Этический компас

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Отличить плохой поступок от хорошего поступка, как правило, нетрудно. И то в экстремальных обстоятельствах это бывает непросто — всегда есть универсальная отмазка «Так было надо».

Но отличить хорошего человека от плохого человека гораздо сложнее. Плохой человек может совершать хорошие поступки, а хороший человек — плохие. Есть, конечно, однозначно плохие поступки, после совершения которых не остаётся уже никаких сомнений, что перед вами негодяй. Но столь же однозначно хороших, означающих поворот направо — увы, не бывает.

Плюс к этому большинство реальных людей являют собой весьма причудливую смесь из хороших и плохих качеств и вдобавок зачастую действуют под влиянием обстоятельств, а не своих внутренних убеждений.

Наконец, существует и банальная ложь. Негодяй с самым-самым чёрным сердцем может выдавать себя за героя, а рыцарь в сияющих доспехах может быть оболган врагами.

Но только не у этого автора!

В его книгах (в фильмах или играх такое встречается куда реже) все персонажи строго делятся на хороших и плохих, никаких оттенков серого. Но при этом хорошие люди отличаются от плохих не только тем, что делают хорошие поступки — это, в общем, даже не обязательно. Хорошего человека в первую очередь отличает именно наличие встроенного этического компаса, благодаря которому он мгновенно и безошибочно распознаёт в других людях хороших и плохих. Даже ничего ещё не зная об их поступках.

Поэтому заблуждающихся добрых людей в этом сеттинге не бывает. Если ты позволил ввести себя в заблуждение, не распознал мерзавца или наоборот, напал на хорошего человека — значит, ты сам как минимум с червоточинкой, и по-настоящему хорошие люди в тебе эту гнильцу будут сразу видеть. Гнильцу можно выжечь, но это долго и тяжело, иногда фатально — и сразу после завершения такого «ритуала очистки» у прошедшего его появляется собственный этический компас, столь же безошибочный.

Теория этического компаса в практическом применении зачастую порождает принцип «Кто не с нами, тот против нас». Ну а что, логично же — мы очевидно хорошие, значит, другие хорошие люди своим этическим компасом это сразу увидят и встанут на нашу сторону. А если не увидели — значит, они плохие.

Примеры[править]

  • «Отблески Этерны». Ричард Окделл изначально не разобрался, что Алва — хороший человек, а Штанцлер — негодяй. Это однозначно указывает на его, Окделла, гнилую сущность, которая и раскрывается в следующих книгах.
    • Ой ли? Мир ОЭ как-раз-таки чёрно-белой моралью, мягко говоря, не отличается, и тот же Ричард Алвой одно время искренне восхищался. А Штанцлеру верил, скажем, Карваль, которого как однозначно отрицательного охарактеризовать очень сложно. Не говоря уж о том, что помимо Штанцлера есть, например, полное чудовище Альдо Ракан, которому очень долго верили Робер и Мэллит — уж никак не самые тёмные персонажи цикла. К тому же случаи плохой репутации и прочих когнитивных ошибок в сеттинге тоже нередки, из-за чего конфликты могут возникать и между персонажами, отрицательными по своей сути не являющимися — см., например, случай с Савиньяком-младшим и Приддом.
      • Не отличаются ранние книги — которые действительно писались скорее в стиле «Все оттенки серого». Однако по мере эволюции взглядов автора чёрно-белая мораль там появляется и наступает, вместе с концом света. Коллизии делаются все более прозрачными (с). Один из крайних симптомов такой поляризации — появление сквернозомби, в которых могут превратиться только потенциально нехорошие люди.
        • А) В том же начале цикла, в котором Ричард не разобрался, кто герой, а кто негодяй, присутствует, скажем, Робер Эпинэ, искренне считающий Алву мерзавцем, а Альдо — прекрасным человеком; да и к Штанцлеру относящийся нейтрально. К последующему негодяйскому стриптизу это почему-то не приводит. Б) Даже если считать поздние книги более близкими к чёрно-белой морали, в них персонаж всё равно может ошибиться в определении герой-мерзавец — и отчего-то не стать от этого отрицательным (и снова см. инцидент с Савиньяком-младшим и Приддом). Если сбой в определении злодей-герой приводит к дальнейшему падению только у Дикона — не логичней ли предположить, что это частный случай, а вовсе не философские взгляды автора, что предполагается в изначальной формулировке данного тропа?
    • Отдельно стоит упомянуть приквел «Пламя Этерны», события которого происходят за две тысячи лет до основного цикла. Все улики указывают на виновность Ринальди Ракана, но, тем не менее, хорошим людям (каких в тексте немного, всего лишь двое художников) интуитивно понятно, что он тут ни при чём. А все, кто в обвинение поверили — мерзавцы и заслуживают любых кар.
      • Да ладно, нормальное следствие мгновенно оправдало бы Ринальди. Вот только этого следствия никто не проводил. И даже хороший младший брат героя не додумался поинтересоваться, есть ли у обвиняемого алиби.
        • Нормальное — это какое? Следствие двадцатого века, с его презумпцией невиновности, перекрёстным допросом, анализом ДНК и прочими современными достижениями юриспруденции и криминалистики — да, оправдало бы. Но у них там, на минуточку, античность. По меркам античного суда, следствие велось в высшей степени объективно (и даже благосклонно к обвиняемому — так, к нему не применялись пытки, которые считались в ту эпоху вполне объективным инструментом дознания — принц всё-таки). Просто ловушка на Ринальди была организована так хорошо, что подкопаться на том уровне развития было не к чему — заговорщики даже магию Абвениев умудрились обмануть.
          • Не обмануть, а найти лазейку в стиле исландской правдивости.
  • «Меганезия» — встроенным этическим компасом в сочетании с системой толкования Великой Хартии обладают все настоящие меганезийцы. Как военные, так и гражданские Меганезии не задумываясь применяют оружие против любого, кто им не нравится. И всякий раз после этого выясняется, что убитый был настоящим негодяем, и по Хартии — главному меганезийскому закону — ему в любом случае светила вышка.
  • «Хроники Нарнии» — любые сомнения в существовании и/или бесконечной благости Аслана либо указывают на однозначного негодяя, либо, если повезёт, оборачиваются для героев большими неприятностями и требуют много времени и больших усилий на исправление. Хоть какое-то послабление этого правила случилось разве что в конце, с гномами-атеистами, да и то с большой натяжкой(всё равно заперли в местном Аду и обозвали свиньями).
  • Механика мировоззрения в любой игре вам скажет, кто негодяй, а кто нет.
  • Реальная жизнь — фанатичные последователи абсолютно любой идеологии считают хорошими людьми разделяющих их взгляды (даже если те полные чудовища), а плохими тех, кто противостоит этим взглядам, подвергает их критике или вообще нейтрален (даже если это вполне обосновано).
    • Примером может служить понятие «революционного правосознания», на котором строилось большинство судов в России сразу после революции. Предполагалось, что настоящему революционному рабочему не нужны формальные законы и правила, он и так видит, кто преступник и враг советской власти. Близкое к нему и отчасти связанное понятие — «классовое чутьё».

Где встречается обоснованно[править]

Сеттинги, где этический компас не просто подразумевается, но прямо описан, как некая сверхспособность, или (изредка) технология (обычно разновидность эмпатии или телепатии). Людям, которые такой способности не имеют, этические заблуждения простительны.

  • «Сага о линзменах» — собственно, Линза.
  • «Час Быка» — все земляне — паранормы по меркам тормансиан, однако способность Detect Evil у них включается от случая к случаю, что становится причиной большинства их неприятностей. Позже герои создают технический аналог этой способности для своих тормансианских последователей — устройство ДПА, «индикатор враждебности».
    • Возможно, при коммунизме эта способность начала атрофироваться за ненадобностью.
  • «Древо Жизни» Владимира Кузьменко. Как выяснилось, телепатические способности Сергея, которые он приобрёл на Элии, сохранились с ним и на Земле. Эти способности он может передавать и другим людям. Они заключаются в том, что владеющий телепатией человек может прочитать чужие мысли и угадать злые намерения, а женщина-телепат способна выбрать генетически полноценного мужчину. Сергей решил, что зло можно победить только большим злом. Он находит единомышленников, формирует свои вооружённые отряды и безжалостно истребляет как боевые отряды неогуманистов, так и коррумпированных чиновников, наркоторговцев и т. д. (с)
  • «Отзвуки серебряного ветра» Иара Эльтерруса. Все аарн — абсолютные эмпато-телепаты, так что, по авторской идее, этических ошибок совершать не могут. В частности, благодаря этому в Орден принимаются только однозначно хорошие люди.
  • Prince of Nothing — Око Судии. Человек, у которого есть эта способность, находится порой на прямой связи с Богом и четко видит, кто проклят, а кто нет. Впрочем, в этом мире можно обойтись и без этой сверхспособности: не прокляты разве что совсем маленькие дети, Мимара и ее мать Эсменет.
  • Psycho-Pass — вся серия в значительной мере крутиться вокруг такого компаса, искусственно созданного на базе искусственного (не совсем) интеллекта. А точнее проблем, возникающих при его использовании, и его ошибок.