Я плохой, мне всё можно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Card-Carrying Villain. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Какой смысл быть преступником, если это накладывает обязательства? »
Breaking Bad

Этот персонаж понимает, что он злодей. Возможно, он уже перешагнул моральный горизонт событий. А раз так — то что терять? Гуляй, рванина! Даже у зла есть стандарты? Какие там, к такой-то фене, стандарты?! Я — ЗЛО! И мне можно всё! Муа-ха-ха-ха-ха!

Такой прорыв зла может носить разовый характер — герой какое-то время делает гадости, но потом всё же приходит в себя. И даже может совершить поворот направо кругом. А может статься и так, что герой начинает творить зло на постоянной основе и со временем превращается в полное чудовище.

Противотроп — я хороший, мне всё можно, когда персонаж разрешает себе всё, потому что верит в свою принадлежность к силам Добра с большой буквы.

Контрастные тропы:

Примеры[править]

Литература[править]

  • Речные Заводи. Когда У-Сун понял, что генерал его подставил, и ему уже не выйти с каторги по УДО, он убил не только генерала, но и всех в его доме — служанок, слуг и даже детей. А ведь до этого косплеил правильного героя и даже на каторгу пошел добровольно.
  • Гарри Поттер: ранние похождения Тома Реддла.
    • Впрочем, он-то злодеем себя никак не считает. Как и его Пожиратели Смерти. Они — Храмовники в квадрате.
      • Как это не считает? А откуда тогда прозвище «Тёмный Лорд» (Dark Lord), ещё и слизанное у Саурона?
  • «Рыжий Орм» Франца Гуннара Бенгсстона: священник Ринальд постоянно терзается из-за своей грешности (он нравится женщинам и не находит в себе сил устоять перед искушением). Поучаствовав, волей обстоятельств, в языческом ритуале плодородия, он решает, что пересек моральный горизонт событий, пускается во все тяжкие и в конце концов становится разбойником-отморозком (причем в роли разбойника пересекает моральный горизонт уже по-настоящему).
  • «Пугачёв-победитель» Михаила Первухина: в этом едва ли не первом для России альтернативно-историческом романе, опубликованном за границей в 1924 году и описывающем сценарий победы пугачёвского бунта, заглавной персонаж быстро приходит к выводу, что находится по ту сторону религии и морали. «Бог поможет…», — Пугачёв мотнул головой. — «Н-ну, бога-то ты оставь лутче! Бог тут ни при чём… Скорее, скажем, другой… чёрный». Действия его вслед за этим окончательно утрачивают всякое подобие нравственности, отчасти даже в ущерб здравому смыслу, включая, например, хладнокровное убийство наскучившего гарема из четырёх жен — которых было обузой таскать за собой, а просто отпустить на все четыре стороны, видимо, не позволяла жаба.
  • Метавселенная Рудазова — Креол, ставший Азаг-Тотом, по первости ведёт себя именно так, правда потом опоминается: не хватало ещё скатиться в безумные боги.
  • S.N.U.F.F. — именно с этим связан конец-переворот романа. Орочий уркаган Рван Контекс всерьёз посчитал себя репрессивным отморозком из пропаганды БигБиза, на которого неписанные правила борьбы нанайских мальчиков не распространяется. Ну а коли тёплого места на оффшаре уже не предвидится, почему бы не устроить большой взрыв? Сам того не зная, уркаган обрёк БигБиз на гибель, необратимо повредив антигравитационный привод оффшара.
  • Т. Гудкайнд, «Меч Истины» — сестра Никки aka Госпожа Смерть. В результате того воспитания, которое дали ей «любящая» матушка и лидер тоталитарной секты, окончательно уверовала в свою полнейшую низость и никчёмность. В итоге, будучи искренне верующей девушкой, не испытывает никакого морального диссонанса от вступления в ряды Сестёр Тьмы — противников местного Создателя. Убийства, чёрная магия и оргии с потусторонними монстрами прилагаются. Не потому что «гуляй, рванина!», а как раз наоборот: я такая дрянь, что жить нормальной жизнью приличной девушки недостойна. Примерно в середине цикла совершает поворот направо кругом. Хотя многие из окружающих считают, что это был поворот на шпильках.
  • Worm - Бойня номер девять. Эти ублюдки вне человеческого права и даже вне неписаных парачеловеческих законов.

Кино[править]

  • «Звёздные войны: Месть ситхов». Похоже, именно в это впал Энакин, когда пошёл по приказу Дарта Сидиуса убивать детей (джедайских юнлингов).
  • Repeaters — с прикрученным фитильком: один из трёх главных героев попав во временную петлю приходит к выводу что теперь ему всё можно. С прикрученным фитильком, потому что не то, чтобы он прямо называет себя плохим, а просто он стал творить дела что ой-ой.

Телесериалы[править]

  • Buffy the Vampire Slayer — Фэйт, случайно убив человека, решила, что испортилась бесповоротно, и предложила свою службу мэру Уилкинсу. После оздоровительной порки от Баффи и Ангела вернулась на путь истинный.
  • «Во все тяжкие» — собственно, целиком о том, как Уолтер к этому приходит.
  • «Не бойся, я с тобой!» — Джафар Трёхглазый. «Если бы ты знал, сколько у меня грехов на душе! Одним больше, одним меньше — ни я не замечу, ни Аллах!». (Джафар ещё и еретические шутки себе позволяет: по исламскому канону, Аллах видит, знает и замечает ВСЁ).
  • «Глухарь» — Станислав Карпов, антигерой и антизлодей в одном флаконе. В заключительной серии Стас, который и без того наворотил дел, напивается и попадает в аварию. Не согласившись с тем, что гаишник потребовал у него документы, устраивает стрельбу, в которой пострадало 11 человек. Причём не только Карпов, но и его фанаты считают, что гаец должен был войти в положение и не доставать проверками.
    • Фанаты проявляют свою недалекость и отыгрывают троп всё божья роса на двести процентов. Гаец, может быть, и вошёл бы в положении, но сам сказал, что там камера.
  • «Однажды в сказке» — позиция дочки Малефисенты, Лилит, которая о своей маме знает только то, что она «злобная драконья сучка», и хочет во всем подражать ей, а сама проклята на бесконечные несчастья.

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • RWBY — разом под это дело подходят и Роман Торчвик и… дядя Кроу, который вроде как герой. Тонкость в том, что оба персонажа используют это правило исключительно как удобную отмазку. Роман, конечно, выдаёт подобную браваду, но по действиям этот тип, косящий под самоуверенного мерзавчика выглядит скорей как великолепный мерзавец, у которого имеются какие-никакие, а стандарты. А вот с дядей Кроу всё выглядит веселей. Он же герой! Но… почему ты сломал боевого робота? Я плохой, мне всё можно. Зачем устроил драку прямо во дворе школы? Я плохой, мне всё можно. Почему ты грубишь генералу? Я плохой, мне всё можно. Почему ты пошлишь при детях? Ну, вы поняли, да?
  • South Park — Картман вполне осознаёт, что он козёл и местами хуже, но это не мешает ему из раза в раз творить пакости.
  • Мультералити — в одной из серий принцесса решила, что наступил Апокалипсис, а она — оставшаяся на Земле грешница. Перепутав почтальона с Сатаной, она из религиозной католички моментально превращается в маньячку.
  • Samurai Jack — Аку. Достаточно сказать, что его имя в переводе с японского означает «зло».

Видеоигры[править]

  • Mega Man Battle Network: Доктор Регал из четвёртой и пятой частей. В отличие от большинства таких персонажей он совершенно не комичен, даже наоборот: он — один из самых жутких персонажей данной серии.
  • Star Wars: Knights of the Old Republic — Джухани же! Юная джедайка нечаянно убила своего мастера (на самом деле ранила), но от потрясения решила, что теперь ей одна дорога — на Темную сторону. Можно вытащить ее к свету — это нетрудно, а можно и убить — но это невыгодно, боец она надежный.

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Сакура в сценарии Heaven’s Feel. Осознав, что Тенью, убивавшей людей, была она сама, она ударилась во все тяжкие. Во многом, однако, это обусловлено комплексом вины за то, что она «нечиста». Потому и помощь протагониста она принимает, лишь когда он обещает ей «наказание».
    • А еще именно на эту мысль как-то натолкнул Гильгамеш молодого священника Кирея Котомине, боровшегося со своей социопатией, в результате чего, тот принял свою садистскую натуру и перешел моральный горизонт.
  • Umineko no Naku Koro ni — Ева Беатриче. Получив силы и титул ведьмы, Ева начинает с особой жестокостью убивать своих родственников, воскрешать их и снова убивать. И так пока не надоест.

Настольные игры[править]

  • В Demon: The Fallen при полном заполнении шкалы Муки (достигается либо пересечением морального горизонта событий, либо неумеренным использованием изменённых Мукой версий доступных демонам способностей), персонаж превращается именно в это: «Греха нет. Я уже проклят. Так зачем сдерживаться?».
  • WarHammer 40,000 — наиболее жестокие и целеустремленные чемпионы Хаоса. По дороге к вожделенному демоничеству все средства хороши, и нет того, на что они не пойдут, чтобы возвыситься и стать Демон-Принцем. А те, кто не смог пройти весь путь до конца, превращаются в Отродий Хаоса, чем неиллюзорно мотивируют других «коллег» ни перед чем не останавливаться. С другой стороны, хаоситов легко осуждать, если не знать альтернативу этому темному и кровавому восхождению — а это попадание души после смерти в местный Ад на поживу к демонам вне зависимости от того, как ты вёл себя при жизни.
  • DnD и другие ролевые игры: манчкины нередко отыгрывают злодеев именно так, породив отдельный троп Stupid Evil.

Реальная жизнь[править]

  • Один из аргументов против смертной казни как раз в том, что она подталкивает преступника именно к такому принципу. Если некто совершил преступление, за которое ему грозит суровая казнь, то ему терять больше нечего — он убьёт и преследователя, и случайного свидетеля, и кучу других преступлений совершит, лишь бы выжить. А значит, подобное наказание не предотвращает новые преступления, скорее наоборот. Например, изнасилования часто сопровождаются убийствами, чтобы жертва не заложила. В какой-то мере работает и с пожизненным заключением.
    • Собственно, это будет работать для любого наказания, которое в данной системе является максимальным — неважно, идет речь о смертной казни, пожизненном или о 20 годах тюрьмы как в Норвегии. Когда преступник уже «наработал» на максимальное наказание, терять ему становится нечего.
      • Страх смерти и страх гипотетического заключения — не одно и то же. Риск погибнуть при совершении преступления или быть убитым из мести/при задержании тоже достаточно велик. Если разоблачение означает смерть — терять нечего; если разоблачение означает тюрьму (которая для профессионального преступника — дом родной, для ложно обвинённого — шанс оправдаться, и в любом случае — шанс на побег или помилование) — лучше лишний раз не рисковать.
      • Собственно, для этого и дают несколько пожизненных сроков и право на досрочное освобождение через столько-то лет. Градации есть даже у максимума.
      • Возможно, самой адекватной является новозеландская система, где максимальное градируется по принципу «пожизненно с шансом (не гарантией!) на досрочное освобождение через не менее, чем Х лет». До недавнего времени самый большой Х равнялся 33. Пока не случился теракт в Крайстчерче, виновный теперь — единственный зэк в стране, для которого досрочное освобождение исключено вообще: если ему еще 100 лет жить, то он все 100 лет и просидит. Оно с точки зрения и описанной логики — вполне железно, так как Крайстчерч — педаль в пол, одиночке, пожалуй, не переплюнуть. А убийце пожиже будет что терять — шанс на приговор тоже потенциально вечный, но с шансами выше, чем у того человека.
  • Этика профессиональных преступников изначально основана на таком принципе. Никакого добра и зла, только сильные и слабые; воры — это сильные, а значит, их функция — «стричь» слабых чел-овец, чтобы не расслаблялись, и нечего их жалеть.