Шут

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Шучу… »
— Шико
« Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта —
Повторю, даже в образе злого шута…
»
Владимир Высоцкий
« — Шуты не смешны. Они трагичны, — продолжал Ветинари, — и мы смеёмся над их трагедией, как смеёмся над своей. Нарисованный оскал косится на нас из темноты, высмеивая нашу безумную веру в порядок, логику, положение в обществе, реальность реальности. Маска знает, что мы скользим на банановой кожуре, которая ведёт только к открытому люку гибели, и всё, на что мы можем надеяться — это одобрение толпы. »
Лорд Ветинари о шутах
Shut.jpg

Шут (скоморох, паяц) — один из популярных персонажей при изображении Средневековья или более поздних эпох, включая фэнтезийные варианты. Участник стандартного или смертоносного двора. Во плоти олицетворяет архетип трикстера. Зачастую владеет различными искусствами: танец, пение, ораторское мастерство. Но основная способность, конечно же — искромётно и/или злободневно шутить.

В русской культуре аналог шута называется юродивый. Он реже приближен ко двору (иначе звался бы дурак), живёт преимущественно в нищете[1]. К тому же, юродивый — название лика святости (более «культурно» — блаженный[2]). В целом их черты совпадают. Бывают свои аналоги шутов и на Востоке — теоретически, везде, где есть монархия и, что важнее, поводы для насмешки.

Шута стоит отличать от клоуна: у второго это профессия, у первого — призвание, да и стереотипная внешность различна (хотя бывают пересечения в том и другом). Если шут «добрый», то он будет высмеивать социальные пороки и исподволь помогать монарху советами. У «злого» спектр возможностей повыше — от неконструктивной и совсем злой критики до натурального маньячества (тогда его образ будет смыкаться со злым клоуном). От уличного артиста шут отличается локализацией или хотя бы эпизодическим присутствием в местах, где заседает элита общества. И да. Несмотря на корреляцию, шут не всегда трикстер, а трикстер — не всегда шут. Свои шуты могут быть, в общем-то, в любой вселенной, вплоть до футуристической и техногенной. Главное — амплуа!

Характерные черты[править]

  • Дурашливый или откровенно нелепый облик. Способ передвижения — вертлявый. Внешний вид почти всегда неприятный, иногда откровенно уродливый. Или худой, или толстый, но редко с нормальным сложением. Часто длинноносый. Часто малого роста вплоть до карликовости.
    • Стереотипное облачение европейского шута включает в себя клетчатый костюм, колпак о нескольких концах и длинноносые туфли, часто с бубенцами, чтобы издавать звук при любом движении. У юродивых — просто лохмотья.
  • Возможность говорить правду самым высокопоставленным членам социума, включая монарха. Точнее, даже необходимость — шут считался чем-то вроде слабоумного близнеца короля и одной из главных его функций была роль «брехучего телефона» между королем и его двором. Через шута монарх мог доносить до сведения вассалов те вещи, которые почему-либо не мог высказать открыто, или получить такое же послание от них.
    • Из данного свойства проистекают ударные дозы ненависти от большей части окружения. Но руки у ненавистников коротки, ибо шуты находятся под личной опекой главы государства.
      • Что, впрочем, не спасло одного шута от Ивана IV — правда, после этого даже самые верные придворные начали косо смотреть на царя.
  • Чаще всего — аморальный тип: пьёт много алкоголя, матерится, занимается развратом, делает похабные замечания, откровенно провоцирует окружающих. Если шут — положительный персонаж, то он наверняка будет козлом с золотым сердцем.
  • В церковных и народных преданиях шутовство связано с магией. «Переворачивание» социальных норм поведения в монотеистической картине мира чётко ассоциируется с дьявольщиной, да и трикстер — зачастую персонаж недобрый.
    • В Европе шутовству дали ход исподволь. В первом случае раз в год устраивались карнавалы, где шутами, по сути, становились все участники («один раз — не… сатанист!»).
    • В России шуты преследовались Церковью, но выжили благодаря царской протекции[3]. В России последний придворный шут появился при дворе Елизаветы.
    • По некоторым мифоведческим гипотезам, Шут является мистическим отражением архетипа Монарха: только они двое полностью свободны, чего не скажешь ни о крестьянах, ни о вельможах. См. сноски к предыдущему пункту и третий пункт. Потому и не кусают казнят!
      • Возможно, поэтому шут почти никогда не бывает женского пола, что повторяет патриархальную норму «правитель — мужчина». В России шутихи (шутессы?) были, но тогда же, когда были и императрицы — в XVIII веке.
  • В сюжете произведения часто бывает «обрамителем» истории: вводит в курс дела, подводит итоги, делает выводы, выступает гласом рассудка (при том не влияя на сам ход сюжета) или насмешником над ходом событий.
  • А может быть, чтобы был. Есть он и все. Если стандартный королевский двор, то без шута он будет казаться каким-то не таким. А в сюжете и без него все обходятся. Как вариант, носит стереотипный колпак и яркий костюм и жонглирует где-то на втором-третьем плане.

Другая сторона жизни шутов[править]

« — Может быть, стоит поговорить о мифе. О том рае, где удачливые, язвительные шуты катаются как сыр в масле. Сидя за одним столом с королем, чавкая из его тарелки, безнаказанно издеваются над принцами и мимоходом одаривают господина мудрыми советами. Вынужден разочаровать вас: принцы злопамятны, а короли вспыльчивы. Удавить за неудачную шутку? Лишить языка? Оскопить? Сгноить в темнице?! Вот юмор монархов. И даже везунчикам, кто дожил до старости, кто умер в своей постели, куда чаще доставались пинки и затрещины, чем высочайшие милости. У Шекспира в «Короле Лире» шут просто исчез после бури. Без объяснений. Даже тела не нашли, чтобы похоронить по-человечески. »
— Генри Лайон Олди, «Шутиха»

(link)

Веселое сновидение, или смех сквозь слёзы

Справедливости ради: в некоторых культурах шут считался по определению безумным, а потому блаженным (юродивым), как бы носящим в себе сверхъестественную силу, и потому убивать или мучить шута обычно не полагалось: считалось, что это чревато проклятьем.

  • Во французском языке слово fou [фу] — это и «безумец», и «шут».

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • Древнеегипетский бог по имени Бес, выглядящий как рогатый толстый карлик с бородой, шут богов. Имел социальную функцию — заступался за бедных. Вероятно, кодификатор негативного отношения авраамических религий к шутам[4].
  • У древних греков — Гермес.
  • Локи, бог-трикстер у скандинавов. Играет роль шута при Асгардском «дворе». Троллил весь остальной пантеон, а в конце времён, согласно преданиям, затроллит весь мир. Несмотря на это, не полностью злой: на пирах он вполне себе справедливо обличал других богов, и Локи даже простили. На сохранившихся изображениях обладает характерной для шута внешностью — точнее, его образ вполне мог повлиять на формирование стереотипа.
  • Арлекино же! Химический чистый образец и кодификатор внешности. По сюжету постановок, однако, не шут, а слуга знатного господина, выходец из крестьян.
    • Инверсия традиционного амплуа — его коллега Пьеро. По профессии шут, но по характеру — не трикстер, а добрый и ранимый персонаж.
  • Русский аналог Арлекино: Петрушка.
  • Аркан «Шут» (он же Дурак) в картах Таро (и, конечно, Джокер в западной колоде игральных карт, о которых см. #Настольные игры — в русской же как-то не водится).
  • Прародитель их всех — римский чудик Маккус.

Театр[править]

  • В комедии дель арте — это амплуа Арлекина, также известного как Труффальдино.
  • Целая плеяда шутов у Шекспира:
    • «Гамлет» — Йорик. Посмертный персонаж.
    • «Двенадцатая ночь» — Фесте, шут Оливии.
    • «Король Лир» — безымянный шут Лира.
    • «Отелло» — безымянный шут Отелло.
    • «Венецианский купец» — Ланчелот Гоббо, шут Шейлока.
    • «Буря» — Тринкуло, в пару к дворецкому Стефано.
  • Опера «Риголетто» — заглавный герой.
  • А. К. Толстой, «Смерть Иоанна Грозного». В финальной сцене царский шут — эпизодическая, но по-своему важная фигура. Однако, по замечанию автора, «он есть не более чем арабеск, оттеняющий сцену, и оттого не должен хотеть занимать собою публику. Когда говорят другие, шут должен теряться в толпе».
  • Л. Филатов, «Про Федота-стрельца, удалого молодца». Скоморох-потешник — это именно оно. Он же и рассказчик, обрамитель истории. Особенно круто и многозначно звучит в его исполнении ударный финал: «А что сказочка дурна — то рассказчика вина. Изловить бы дурака да отвесить тумака, ан нельзя никак — ведь рассказчик-то дурак! А у нас спокон веков нет суда на дураков!»
    • Нянька, в принципе, исполняет роль стандартного шута, который напрямую никак не влияет на сюжет, зато мастерски (и без последствий для себя) троллит царя, а под конец и свергнувшего самодержавие Федота.
  • Его же «Любовь к трём апельсинам» (стихотворная пьеса по мотивам Гоцци, у которого в свою очередь по мотивам народных сказок и комедий дель арте) — шут Труффальдино.
  • И его же «Ещё раз о голом короле» — жёсткая инверсия. Георг Постылый Шестисотый сам-то готов хоть с показанного пальца смеяться, зато в шутах держал довольно мрачного типа.
  • «Шут Балакирев» же! В театре темнее и острее, чем в мультфильме.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин, «Арап Петра Великого»: у Гаврилы Афанасьевича Ржевского была «дура» Екимовна, упоминалась также «карлица, тридцатилетняя малютка, чопорная и сморщенная».
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — Настасья Ивановна (это мужчина).
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — кот Бегемот — любимый шут Воланда. Коровьев — рыцарь, за неудачную шутку вынужденный отрабатывать прощение в том же амплуа.
  • К. Булычёв:
    • «Похищение чародея» — Акиплеша.
    • «Миллион приключений» — королевский шут Фу-Фу на средневековой планете-аттракционе в исполнении Фуукса.
      • Кто есть Фуукс?
  • Братья Стругацкие, «Сказка о Тройке» — Панург. Совершенно непонятное существо. Появлялся рядом с молодыми магами совершенно из ниоткуда, имел колпачок с бубенчиками. Постоянно рассказывал нелепые байки в духе Швейка. Герои, что характерно, к нему совершенно привычны и даже смеются над его офигительными историями.
  • «Площадь картонных часов» Леонида Яхнина — скоморох Дудка.
    • И одноименные радиоспектакль и мультфильм.
  • «Хроники странного королевства» — именно шутом значится Жак. Но при этом он не одевается в дурацкий костюм с бубенчиками и к тому же весьма и весьма умный человек, близкий друг короля.
  • Г. Л. Олди, «Шутиха» — субверсия. Здесь существует целая организация, предоставляющая клиентам персональных шутов в психотерапевтических целях. Шуты подбираются индивидуально для каждого клиента на основе психологических тестов, предоставляются разные «уровни доступа», вплоть до побоев средней тяжести — вопрос лишь в цене. Эффект «шут-терапии» поразительный, вот только у окружающих выходки шутов зачастую вызывают совсем не смех. Фантасмагорическая атмосфера и гротескно-карнавальный стиль повествования, временами скатывающийся в откровенную буффонаду и полный вывих мозга, — прилагаются.
  • Тот же автор, «Путь Меча»: Друдл Муздрый (sic!) среди людей и Дзюттэ Обломок среди Блистающих.
  • Виктор Ночкин — «Странные приключения Ингви, короля-демона из Харькова» и последующие книги серии — Коклос Пол-Гнома.
  • Михаил Успенский, «Белый хрен в конопляном поле» — Ироня. Несмотря на «дурацкое» звание, стал вторым человеком в стране.
  • В. Угрюмова, «Двойник для шута». По традиции, еще в детстве отбирали двойников будущего правителя, которых воспитывали вместе с ним, а потом они становились шутами. Как оказалось, неслучайно. На публике шут изображал правителя, а тот — шута.
  • В «Хрониках Сиалы» Алексея Пехова — гоблинша Кли-кли, который отправляется в экспедицию вместе с главным героем.
  • Владимир Набоков, «Взгляни на арлекинов»
  • рассказ «Шутовское таро» выполнено в формате комментариев к Старшему Аркану
  • Софья Ролдугина, «Ключ от всех дверей» — целиком о тропе. Попаданка Лале Опал ходит в шутах вот уже без малого два века.
  • «Демоны в Ватикане» — Пузняк, шут испанского короля Серхио Первого. Скрюченный придурочный коротышка, а на деле — старший брат короля Карлос. Собственно, юридически король как раз он, а принц Серхио — всего лишь пожизненный регент, преданный брату до глубины души, но прекрасно осознающий, что после травмы, которую тот пережил, управлять страной нельзя. Поэтому Карлос всегда сопровождает опекающего его Серхио под видом шута, которому монарх дозволяет решительно всё.
  • Нина Соротокина «Трое из Навигацкой школы»  — карлица Прошка. Во второй книге исполняет уже роль секретаря

На других языках[править]

  • Д. Свифт, «Путешествия Гулливера» — шут из страны великанов, который сильно невзлюбил заглавного героя: из-за него он перестал быть самым маленьким человеком.
  • Вальтер Скотт:
    • «Айвенго» — Вамба, раб знатного саксонца Седрика, пополам с тропом «Верный слуга».
    • «Квентин Дорвард» — шут Карла Смелого, Тиль «ле Глорье» Ветцвейльтер.
  • Шико, шут Генриха III из «Графини де Монсоро» и «Сорока пяти» А. Дюма-старшего, под дурацким колпаком спрятался от могущественных врагов. Мастер по части прикинуться шлангом, в государственных делах разбирается куда лучше, чем король, которому постоянно помогает и несколько раз спасает. И, да, драться не любит, но умеет, так что нарываться на него со шпагой весьма опасно для здоровья.
  • В. Гюго:
    • «Человек, который смеётся»: Гуинплен, в детстве изуродованный компрачикосами, становится уличным актёром и в роли шута обличает элиту общества.
    • «Собор Парижской Богоматери». Клопен организовал импровизированный праздник шутов — соревнования уродства (и сам участвовал в нём, лицо располагало). Победил глухой горбун Квазимодо, который так и не понял, за что его чествуют, но радовался этим почестям — ведь в жизни бы не подумал, что получит подобное.
  • «Легенда об Уленшпигеле». Тиль Уленшпигель неоднократно подчёркивает, что он — шут.
    • Дополнительно пропедалировано в инсценировке Ю. Кима «Бессмертный фламандец».
  • Оскар Уайльд, «День рождения инфанты» — Карлик. Шутом себя не осознает, а, осознав, умирает от разрыва сердца.
  • Айзек Азимов, «Основание и Империя» — шут Магнифико, по его словам, в страхе сбежавший от тирана-мутанта Мула, а на самом деле сам Мул.
  • «Плоский мир»: в Анк-Морпорке наряду с другими действует и Гильдия шутовских дел и баламутства. Возглавляет её доктор Белолиц, а среди выпускников — нынешний король Ланкра Веренс II.
    • Главная особенность Гильдии — шутки её выпускников не смешные.
  • «Песнь Льда и Пламени» — несколько примеров:
    • Шут Пестряк при дворе Станниса Баратеона, самый близкий друг принцессы Ширен. Прозвище получил оттого, что в клеточку у него не только одежда, но и лицо (татуировки, сделанные в Вольных городах). Пробыл на дне морском несколько дней (в буквальном смысле), отчего потерял почти все таланты, кроме способности исполнять жутковатые песенки. Я знаю, уж я-то знаю!
    • Донтос Холлард — толстый и неуклюжий горе-рыцарь, пьяница. Король Джоффри планировал казнить его, но благодаря заступничеству Сансы Холлард был разжалован в шуты, а впоследствии участвовал в заговоре по убийству оного коронованного садиста.
    • Субверсия: Тирион Ланнистер, хоть и сын патриарха великого дома (а одно время даже исполнял обязанности канцлера), но по сути выполняет функцию шута. В чём-то педаль в пол: он уродлив, пьёт в три горла, практикует промискуитет, демонизирован народом (кличка Бес). Шутками своими веселит публику совершенно намеренно. Ну, а про характер и речи нет — 100%-ное попадание. Собственно, смелость Тириона в критике и дала повод для всей заварушки в эпопее.
      • Попав в рабство, становится шутом иного плана — должен забавлять хозяина, разъезжая верхом на свинье.
    • Обращает на себя внимание умный и язвительный Лунатик (он не ходит во сне; прозвище, скорее, значит что-то вроде «Чокнутый»), шут в Красном замке. Мельком появляется и его толстый коллега Маслобой — личный шут леди Оленны Тирелл.
    • В Ночном Дозоре «неофициальный шут» — Скорбный Эдд, отличающийся восхитительным чёрным юмором. Как и положено настоящему шуту, Эдд отмачивает свои корки прямо в лицо лорду-командующему — особенно при Джоне Сноу, с которым он дружен.
    • У Бравых Ребят свой шут — злобный и несмешной Шагвелл.
  • Брендон Сандерсон, «Архив Буресвета» — Хойд, он же Шут. Как и многие шуты на этой странице, даст сто очков вперёд обычным людям.
    • Крайне неудачный перевод. В оригинале он Wit, Остроумец.
  • А. Виейра, «Меч короля Афонсу» — дон Бибаш, тот ещё нытик. Куплеты, сочинённые детьми-попаданцами, оказались куда смешнее и задорнее его собственного творчества.
  • Кристофер Мур, «Дурак» — собственно протагонист, шут короля Лира Карман, и отчасти его ученик, Харчок.
  • Кристофер Сташеф, «Чародей поневоле» — Бром О’Берин, король эльфов, среди людей известен как личный шут королевы.
  • Робин Хобб, цикл о Мире Элдерлингов: Шут — один из главных героев. Трикстер по призванию Белые Пророки, одним из которых и является Шут, приходят в мир, чтобы направить его по новому пути. 100%-ное попадание в образ, особенно в первой трилогии серии — «Саге о Видящих». Со временем персонаж меняется, при этом сохраняя свою суть, но демонстрируя ее менее явно.
  • Г. Г. Кей, «Тигана» — слабоумный шут Рун сопровождает тирана Брандина и, связанный с ним невидимыми узами, изображает в карикатурной форме те эмоции, которые Брандин скрывает от окружающих. В повествовании он сыграет не последнюю роль.

Кино[править]

  • «Андрей Рублёв» — Скоморох, в исполнении Ролана Быкова.
  • «Руслан и Людмила» (реж. Птушко) — в отсутствие Руслана самым дальновидным стратегом и самым крутым разведчиком и бойцом в окружении князя Владимира оказывается… шут (блестящее исполнение Алексея Крыченкова).
  • «После дождичка, в четверг…» — умный и обаятельный шут царя поддерживает монарха в борьбе с Варварой. Может, если бы его не было, тот давно сдался.
  • «Раз, два — горе не беда!» — царский шут Митька.
  • «Не покидай...» — шут Жан-Жак Веснушка, посмертный персонаж.
  • «Новые похождения Кота в сапогах» — шут шахматного королевства в исполнении Георгия Милляра, погрустневший и поникший от болезни принцессы и методов лечения — чтения страшных «Рассказок», которые ему и приходится читать.
    • Тот же шут, но сыгранный уже другим актёром (Валентином Никулиным) в «Смехе сквозь слёзы».
  • «Остров погибших кораблей»: Шолом-Трепач — приспешник, глашатай, идеолог и личный шут тирана Слейтона.
  • «Побег из Нью-Йорка» — субверсия: роль шута при криминальном боссе трущоб Герцоге играет вертлявый припанкованный типчик.
  • Игра с амплуа в Repo! The Genetic Opera: Гробовщик (он же Стервятник) высмеивает всех и вся, носит лохмотья, является рассказчиком, но работает он не на короля (которым можно было бы считать Ротти Ларго), а на его дочь, принцессу. И не шутом, а драгдилером.
  • «Принц за семью морями» — шут герцогини, один из центральных персонажей.
  • «Кольцо дракона и принцесса Дезидерия» (1994). Одна из игрушек принцессы Дезидерии — шут Веселушка. Кукла способна мыслить, говорить и исполнять желания.
  • «Стрелы Робин Гуда» — Гай Гисборн убил всю семью своего шута Клема, когда тот был совсем маленьким. А тот это запомнил

Телесериалы[править]

  • «Графиня де Монсоро» — господин де Шико (о нём подробнее см. выше и ниже). Роль, прославившая Алексея Горбунова.

Мультфильмы[править]

  • Советский «Капризная принцесса» — маленький шут Карлуша выступает резонёром, обрамителем истории, говорит стихами.
  • Кукольный «Комедиант» — протагонист (озвучивает Андрей Миронов).
  • «Очень синяя борода» — шут герцога, антропоморфный пёс, иронически комментирует рассказ хозяина:
«

— И снова прежние мечты… — И снова та же блажь!

»
— Юлий Ким
  • «Шут Балакирев» — уже постсоветский мультфильм (1993), экранизация исторических анекдотов о шуте Петра Первого (см. раздел «#Реальная жизнь»).
  • «Горбун из Нотр-Дама» — Клопен здесь архетипичный шут. Открывает историю и оказывается не так прост.
  • Венгерский «Дракон и тапочка Королевы» о короле Артуре — шут открывает и закрывает историю.
  • «Замок лгунов» — король лгунов похож на шута, а его замок — на цирк.
  • «Шкатулка с секретом» (весьма вольная адаптация сказки А. И. Одоевского «Городок в табакерке») — здесь, как и в сказке, детали музыкальной шкатулки представлены в антропоморфных образах. Механизм завода шкатулки (который, собственно, и был сломан) олицетворяет карлик-шут. Причём, якобы, поломку он устроил намеренно, так как остальные детали считали его лишним. У Одоевского подобного персонажа не было, что странно, и шкатулку сломал (случайно, без злого умысла) мальчик-протагонист.

Комиксы[править]

Видеоигры[править]

  • Skyrim — Цицерон. Он и носит шутовскую одежду (так и называется) и ведёт себя как шут (если взять его в спутники, то может в любой момент начать плясать на месте). Все персонажи называют его не иначе как шутом. При этом смертельно опасен, один из самых полезных компаньонов.
  • Cardinal Syn — злой и безумный шут Хеклар.
  • Darkest Dungeon — здесь мрачный шут в пестром одеянии и колпаке с бубенчиками входит в число доступных авантюристов. Играет на лютне, шутит шутки (в том числе злые) на привалах. Помимо лютни, всегда носит с собой кинжал и серп. Из комикса-предыстории видно, что шутовской неприкосновенности у него не было, что закончилось печально для всего двора, вырезанного шутом прямо на пиру.
  • Смеха ради: в MOBA-игре «Heroes of the Storm» от Blizzard колдуну Назибо из Diablo можно купить костюм шута. По прикрученному псевдо-лору он именно профессиональный шут при дворе графини-вампирши Сары Керриган.
  • Final Fantasy VI — Кефка Палаццо, личный шут императора Гештальта, генерал и могущественный колдун. Поначалу выдаёт за себя за комического персонажа. Уж чего стоила сцена где он истерично просит солдат протереть его башмачки, когда они двигались в замок Фигаро. Но потом по ходу сюжета он начнёт вытворять такие негуманные зверства, что даже сам император (не без помощи героев) в конце концов поймёт, что этого клоуна-психопата надо в лучшем случае посадить в тюрьму, а в худшем — казнить. Но уже поздно, ведь он уже стал Богом Магии.
  • Chrono Cross — таинственная Арле (Harle), помогающая злодею Линксу, а затем главному герою, когда он меняется телом с противником.
  • Fighting Eyes — Мастер Пьеро (причём он ещё и русский).
  • Neverwinter Nights: Shadows of the Undrentide — полюбившийся всем кобольд-бард Диикин изначально был шутом у белого дракона Тимофалара, объявившего себя повелителем кобольдов.
    • Второй адд-он Hordes of the Underdark — шут королевы крылатых эльфов из-за проклятия зеркала, перевернувшего всю округу вверх тормашками, сделался из дурачка очень умным и рассудительным.
  • Overlord — один из миньонов играет при дворе протагониста роль шута: пляшет в дурацком колпаке и декламирует стишки о деяниях Властелина. При желании игрок может его пнуть.
  • The Legend of Kyrandia — Малкольм. В первой части — антагонист, обидевшийся на весь свет, в третьей — уже протагонист и, как вскоре выясняется, оклеветанный несправедливо, правда, с ничуть не улучшившимся характером. (Во второй — статуя, но выражение улыбальника намекает.)
  • Devil May Cry 3 – в переиздании добавили таинственного демона Шута, который периодически встает на пути ГГ, троллит его, а иногда и помогает советом.
  • Mount & Blade, мод Wedding Dance — в конце одного из глобальных квестовых событий нужно разобраться со злым шутом, который затаил обиду на императорскую семью.
  • Super Paper Mario — зловещий арлекин Диментио.
  • ГГ дилогии Nights носит костюм, напоминающий одежду клоуна.

Настольные игры[править]

  • «Берсерк: вселенная магических битв» — есть карта «Шут» с профессионально верной абилкой в начале боя отдать под контроль противнику своё существо, забрав взамен его существо той же стоимости (воздействие «финт»).
    • На нём основана комбинация с Танатосом, который в начале боя выбирает существо противника и каждый раз, будучи атакован любым другим существом противника, ранит свою цель. Собственно, суть в том, что Танатос её выбирает, потом Шут отдаёт его противнику, а дальше Танатоса начинают засыпать слабыми атаками на 0-1. На тот момент стоимость Танатоса в 5 серебра была одной из самых ходовых, так что цель находилась практически всегда. Веселее всего было, когда при вскрытии оказывалось, что через эту комбу играют оба
    • Имеется также Джокер (слабенькая стабилизация — при наборе себя в отряд может надбавить себе стоимость, чтобы начать бой с фишками, за которые вызывает подмогу) и Арлекин (в начале боя может убрать в колоду своё существо и вызвать существо той же стоимости, что помимо опять-таки стабилизации позволяет дважды играть особенности «в начале боя»).
  • В принципе, почти любая колода карт. На карте «джокер» (название которой, собственно, и означает шута) с высокой вероятностью будет изображен шут/скоморох, хотя встречаются и варианты с цирковым клоуном (достаточно редко), либо с кем-то/чем-то достаточно неожиданным (король на велосипеде — уже своего рода классика бренда «Байсикл», кони — такая же классика от «Маверик», эмблема производителя, глобусы, анимешные русалки, джентльмен в цилиндре и пр.).
    • Забавно сравнивать игральные колоды англо-американского шаблона, особенно от разных производителей. Все карты данного шаблона очень похожи (почти одинаковые), а основное различие таких колод заключается в рубашках, пиковых тузах и джокерах.
    • А еще есть колода «Bicycle Joker» с изображением шута на обложке и узоров с участием белого клоуна на крапе. Эта колода практически вся состоит из джокеров (преимущественно шутов, скоморохов и клоунов). Т. е. не совсем из джокеров — на картах от двойки до туза изображены шуты-джокеры, в том числе и классические джокеры других брендов. А джокеров, как и положено в колоде — не больше трех.
    • А некоторые джокеры-шуты становятся символом бренда (как вышеназванные короли-велосипедисты и кони, которые вообще-то не сюда). Как пример джокер от бельгийской компании «Сartamundi». https://www.catawiki.com/catalog/miscellaneous/manufacturers-publishers/cartamundi/5688357-joker-belgium-rombouts-belgische-bridge-federatie-speelkaarten-playing-cards и https://www.magiclibrarities.net/622-rarities-carta-mundi-poker-deck-cards-english-cards-index.html За долгую историю претерпевали изменения, касаемые обычно раскраски. Не раз копировались и перерисовывались различными карточными производителями, не имеющими отношения к «Сartamundi». Последний с гигантской картой может выполнять в игре роль какого-нибудь экстраджокера. Также любим некоторыми дизайнерами и фокусниками — вместо короля можно врисовать другую карту, плакат или какую-нибудь злободневную картинку.
    • Про фокусы с джокерами см. в «Эстрада и цирк»
  • Во Франции фигура шахматного слона называется «дурак» («шут»).
    • Для нестандартных шахмат под влиянием карты Джокера придумали и отдельную фигуру шута: копирует ход фигуры, которой только что сходил противник.
  • Арлекины эльдар в Warhammer 40000 имеют стереотипную внешность шута. Также у них есть в буквальном смысле Шуты Смерти. Исполняют роль огневой поддержки, стараются убивать жертв так, чтобы получалось смешно.
    • Нургл с недавнего времени тоже обзавёлся демоническими шутами. Называются Sloppity Bilepiper, примечательны тем, что являются единственными герольдами Нургла и чумоносцами вообще, которым присуще веселье (так-то чумоносцы-весьма мрачные личности, в отличие от остальных демонов Нургла).
  • «Равенлофт» — шут Панчерон, Тёмный Владыка карманного домена Рисибилос.
  • Werewolf: the Apocalypse - конечно, каждый персонаж отыгрывается индивидуально, но в среднем предполагаемый образ рагабаша (т.е. рождённого в новолуние) схож с архетипом.

Музыка[править]

  • Маскот и герой многих песен «Короля и Шута», на что намекает само название. У них бывают и добрые, и злые. В особенности известна песня «Гимн шута».
  • Александр Розенбаум, «Песенка о влюбленном шуте». А влюбился он не много не мало — во вдову короля.
  • Тему «королей и шутов» обыгрывает песня «Короли ночной Вероны» (Les Rois du Monde) — самый известный номер из французского мюзикла «Ромео и Джульетта»: «И в этом мире бывает порой / Не разобраться, кто шут, кто король!»
  • Композиция Fool’s Gold группы Blackmore’s Night тоже обыгрывает тему королей, шутов и их взаимоотношений.
  • Ария Мистера Икс из оперетты «Принцесса цирка»: «Да, я шут, я циркач, так что же?»
    • В данном случае субверсия, вызванная устаревшим значением слова: мистер Икс на современные деньги гимнаст-каскадер.
  • Песня «Арлекино», прославившая Аллу Пугачёву — тоже субверсия. При всём своём легкомысленном, на первый взгляд, настрое повествует о нелёгком бытии циркового клоуна (а это еще и притча, то есть речь не только о клоунах).
    • Даже существовал цирковой номер в цирке на льду в исполнении «рыжего» (кто исполнял, автор правки не помнит), подчеркивающая содержание песни.
  • «Хорошо быть шутом» из фильма «Ах, водевиль, водевиль».
  • «Агата Кристи», «Вива Кальман»: «Но в час, когда полночь погасит краски, бывший Пьеро поменяет маску новый из тех, кто над ним смеялся превратится в гной. Клоун не зря помнит эти лица, вечером — шут, а теперь — убийца…»
  • «Хару-Мамбуру» от группы «Ногу Свело». В варианте клипа, сыгранном живыми актёрами, в образе злого-буйного-ехидного (демонического?) шута предстал сам Максим Покровский.
  • «Шут» белорусской группы «Ляпис Трубецкой».
  • В клипе на песню Daze группы Poets of the Fall вокалист выступает в образе демонического шута, хозяина карнавала. Заканчивается все… эпически.
  • Omega — Udvari bolond kenyere.
  • Немецкая индастриал-фолк команда Tanzwut: «Der Eselkoenig» («Ослиный король»).
  • Немецкая же фолк-метал-группа Schandmaul в качестве своего маскота использует шута-скелета, и периодически поют в том числе песни и про шутов.
  • Шейла (Sheila) 1960-х «Арлекин» (Arlequin). Песня про самодеятельный театр, где самая любимая роль лирического героя — шут или Арлекин. А в клипе вообще присутствует вся труппа театра дель-арте https://www.youtube.com/watch?v=Yeb5vXpPU-w

Эстрада и цирк[править]

  • Павел Прытких (Тюмень) выступает с файер-шоу в образе шута-джокера, причем совершенно незлого (этот номер был в «Минуте славы»).
  • Аналогично и Владимир Хоров, но он жонглер. (См. https://www.youtube.com/watch?v=aoJHfo6kBEY)
  • «Магик-шоу» (1994 г., ОРТ) выпуск с условным названием «карточные фокусы». Последнюю часть выпуска ведущий Владимир Руднев вел в образе шута-джокера.
  • В продолжение к теме джокеров и игральных карт из «настольные игры». Карточные фокусы с джокерами выглядят несколько необычно по сравнению с другими карточными трюками. Самое главное, что четыре и больше джокеров вызывают меньше раздражения и недоверия, чем такое же число червовых дам/пиковых девяток/червовых троек. Один из достаточно ярких примеров — фокус Александра Попова с восемью джокерами («Магик-шоу» 1994 г., выпуск с условным названием «вечер в парке», на Ютубе этого выпуска нет). Другой — Владимир Ростовский превращает в тузы четырех джокеров (https://www.youtube.com/watch?v=joWvq69jUxc с 2.40), в другом фокусе он завершает перемещения тузов и короля превращением «короля в шута», а вслед еще и демонстрирует «окрашивание» гигантской карты-джокера (см. https://www.youtube.com/watch?v=_g15ywW_BVc с 0.50 до 2.08). Причем на джокерах обычно изображены шуты, клоуны, в крайнем случае — король на велосипеде. Кое-кто из карточных манипуляторов не признает на джокере иного изображения, кроме шута/клоуна/скомороха; даже привычный и общепризнанный «байсикловский» король-велосипедист их раздражает.
    • Нередкий эффект, когда джокер в руках фокусника «выполняет свои прямые обязанности», т. е. превращается в какую-либо карту (обычно выбранную/названную зрителем).
  • Виктория Кио (продолжательница цирковой династии) номер с трансформацией (по-простому — переодеванием). Начинается с образов шута и придворной дамы слизованных под 18 век. См. https://www.youtube.com/watch?v=D_j3R1iywz0
  • У Ланса Бартона в части шоу, стилизованного под 18 век, в некоторых версиях выступления среди «придворных» есть и шут. Как минимум — выпирающий статист, но чаще подобие дуэта клоуна и фокусника в эстетике плаща и шпаги.
  • Аттракцион Марии Кох-Кукес (одна из его версий, на Ютубе их ка минимум 4). Начинает и завершает стереотипный шут, выполняющий роль конферансье.
  • Шоу Дуга Хеннинга. Встречались персонажи, отсылающие обликом к стереотипным (отчасти сказочным) шутам.
Шут сокрушается о судьбе польской державы за спиной веселящейся шляхты

Реальная жизнь[править]

  • Шико (Жан-Антуан д’Англере) — шут при дворе Генриха III; помимо этого — крутой фехтовальщик.
  • Шут петровской эпохи Иван Балакирев. Не боялся троллить самого Петра Великого[5].
  • Для добровольно-принудительной свадьбы князя (разжалованного в шуты) М. А. Голицына и профессиональной шутихи («дуры») А. И. Бужениновой по приказу императрицы Анны Иоанновны был построен Ледяной дом. Стоял, пока не растаял. Остался в истории как своего рода символ предписанных унижений — и «весёлых» самоунижательств, из которых к тому же устраивают целое шоу. Отражён в целом ряде художественных произведений, среди которых:
    • И. И. Лажечников, повесть «Ледяной дом».
    • В. С. Пикуль, роман «Слово и дело».
    • Песня «Баллада о ледяном доме» (слова Анны Саед-Шах, первым исполнителем был В. Леонтьев).
  • Шут польских королей Станчик.
  • Пьетро Гонелла — шут при дворе герцогов Феррары д’Эсте. Был знаменит настолько, что стал героем новелл Франко Саккетти и Маттео Банделло, а так же итальянской народной сказки «Как шут Гонелла бился об заклад».
  • У короля Тонга Тауфа’ахау Тупоу IV (правил до 2006 г.) был придворный шут Джесси Богдонофф (по его словам, единственный в современном мире), который одновременно исполнял обязанности финансового советника. Финансовые операции Богдоноффа нанесли ущерб казне в размере 26 млн долларов, что соответствовало приблизительно половине годового дохода страны и спровоцировало правительственный кризис.
  • Трибуле при дворе Франциска Первого. Якобы про них анекдот про то, как шут пнул короля а потом извинился, еще более дерзко, чем «пошутил».
  • Не только при дворах монархов — в еврейские анекдоты вошёл Гершеле Острополер (1757—1811), шойхет (кошерный резчик скота) и бадхен (шут-советчик) у хасидского ребе Боруха Тульчинского.
  • Игрушка «Джек из коробочки». Собственно Джека любят делать стереотипным шутом. Хотя возможны варианты с чертиком или стереотипным клоуном. В некоторых советских источниках в духе «сделай сам» игрушка именовалась «паяц в шкатулке». В произведениях доработанный «Джек» может стать орудием преступления в руках какого-нибудь злобного клоуна. Или в игрушку может кто-то/что-то вселиться — приятного обычно мало.

Примечания[править]

  1. Есть и эпичные исключения: известнейшего Василия Блаженного приглашал ко двору царь Иван Грозный. После петровских реформ при дворе русских государей появились и шуты западного образца.
  2. Только не стоит путать со значением «мудрец», как в случае с Блаженным Августином. Заминка в том, что западное христианство святых насмешников не знало, исторически это — черта Византии и России.
  3. А иногда в этой роли выступал сам царь. Иван Грозный писал часть сочинений под псевдонимом Парфений Уродивый. Про забавы молодого Петра I и речи нет: его кощунственный Всешутейший собор вызывал праведный гнев духовенства, вплоть до ассоциирования монарха с Антихристом.
  4. Для правоверного монотеиста любые языческие боги, хоть сто раз плодородия, жизни и любви, враждебны, так что подсвечивать это каждый раз смысла нет.
  5. Известен исторический анекдот: когда Пётр, разозлившись, запретил Балакиреву появляться на русской земле, тот стал ездить в карете, положив под ноги мешок шведской почвы. Царь посмеялся и простил.