Чрезмерный пацифист

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Reckless Pacifist, Suicidal Pacifism. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Илья старается скорее
уравновесить зло добром:
Увидел — парни бьют мальчишку, —
красиво рядом станцевал…
»
— перожок
« Одни насекомые, продолжая исполнять свои природные обязанности, неестественно размножаются, становясь всё более дерзкими в поступках своих.
«Однако — какая безглагольность!» — думает Игемон, ежась и почёсываясь всюду. Зовёт услужающего кавалера из жителей:
— Ну-ка, освободи меня от лишних…
А тот ему:
— Не могу.
— Что-о?
— Никак не могу, потому хотя они и беспокоят, но — живые, а…
— А вот я тебя самого покойником сделаю!
— Воля ваша.
И так — во всём. Все единодушно говорят — воля ваша, а как он прикажет исполнить его волю — скука начинается смертная…
»
— Максим Горький

Нормальный пацифист порою хоть и скрепя сердце, но вынужден признать, что без войн и насилия всё же не обойтись и что вот этого Тёмного Властелина надо бы прикончить, а его армию проредить, иначе будет только хуже. Однако порою пацифист считает, что обязан остановить любое насилие, которое происходит на его глазах — и, как правило, останавливает он как раз доброго персонажа, который уже добивает злодея, в результате злодей сбегает и, собственно, всё как раз и становится хуже. При этом виновник безобразия зачастую полагает, что сделал доброе дело и вообще поступил правильно, и объяснять ему, что не так, будет долго и трудно. Именно такой типаж и называется чрезмерным пацифистом.

По сути, чрезмерный пацифист — подвид законопослушного дурака: точно так же неспособен вникнуть в ситуацию, предпочитает переть напролом и активно возмущаться, когда ему даже намекают на то, что он неправ. При этом чрезмерный пацифист формально выступает на стороне добра — а то, что от его действий добру только хуже, в расчёт не принимается.

Несколько реже попадаются чрезмерные пацифисты другого толка: они настолько неспособны к насилию, что не могут сопротивляться, когда возникает угроза жизни их самих, их друзьям, семье и укладу жизни, и предпочтут скорее лишиться всего этого, чем хоть как-то защитить с оружием в руках.

Классификация[править]

Условно чрезмерных пацифистов можно поделить на три группы:

  • Чрезмерный пацифист — Бог. Или его аватара. Или божественная сила. Может быть, пророк и почитатель вышеуказанных. А то и вообще государство. И тут уж, собственно, ничего не поделаешь — даже если чрезмерный пацифист осознаёт, что его вмешательство только навредит, изменить свою природу он просто не в состоянии.
  • Чрезмерный пацифист — наивное дитя. Иногда буквально, однако чаще всего в таком амплуа выступает подросток, а в особо запущенных случаях — и студенческих лет человек. Суть при этом не меняется — человек растёт в тепличных условиях, твёрдо уверен в порочности насилия и при первой же возможности бросается это насилие предотвратить, не особо разбираясь в ситуации. Особенно весело, когда у наивного дитя имеется колдовская или иная сила, и всем теперь придётся иметь его в виду. Однако в большинстве своём дитя получает по носу, начинает осознавать, что что-то не так, и в итоге вполне может изменить своё мировоззрение — вплоть до кардинальных переворотов. Зачастую пацифисты этого типа используются злодеями в качестве прикрытия. Мол, я-то как раз хороший, а вон те паладины, которые несутся прямо на нас — злые. Если злодей при этом ещё и накладывает иллюзии или просто гениально использует ситуацию, то наивное дитя надолго становится его щитом. Иногда автор использует это в качестве пропаганды идеи, что добро должно быть с кулаками, и добро без кулаков вот как может всё испортить.
  • Чрезмерный пацифист — стражник, милиционер, охранник… в общем, представляет силы правопорядка. А у них разговор короткий: правонарушение, да ещё и с насилием? В кутузку всех, а там уж начальство разберётся, кто хороший и кто плохой. То есть пацифизм, по сути, это его работа — и вне её его характер может быть совсем другим.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, «Карась-идеалист»: как и следует из заглавия, протагонист — наивный идеалист, верящий в то, что всех рыб можно перевоспитать так, что сильные не будут притеснять, а тем более есть, слабых. Так он и попытался перевоспитать щуку, спросив её, что такое добродетель. Услышав «магическое слово», щука от удивления потянула воду и нечаянно проглотила самого карася.
  • Максим Горький, сборник «Русские сказки», 10-й рассказ: именно такому кадру (второго типа, т. е. за абсолютный отказ от сопротивления) правитель Игемон доверил воспитание терпения в населении. Очень зря (см. второй эпиграф).
  • Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита» — Иешуа га-Ноцри. Уже одно это не позволяет отождествить его с библейским Иисусом — Тот и апостолам Своим прямо предписывал «продать одежду и купить меч», и Сам плёткой регулировать сферу бизнеса не стеснялся, и мучителям Своим отвечал с ехидством индейца у пыточного столба.
  • Кир Булычев, «Ржавый фельдмаршал» — современные роботы никак не могут помочь героям в борьбе с подлым эхо Холодной войны в виде кучки старинных боевых роботов: такая уж в них зашита этическая база, что к активному сопротивлению они в принципе не способны. Скорее всего, субверсия — судя по всему, все роботы в этом рассказе работают по принципу китайской комнаты, и про личный выбор речь не идет в принципе, — но до конца не ясно.
  • «Антираспад» — инверсия: раглоссиане. Считают самих себя образцом миролюбия и пацифизма, и потому заняты поиском местного аналога Звезды смерти, чтобы… уничтожить всех непацифистов, то есть практически все населённые планеты за «недостаточное миролюбие». Звучит как злобненькая пародия.
  • Вячеслав Рыбаков «Очаг на башне»+«Человек напротив» — протагонист, ставший всемогущим в конце первой книги, вызывает у многих читателей ярость: как это он не поквитался с обидчиком, с разрушителем счастливой семьи?! В середине второй книги протагонист даёт подробный обоснуй — однако и клянёт себя в том, что политика невмешательства слишком далеко зашла.
  • Юрий Брайдер, Николай Чадович «Дисбат» — участковый Дрозд, буддист. Тем и хорош буддизм, что в его основе лежит принцип терпимости […] Только это и мешает мне, гражданин хороший, выселить вас из занимаемого помещения, давно превращённого в притон.

На других языках[править]

  • Гарри Гаррисон, «Специалист по этике» — спасённый из рабства и ставший временным спутником Язона динАльта технический пацифист Михей (Майка) Саймон повис камнем на шее, мешая применять насилие не только для наказания злодеев и их подручных, но и даже для собственной самозащиты.
  • Терри Пратчетт, Моркоу Железобетонссон — особенно сильно в финале «Стража! Стража», когда Моркоу арестовывает терроризировавшего город дракона и одновременно защищает его от горожан, логично полагающих, что дракону надо голову отрубить и всё.
    • Впрочем, в дальнейших книгах Моркоу излечился от юношеского идеализма.
  • Страж-птица из одноимённого рассказа Роберта Шекли — педаль в асфальт. Необходимо предотвратить любое убийство, вне зависимости от обстоятельств. Да, врач, проводящий операцию, убийца, ведь он вскрывает больного. И выключивший телевизор тоже. И мух не смейте бить. И даже если ты кролик, решивший полакомиться травой — нет тебе прощения.
  • Роберт Джордан, «Колесо Времени» — Истинные Айил и Лудильщики.
  • Клиффорд Саймак, «Город». В романе наглядно изображается, как из-за чрезмерного пацифизма на Земле остались жить только разумные муравьи (хотя много раз можно было «кровавыми» методами это остановить, но-«ох как нецивилизованно!» — посчитали некоторые влиятельные герои романа).
    • Целью создания разумных псов изначально было построение общества, не опирающегося на человеческие методы. Think different. После консультации с одним из последних людей было решено, что травить муравьёв — это же не наш метод (а не «нецивилизованно»). Да и псы-телепаты уже заселили множество параллельных миров. Ничего трагичного в том, что один из миров будет занят насекомыми, нет.
      • В каком-то смысле это ещё и хитрый стратегический ход: если вдруг человечество однажды решит вернуться с Юпитера, то на Земле-изначальной псов не застанет и доминировать не начнёт. (Впрочем, в рамках сеттинга возвращение человечества очень маловероятно.)
  • Джордж Мартин, «Умирающий свет». Аркин Руарк, как и все жители планеты Кимдисс, терпеть не может насилия… Но когда насилие творят друг над другом разные нецивилизованные типы с других планет, можно и потерпеть. «Помни, у твоего врага есть враг!» — кредо кимдиссцев.
  • Терри Гудкайнд, серия «Меч Истины» (она же «Правила волшебника»). В одной из книг фигурирует поселение упёртых пацифистов, которое до недавних пор было отрезано от мира, а недавно магические барьеры рухнули. Войска злодея стоят в этом поселении, вовсю грабят и насилуют, а также иногда увозят людей неизвестно куда (на магические эксперименты, но в поселении этого не знают). Появляется главный герой со своими силами и начинает злодейские войска помаленьку убивать. И пацифисты выступают против него! Нет, не потому что боятся репрессий со стороны злодея. А потому что уровень насилия у стороны главного героя выше: злодеи насилуют, грабят и похищают, но хоть не убивают. В какой-то момент пацифисты даже выстраивают живой заслон между главным героем и некой штукой, без которой он умрёт. Герой, однако, начинает прорубаться через заслон, и они разбегаются.
    • Добавим к этому и тот факт, что герой вообще-то не по собственному желанию сюда припёрся. А в результате интриги особо хитрой фракции тех самых пацифистов. То есть, угрожать смертью от яда герою — можно. Требовать, чтобы он принял меры — можно. Подсыпать/подлить этого самого яда солдатам злодея — ни-ни, это же НАСИЛИЕ!
  • Warhammer 40 000, серия «Ересь Хоруса», книга Грэма МакНилла «Тысяча Сынов». Примарх Магнус Красный, в силу неоправданной самоуверенности случайно порушивший гениальные разработки папы-Императора, впал в уныние и самоуничижение. И когда братский легион Космических Волков летел выдавать Магнусу, в общем-то, вполне заслуженных звездюлей — Магнус решил, что не будет сопротивляться, поскольку он сам такой-сякой и во всём виноват, и примет смерть вместе со всем своим легионом. Ради этого Магнус даже убил одного из своих воинов, сильного телепата, который внезапно прочитал мысли примарха и начал настаивать на том, что надо организовать Волкам тёплую встречу. Правда, в итоге Магнус всё равно вылез навалять Космическим Волкам, но не сложилось, потому что было уже поздновато спохватываться.

Кино[править]

  • «Одинокий Рейнджер» — Джон Рид (главный герой) настолько упорот на теме законности, что несколько раз подряд оставляет злодеев в живых, что позволяет навалить тем гору трупов. Мозги герою не вправляет даже то, что одной из первых жертв становится его брат.

Телесериалы[править]

  • «Ходячие мертвецы»: священник Гэбриэл. Считает, что зомби — тоже люди, и имеют право на прощение. Исправляется только в совсем уж аховой ситуации.
    • Морган, который технический пацифист, одновременно и сабж. Ибо нехило навредил команде своим всепрощением.
  • «Игра престолов», шестой сезон. Септон Рэй раньше был солдатом и творил всякие непотребства. А потом стал миролюбивым священником. Верил, что каждый человек может исправиться и начать новую жизнь, как некогда сделал он сам. Но не превратись отец Рэй в сабж статьи — был бы жив и он, и вся его паства. За этих людей нашлось кому отомстить — но мёртвым (и зрителю) от этого не легче.
  • Доктор Кто - собственно, сам Доктор. За весь сериал из-за его пацифизма погибло больше людей, чем смогли убить некоторые злодейские организации. Самое интересное, что сам он это прекрасно осознаёт, но поделать с собой ничего не может.
    • Доктор скорее технический пацифист и культурный крутой. Он не пользуется оружием, не совершает прямых убийств (разве что Четвёртый и Десятый) и старается решать проблемы с наименьшими потерями. При этом, он талантливый манипулятор (Первый, Второй, Четвёртый, Десятый и особенно Седьмой), взлома с проникновением, взрывчатки и саботажа (во всех версиях), владеет боевыми искусствами (Третий) и кнопка берсерка у него имеется, правда каждый раз в новом месте.
  • Into the Badlands — культ Тотемистов. Бандиты напали на свадьбу и пригвоздили жениха к столбу? Сидим и не сопротивляемся, насилие грех, только бог может решать, кому умирать. Бандиты начали резать остальных гостей? Сидим и не сопротивляемся, насилие грех, только бог может решать, кому умирать. Один из бандитов схватил невесту и потащил насиловать… ну вы поняли. Единственная женщина собралась с духом, прибила подонков и спасла девушку от изнасилования (а потом смерти или рабства)? Фу, мерзость какая, ты мне больше не дочь! В общем, эти ребята живы только стараниями Баронов, которым выгодна религия, воспитывающая покорных рабов. А то и не выжили — на конец второго сезона из Баронов осталась разве что только Вдова, до которой только-только начало доходить, что разрушить старый мир недостаточно, нужно еще и новый строить.
  • Dinotopia — жители Динотопии. Не приемлют насилие, пытаются договориться с тираннозаврами (которые всего-то нападают на каждый пятый конвой) и предпочитают отдать город на съедение птеродактилям, а не защищаться (или хотя бы заранее укрыться). Вдобавок, те ещё заносчивые козлы и постоянно ставят палки в колёса главным героям. Ах да, эти придурки хорошие, а единственному нормальному человеку сценарист подкинул злодейский мяч.

Мультфильмы[править]

  • Кот Леопольд же! Сколько проклятые мыши имущества кошачьего ни попортили, сколько планов на день его ни посрывали, сколько вообще крови несчастному коту ни за что выпили — всё одно: «Ребята, давайте жить дружно!»
    • Казус с озверином в самом первом выпуске — именно что исключение из общего правила, один из немногих случаев (можно вспомнить и «карающего невидимку» из второго выпуска, и розыгрыш с кладом из третьего). Но каждый раз, как учинит над мышами подобную «оздоровительную порку», Леопольд всё равно кротко улыбается и произносит свой пацифистический девиз.
  • «Густав-пацифист» — весь об этом. Когда на тебя напал бандит, а полицейский задержал этого бандита и угрожает ему пистолетом — отнимать у полицейского пистолет (дескать, «оружие это нехорошо!») уже как бы и перебор…

Мультсериалы[править]

  • Элион Браун из мультсериала W.I.T.C.H. — как раз тот пример, когда с чрезмерным пацифистом приходится считаться, ибо Элион — принцесса и Сердце мира Меридиан, и, соответственно, обладает магией (кстати, тоже пацифичного свойства). Наивна до идиотизма: поверить старшему брату и его красивому слуге, которых знаешь несколько дней, что они несут добро и процветание, и не поверить подруге детства, которая утверждает строго обратное? Да легко.
    • Обоснуй. Когда привычный мир рушится, когда семейное древо оказывается пустым, родители обращаются в чудовищ, а лучшие друзья оказываются неведомыми зверушками — разве наивным будет довериться тому, кто пообещал защиту и открыл тебе глаза?
  • Аватар Аанг. В сиквеле показано, к чему привёл его пацифизм.
  • Star Wars: The Clone Wars — племя лурменов. Считают Войну клонов чужим конфликтом и не желают вмешиваться, даже когда на них решили испытать новое оружие. Тем не менее, принимают какое-никакое участие в бою: не прибегая к насилию, обездвиживают противника, а добить и джедаи могут.

Комиксы[править]

  • Спорным примером является Бэтмен. С одной стороны, он скорее технический пацифист, ибо ничто не мешает ему развешивать тумаки направо и налево (а ещё жестоко ломать головорезов в серии Batman: Arkham, некоторые приёмы добивания явно направлены против позвоночника и делают человека парализованным инвалидом до конца жизни). Но, с другой, многих жертв среди мирного населения можно было бы избежать, если Бэтс переступил бы через свой пацифизм и таки прикончил бы Джокера али другого злодея. Но нет, пунктик насчёт убийства Бэтмену дороже, чем десятки, если не сотни, жизней!
    • Если посмотреть на дело со стороны властей, то действия Бэтмена, скажем так, незаконны. Пока Бэтс просто избивает бандитов и передаёт их в руки полиции, его терпят. А вот если он бы начал вершить самосуд, то большую часть времени ему бы пришлось противостоять именно властям, а не криминалитету. Хотя, на смерть явных отморозков, таких, как тот же Джокер, полиция скорее всего просто бы закрыла глаза. Как вариант - оформили бы несчастный случай или самооборону.
    • Многие авторы, начиная с Алана Мура и его The Killing Joke, подводят такой обоснуй — Бэтмен психически болен. Об этом ему говорят как друзья (в лице Джеймса Гордона), так и враги (в лице Джокера). Единственное, что удерживает Бэтмена от превращения в законченного психопата, несущего смерть и разрушение всему живому в Готэме, — этот тот самый кодекс, который запрещает убивать. Более того, Бэтмен сам это прекрасно понимает.
    • А даже если допустить, что Бэтмен абсолютно нормален и вообще слишком Lawful, чтобы стать джокероподобным психом… с его-то богатством, технологиями, боевой подготовкой, харизмой, гениальным умом и идейностью он жутко похож на своего официального «второго архиврага» после Джокера, Ра’са аль-Гула, с чем тот полностью согласен и то и дело хочет подтолкнуть Бэтмена к убийству — пусть даже себя самого — чтобы тот стал его идеальным преемником.
    • Кстати, в первых комиксах, до серебряного века, у Бэтса не было проблем с убийством. В самом первом комиксе от его руки случайно погибает злодей, упавший в кислоту. Бэтс не жалеет и говорит нечто вроде «собаке собачья смерть». Позднее он даже появлялся с огнестрельным оружием. В те времена Бетмен ведь бы именно что детективом в странном плаще. Минимум гаджетов, максимум расследований. И да, бывали перестрелки. И в дилогии Бартона тоже Бэтмен не задумывается на тему "не убий".
    • И все же, если уж он технический пацифист, то мог бы нанести Джокеру(и другим серьезным врагам, мешающим Готему спокойно жить) такой удар, который парализовал бы того полностью или заставил бы впасть в кому. Помимо этого, проделай Бэтс такое разок-другой, остальные злодеи десять раз подумали бы связываться с ним. На этот счёт есть два объяснения: версия Ватсона — Бэтмен прекрасно понимает, что это участь хуже смерти, и не пожелал бы такого даже самым злейшим врагам. Версия Дойла — таким образом Бэтс запросто бы уделал Джокера и других, в итоге комиксы бы было просто не о чем писать.

Аниме и манга[править]

  • Trigun — Вэш Ураган. Вмешаться в чужие разборки, чтобы спасти абсолютно постороннего тебе бандита, который принес много зла невинным людям и сто против одного, что продолжит в том же духе? Да! Защищать ублюдка, зверски убившего молодую девушку, от ее жаждущего мести отца? Разумеется! Застрелить отмороженного на всю голову психопата, который порешил огромное количество людей и теперь угрожает твоим друзьям, взятым в заложники? К счастью, да. Но решение это далось Вэшу с ОГРОМНЫМ трудом, после чего он впал в лютый ГЭС, искренне презирая себя и считая чудовищем.
  • Робот Эпсилон из манги «Pluto» Тэдзуки Осаму. Будучи вторым (если не первым) по разрушительности роботом в мире, намеренно отказывается от применения насилия. Относится к первому типу пацифиста: внешний вид, экологически чистое питание солнечным светом и защита военных сирот явно намекают на его ангелоподобие.
    • Туда же относятся сам Астробой и его сестрёнка Уран, но в их случае все оправдано: они роботы-дети, никто не программировал в них ненависть.
    • Роботы в целом не могут причинять вред настоящим людям — этого нет в программе. За всю историю робостроения, на убийство оказался способен только робот-социопат Брау-1589. На самом деле — нет: людей убивали и протагонист Гезихт, и робот-имитатор Абра, наглядно доказав теорию Брау что идеальный (достаточно развитый) искусственный интеллект способен на ненависть и безумие.
  • Bakemonogatari - главный герой, Арараги Коёми. Старается спасти всех и вся, даже если это грозит ему смертью. Однако такие подвиги далеко не всегда заканчиваются так, как хотелось бы, чем автор произведения тонко намекает, что спасти всех невозможно. Свою излишнею доброту даже к тем, кто хотел убить его, он сам объясняет своей вампирской природой. Дескать, злость и ненависть являются эмоциями, которые человек испытывает при жизни, а поскольку на момент действий аниме ГГ фактически является нежитью, то и испытывать негативных эмоций он не может. Доходит до того, что даже к Кайки Дейшу, который является причиной большинства бед ГлавГера, Арараги относится относительно спокойно, хотя и симпатии к нему не испытывает.
    • Тем не менее, Шинобу, будучи гораздо более "настоящим" вампиром, нежели главный герой, вполне чувствует "плохие" эмоции и не стесняется их показывать. Это наводит на мысль, что Коёми является просто добродушным тюфяком, который нашёл отмазу для своих деяний.
  • Tales of Zestiria the X — Главный герой Сорей. Когда одна из героинь хочет убить мерзавца, который даже и не думает исправляться, тот пытается его спасти, в ответ на аргументы то, что таких мерзавцев не исправит абсолютно ничего и порой убивать приходится, тот просто начинает без умолку как сумасшедший повторять, что убивать плохо и никаких аргументов не приводит. И это при том, что в оригинальной игре, он хотя и пацифист, но вот ни разу не чрезмерный.

Видеоигры[править]

  • Во вселенной unreal Tournament есть раса «Нали» (раса четырёхруких гуманоидов) — ну просто запредельные пацифисты из-за их религии. В принципе отвергают какое-либо насилие, даже если это на кон поставлено их существование. Были порабощены Скаарджами, при чем они вообще не оказали сопротивления и не пытаются поднять восстание, тратя свободное от работы время на молитвы о своем освобождении. Если игрок будет по ним стрелять, то они просто начнут молить о пощаде и убегать.
  • OFF — Валери, брат Судьи. Отправился убивать Стража Бисмарка — огненную птицу Яфета, но увидев его в форме маленькой пташки сжалился и не смог даже разжевать и проглотить. Яфет завладел телом Валери, а позже их вместе «очистил» Баттер.
  • Rimworld — Любой типичный колонист который по предыстории не может в насилие. Причем такие колонисты пацифисты до абсурда, не в состоянии сопротивляться даже убивающему их двухмесячному цыпленку. Как двухмесячный цыпленок способен нанести вред человеку это уже другой вопрос.
  • Hostile Waters: Antaeus Rising — после Последней Войны все разоружились и начали жить счастливо, в результате когда недобитки проигравших вернулись взять реванш, оказалось что их военные силы на порядок превосходят их нынешних противников в мощи и числе.

Музыка[править]

  • Владимир Высоцкий «Песня о сентиментальном боксёре»: о себе протагонист заявляет «Бить человека по лицу я с детства не могу», при этом умудряется выиграть бой, вымотав противника до состояния нокаута. «Вот он ударил раз, два, три… и сам лишился сил. Мне руку поднял рефери, которой я не бил».

Реальная жизнь[править]

  • Зачастую именно это происходит с миротворческими силами, которые должны предотвращать военные конфликты вне зависимости от участников, причин и политических последствий. На деле от вмешательства миротворцев порою становится только хуже.
  • А также с многочисленными доброжелателями, которые кидаются всех мирить, не разобравшись, и произносить душеспасительные речи. Нет, в чем-то эффект достигнут — теперь конфликтующие стороны, отложив свой конфликт, гоняются за доброжелателем с чем-нибудь тяжелым.
  • Встречается ситуация, когда девушка утихомиривает своего заступника, удерживая его руки, а противник в это время приходит в себя и начищает лицо заступнику.
    • Автор правки помнит историю, когда жена пыталась удержать мужа, в то время как противник достал нож и пырнул его в живот.
  • Джайнизм вдавливает педаль в асфальт. Величайший грех для джайна — химса — причинение вреда живым существам. Ортодоксальный джайн процеживает питьевую воду, чтобы там случайно не оказались живые существа, специальной метёлкой подметает себе дорогу, дабы не раздавить муравья или червяка. Джайну строго запрещается передвигаться или что-то делать ночью, ведь в темноте можно неконтролируемо нанести вред живому существу.
  • Лев Николаевич Толстой с его «непротивлением злу насилием».