Шовинизм

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li  — не трибуна для выступлений в защиту той или иной группы. Точно так же неуместны здесь нападки на ту или иную группу. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.
« Тиресий. Гораздо приятнее быть женщиной, Менипп: меньше забот. Женщины властвуют над мужчинами, а на войну ходить им не надо, не нужно защищать городских стен, спорить на народных собраниях и разбирать дела в судах. »
— Лукиан, «Менипп и Тиресий» о сексизме
« И нас и вас из глины и огня,
Из ветра и воды создал Творец Единый,
Но нас лепил Господь из лучшей глины!
»
— «Шахнаме»: туранцы демонстрируют свой шовинизм
« — Они ненавидят меня за то, что я лучше их!
— Нет. Они ненавидят тебя за то, что ты ведёшь себя так, будто бы ты лучше их.
»
— Разговор Джона Сноу и Донала Нойе, «Игра престолов»

Шовинизм — идеология (система взглядов), согласно которой одна группа лиц, выделенная по какому-либо признаку, якобы «лучше» другой (или даже «лучше» всех остальных), а другая группа (или даже всё остальное население), — соответственно, якобы «хуже».

Шовинизм — это такая разновидность предубеждения. Шовинист оценивает личность не через её личные качества, а через принадлежность к определённой группе.

Шовинист сеет рознь; интересы своей группы (или то, что он считает таковыми) шовинист резко противопоставляет интересам всех остальных групп.

Шовинизм пересекается с таким понятием, как ксенофобия, однако их не следует путать. Они могут идти вместе, но не всегда. Ксенофоб не обязательно считает какую-то группу населения хуже своей, но воспринимает враждебной (как, к примеру, палестинский еврей израильтянина) или по крайней мере в омерзении от неё шарахается — именно потому что она «не такая, непохожа». Шовинист же не обязательно считает «низшую» группу угрозой для своей, он может даже довольно мило общаться с теми, кто в его глазах «хуже» (например, южноамериканский плантатор в США со своим чёрным рабом), но от этого картина становится ещё ужаснее.

Частный случай данного явления — Смердяковщина: это шовинизм, направленный на свою собственную нацию/расу/биологический вид/иную группу.

См. также кровавый навет — когда ненавидимую группу обвиняют в массовых убийствах с какой-то дурной целью.

Разновидности шовинизма[править]

  • Расизм («одна раса лучше другой!»).
  • Национал-шовинизм («одна этническая группа лучше другой!»).
  • Сексизм («представители одного пола лучше, чем представители другого!»).
  • Социальный шовинизм («представители одной социальной группы лучше, чем представители другой!»).
    • Сюда же — и презрение к лицам, практикующим определённую профессию.
    • Сюда же — и презрение к лицам, имеющим определённое происхождение (в кастовой или сословной системе, или в подражание перегибам, существующим в таковых).
  • Державный шовинизм («подданные одного государства лучше, чем подданные другого!»).
  • Великодержавный шовинизм («титульная нация в нашей великой державе — лучшие люди, чем представители наших же нацменьшинств, и уж подавно — лучшие люди, чем подданные других государств!»).
  • Идеологический шовинизм («сторонники таких-то взглядов — лучшие люди, чем сторонники сяких-то!»).
  • Религиозный шовинизм (одна религия лучше другой/неверующие лучше верующих/любые верующие лучше любых неверующих).
  • Травля обладателей той или иной внешности. Дети предубеждены к очкарикам и толстым, у взрослых начинает доминировать презрение к толстым (иногда лишь в воображении) женщинам.
  • Негативное отношение к инвалидам (эйблизм).
  • Дискриминация кого-либо по возрасту (эйджизм, возрастовщина) или по любой другой особенности, которая не зависит от личной воли её обладателя — или зависит от неё, но социально опасной не признана.
  • Уничижительное отношение к лицам другой сексуальной ориентации[1].
  • Углеродный шовинизм («[полноценная] жизнь может существовать только на основе углерода!»). Повод: тот факт, что несмотря на теоретическую возможность иной биохимии, практически её ни один реальный землянин пока не видел и воссоздать не смог. Сюда же (как, впрочем, и к следующему пункту) можно отнести шовинизм по отношению к искусственному интеллекту и киборгам.
  • Антропоцентризм («человек заведомо лучше других форм жизни!»).
  • Психологический шовинизм (умственно «неправильные» или больные люди не имеют права на выбор и ответственность, например, за себя). Как раз тот случай, когда медицина и закон могут быть на стороне дискриминаторов.

В наши дни во всех цивилизованных государствах насильственные и, часто, дискриминационные проявления шовинизма противозаконны и, как таковые, наказуемы. Проявления в мягкой форме, не подлежащие суду, часто считаются не комильфо, хотя это сильно варьирует как между разными разновидностями шовинизма, а также от страны к стране. В ряде стран борьба с шовинизмом того или иного типа может принимать излишне радикальные формы (вопреки расхожим представлениям, от этого в наибольшей степени страдает Западная Европа, а не США, где свобода слова всё-таки защищена Первой поправкой). Иными словами, шовинизм в цивилизованных государствах процветает, прикрываясь борьбой за социальную справедливость.

Шовинизм как явление нашёл отражение во многих произведениях искусства: одни авторы, увы, изображали его сочувственно, другие же обличали его как несомненный порок, крайне опасный для общества.

Характерным для шовинистов приемом является дегуманизация противника («это не люди, а всё равно что тараканы, нечего с ними церемониться») и изобретение новояза для более сподручной пропаганды (с одной стороны изобретают унтерменьшей, с другой — цис-скам[2]). Однако далеко не во всех случаях шовинисты рассматривают тех, кого считают неполноценными, как противников, и могут даже вполне искренне испытывать к ним симпатию. Например, мужчина может любить женщин и при этом не считать их равными себе. Или же образ благородного дикаря: пока он является хранителем древней мудрости и общается с духами природы, мы его любим и ценим, а стоит ему захотеть «быть как белые» (надеть костюм, найти работу и др.), он уже начинает раздражать. В некоторых случаях такой «симпатизирующий» шовинизм может быть ещё опаснее, чем откровенно враждебный.

Внимание! Примеры шовинизма, которым страдает (или не страдает, а явно наслаждается) некий автор, просьба помещать исключительно в статью «Образ врага». В данной же статье нужны только примеры шовинизма, проявляемого персонажами художественных произведений.

Происхождение термина[править]

По преданию, в армии Наполеона Бонапарта служил солдат по имени Николя Шовэн (Nicolas Chauvin), принимавший участие в Великой французской революции и наполеоновских войнах. Рассказывают, что император обратил на Шовэна личное внимание, когда Наполеону сообщили: Шовэн, дескать, повсюду высказывается в том духе, что «французы самая лучшая нация в мире, и все остальные народы должны чтить их и покоряться им». Вызванный пред светлы очи Наполеона, Шовэн подтвердил, что придерживается именно таких взглядов, и тогда Бонапарт будто бы воскликнул: «Да здравствует шовинизм!» (Vive le chauvinisme!).

Несмотря на непопулярность бонапартизма в период Бурбонской реставрации после 1815 года, Шовэн, как принято считать, был ярым сторонником Наполеона и носил в петлице фиалку, что являлось знаком его преданности свергнутому императору. Согласно мифу, Шовэн оставался фанатично верным, несмотря на свою бедность, нетрудоспособность и унижения, которые он претерпевал как «неблагонадёжный». Шовэн также принародно утверждал, что «ни один роялист в подмётки не годится самому последнему бонапартисту», за что неоднократно бывал бит.

Наиболее выдающиеся произведения о шовинизме[править]

  • «Кингсблад — потомок королей» и «У нас это невозможно» Синклера Льюиса. Первая книга рассказывает о белом по имени Кингсблад, который внезапно обнаружил, что его прапрадед — негр. По законам штата это делает его стопроцентно «цветным», и ему приходится нахлебаться от соседей и сограждан того самого отношения, каковое он сам выдавал неграм. Во втором романе, альтернативно-историческом, описывается становление в США тоталитарного государства с великодержавным шовинизмом в пакете.
  • Шолом-Алейхем, «Кровавая шутка». Два студента, русский и еврей, шутки ради меняются паспортами, согласившись пожить каждый в шкуре другого. Русский юноша хочет узнать, правдив ли «кровавый навет»[3], и очень некстати его дневниковые записи попадаются на глаза полицейским, когда те расследуют дело о гибели ребёнка недалеко от еврейского квартала. Против героя возбуждают уголовное дело, и всё могло бы кончиться очень печально, если бы еврей не поспел вовремя к судебному заседанию и не подтвердил, что полицейские взяли не того парня.
  • «Нарушенный завет» Симадзаки Тосона: молодой человек из японской касты парий (эта) скрывает своё происхождение, чтобы вырваться с социального дна. Но всё тайное становится явным. Японское провинциальное общество обрушивает на парня лавину навоза.
  • «Хижина дяди Тома», конечно же. Nuff said.

Шовинистические выходки известных вымышленных персонажей[править]

  • В фэнтези самыми распространёнными жертвами шовинизма являются орки, демоны и нежить. Принципу «увидел орка/демона/вампира — убей. Нет возможности убить — беги» следуют представители самых разных цивилизаций — от гордых эльфов Сильванести до суровых воинов Артедайна, от могущественных Властелинов Экватора из мироздания Источника до примитивных племён Торна…
    • Тут зигзаг: в ряде фэнтези-сеттингов орки и им подобные расы — а уж тем более демоны и нежить — изображены, чисто объективно, не «расами в своём праве вроде людей», а чем-то вроде чужеродных чудовищ, которых надо истреблять как минимум из сострадания (хотя бы к их жертвам), потому что они — чисто по канону — прокляты или специально созданы в качестве солдат или слуг злых сил. Внимание: речь только о тех казусах, когда такое подаётся не как массовое заблуждение части персонажей, а как факт из фабулы.
    • Зигзаг раскручивается дальше: в ряде сеттингов (или в определённые изображаемые эпохи) расы, которые выглядят как сущие тебе орки (или типа того), по сути представляют собой нормальные расы. Но не у всех персонажей хватает совести это признать; часть населения предпочитает действовать и реагировать по старинке: орку/гоблину/гурру смерть! или хотя бы — презрение им! И вот тут-то шовинизм одних персонажей по отношению к другим — во все поля. И огромный простор для сатиры на шовинизм.
  • Люди по отношению к инопланетянам в каждом втором фильме про их вторжение и во многих играх про них. Если пришельцы вскрывают людей или используют оружие массового поражения — они зло, если люди — всего лишь борются за независимость или выживание. Не переносите примеры в соответствующие категории, ибо примеров много и они приведены только как иллюстрация.
    • «Инопланетное вторжение: битва за Лос-Анджелес» - штаб-сержант Нанц потрошит еще живого пришельца, чтобы узнать, где у них слабое место, зрителю нормально. А если бы пришельцы потрошили человека?
    • «Трансформеры». Люди разбирают разумную расу на куски, чтобы сшить монструозного кадавра. Претензий к этому зверству нет, разве что автоботов жалеют, которые союзники людей.
    • «Поле битвы: Земля» — людям можно уничтожать биосферу целой планеты пришельцев: ведь не может случиться так, что на Землю вторглась частная лавочка, а большинство населения ни при чём.
    • «X-COM» — хоть у кого-то были претензии к тому, что люди вскрывают пришельцев?
      • Люди проводят опыты на мышах, чтобы выжить — это хорошо, Старейшины проводят опыты на людя, чтобы выжить — это плохо. Хотя Старейшины с высоты своего интеллекта и достижений смотрят на людей, как те на мышей.
    • Можно оправдаться, что, мол, это они вторглись. Но замените пришельцев на людей — и все станет серо-серым, а то и всеми оттенками чёрного. Если индейцы режут скальпы вторгшимся европейцам, а те вырезают женщин и детей, то плохие оба. Если частная армия вторгается в примитивное племя, а то взамен занимается ритуальным оскоплением и каннибализмом, то жалеть не хочется ни тех, ни других.
    • Или поменяйте их местами — и увидите как все поменяется. Пусть люди вторгаются к пришельцам («Аватар» Кэмерона, например). На’ви потрошат землян — а что это же люди вторглись, значит можно; стал бы зритель переживать в таком случае за них?
      • Какбе война есть война.

Фольклор[править]

«

В порт южного американского городка заходит военный корабль. Местная аристократка посылает капитану письмо, где пишет: «Уважаемый сэр, я даю бал для воспитанниц моего пансиона, не могли бы вы прислать для участия несколько воспитанных матросов с вашего корабля? Только, если можно, не евреев».
В назначенный час аристократка открывает дверь и видит одетых в военную форму десяток негров.
Она в ужасе произносит: «Это, наверное, ошибка!»
Один из негров отдает ей честь и отвечает: «Мадам, капитан Рабинович никогда не ошибается!»

»
— Как грамотно троллить шовинистов

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« «Послушай! — сказал твёрдым голосом Азамат, — хочешь, я украду для тебя мою сестру? Неужели не стоит Бэла твоего скакуна?» »
— М. Ю. Лермонтов

Это он предлагает свою сестру другому кавказцу (Казбичу). Потом уже сам Печорин хочет получить Бэлу, а Карагез будет калымом. На минуточку, по шариату мусульманка не может выйти замуж за не-мусульманина, так что Азамат сознательно отдал сестру на позор.

  • А. И. Куприн, рассказ «Корь». «И южного народа не люблю. Скверный народишко — ленивый, сладострастный, узколобый, хитрый, грязный». Но это для затравки, а дальше будет больше.
  • «Националист» А. Аверченко — злая пародия на шовинистов. Вначале купец ненавидит немцев и итальянцев, потому что они иностранцы, потом татар и евреев, потому что «нехристи», затем отказывается помогать голодающим в Самарской губернии, т. к. русские, по его мнению, живут в Рязани, а самарцы — иностранцы. Потом не хочет брать на работу дворника, потому что он из другого уезда этой же самой Рязанской губернии, отказывается работать с купцом, ведь тот с другой улицы, а значит — иностранец. В конце концов считает иностранцами собственную жену и детей, а в конце — самого себя, отчего вешается.
  • Возможно, именно из рассказа Аверченко растут лапки у юмористической книжки Николая Олейникова «Жук-антисемит»:
«

Жук (разочарованно): Воробей — еврей, Канарейка — еврейка, Божья Коровка — жидовка, Термит — семит, Грач — пархач! (Умирает)

»

Самое забавное, что незадолго до того Божья Коровка сама ж алуется Жуку на «абрамов под каждой кочкой», на что тот отвечает: «Да-с… множество жидья!».

  • В. Катаев, «Зоологическая история» — сатира на нацистскую расовую теорию в целом и антисемитизм в частности.
  • С. Маршак, «Мистер Твистер» — американский турист в СССР, упорно не желавший жить в одной гостинице с «цветными». Однако, пройдя через вариант оздоровительной порки, смягчается.
  • «Трудно быть богом» — арканарцы не любят ируканцев («вы святого Мику варварам продали!») и варваров из-за Красного Северного хребта. Да и своих же рыжих как-то не очень…
  • «Медный король» М. и С. Дяченко — любопытный зигзаг. Роман начинается с того, что по предложению офицера Золотого города мальчишку-раба выкидывают за борт только потому, что он — гекса (точнее даже, полукровка, гексой была его мать), ибо «ни один гекса не осквернит Золотой город ни дыханием, ни прикосновением». Читателю всё ясно: какой омерзительный расизм! Впоследствии, однако, выясняется, что гекса — действительно полные чудовища, а «золотые» — очень цивилизованный и гуманный народ, у себя в городе не убивающий даже крыс.
  • «Космоолухи» Ольги Громыко: киборги постоянно подвергаются самой отвратительной эксплуатации, а те из них, кто развил в себе личность, подлежат уничтожению.
  • «Крылья» Юрия Нестеренко: хотя в целом мир аньйо гораздо гуманнее человеческого, в нём процветает шовинизм по отношению к крылатым.
  • «Генму» Михаэля Драу: в постапокалиптической Империи процветает пещерный шовинизм по отношению к генму — «генетически неполноценным» гражданам, и пещерный же сексизм (вплоть до «женских поводков»). Да и Найт Ирон, как альбинос, нередко терпит издевательства со стороны других юных киборгов. Хотя по законодательству он как раз не генму.
  • «Сварог». На каждом шагу встречаются «глубокомысленные» рассуждения о женской логике. Справедливости ради, отметим что и аналогичные женские высказывания насчёт мужской логики тоже встречаются, но намного реже.

На других языках[править]

  • В. Скотт, «Айвенго». Сперва псы-рыцари захватили в плен и Седрика с дочерью Ровеной, и Исаака с дочерью Ревеккой. Потом Робин Гуд со своими ребятами и Чёрным Рыцарем освободили их всех. Однако с Исаака тут же затребовали выкуп, а с Седрика — нет.
    • Советская цензура продолжила эту славную традицию с фильмом «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго». Выпилить из классического произведения центрального персонажа? Не вопрос. От Ревекки и и Исаака оставили зрителей на турнире, расшифровавших девиз загадочного рыцаря «Дездичадо» — «лишённый наследства».
  • Карел Чапек, «Война с саламандрами» — классическая сатира на расизм.
  • «Похождения бравого солдата Швейка» — соотечественник Чапека Я. Гашек красочно описал «дружбу народов» в Австро-Венгерской империи:
    • Персонажи-немцы регулярно употребляют выражения типа «чешская сволочь».
    • Чехи от них не отстают: чего стоит один сапёр Водичка с его бессмертным «мадьяры — шваль!».
    • Венгерские гонведы (военные) самым мерзким образом курощают и низводят арестованных карпатских русин («угрорусов») на отбитых у русских территориях.
    • С другой стороны, при внимательном чтении заметно, что каждый, кто патриотично крикнет «Nieder mit den Serben!», тут же получает по морде.
    • А Швейк не имеет ничего против того, чтобы угостить мадьярского солдата пивом — хотя денег у него совсем немного.
  • Некоторые из эльфов проявляют шовинистические черты даже в оригинальных книгах Толкина. Достаточно вспомнить Тингола и Саэроса. Для обоих это оказалось несовместимым с жизнью: Тингола за расистские высказывания грохнул гном (вполне намеренно), Саэроса — человек (нечаянно; хотел-то только «поучить немного»). Справедливости ради: в толкиновском оригинале даже в Первую Эпоху — то есть в дни «Сильмариллиона» — много и достойных, мудрых эльфов, которым чужд шовинизм.
    • Но в антифанфике на «Властелин Колец» — «Последнем кольценосце» Еськова — педаль уходит в пол. В каноне в описываемую эпоху — Третью, то есть в дни, когда происходят события «Властелина Колец» — эльфы уже не склонны были так себя вести, помня, в частности, печальные примеры из Первой Эпохи.
    • А некоторые люди в каноне — тоже пример тропа. Женитьба гондорского принца Валакара на Видумави, женщине «низшей расы» по сравнению с нуменорцами, впоследствии привела к гражданской войне.
  • С. Лем «Сказки роботов». Для роботов все люди — гадкие, хитрые, злобные, мстительные, ядовитые и коварные древние монстры, которые называются бледнотики. Ну ещё бы не ядовитые — люди же по большей части состоят из воды, а вода вредна для металлов и микросхем!
    • В «Кибериаде» Трурль, Клапауций и другие прогрессивные роботы относятся к людям гораздо толерантнее. Хотя на отдельных планетах людей-бледнотиков спустя много тысяч лет ненавидят. К примеру, бывшие подданные и действующие приближенные короля Гениалона. Ненавидят до такой степени, что их далекие переделали себя в сферических роботов.
    • В приключениях Ийона Тихого имеются намеки, что люди считают роботов гораздо хуже себя. Ийон же более-менее прогрессивен, но не любит творчества роботов. Не столько из-за каких-то предубеждений, сколько из-за эксплуатацией роботами-авторами низкопробных сюжетов.
  • «Сага о Форкосиганах»: барраярцы всерьёз считают, что мутанты хуже обычных людей, а женщины хуже мужчин. А инвалидам лучше вообще убить себя об стену (со временем это прошло, но в первых книгах цикла вовсю процветало). Цетагандийцы всерьёз считают, что все остальные жители Галактики хуже них. Внутри цетагандийского общества гем-лорды считают, что они лучше простолюдинов, а хаут-лорды — что они лучше всех на свете вообще.
  • «Слово для леса и мира — одно» Урсулы Ле Гуин: шовинизм землян по отношению к аборигенам, которых считают полуживотными, потому что у них не техническая, а биологическая цивилизация.
  • «Гарри Поттер»: нешутейный шовинизм в отношении маглов проявляют Волдеморт и его сторонники. Достаётся и волшебникам, вышедшим из магловских семей, и полукровкам — их ждет неправый суд под руководством Долорес Амбридж.
    • К тому же в волшебном сообществе даже и без помощи Волдеморта процветает оголтелый шовинизм в отношении нелюдских рас (гоблинов, кентавров, великанов, домовых эльфов и пр.). Надо заметить, что, к чести сообщества, там не все склонны к этому. Встречаются волшебники, искренне осуждающие расизм. Одни борются против него, а другие всего лишь отказываются присоединяться к травле — уже хорошо.
  • «Песнь льда и огня» и телесериал «Игра престолов»: Одичалые суть те же люди, которым не посчастливилось жить севернее Стены. Люди как люди, живут первобытно-общинным строем, невежественные, грубые, иногда устраивают набеги (не от хорошей жизни — что, разумеется, их поступков не оправдывает), но ничего инфернально-злого в них нет. После исчезновения Иных молва фактически превратила одичалых в «главное зло из-за стены», что, мягко говоря, неправильно. Даже после возвращения Иных (Белых Ходоков) одичалым не удается реабилитироваться в глазах братьев Дозора.
  • Анджею Сапковскому в его саге о ведьмаке весьма красочно удалось описать взаимоненависть между людьми и представителями других фэнтезийных рас. А Ложа Чародеек оттуда же — прямо-таки воплощение женского сексизма.
    • Что неудивительно: в мире мужского сексизма, процветающего и среди волшебников, женщины могут выжить только держась друг друга как можно крепче.
  • Князь Пустоты Скотта Бэккера педаль в пол. В обществе с патриархальным укладом и религиозным фанатизмом разнообразный шовинизм цветёт и пахнет. В этом мире угнетают женщин, ненавидят нелюдей, колдунов, людей с иными религиозными взглядами, соседей из других стран и т. д.
  • Warriors — когда Огнезвезд (тогда еще Рыжик) появился в лесу, многие коты презирали его за то, что Синяя Звезда приняла в племя домашнего котенка (то есть существо изнеженное и привыкшее к покою). Хотя кот позже стал предводителем и хорошо управлял Грозовым племенем, много сделав для его блага.
  • Остап Вишня — «Великомученик Остап Вишня», «Самостійний смітник» и другие рассказы. В националистическом раю даже соловьи родились южнее Белгорода, а курских вывели.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Дом под звёздным небом». Соловьёв говорил, что образ Компостерова — карикатура на шовинизм как явление. Да это и из фильма очевидно.
  • «Кин-дза-дза». На первый взгляд — показан очень странный вариант шовинизма; на второй — нормальная такая сатира на местничество, доведённое до абсурда. Пацаки и чатлане отличаются лишь цветом, который показывает прибор-визатор. Ни одна из этих двух групп не считается «повсеместно высшей». Но есть пацакские и чатланские планеты. Например, Плюк — чатланская планета, что постоянно даёт повод Уэфу давать «ценные» указания и развешивать всем цаки[4]. Однако стоит чатланину Уэфу и пацаку Би попасть на пацакскую планету (пусть уже и неживую, статус-то никто не отменял!) — и уже Уэф должен цак надеть и униженно присесть (местный поклон), настал звёздный час пацака Би.
  • «Норвег». К работницам из Средней Азии крайне негативно относятся определённые молодые люди, поспокойнее — капитан Локтев. Даже протагонист вначале смотрит на них свысока или как минимум с недоверием, но человечность оказывается сильнее шовинизма.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Гран Торино» — не фильм, а одно большое «На тебе!» в адрес любого шовинизма. Главный герой тоже был подвержен — но, можно сказать, искупил.
  • «Планета обезьян»: здесь люди настолько дикие, что иного оправдания их существованию, кроме рабства, разумные и цивилизованные обезьяны не видят. В перезапуске всё иначе: обезьяны живут первобытным обществом, но те, кто постарше (Коба, например), помнят, как над ними ставили опыты, и ненавидят людей за это.
    • В оригинальном романе люди действительно находятся на животном уровне. Деградировали, хоть это и не является необратимым. И самое-то главное: это не оправдание тому, чтобы считать их «низшими (худшими) существами» и порабощать.
  • «Звёздный десант» Верхувена — ещё одна сатира на тему. Чего стоят только рекламные вставки типа «Раздави жука, внеси свой вклад!»
  • «Джанго освобожденный» — эпическая ганнибальская лекция в исполнении плантатора Кэнди и эпическое же «заткни ганнибало» доктора Кинга Шульца.
  • Трилогия «Дивергент». В первом фильме среди жителей Чикаго есть люди, которые не состоят ни в одной из фракций — их зовут «Изгоями» и всячески травят. Во втором фильме эти самые "Изгои" становятся одной из движущих сил восстания против узурпаторов из фракции "Эрудитов". А в третьем фильме вообще выясняется, что внешний мир делит всех на "чистых" и "испорченных" генетически.

Мультфильмы[править]

  • «Ловушка для кошек» — кот Шафранек лишает дочь ужина, когда узнает, что та играла с мышонком. А если учесть, что коты — вообще целая нация, угнетающая мышей…

Комиксы[править]

  • Комиксы о Tintin’е содержат несколько убийственно-метких карикатур на явление. (Эрже вообще любил изображать «наивность» того, кто неправ — то есть ситуацию, когда этому человеку даже в голову не приходит, что ему следовало бы вести себя иначе.) Арабская женщина что-то сердито говорит капитану Хэддоку. Хэддок не знает арабского и потому не понимает ни слова. И вот он на голубом глазу, с лёгким раздражением ей отвечает: «Что вам нужно?.. Я ни слова не понимаю. Почему вы не говорите на английском или на французском, как все люди
    • Оскоромился и главный герой, по молодости лет. Во втором выпуске (1930, «Tintin в Бельгийском Конго», полная, «каноничная» чёрно-белая версия[5]), где ему всего-то лет восемнадцать, он по просьбе миссионеров соглашается провести в католической миссии урок истории и географии вместо заболевшего преподавателя. И как же, стоя у доски, этот юный бельгиец начинает свою речь?.. (На минуточку: эта речь обращена к аудитории, состоящей сплошь из африканских чернокожих — жителей бельгийской колонии, преимущественно взрослых.) «Сейчас я расскажу вам о вашей славной родине — Бельгии…»
    • Экранизация С. Спилберга не идеальна, но эта склонность Эрже стилизована в ней поразительно тонко. Нарциссичная и нечуткая оперная дива Бьянка Кастафиоре на приёме у Омара бен Салаада, правителя султаната Багхар, взяла да ляпнула ничтоже сумняся: «…ведь это мой первый визит в страны третьего мира!». Султан Омар совсем не рад был такое слышать.
  • В одном из комиксов об Астериксе — карикатурно-пародийно. Бард Какофоникс, узнав, что среди кельтов появились женщины-барды, даёт волю своему сексизму: «Это поношение, позор! Раньше так никогда не было. Если будут бардессы — будет бардак!».
    • Впрочем, в данном выпуске осмеивается не только мужской сексизм, но и эксцессы мизандрии.
  • «Люди-икс»: большинство обычных людей ненавидят мутантов, даже если те в принципе ничем не отличаются, кроме суперспособности. Естественно, есть шовинисты и среди мутантов.
  • «Валериан и Лорелин», выпуск «Беззвездная страна» — во враждующих государствах королевы Клопки и император Алзафрари процветают соответственно весьма шовинистические варианты матриархата и патриархата. Представители противоложного господствующему полу официально считаются существами второго сорта. Парочка главных героев объединила государства, положив конец многовековой вражде.

Веб-комиксы[править]

  • Two Kinds: кейдранов люди не считают за разумных существ, зато считают за рабов и животных. Кейдраны в отместку людей, естественно, ненавидят.
  • Homestuck: Эридан — ярый шовинист, ненавидящий большую часть своей расы — ту, что живёт не под водой.
    • Вообще шовинизм более, чем свойственен обществу троллей — к этому невольно располагает их разнообразие цветов крови и связанных с ней способностей (Скорее всего в этом виноват док Скретч, сделавший троллей невероятно агрессивными для их же выживания). Скорее всего, захваченным им расам пришлось ещё более несладко, чем «низшекровным» троллям. Людей так и вовсе почти истребили. Кроме того, в сюжете играет важную роль попытка Мученика низвергнуть строй, именно из-за шовинизма последнего.

Аниме и манга[править]

  • Аниме One Piece:
    • Масса случаев сегрегации, рабовладение, выходки Мировой знати, унижение людей рыболюдьми (в арке Арлог-парка) и наоборот (в саге возвращения в Новый мир), взаимная нелюбовь людей и племени минков, налёты племени длинноруких, издевательство главгадов над подданными.
    • В меньшей степени присутствует сексизм. Причём проявляется в весьма неожиданных ситуациях. Эталонный предатель Маршалл Д. Тич, в отличие от большинства злодеев, очень конструктивно подходит к решению вопросов. Ради достижения цели он способен на любую подлость, гадость, мерзость, которые совершает с нескрываемым удовольствием. Но, если в текущий момент ему ничего от конкретного персонажа не нужно, то он ничего дурного не предпримет, даже не станет обижаться на публичное оскорбление. Однако в межвоенной арке показано, что, одержав победу над девушкой (Джевелри Бонни), Тич не упустит случая унизить её просто так, ради удовольствия.
  • «Аниматрица: Второй ренессанс» — деконструкция основной франшизы: машины вовсе не собирались порабощать людей, и если взглянуть на всё с их (машин) точки зрения, то и не сделали этого. Люди же выглядят идиотами и полными чудовищами.
  • No Game No Life: Все 15 из 16 рас Дисборда презирают Иманити за их слабость и отсутствие навыков к магии.
  • Sora no Otoshimono: что возглавляющий Синапс Минос, что ангелоиды, смотрят на людей как на унтерменшей. Большая часть ангелов наоборот людям завидует. Но на них Минос тоже смотрит как на тех же унтерменшей, растерявших свое ангельское достоинство. Ну, если смотреть с его колокольни, то завидующие людям ангелы это действительно кучка поехавших эскапистов переехавших в личный манямирок и начисто забывших там кто они такие. Да и люди как бы не более чем плод воспаленного бреда вышеупомянутых эскапистов.

Видеоигры[править]

  • Fallout: Анклав ненавидит всех мутантов и хочет их уничтожить, чтобы землю унаследовали «чистые» люди (т. е. Анклав и ещё, может быть, жители Убежищ). Уточнение: все, кто хоть раз в жизни схватил хоть десять рентген, и все их потомки (т. е. все жители Пустоши) приравнены к мутантам. В качестве визатора, а заодно и средства расчистки жизненного пространства, анклавовцам служит специальный вирус, смертельный для любого с хоть чуть-чуть неправильными генами.
  • Dragon Age: Люди считают эльфов хуже себя, а некоторые, такие как Гаспар де Шалон, вообще видят в них почти животных. Шовинистически воспринимаются и другие люди: орлесианцы и тевинтерцы считают, что в мире все хуже них; ферелденцы считают, что нет в мире человека хуже орлесианца; во всём Тедасе считают, что нет человека хуже тевинтерца и так далее. Маги воспринимаются как монстры из страшилок. Долийские эльфы считают себя выше людей и своих городских собратьев, подземные гномы считают себя выше остальных (включая своих надземных сородичей), а Кунари считают всех вокруг себя унтерменшами (а своим магам вообще рты зашивают), в то время как орлесианцами воспринимаются животными, а для остальными — как страшные монстры.
    • Отношение ферелденцев к орлесианцам обосновано недавней по меркам истории оккупацией Ферелдена Орлеем.
  • The Elder Scrolls: шовинизм процветает почти везде. Каджитов повсеместно считают ворами и наркоманами (многих из них — не без некоторых оснований); нордов считают недалёкими любителями выпить; орков считают варварами; эльфы вообще презирают всех. Люди в глазах эльфов — наивные дети, нуждающиеся в вечном контроле. Талмор в этом плане вовсе упирает педаль в пол.
  • Starcraft — своё презрение к терранам проявила претор Талис в прологе кампании Legacy of The Void.
    • Все, естественно, не любят зергов, но Аларак ещё и в открытую их высмеивает как ничтожных.
      • Впрочем, тал’даримы и другие расы не особо жалуют (в том числе и «не своих» протоссов).
    • А до падения Айура что-то среднее между шовинизмом и ксенофобией испытывал Конклав по отношению к тёмным тамплиерам.
  • В трилогии Mass Effect главными галактическими шовинистами являются батарианцы, что и неудивительно — работорговля в Батарианской Гегемонии отнюдь не считается чем-то плохим. Впрочем, у особо ненавидимых батарианцами людей своих шовинистов тоже хватает — и если «Терра Фирма» является относительно безобидной маргинальной группировкой, то про экстремистов из «Цербера» такого не скажешь.
    • Шовинистом можно считать и Сарена Артериуса, антагониста первой части. После Войны Первого Контаката он настолько разозлился на людей, что в итоге заключил сделку с дьяволом в лице Жнецов.

Настольные игры[править]

  • Воплощением шовинизма является Империум человечества из вселенной Warhammer 40000. Даже девиз Империума «Убей мутанта, сожги еретика, очисть нечистое» состоит из концентрированного шовинизма. Справедливости ради, соседи Империума в массе своей тоже не подарок. Хотя, конкретно Тау готовы принять как равных любого кто разделит их идеологию Высшего Блага. Правда, несогласных с генеральной линией партии стерилизуют и сплавляют в концлагеря (в Империуме несогласных расстреливают и сжигают (это в самом лучшем случае. Особо «отличившихся» превращают в арко-флагеллянтов), так что это по мерками Вахи весьма гуманно).
    • Кстати, те же Тау без мудрого руководства касты Эфирных (из политических лидеров) сами очень быстро скатываются в шовинизм на грани с фашизмом, деля всех на сторонников Высшего Блага и тех, кого нужно убить.
      • Любопытным образом вселенная Вархаммера содержит одновременно и аверсию тропа. Империум — колоссальный конгломерат самых разнообразных культур, которые неплохо спаяны единой сверхидеей, но при этом сохраняют свое пестрое разнообразие. В политологии это называется «интеркультурализм». Кроме того, когда грядущие испытания становятся совсем уж эпическими, Империум резко проявляет способность к вполне нормальному сосуществованию как минимум с Эльдар и Тау. Причина, скорее всего, в прагматизме: когда кажется выгодным — власти заходятся в приступах шовинизма и население поощряют к этому же; когда кажется выгодным противоположное — мгновенно начинают «вынужденно ладить с ксеносами», а сказавший по привычке плохое слово про тау или эльдара будет наказан как «подрыватель единства».
        • С культурой как раз всё логично. Как говорил Пратчетт «какая разница, какого цвета у человека кожа, когда вокруг ходят гномы и тролли?»
  • Dungeons & Dragons, сеттинг Forgotten Realms. У тёмных эльфов дроу ярко выраженный шовинизм по отношению к мужчинам, к которым относятся как к рабам.
    • А также бехолдеры. Они считают себя самыми совершенными существами в Мультивселенной. Вот только каждый из них считает совершенством именно себя, а всех остальных — генетическими выродками (ведь отличаются же). Конечно, таких бывает много, но именно эта черта описана как подавляющая в Книге монстров.

Музыка[править]

  • Владимир Высоцкий, «Антисемиты» (см. эпиграф) — шикарно описано и обстёбано.
  • Михаил Щербаков и его стёбный «Дуэт испанцев и французов»: у лирических героев это взаимно.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Не все готовы признать сексуальную ориентацию явлением в точности того же порядка, что этнос, раса или пол. Однако, вопреки расхожему мнению, многие сторонники традиционных ценностей не являются гомофобами и не дискриминируют на основе сексуальной ориентации.
  2. белый мужчина традиционных ценностей
  3. Городская легенда — вернее, клевета, распространяемая в провокационных целях, — гласила, будто верующие иудеи совершают жертвоприношения, для которых нужна «кровь христианских младенцев». Спустя многие десятилетия после возникновения этой байки её высмеял Владимир Высоцкий в своей песне «Про антисемита».
  4. Колокольчики, укрепляемые на носовой перегородке «локально-низших»; эти маленькие позванивающие штучки предназначены специально и исключительно для унижения. Культура галактики Кин-дза-дза целиком построена на унижениях, подробности здесь.
  5. Поздний цветной ремикс, который Эрже из соображений политкорректности сделал незадолго до своей смерти, испещрён шрамами от цензуры, содержит лакировку, подслащение и даже некоторое выхолащивание.