Шкала идеализма против цинизма

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Sliding Scale Of Idealism Versus Cynicism. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Оптимист уверен, что мы живем в лучшем из миров, а пессимист знает это наверняка. »
— Анекдот

Как лучше решать проблемы? Силой дружбы или пулей между глаз?

Ответ зависит от того, где вы находитесь на этой шкале.

Любая история будет идеалистичной или циничной по отношению к чему-то. Если в истории некие идеалы высоко ценятся, дают надежду — она идеалистичная. Если в истории благие ожидания критикуются, оспариваются, в ней подсвечены негативные стороны, то она цинична.

Для просто примера представим, что у нас есть хороший парень. В идеалистичном мире он обретёт множество друзей и получит свой счастливый конец, а в циничном мире-помойке он будет в лучшем случае наивным идеалистом, над которым все издеваются.

Однако следует отметить, что это не следует путать с понятиями добра и зла. Злодей вполне может быть идеалистом, верящим в то, что творимое им ведёт к благу. Равно как и герой может быть циником, ненавидящим всё вокруг, но всё ещё спасающим людей. Да и комедии вполне могут быть циничными, недаром есть такой жанр, как чёрная комедия.

Синдром Серебаса описывает переход от комедии к драме и часто совпадает с переходом по этой статье.

Примеры[править]

Комплексные франшизы[править]

  • «Песнь Льда и Пламени» — далеко на циничной стороне шкалы. Это мир, где бить в спину нормально, а за троном умирающей империи Семи Королевств реками льётся кровь в борьбе за Железный Трон. В первых же книгах большинство положительных персонажей умирает, а остальные вынуждены приспосабливаться к этому жестокому миру.
    • Тем не менее, этот мир не предельно циничен, и многие из тех, кто считал его таковым и действовал соответственно, доигрались. В частности, это:
      • Джоффри (убит союзницей, не желавшей отдавать свою внучку в жёны домашнему тирану-маньяку);
      • Тайвин (убит нелюбимым сыном из мести за то, как это чудовище обошлось с его первой любовью);
      • (в сериале) Болтоны (отца убил сын-бастард, узнавший о рождении законного наследника, сын был повержен героем-мессией и попал в руки своей бывшей жене, которая не забыла, как он с ней обращался);
      • Фреи (в книгах на них пока только открыли охоту; в сериале же вся семейка ликвидирована пережившей Красную Свадьбу представительницей почти вырезанной на этой свадьбе семьи, с тех пор поднявшей несколько уровней крутизны);
      • (в сериале) теперь и Петир Бейлиш (публично выведен на чистую воду троицей Старков, после чего приговорён к высшей мере наказания — что и привела в исполнение та же девочка, что до этого покарала Фреев).
    • Как видим, нарваться из-за того, что ты чересчур плохой, тут тоже нетрудно. Кармическая справедливость в Планетосе таки бдит.
  • «Ведьмак» — далеко на циничной стороне, даже, пожалуй, дальше ПЛиО. Неблагодарное быдло, средневековые дебилы и навозные века во все поля с одной стороны. А с другой — гордый герой-одиночка, который желает сохранить нейтралитет, придерживаясь выдуманного кодекса ведьмака. Что он делает? Спасает свою шкуру и шкуры родных и близких. Не спешите говорить «фи»: Геральт в отличие от многих, очень многих персонажей ни разу во имя выгоды не убил и не подставил невинное разумное существо, хотя вообще-то у него профессия подразумевает убийство за деньги. Дрался на кулачках с одним вампиром — было дело. Зато всякие благородные и волшебники убивают, насилуют и предают только так всех подряд, жертвуют обывателями в мясорубке войны. Так что романтики в Геральте будет побольше, чем в прочих персонажей. Он хоть и в ржавых доспехах, но рыцарь. В трилогии игр накал цинизма сохраняют и преумножают, хотя финал третьей части (эпизод «Кровь и вино») заканчивает историю Геральта на довольно позитивной ноте.

Литература[править]

  • Гринландия — автор стопроцентный идеалист, это видно даже в более мрачных произведениях.
    • Рассказ «Рай» и некоторые другие негринландские произведения крайне мизантропичны, рассказы из русской жизни полны чернухи, так что на самом деле разброс по шкале довольно широк.
  • «Властелин Колец» — явно идеалистическое произведение. Тем более — сам Толкин придерживался таких же взглядов, считая цинизм саморазрушительным. Это можно видеть в противопоставлении таких персонажей как Гэндальф и Саруман, Фродо и Голлум, Фарамир и Боромир, Теоден и Дэнетор. Наиболее интересно последнее, ведь если Теоден пал почётно и героически, стремясь выполнить свой долг, то гибель Дэнетора от отчаяния была бессмысленна, и без Гэндальфа и Пиппина Фарамир был бы обречён, как и сам Минас Тирит.
    • «Сильмариллион» значительно темнее и острее, но в целом идеализма не утратил: ведь нолдор продолжали бороться с Морготом, хотя и понимали, что им не победить. И, хотя судьба большинства персонажей удручающа, больше всего повезло как раз тем, кто не пал от собственной гордыни или отчаяния, а продолжал верить в валар.
    • А вот роман «Дети Хурина» утапливает педаль в пол по шкале цинизма. Ни единого просвета, все попытки Турина Турамбара противостоять судьбе делают только хуже, сеттинг благодаря деталям ещё мрачнее «Сильмариллиона». И кончается всё плохо. Очень, очень плохо.
  • «Хроники Нарнии» — очень идеалистичное и прохристианское произведение. Ни грамма цинизма, а те, кто пытается его проявить, немедленно получают в ответ «заткни ганнибало».
  • Лавкрафт основал новый жанр «лавкрафтианских ужасов», в которых правит беспредельный вселенский страх. Ну правильно — жанр от готического романа отпочковался. У него много реалистического цинизма. Человеческое бытие он рассматривает как бессмысленное, иллюзорное. Лишь Высшие силы правят балом. Познавших кошмарную суть собственного мира настигает участь хуже смерти.
    • Томас Лиготти, работающем в том же жанре, ещё больше усилил цинизм Лавкрафта.
  • «Опасное соседство» Ялмар Тесен — Циничная книга. Даже конец демонстрирует этот троп — люди не научились ничему из того, что Природа пыталась научить их и так же равнодушны к ней. Посмотрите как соединяются тропы Хороший плохой конец и Несчастливый конец, а еще здесь хватает персонажей козлов и чудовищ. Нет, эта книга не для идеалистов.
  • Джо Аберкромби, «Первый закон». Цинизм ПЛиО Мартина углублён за счёт могущественной магии, волшебники присутствуют во всех частях цикла.
  • «Чёрный отряд» Глена Кука бьёт рекорды цинизма: полярная черно-белая мораль, характерная для высокого фэнтези, всего лишь навязана победителями. Себя отбелили, врагов очернили.
  • Prince of Nothing — пожалуй, самое циничное произведение в жанре фэнтези на сегодняшний день. Священная Война во имя Ста Богов на самом деле не более чем следствие интриг полных чудовищ из Консульта и такого же чудовища Моэнгхуса, а Сто Богов, во имя которых ведётся война — ещё большие чудовища, обрекающие всех людей на адские муки после смерти, но лгущие им о шансе на спасение в обмен на поклонение. Благородные лорды и рыцари? Безжалостные военные социопаты, без зазрения убивающие мирное население тысячами, грабящие и насилующие всё, что шевелится. Короли и принцы? Спятившие фанатики, самовлюблённые интриганы и маньяки с манией величия. Маги и волшебники? То же самое, что в предыдущем пункте. Простые обыватели? Грязное, тупо быдло. Церковь? Бегите от этих ребят, пока не сожгли или чего похуже. Древняя и мудрая раса? Ну да, была когда-то. Теперь это сборище вымирающих безумцев, но и до получения дефективного бессмертия они были теми ещё ребятами, ничем не лучше людей. А над всем этим сидит абсолютно безразличный Яхве, которому попросту непонятны людские страдания, и он ничего не делает, чтобы помешать демонам жрать души. Но не спешите бежать и к местным атеистам-диссидентами — изнасилуют, убьют, а потом снова изнасилуют. Все мало-мальски положительные персонажи постепенно сходят с ума и начинают творить такое же зло, как и их враги, а единственной надеждой мира на спасение оказывается парень, который в любом другом сеттинге сошёл бы лишь за полное чудовище. Но здесь он антигерой, потому что остальные варианты намного хуже. В итоге и этот деятель оказался ничем не лучше всех вышеперечисленных, и Второй Апокалипсис таки начался. И судя по чувству юмора товарища Бэккера, самым положительным персонажем третьей трилогии окажется чудовищный Не-Бог.
  • Оригинальное произведение Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери» весьма циничное и мрачное, хотя и о любви. Большинство его современных адаптаций куда мягче и светлее, особенно мультипликационные варианты.
  • «Государь» Николо Маккиавелли — поваренная книга циника и прагматика.
    • Вместе с тем, откровенного цинизма в книге нет - есть лишь возведенный в куб прагматизм.
  • 1984 и «Скотный двор» Дж. Оруэлла — по сравнению с ними даже ПЛиО можно считать идеалистичным.
  • «У меня нет рта, но я должен кричать» Харлана Эллисона — ближе к идеалистичному. В целом, это то ещё топливо ночного кошмара, однако автор противопоставляет злобный компьютер А. М., воплощение цинизма и жестокости, оставшимся в живых людям. Конец рассказа, правда, несколько, э-э, нестандартный, но всё же это высшее проявление человечности и альтруизма, какое было возможно в тех условиях. Игра ещё идеалистичнее, там можно окончательно победить А. М. и добиться более традиционного хорошего конца.
  • «Хранитель Мечей» — смещено в циничную сторону. Идеалисты там — это либо злыдни-храмовники, служащие ещё большему злу, либо идиоты, которые считают их рыцарями в сияющих доспехах (сами такие рыцари, по идее, тоже есть, но всё больше как-то за кадром). Положительная сторона — это герой-прагматик, полагающийся на принцип меньшего зла. Тем не менее, у него благородные цели, и он даже достигает в них успеха.
  • «Гарри Поттер» — весьма идеалистичный сеттинг, в котором есть всепобеждающая сила любви, а тот, кто идёт к могуществу любой ценой, лишь разрушает себя. Тем не менее, определённо не предел идеализма (эпизод с экспеллиармусом в операции «Семь Поттеров» тому подтверждение).
    • Эпизод с экспеллиармусом лишь подчеркивает идеализм: применив именно такое заклинание, Гарри неосознанно спас жизни Кингсли и Гермионе, переведя внимание Темного Лорда на себя.
  • Вселенная Пелевина — игра с тропом. Есть произведения, в которых идеалисты — это жертвы манипуляции и корм для циников («Омон Ра»), есть — где циники, принявшие миропорядок, в сущности, тоже оказываются жертвами манипуляции чуждых сил, но идут на это добровольно, в обмен на плюшки вроде социального успеха, хоть и осознавая, что плюшки эти бесполезны («Generation П»). В «Empire V» есть идеалисты, которые понимают глубину той бездны, в которой находится мир, и делают так, как считают нужным, невзирая на то, что это бесполезно, а ГГ-идеалист прокачался в короткие сроки до трикстера и одержал верх над опытнейшим интриганом-циником с помощью стиля дурака. Кроме того, есть несколько рассказов («Проблема верволка в средней полосе», «Бубен нижнего мира») с очень светлой и идеалистичной атмосферой, но их действие явно происходит в той же вселенной. «Чапаев и Пустота» — зигзаг, главный герой, разочаровавшийся в идеалах русской интеллигенции, все же сохраняет в себе идеализм, и в итоге побеждает. Из всех произведений ближе всего к циничному краю шкалы находится рассказ «Советский реквием» (исповедь заключенного, не оставляющая ни малейшей надежды: «И вас, и нас, и азиатов ждет одно и то же»), а к идеалистическому — «Священная Книга Оборотня» (все зло — от самообмана, и достаточно освободиться от вредных мыслительных привычек, чтобы изжить в себе зло и, возможно, даже стать полубогом).
  • Сварог — где-то посередине. Да, протагонист порой совершает не самые хорошие поступки (ибо так было надо), но в целом мир его усилиями понемногу меняется к лучшему. Да и от самого Талара навозом в целом не пахнет.
  • «Роза и червь» Ибатуллина — крайне цинично. Идеалистов там три с половиной штуки, это либо безмозглые сектанты, либо злобные сектанты.
  • Dragonlance, как ни странно для сеттинга такой степени кровавости, сдвинут в идеалистическую сторону шкалы. Ни одному из положительных персонажей в процессе не пришлось поступиться своими идеалами в пользу неумолимой реальности, Полные чудовища терпят поражение, да и вообще справедливость никто не втаптывает сапогами в грязь. Да, проблем в сеттинге хватает, но они решаются.
  • Майкл Муркок, цикл «Вечный Воитель» — далеко на циничной стороне; хотя некоторые главные герои сумели сохранить в себе довольно большое количество идеализма, несмотря на то, что живут в крайне паршивом местечке (Мир-помойка), особенно это заметно у Джерека Карнелиана, чей идеализм растёт по мере ухудшения ситуации.

Сетевая[править]

  • Вселенная Ильи Гутмана — в первых книгах, при написании которых автор был совсем молодым и подверженным влиянию других творцов, однозначный идеализм. С возрастом сместилось в сторону цинизма. Тем не менее, главные герои позднего Гутмана, хоть и в ржавых доспехах, но рыцари.

Телесериалы[править]

  • «Её звали Никита» — единственным лучиком света в этом царстве цинизма служит главная героиня, но даже она в конце концов значительно портится.
  • Misfits — Очень циничное и реалистичное произведение на тему если бы супергерои существовали на самом деле. Фабула такая: Чуть ли не все население Великобритании после мистической грозы получает суперспособности. В основном — невероятно отстойные, но иногда и полезные. Это порождает своеобразный рынок суперспособностей (появляется чувак, суперспособностью которого становится умение забирать чужие суперспособности и передавать их другим людям), злоупотребление суперспособностями (одна девица хочет выстроить утопию морализма, второй косплеит Иисуса, третий неудачно смотался в прошлое убить Гитлера, а вместо этого сделал его сверхмогучим) и прочую фигню — но никак не меняет жизнь людей в целом: они все такие же тупые, жадные, злые и порой весьма трогательные твари.

Кино[править]

  • «Чудо-женщина» — безусловно, на идеалистичном конце шкалы. Диана на наглядном примере убеждается, что люди хорошие и заслуживают спасения, и благодаря этому побеждает циничного манипулятора Ареса (античный бог войны), считающего, что люди — отстой.
  • «Артур и минипуты» — на идеалистическом конце шкалы. Циничный на грани психопатии главгад Урдалак в итоге терпит поражение, а все его планы идут коту под хвост как раз благодаря нравственности, проявленной Артуром, Селенией и Барахлюшем в нужный момент. Точно так же крах терпит алчный мошенник Давидо, но уже в «мире людей».

Манга и аниме[править]

  • Fate/Zero — ярко циничное. Мы видим как рыцарские идеалы Сейбер и Лансера, попытки Карии спасти Сакуру и желание Кирицугу дать миру мир были безжалостно растоптаны.
    • Субверсия на самом деле, ибо крах Кирицугу обосновывается его неразборчивостью в методах, а точкой невозврата становится момент (в книге показано четче), когда жертвой его идеала становится его жена.
      • Спорно, ибо добиться желаемого Кирицугу не смог бы независимо от своих методов.
  • Legend of Galactic Heroes — как ни странно, однако Ян Вэньли тут на циничном конце шкалы, а Райнхард на идеалистичном, по крайней мере, в отношении к войне. Для Яна это вынужденное зло, в результате которого сотни тысяч людей гибнут, Райнхард же считает гибель почётной, в отличие от позора поражения.
    • Это потому что Райнхард на полном серьёзе считает себя эпическим героем и неплохо его косплеит, а Ян — обычный человек, такой же, как мы с вами.
  • Bishoujo Senshi Sailor Moon — глубоко идеалистичное произведение, как и большинство представителей жанра махо-сёдзё. Сила любви, верность дружбе, раскаяние злодеев и т. п. — на постоянной основе. Оригинальная манга Наоко Такэути мрачнее и циничнее.
  • Berserk — как ни странно, ближе к идеалистичному концу шкалы, несмотря на мир-помойку, кровищу, мрачняк и топливо ночного кошмара литрами. И автор, и протагонист полагают, что добро лучше зла, друзья — это хорошо, предавать — это плохо, а те, кто творит означенное топливо ночного кошмара, не имеют никаких оправданий. И это при том, что внутри самого мира вместо Единого Бога правит Идея Зла, то есть бороться с окружающим злом практически бесполезно. Однако герои всё равно борются.
  • Фильмы Хаяо Миядзаки неизменно склоняются к идеалистичному концу шкалы, даже если внутри сюжета может быть какая-нибудь жесть. Всё равно все одумаются, и добро победит.

Видеоигры[править]

  • Planescape: Torment находится посередине шкалы. Финал пути Безымянного предопределён, но геймер выбирает сам, кем именно ему быть до этого. Циничным мерзавцем, который воспринимает конечную станцию своего жизненного пути на Нижних планах, аналоге Ада, как само само собой разумеющееся и старается утащить с собой побольше людей. Паладином, готовым потратить свои последние часы ради торжества добра и справедливости настолько, насколько это вообще возможно. Или даже хиппи, который случайно попал в водоворот событий.
  • Серия Dragon Age: идеалистична, но не скатывается в слащавость. Дружба и любовь — это круто, это делает мир лучше. Друзья и возлюбленные никогда не предадут героя, но такого расположения НПС ещё предстоит добиться (если не добьётесь — ну тогда да, некоторые могут и предать). Если в злодее есть хоть что-то человеческое, то его можно заставить измениться и отправить исправлять содеянное.
  • Prototype на циничном конце шкалы. Алекс Мерсер видит в людях и родственниках-заражённых лишь еду и средство для усиления самого себя, да и при жизни гуманностью не отличался, тяжёлое детство не способствует доброте. Он с самого начала игры прекрасно понимает свою природу, как и то, что его «сделали» таким сознательно. С другой стороны, Алекс привязан к своей сестре и девушке, которую после предательства убил далеко не сразу, а не просто съел. Для Мерсера быть романтичным означает проявлять человеческие чувства, а он уже давно не человек.
  • X-COM: UFO defense. На первый взгляд кажется предельно циничным, но по мере повествования геймер включается в героический эпос межпланетного масштаба. Проект защищает не конкретные частные интересы, а всю Землю и всех людей от участи хуже смерти. Следующие игры серии всё больше скатываются в сторону цинизма. В третьей части «Apocalypse» геймер возглавляет скорее «Людей в чёрном» и частную организацию, чем группу спасителей планеты, которая всё равно мертва. В последней на сегодня игре XCOM 2 2016 года чернуха и цинизм приближаются к уровню Dragon age.
  • Серия игр «Might and Magic» 6-9 части (наиболее известные). Медленно перемещаются от романтического и в чём-то рыцарской шестой части к циничной девятой части.
    • В шестой части все задания за исключением одного (ну ладно, двух), включая главный квест, сделаны по канонам романтизма: убить злодея, помочь даме-в-беде и тому подобное. Даже злодеи, последователи тёмного пути, в шестой части благородные и по-прежнему спасители мира.
    • В седьмой части уже отыгрываешь везучих приключенцев, за право обладания своими землями влезшие в высокую политику и вынужденных интриговать себе на пользу. Здоровая доля цинизма прилагается.
    • В восьмой части уже и чёрно-белого деления нет: всё в оттенках серого при общей визуальной мрачности (готический стиль). Коррумпированные клирики выступают против не менее неоднозначных некромантов, тёмные эльфы занимаются шантажом и подкупом, сотрудничая с криминалом. Только, пожалуй, одни драконы остаются благородными, рыцари ныне уже не те.
    • В девятой части задания для приключенцев становятся из разряда «подай-принеси»: донеси бочку пива до таверны, принеси молот одному ярлу, принеси книгу другому ярлу. Зло тут скорее хулиганистое, чем опасное. Местный аналог Локи захотел развеять скуку и затеял интригу.
  • Трилогия Mass Effect — первая часть где-то посередине шкалы (Шепард сам(а) выбирает свой путь — идеалистичный или циничный), вторая резко улетает в сторону цинизма (приходиться работать с экстремистами из «Цербера», весьма неразборчивыми в средствах), третья часть пафосна и идеалистична (хотя никто не мешает ГГ совершать весьма гадкие вещи, но всё же путь идеалиста лучше).
  • Mass Effect: Andromeda — сильное смещение в сторону идеализма. Чернуха в лице деяний кеттов, радикалов из «Роекаар» и изгнанников (вернее, совсем уж отмороженных изгнанников) еле перекрывает атмосферу оптимизма.
  • Серия Tropico может сколько угодно ломать комедию, но она явно находится далеко на шкале цинизма. Особенно этим отличается четвёртая часть, где у каждой фракции есть свой представитель, а у сверхдержав — местные послы. Тут тебе и тупой скинхед от националистов, и пастырь нерадивый от верующих, и лорд-сноб от ЕС, и американский империалист от светочей демократии.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — в целом сеттинг где-то в середине цинической стороны, но своеобразного идеализма тоже хватает. По факту уровень на месте не стоит — постоянно двигается, то скатываясь в чернушку, но немного просветляясь. Притом почти половина фракций (люди, звёздные эльдар, тау и некроны) выживает в этой бесконечной войне, желая построить светлое и идеальное будущее. Правда, каким будет это будущее, все видят по-своему, и не факт, что оно и остальным понравится.

Визуальные романы[править]

  • Произведения Key обычно далеко на идеалистической стороне. Да, персонажи пройдут через несколько кругов ада. Да, вы будете плакать в процессе. Но всё-таки, когда вы дойдёте до конца, все проблемы будут решены, а даже если нет, останутся надежды на светлое будущее. Да и многие персонажи, которые делают гадости, часто в глубине души всё-таки оказываются неплохими людьми, которые хотят сделать как лучше. Справедливости ради стоит сказать, что уж слишком далеко по этой шкале эти произведения не заходят — плохие вещи здесь действительно случаются, даже очень часто, и наивным идеалистом тут быть не очень хорошо. Просто суть в том, что сколько бы плохого не пережили люди, они всегда могут восстановиться и двигаться дальше, продолжая улыбаться.
  • Fate/Stay night — в основном идеалистичен. Особенно примечателен второй рут, в котором значительная часть сюжета вертится вокруг противостояния идеалиста Широ и циника Арчера (который является Широ из альтернативного будущего), в котором побеждает Широ. Третий рут прибавил в циничности из-за потери в нём Широ своих идеалов, но всё-таки закончился на не такой уж и печальной ноте.
  • Ever 17: The Out of Infinity — примечательно, что на этом основано различие взглядов Такэси и Цугуми. Цугуми в качестве защитного механизма считает, что жизнь жестока, неприятна и полна страданий. Такэси же думает, что если вы сейчас и страдаете, жизнь всё равно прекрасна. Кроме того, она может стать лучше в будущем. Истина, возможно, где-то посередине.