывания о женщинах (например, пресловутый «наезд» на Эллу Памфилову) не подобают не только священнослужителю, но и вообще всякому человеку мужского пола.
  • Иван Иванович Охлобыстин. Исполнитель ролей трикстеров в кино и на ТВ, исполнитель рокерских песен на концертах, сценарист трэшовых и стёбных фильмов, ездун на байке, носитель татуировок, продавец мобильных телефонов… и просто отец Иоанн. Был. С определённого момента опять мирянин — сам попросил отстранить его от служения.
  • Эдуард Лимонов. Политик красно-коричневого толка, при этом — писатель-постмодернист, активно использующий в своих произведениях мат и откровенные сцены. Педаль в пол — в одном из своих романов («Этоя, Эдичка») описал сношение протагониста с негром. Я уже не Лимонов, блин, я Эрнст Рём нафиг!
  • Линус Торвальдс. Отец-основатель и разработчик ядра Linux, миллионер за счёт патентных отчислений. Когда пишет в LKLM, в выражениях не стесняется. Впрочем, недавно решил остепениться, временно отойти от дел и таки пересмотреть свои манеры поведения.
  • Анджей Голота, четырежды несостоявшийся чемпион мира по боксу в тяжёлом весе. Боксёрский мир в принципе сложно удивить, здесь колоритные ребята вроде Мохаммеда Али или Майка Тайсона только в чести. Но про Голоту всё равно спрашивали: «Как этот ненормальный мог претендовать на пояс?!» Главное же отличие поляка от прочих неадекватов состояло вовсе не в его грязных приёмчиках[12], а в том, что он сдавался и покидал ринг в конце выигранного боя, стоило потерявшему все шансы противнику лишь разок отправить его на канвас.
  • Валерий Алексеевич Чудинов — инверсия: не профессор, а псевдоученый, калач копченый, кандидат в академики ВРАЛ и специалист по славянским рунам, но тем не менее, маска интеллигента прочно на нём держится, хотя зуд в нижней части спины из-за критики настоящих учёных у него хронический. И это как бы даёт право Чудилу Чудилычу нападать на критиков-«чудинологов» за слишком неформальный тон их высказываний и клеймить их «сетевыми хулиганами». Да, их выражения (в том числе луркоморский сленг) не всякому придутся по нраву, но они не умаляют их интеллигентности и правоты по существу.
  • Луис Альберто Суарес, нападающий футбольного клуба «Барселона» и сборной Уругвая. Объективно один из лучших форвардов мира на сегодняшний день. И один из самых отмороженных. Редчайший для сегодняшнего футбола случай, чтобы звезду такого калибра всерьёз предлагали отстранить от спорта за этическое несоответствие. Есть, правда, и более гуманное мнение: отстранять такого классного спортсмена нельзя, надо всего-то принудительно полечить.
    • Тут дело только в эпохе и месте. Достаточно только вспомнить Диего Марадону, который был ещё не самым отмороженным в сборной Аргентины!
  • С Баша: «Я вам не какой-то п..р вокзальный. Я доктор наук». (Из выступления завлаба на семинаре).
  • Валерий Иосифович Фабрикант, советско-канадский профессор. Доведённый, по его словам, интригами коллег, препятствовавших включению его в штат на постоянной основе и приписывавших своё авторство чужим работам, принёс в университет револьвер и расстрелял четырёх человек. Отбывает пожизненный срок в канадской тюрьме.
  • 14 ноября 2018 года поэт Виктора Куллэ у себя в квартире поругался с гостем, коллегой Иваном Ждановым. Жданова госпитализировали с ножевым ранением. Полицейский наряд доставил Куллэ в отделение, и тот дал показания, что удар ножом не наносил. По его версии, потерпевший поранил себя сам.
  • Православный игумен Феогност (Пушков) (в Сети abbatus-mozdok) «прославился» не пастырским служением и не богословскими статьями, а хамством и сквернословием, яко нехристь некий.
    • Педаль в асфальт — некий Афанасий, афонский монах (m-athanasios). Прославился смелым тестом на национализм — требовал от политиков националистического толка присылать ему для проверку фотографии члена, чтобы убедиться, что он не обрезанный. Видеть, жив на Афоне обычай привечать юродивых да умом скорбных.
  • Олег Соколов — не профессор, но уже доцент и кандидат исторических наук, один из основоположников военно-реконструкторского движения в России (а тогда ещё СССР), заклятый враг псевдоисторика-шоумена Понасенкова, один из ведущих российских историков, специализирующихся на Наполеоне, кавалер Ордена Почётного Легиона. А заодно — убийца-расчленитель, домашний тиран и любитель своих же (!) аспиранток. Собственно, одну из своих возлюбленных он и прикончил, сбросив пакет с останками в Мойку.
  • Максим Поташёв. Маркетолог, математик и знаток. Как-то в Фейсбуке https://life.ru/t/%D1%88%D0%BE%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B7/344583 послал на три русские буквы (пусть и через звёздочки) другого участника ЧГК Ровшана Аскерова.

Примечания[править]

  1. Можно долго спорить о разнице интеллигента и интеллектуала, но так как мы обычно с интеллигенцией ассоциируем нравственность и духовность, то хам может быть и интеллектуалом, но интеллигентом назвать его трудновато.
  2. Гуськовой (С. Немоляева) и «косить» (т. е. притворяться) особенно не пришлось, она реально чуть не поехала умом. Немного Бог помиловал. Э. А. Рязанов задумывал этот момент как трагический. Получилось.
  3. На самом деле это постарались локализаторы, в оригинале он говорит именно как праведно возмущенный ученый.
  4. Если христиане считают грехом пьянство, то мусульмане — уже сам факт употребления алкоголя.
  5. По другой версии, в кабаке Ломоносова «завербовали» в прусскую гвардию. В те времена было модно заводить полки из высоких солдат, а в маленькой Пруссии с таковыми было плоховато, вот вербовщики и тащили людей со всей Европы. А росту Михайло Васильевич был саженного.
  6. Сейчас бы сказали „та еще“.
  7. Писано все это было не по личной инициативе, а по госзаказу со стороны А. П. Волынского, причем исполнение из Тредиаковского выбивали в буквальном смысле палками — то ли отказывался, то ли просто сроки продедлайнил (сам он в объяснительной утверждал, что ему и поручения-то вовремя не передали).
  8. Вдобавок Пушкин был крайне ревнив, а его жена не особо ему верна.
  9. Одна из нескольких монархических партий Российской империи, не путать с «Союзом русского народа», из которого Пуришкевич вышел из-за тёрок с Дубровиным.
  10. Примечательна одна из записей, сделанных Гайдаром в дневнике: «Снятся убитые мной в детстве…»
  11. Если верить Шкловскому — «на слабо» сунул руку под трамвай.
  12. Риддику Боу, например, за два боя умудрился накидать тринадцать (!) ударов ниже пояса и один с головы в челюсть, после которого швы накладывали самому Голоте. В результате дважды дисквалифицирован, хотя оба раза уверенно побеждал по очкам даже с учётом многочисленных штрафов. Что за идиот!