Через тернии к звёздам

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Через тернии к звездам
Через тернии к звездам.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваСССР
Киностудия
  • Киностудия имени М. Горького
  • Третье творческое объединение
РежиссёрРичард Викторов
Автор сценария
Когда вышел1980
Продолжительность148 минут
В главных ролях:
Елена МетёлкинаНийя
Улдис ЛиелдиджСергей Лебедев
Вадим ЛедогоровСтепан Лебедев
Елена ФадееваМария Павловна Лебедева
Вацлав ДворжецкийПётр Петрович Лебедев
Надежда СеменцоваНадежда Иванова
Игорь Ледогоровсикки Ракан
Игорь Ясуловичсикки Торки
Владимир ФёдоровТуранчокс
Глеб СтриженовГлан
Александр ЛазаревВиктор Климов
Валерий НосикЛий
Алексей Ванинробот Бармалей
Андрей КрюковКоллега Пруль (озвучка)

«Через тернии к звёздам» — советский двухсерийный фантастический фильм (внезапно — с элементами хоррора!) титана советской кинофантастики Ричарда Викторова по сценарию другого титана — Кира Булычёва. Отличался передовыми для своего времени спецэффектами и хорошо продуманным сюжетом, поднимающим вопросы гуманизма, создания искусственных людей и защиты окружающей среды (задолго до того, как пришла хорошая девочка Грета и всё опошлила). Заслуженно стал хитом советского проката в 1980 году, успев блеснуть и за рубежом. Утверждают, будто сам Ридли Скотт приезжал в СССР, дабы причаститься к опыту советских коллег.

Сюжет[править]

Нийя.jpg

2 апреля 2221 года (ровно через 200 лет с момента написания этой статьи) патрульный звездолёт «Пушкин» обнаруживает в космосе погибший корабль-лабораторию, набитый останками гуманоидных существ, неотличимых от людей. Среди них внезапно оказался выживший — юная девушка, уцелевшая благодаря тому, что в момент катастрофы на ней был скафандр. Спешно созванная Комиссия по контактам пытается решить, что делать с этим дивным явлением, которое только и делает, что сидит и зыркает на учёный совет огромными глазищами. Известно лишь то, что девушка, подобно своим погибшим братьям и сёстрам, была выращена в лаборатории путём клонирования, и что она обладает сильными психокинетическими способностями. Учёный-экзобиолог Надежда Иванова настаивает на том, что незнакомку необходимо закрыть в лаборатории и там хорошенько обследовать на предмет стремления убить всех человеков, однако специалист по контактам с инопланетным разумом Сергей Лебедев настаивает, что инопланетянка должна общаться с людьми и под свою ответственность привозит её домой.

Девушка постепенно осваивается среди землян, всей душой привязывается к семье Лебедевых, а к сыну Сергея, Степану, со временем начинает испытывать явно романтические чувства. Она называет себя Нийей и своё прошлое помнит лишь отрывочно — угрюмые пейзажи гибнущей планеты, отравленная вода, кислотные дожди, седовласый учёный, подаривший ей жизнь… Надежда, продолжающая изучать Нийю, обнаруживает в ее мозгу центр подчинения, с помощью которого можно управлять девушкой. Нийю это приводит в отчаяние, и после одного из экспериментов Надежды она даже пытается покончить с собой, но Степан спасает её.

Тем временем на Землю с просьбой о помощи прибывают люди по имени Ракан и Торки — посланцы с планеты Десса, которая стараниями алчных промышленников превратилась в свалку токсичных отходов. Жители Дессы ютятся в подземельях и носят противогазы, питаются синтетической пищей, воду и воздух приходится очищать искусственно, а многие дети рождаются мутантами.

Для спасения Дессы земляне отправляют звездолёт «Астра» с экспедицией; в её состав попадают Надежда Иванова и Степан Лебедев, которому немедленно поручают уход за коллегой его дедушки, разумным и страшно капризным осьминогом Прулем с планеты Океан. За ними на звездолет «зайцем» пробирается и Нийя, осознавшая, что Десса и есть её родная планета. Выясняется, что Нийю вместе с её братьями и сёстрами создал учёный Глан, наделив сверхспособностями, дабы эти искусственные люди спасли планету от гибели. Опасаясь расправы, он бежал с Дессы вместе со своими созданиями и ждал, когда его друг и соратник Ракан возьмёт власть, однако враги заложили в его космическую лабораторию бомбу и после победы Ракана привели её в действие, уничтожив Глана и почти всех его «детей».

Высадив успевшего всех заколебать Пруля на родной планете, земляне вместе с Нийей наконец прибывают на Дессу, где успешно приступают к очистке экосистемы, однако на их пути встаёт зловещий карлик Туранчокс, сколотивший капитал на торговле масками, противогазами и синтетической пищей, которые в случае успеха спасательной миссии станут никому не нужны. Опасаясь за свою власть, гнусный делец решает во что бы то ни стало погубить экспедицию. А в подвалах института Глана, где окопался Туранчокс, бурлит чудовищная биомасса, использовавшаяся для создания клонов…

Сюжетные элементы и тропы[править]

  • Ай молодца, злодей! — велев Торки убить Надежду, Туранчокс не ожидал, что горе придаст Нийе силу сопротивляться его приказам.
  • Алибабаевич — сикки[1] Ракан. Став правителем Дессы, не спешил возвращать своего друга Глана, вступив в предательский сговор с Туранчоксом. Однако гибели Глану он не желал, а впоследствии пошёл против Туранчокса. Немаловажную роль, впрочем, сыграло то, что для создания клонов Глан использовал его клетки, поэтому биологическим отцом Нийи являлся именно Ракан.
  • Ахиллесова фигня — хладнокровный и жестокий Туранчокс больше всего на свете боится… щекотки!
  • Бедный — хорошо, богатый — плохо: как ни странно для советского кино, полная аверсия — если выходец из богатой семьи Ракан, невзирая на свои слабости, всё же заботится о своей дочери и желает добра родной планете, то выходец из «низов» Торки предан Туранчоксу как верный пёс и даже жертвует жизнью, чтобы выполнить его приказ.
  • Благонамеренный экстремист — Нийя (а в сценарии — и Глан):
«

— Будьте вы прокляты, до чего довели планету! — Мне кажется, ты разочарована Дессой. — Да. Но я одна. — Что изменилось бы, если б вас было десять, двадцать, сто? — Изменилось. — Чтоб вы сделали? — Мы бы… мы бы создали свою планету. — Как же? — Мы бы разрушили все эти заводы. Мы бы собрали всех детей, которые ещё здоровы, и воспитывали их отдельно. — Взрослые бы не согласились. — Мы бы не стали их спрашивать. Во всём виноваты они. — Они бы сопротивлялись. — А мы заставили бы их силой! Нас было бы всё больше, и это стал бы счастливый и свободный мир! — Это был бы жестокий мир, в нём лилась бы кровь! — Пускай! Но ради великой цели! — Милая девочка, эту формулу когда-то уже придумали иезуиты: «Цель оправдывает средства». Она очень удобна для палачей. — Ни я, ни мой отец никогда не были палачами. — Твой отец был наивен, создавая вас и тем самым надеясь спасти Дессу. Боюсь, он сам стал жертвой палачей, которые заранее запланировали взрыв вашей «Гайи».

»

В оригинальном сценарии Кира Булычёва Нийя лишь повторяет слова Глана, а диалог завершался так:

«

— Мой отец не был палачом. — Он был наивен. А палачом его сделала бы логика событий.

»
— Но вот этого советская цензура пропустить уже не могла — удивительно, как прошёл итоговый вариант, учитывая, что на заре своего становления Советская власть строила светлое будущее ровно теми же методами, которые в фильме названы «иезуитскими»
  • В будущем одеваются как в настоящем, причём скорее даже по моде шестидесятников.
  • Взять в ад компанию — смертельно раненный ножом в спину Ракан выпускает биомассу, чтобы та сожрала Туранчокса. Первым она, конечно, сжирает самого Ракана.
  • Внезапная нагота — на пляже Нийя, долгое время боявшаяся заходить в воду (которая на её родной планете давно превратилась в страшный яд), внезапно снимает тунику, оголяя грудки на глазах удивлённого Степана. Учитывая, что она это сделала после появления его девушки Селены, вопрос о «невинности принцессы» остаётся открытым. Изначально в сцене предполагалось показать, что у Нийи отсутствует пупок, однако это вызвало возмущение цензоров. А вот голые сисечки их, что удивительно, не смутили.
  • Жертвенный лев — львица: Надежда.
  • Зелёная басня как есть, основной посыл — берегите природу.
  • Злодей поневоле — Нийя, едва не пронёсшая бомбу на «Астру» по приказу Туранчокса, который подключился к её центру подчинения.
  • Иваны, родства не помнящие — Туранчокс и Торки. Пусть родная планета остаётся непригодной для жизни ядовитой помойкой, лишь бы прибыль капала! Туранчоксу плевать даже на то, что сам он родился карликом явно из-за засранной экологии, а его приспешнику — что бедняки, из среды которых он вышел, страдают больше всего.
  • Излишне антропоморфный робот — робота земной спасательной экспедиции играет актёр в закрытом «скафандре». Никаких причин быть антропоморфным у робота нет, но сделать более совершенные спецэффекты стоило бы куда дороже. К тому же первый вариант был забракован.
  • Изменившаяся мораль — Селена в беседе с Нийей на пляже, успела несколько раз довольно язвительно упомянуть её происхождение («искусственная») и основываясь на этом сразу счесть «неполноценной» и назвать так её в глаза. По нынешним временам очень не толерантно.
  • Искупление равносильно смерти — Ракан.
  • Искусственный человек: Нийя — искусственно созданный человек с широкой специализацией, но невнятно узким предназначением.
  • Ковидная эпоха — многие жители Дессы носят маски, сразу заставляя современного зрителя вспомнить сами-знаете-что. На самом деле так они скрывают ожоги на своих лицах или врождённые уродства.
  • Комплекс Пиноккио — Нийя.
  • Очистительный дождь — после того, как земляне спасли загаженную планету, вместо кислотного дождя идет очистительный.
  • Кавайный котик — корабельный кот на «Астре». «Это член экипажа — Василий! А ты — стрелочник». Наводит ужас на Пруля, уверенного, что ужасный хищник хочет его сожрать. В конце остаётся на Дессе с Нийей.
  • Командная мама — Надежда.
  • Короткая стрижка — сильная женщина — Нийя.
  • Лектор Ганнибал — Туранчокс.
  • Летающая тарелка — на таких в будущем летают земляне.
  • Люди с другой планеты — жители Дессы выглядят как люди, но генетически отличаются от землян на 40 % (возможно, относится не ко всем дессианцам, а лишь к клонам-сверхлюдям Глана).
  • Милый робот — робот-домработница Глаша и робот-чистильщик Бармалей.
  • Морские пришельцы — Пруль с планеты Океан.
  • Невыносимый гений — академик Пруль. Капризен как дитя, сварлив и мнителен, хотя в сущности — милейшее существо. В первоначальном варианте сценария был вовсе не учёным, а правителем планеты Океан, но советские цензоры заподозрили карикатуру на Брежнева…
  • Несовместимая с жизнью жадность приводит Туранчокса к заслуженному концу.
  • Несовместимое с жизнью хамство — со стороны Селены даже из ревности было очень неразумно обижать искусственно созданную девушку с не успевшими сформироваться нравственными ориентирами и телекинезом, она ведь и со скалы сбросить может. К счастью, Нийя вовремя опомнилась и отпустила соперницу (в сценарии её остановила приказом Надежда).
  • Неэтичный учёный и Коза с золотым сердцем — Надежда Иванова. Ставила над Нийей достаточно жестокие эскперименты, называя девушку «существом» и «объектом», отчего та боялась и не любила её. Тем не менее, на «Астре» они сдружились.
  • Одеть женщину — добравшись до центра подчинения в мозгу Нийи, дистанционно следившая за ней Надежда не смогла удержаться от искушения воспользоваться властью и заставила Нийю на пляже снова одеться.
  • Операция под фальшивым флагом — подручные Туранчокса отравили единственный оставшийся водоём с пригодной к употреблению водой и обвинили в этом землян. В результате безмоглая толпа мутантов едва не растерзала Нийю.
  • Пейзажное гуро — ландшафты Дессы. Снимали их, кстати, в Северном Таджикистане близ индустриального города Исфара, где в своё время Андрей Тарковский собирался снимать своего «Сталкера». Фильм завершался надписью: «Все кадры мёртвой планеты Десса сняты на Земле сегодня», однако снова вмешалась советская цензура. Фраза впоследствии была восстановлена как в печально известной переработанной версии 2001 года, так и в реставрации оригинальной режиссёрской версии.
  • Пейзажное порно — цветущая Земля будущего.
  • Пласталь — стенка из пластали в доме у Лебедевых.
  • Плотоядная масса — настоящее топливо ночного кошмара для советских школьников.
  • Полное чудовище — Туранчокс.
  • Получилось страшно — механический голос, отдающий Нийе приказ: «Иди на „Астру“! Иди на „Астру“!». И собственно биомасса. Да и Нийя под гипнозом (учитывая действительно неземную внешность Елены Метёлкиной, её сыгравшей) со своими огромными пустыми глазами производит неплохое впечатление «зловещей долины».
  • Почему ты отстой — монолог Ракана, от которого разозлённый Туранчокс даже вскочил на стол.
  • Предатель — сикки Торки.
  • Снежная королева оттаяла — Нийя, поначалу боязливая и отчуждённая, благодаря заботе Лебедевых и чувству к Степану быстро стала очень милой девушкой.
  • Тоталитарный миротворец — так рассуждают Глан, создавший суперлюдей-клонов, и последняя выжившая из этих клонов — Нийя. Земляне, правда, ее разубеждают и в итоге спасают Дессу без насилия (не очень понятно, правда, как это у них получилось — ведь проблема была явно не в одном лишь злодее Туранчоксе…)
    • Очень даже возможно, что и в нём одном. На Дессе вообще исчезающе мало жителей, а большинство его конкурентов могло погибнуть во время устроенного Раканом переворота, не найдя общий язык с новой властью, или даже быть уничтоженными самим Туранчоксом — бизнес, миленькие мои, ничего личного.
  • Тупой — это зло — биомасса: «Пока в ней нет мозга, она ненасытна»(с)Глан.
  • Удар в спину:
    • Слуга Туранчокса смертельно ранит Ракана ножом в спину.
    • Подлец Торки выстрелом в спину убивает Надежду.
  • Улыбка сквозь слёзы — сцена расставания Степана и Нийи на оживающей Дессе под чистым голубым небом.
  • Хороший парень — Степан. Впрочем, складывается впечатление, что на Земле будущего вообще преобладают исключительно светлые, благородные и смелые люди.
  • Что стало с мышонком? — что стало с бедолагой Бармалеем? В последний раз мы видим механического силача безуспешно сражающимся с потоками страшной биомассы, которая в конце концов накрывает его с головой. Одна надежда на то, что она растворяет только органику.
  • Языки изменяются со временем — фильм застал самый-самый рубеж, как раз ту эпоху, когда значение готово было уже поменяться (на противоположное!), но ещё не поменялось… Эдик Колотун, шутя, говорит Стёпе: «Ты — стрелочник». Зрители 1990-х (и позже) годов, особенно молодые, недоумевали (-ют): «Что штурман имел в виду? На кого и какую вину свалил Степан?». А Колотун, по правилам идиоматики русского языка, каким тот был в семидесятых-восьмидесятых и ранее, сказал Степану совсем противоположное по смыслу: «А на тебя, мол, свалят всю вину за инцидент с инопланетянином Прулем! Именно тебя, Стёпу Лебедева, инопланетянин будет считать виновником случившихся неприятностей — это уже решено, ради престижа корабля в целом и Земли в целом! Прими это мужественно, Степан!».
    • Но ведь действие происходит в XXIII веке! Получается так, что в фильме нам показывают параллельное измерение, в котором не было российских «лихих девяностых». То есть 1990-е годы как таковые, конечно, чисто хронологически были, но в них не творилось то, что творилось в нашей истории. И оттого, в частности, не выросла степень «приблатнённости» русского языка — например, слово «стрелочник» так и не поменяло переносное значение…

Что ещё тут есть[править]

  • Мы тебя где-то уже видели:
    • Вадим Ледогоров (Степан) уже снимался у Ричарда Викторова в «Отроках во Вселенной» в роли юного инопланетянина Агапита. Его отец Игорь Ледогоров (Ракан) там же играл отца Агапита, командира орбитальной станции.
    • Елена Метёлкина позже сыграла Полину в «Гостье из будущего».
    • Неужели капитан «Астры», этот крутой бородач Олег Дрейер (Александр Михайлов) — тот самый недотёпа Василий из «Любовь и голуби»? Да.
  • Не было бы счастья… — некоторые замечания худсовета оказались очень даже к месту. Так, именно из-за нежелания киночиновников смотреть на лысую девушку, Нийя обзавелась белой курчавой стрижкой, которая ей очень к лицу. (Увы, в реальности это парик. Побрить девушку успели.)
  • Перекличка:
    • Упоминание бабушкой Степана Марией Павловной Плутона, где «нашли каких-то Странников» — явная отсылка к «полуденному» циклу романов Стругацких. Странники присутствуют также и в некоторых произведениях самого Кира Булычёва (например, в романе «Гай-до»).
    • А подозрения Надежды в адрес Нийи почти полностью повторяют отношение землян Полудня к Льву Абалкину и его братьям в романе «Жук в муравейнике».
  • Протащить под радарами — как спорные с точки зрения советской идеологии моменты (см. диалог Нийи с капитаном или обнажёнку на пляже), так и откровенно двусмысленные эпизоды, вставленные художником фильма ради прикола. Обратите внимание на сцену стыковки в начале: да, художник-шалунишка подразумевал именно это. А шары, висящие над водоёмом, были изготовлены из наполненных водой презервативов.
  • Спецдефекты:
    • Сцены в «невесомости» на заброшенном инопланетном корабле снимали в бассейне, «космонавты» плавали в легко узнаваемых аквалангах. Актеры подвергались страшному риску — сцена освещалась дуговыми фонарями, погруженными в воду. А по итогу всё равно выглядит хуже, чем висящие на ниточках космонавты в фильмах Клушанцева, снятых за двадцать лет до того.
    • Московский аэропорт — в роли космопорта.
    • Робот Бармалей в надувном костюме (Бэймакс?) и арбуз, собравшийся обратной перемоткой так умилительно наивны, что даже ругать не хочется. А вот откровенно дохлая кукла коллеги Пруля, которую «высаживают на родную планету», выливая как помои…
    • С другой стороны, многие эпизоды, например, с космическими кораблями или биомассой, и сейчас смотрятся очень даже достойно. А ведь движение этой самой биомассы создавали аквалангисты, бултыхавшиеся в хлебной закваске!
  • Форсированный метод Станиславского — дабы Нийя всегда оставалась холодновато-отчуждённой, Ричард Викторов вслух оскорблял бедную Елену Метёлкину и даже поднимал на неё руку(!). От обиды актриса немедленно «замыкалась», чего и добивался режиссёр.

Версия 2001 года[править]

Сын Ричарда Викторова Николай решил восстановить лучшую работу своего отца. Однако выяснилось, что ещё в начале 90-х новоявленные Туранчоксы, выкупившие павильоны Совэкспортфильма, натурально вышвырнули ящики с плёнками под дождь. Энтузиасты перетащили их в неотапливаемые ангары, где они и хранились, портясь от холода и времени. Словом, нормально отреставрировать фильм на основе имеющихся материалов оказалось невозможным — сильнее же всего пострадал звук. Николай Викторов принял волевое решение полностью переписать его, пригласив для переозвучания актёров, которые на тот момент были ещё живы, а также задействовав новых. Ну а дальше, решив уж не мелочиться, доработал спецэффекты, переснял некоторые сцены, а другие вообще убрал (в том числе, обрезал сцену купания), в результате чего фильм сократился на целых двадцать минут. Утверждения Николая Викторова о том, что он-де выбрасывал лишь ненужные эпизоды с идеологической окраской оставим на его совести: никакой советской пропаганды в фильме отродясь не было. В результате получился натуральный эффект Йетса пополам с пыткой увеболлом, где сюжет распадался на части из-за кривых монтажных решений Викторова-младшего (кстати, обнажёнка, благополучно пережившая советскую цензуру, была им безжалостно вырезана — для расширения аудитории, что ли?), а дубляж, выполненный в худших традициях озвучки голливудского ширпотреба, но вперемешку с голосами оригинальных актёров, резал слух. Пришлось к тому же и записывать новый саундтрек, поскольку часть музыкальных тем Алексей Рыбников использовал для рок-оперы «Юнона и Авось», что создало путаницу с правами; новую музыку написал сын композитора Дмитрий, на котором природа всё же несколько отдохнула. Тем не менее, из-за ужасного качества оригинальной версии (звук был такой, что казалось, будто головы всех героев обмотаны стегаными одеялами) автору статьи пришлось начинать своё знакомство именно с этого недоразумения. Некоторые фанаты создавали комбинированные версии.

К счастью, Николай Викторов быстро понял, что получилась какая-то фигня. Со временем на «Мосфильме» обнаружилась приемлемая копия оригинальной версии, которую при участии Николая отлично отреставрировали без всяких купюр и недавно выложили в свободный доступ. И да, фраза о том, что пейзажи Дессы сняты на Земле, там теперь есть.

Примечания[править]

  1. Обращение ср. земному «мистер» или «господин»