Частная мораль против общей

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« «Что улью не полезно, то пчеле не на пользу» »
— Марк Аврелий

Ситуация морального выбора между благом для ближних (семьи, друзей, сограждан) — и благом для других людей, страны, мира в целом.

«Прикрыть» ли перед органами близкого человека, совершившего преступление, или сдать его полиции? Если враги напали на родину, отсидеться ли в тылу с семьёй и детьми или пойти на фронт с риском погибнуть и оставить детей сиротами? Закрыть ли глаза на военные преступления своего государства или солидаризироваться с пострадавшими, но с ненулевой вероятностью, что эти пострадавшие, защищаясь от агрессии, начнут боевые действия уже на вашей территории? Сохранять ли отношения с лучшим другом детства, если он на последних выборах проголосовал за Гитлера/Волдеморта/Саурона, и помогать ли ему в трудную минуту — или плюнуть ему в лицо и сказать, что он это заслужил?

В моральном плане это очень сложная и поэтому интересная для авторов ситуация, не имеющая однозначного решения. С одной стороны, для людей естественно ставить на первое место ближних, а не «дальних» и не моральные абстракции, и человек, который без колебаний пожертвует семьёй, друзьями и согражданами ради абстрактной справедливости или чужих людей, будет для многих выглядеть как законопослушный дурак с ригидной моралью, а то и как Смердяков. С другой стороны, если речь идёт об особенно чудовищных преступлениях, то содействие им даже по такому мотиву может восприниматься как однозначный переход морального горизонта событий.

Более общим случаем, когда выбор не обязательно между частным и общим, является троп Кому сохранить верность.

Частная мораль может приводить к тропу Один брат — партизан, другой брат — полицай.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Американская пастораль» Филипа Рота — дочь главного героя под впечатлением от войны во Вьетнаме и преступлений американских военных становится леворадикальной террористкой. Вместе с товарищами они совершают несколько терактов, причём направленных не против государства, а против обычных граждан — вероятно, полагая, что «шоковая терапия» будет способствовать изменению политики государства. А на самом деле в шоке оказывается сам ГГ, когда узнаёт об этом.
  • «Имперский маг» Оксаны Ветловской. По сути, для главного героя это основной конфликт цикла, и, с учётом страны, примат частного над общим оказался скорее положителен. Как довольно эффективный оккультист главный герой многое мог сделать для Третьего рейха, и делал, несмотря на то, что его идеи не поддерживал, но всё-таки считая его родиной. Сомнения были всегда — сначала из-за презрения к нацистам, после посещения Равенсбрюка — ещё и от мук совести. Но окончательно он сломался, когда у него при помощи одного из изобретений появилась возможность не просто помогать стране, при этом неся относительно мало ответственности за свои действия, но положить конец войне — увы, в пользу нацистов. После этого он уничтожил то изобретение, которое ему помогло бы в этом, и остаток цикла и войны посвятил уничтожению своих прошлых изобретений и спасению своей славянской любовницы и семьи, плюнув на страну.
    • Его ординарец Хайнц пережил этот же конфликт, но в куда менее яркой форме, пройдя путь от преданного гитлерюгендовца, хоть и с натяжкой (из-за интеллигентности, привычки думать своей головой и ареста приятного ему еврея), но верного Рейху и готового пожертвовать за него жизнью, до человека, сливающего секретные документы из оккультного НИИ агенту союзников, из смешанной мотивации: подпортить жизнь не оправдавшей его ожиданий стране, выгородить себя заранее перед будущими оккупантами и скуки. Даже отказ сливать документы своего начальника уже исходил из личных причин — нежелание предавать искренне уважаемого им человека, а не родину.

Кино[править]

  • Экранизация «Американской пасторали» 2016 г.
  • Предел риска (2011) — со дня на день ипотечные облигации упадут настолько, что потребуют обеспечения в размере всех активов банка. Спор идет, сливать ли пакет ценных бумаг — продажа настолько огромного пакета спасет банк, но обрушит рынок. В итоге бумаги успешно продают, чем спускают с крючка Мировой финансовый кризис 2008—2010 гг.

Аниме[править]

  • Tenki no Ko — вопреки традиции японской культуры (да и немного западной), Ходака вызволяет забранную на небо Хину и возвращает её на землю. Но ничто не дается даром — вследствие этого спустя 3 года Токио большей частью затоплен, превращаясь обратно в залив Эдо.

Видеоигры[править]

  • Prince of Persia (2008). Всю игру Принц и Элика сражаются с Ариманом, чтобы снова заточить его и избавить мир от аримановой порчи. Они успешно запирают Аримана, но Элика отдаёт свою жизнь, чтобы ритуал сработал. После этого в финале игры Принц… снова выпускает Аримана и такой ценой воскрешает Элику.
    • В DLC — эпилоге Элика долго материт Принца за такое решение, а в конце покидает его.

Реальная жизнь[править]

  • В советское время активно пропагандировалась идея примата общего над частным, и в качестве положительного примера приводился Павлик Морозов (с ним, что характерно, субверсия: судя по всему, он просто хотел хоть как-то защитить мать и братьев от изверга-отца, и то ли был убит дедом, то ли его убийство вообще было организовано ОГПУ в постановочных целях).
  • В Третьем рейхе те немцы, до которых доходили слухи про концлагеря, зачастую тем не менее проявляли конформизм и не выступали против Гитлера именно по этой причине. В 1930-е годы это было чревато репрессиями со стороны режима, а в 1940-е помогать союзникам означало увеличивать риск того, что Германия подвергнется бомбардировкам и погибнут обычные граждане (что в итоге и произошло).