Чайлд-фри

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Дети — женское проклятье! Сначала тяжесть изнутри, а потом — снаружи. И сколько её тащить? Нет, не дни, не месяцы, даже не годы. Десятилетия. Лучше бы младенцы рождались хвостатыми и четвероногими, а потом радостно убегали бы в какую-нибудь нору в земле. Лучше бы сами могли о себе позаботиться, как только вырвутся наружу. Вот это было бы понятно и разумно. »
— «Малазанская Книга Павших», книга «Охотники за костями»
« Сколько же нужно самолюбия, чтобы выдернуть душу из небытия сюда. Сделать мясом. Бросить жизнь в эту молотилку. »
— Раст Коул, «True Detective»
« Кей Дач не любил детей! »
— "Линия грёз", самое начало

Этот персонаж не хочет заводить детей (в том числе приёмных) по собственному желанию и прямо даёт об этом понять. Чайлд-фри не всегда являются асексуалами. Как правило, чайлд-фри не испытывают психологической потребности в детях и находят, что рациональных причин обзаводиться таковыми тоже нет (ребёнок требует много ресурсов — времени, денег, сил, нервов и т. п.; женщинам при беременности и родах особенно тяжело, вплоть до угрозы жизни; мы больше живем не в традиционном обществе, где не существовало систем социальной защиты и детей заводили, чтобы они заботились о родителях в старости). Может быть и какой-нибудь другой принцип, от «я не против детей у других, но лично из меня хороший родитель не получится» до «человечество заслуживает вымирания». Не будем забывать, что вообще-то описываем персонажей не только нашего мира — а миры бывают весьма неблагополучные, и кто-то может просто не хотеть становиться родителем, считая (возможно справедливо, возможно и нет), что жестоко было бы давать жизнь ещё кому-то в охваченном войнами или, скажем, перенаселённом мире.

Согласно стереотипам, чайлдфри становятся только люди с тяжёлым детством/плохими семьями или разочаровавшиеся в семейной жизни. Однако, это совершенно необязательно.

Родственный троп — Не может иметь детей, но он же зачастую и противотроп: чайлдфри, может, и могут иметь детей, но не хотят, бесплодные — может, и хотят, но не могут. Ещё один родственный троп — Вырастут — поумнеют (по мнению большинства тех родителей, подросшие дети которых в 18-25 лет заявляют, что они чайлд-фри). Часто бывает так, что подростки-студенты, будучи радикально настроенными против любых традиций максималистами, не хотят иметь детей (а другие наоборот — хотят, и как можно больше; обычно так происходит у детей, выросших в «малодетных» семьях, которые тоже не хотят быть похожими на своих родителей). Через несколько лет — если судить по статистике отношения к детям людей разных возрастов — их мнение нередко меняется на более умеренное, а иногда и ровно противоположное.

Противотроп — Многодетная семья. Поскольку сейчас всем известно, отчего и как происходит зачатие детей, многодетными теперь бывают только те родители, которым дети действительно нужны (включая и те, где есть и усыновлённые дети). А в древние времена всякое бывало…

Примеры[править]

Литература[править]

  • Аркадий Аверченко, «Шутка Мецената» — жена Мецената.
  • Феликс Зальтен, «Бемби» — тётя Неттла.
«

Но кто действительно умел оживлять беседу, так это старая тётя Неттла. Она была личностью крайне своеобразной и обо всём имела особое мнение. — Нет, — говорила она, — детьми я сыта по горло. С меня довольно этих шуток. — Но почему? — спрашивала Фалина. — Разве это шутки? И тётя Неттла, притворяясь рассерженной, отвечала резко: — Да, и притом злые…

»
  • Стивен Кинг, «Всемогущий текст-процессор» — Лина, жена Ричарда, в той версии жизни, где у них не было детей.
  • Виктор Астафьев, «Людочка» — Гавриловна, у которой квартировалась главная героиня: «Если обрюхатеешь, с места сгоню. Я детей не имела, пискунов не люблю».
  • «Новый дозор» — Антон знакомится с девушкой, пропагандирующей этот образ жизни и всячески его критикующей за то, что «порабощает» жену материнством. Ему остаётся лишь покачать головой и уйти.
    • Антон предвидит скорую авиакатастрофу, но вместо того, чтобы предупредить её, хладнокровно троллит девушку рассуждениями о том, что детей у неё действительно не будет и что терпеть скулёж ребёнка в соседнем ряду ей предстоит всего лишь пару часов. Жуткая сцена, показывающая полное превращение Городецкого из человека в Иного.
    • Кажется, Городецкий — единственный имеющий детей протагонист у Лукьяненко. Сходу больше никого не припоминается.
    • Просто другие его произведения слишком короткие, чтобы их герои успели пожениться и детей сделать, а эпилоги «двадцать лет спустя», как в «Гарри Поттере», автор не любит.
    • Как минимум у протагониста «Поезда в тёплый край» двое сыновей (к моменту эвакуации на вокзал не явились). Позднее — двое подобранных мальчишек.
  • Борис Акунин, «Левиафан» — комиссар Гош: «Истинно счастливой супружеской паре дети вовсе не нужны, ибо мужу и жене вполне достаточно друг друга. Мужчина и женщина — как две неровные поверхности, каждая с буграми и вмятинами. Если поверхности прилегают друг к другу неплотно, то нужен клей, без него конструкцию, то бишь семью, не сохранить. Вот дети и есть тот самый клей. Если же поверхности совпали идеально, бугорок во впадинку, клей ни к чему. Взять хоть меня и мою Бланш. Тридцать три года прожили душа в душу, пуговка в петельку. На кой нам дети? И без них славно».
  • Метавселенная Рудазова — Асанте Шторм и Делиль Ураган, согласно слову Божьему, именно такая пара.
  • Полина Дашкова, «Кровь нерождённых» — заведующая гинекологическим отделением Амалия Зотова. «Детей у нее не было и быть не могло – не из-за проблем со здоровьем, она была удивительно здоровым человеком, при желании могла бы нарожать кучу детей. Но желания не было. Амалия Петровна терпеть не могла все, что связано с беременностью, родами, младенцами. Все это, по её мнению, делало женщину беззащитной и жалкой, придавало ей нечто животное. Во время родов любая, даже самая сильная женщина превращалась в бессмысленную, воющую от дикой боли самку. Куда девались красота, интеллект, независимость? Амалию Петровну всегда поражало, почему неуемные бабы, пережив столько боли и унижения, решаются рожать по второму и третьему разу. Лично ей страсть к размножению была глубоко противна». Особо гнусный и страшный пример — Амалия не просто чайлдфри, а настоящая психопатка, лишь по жестокому недоразумению ставшая врачом. Мало того, что, принимая очередные роды, эта дама могла в зависимости от настроения «случайно ошибиться» и убить новорожденного, так она ещё и охотится за «биоматериалом» — младенцами, извлечёнными в середине беременности.
  • Роман Сенчин, «Информация» — Алла: «детёныш мне не нужен ни при каких обстоятельствах».
  • Дмитрий Вересов, «Ближний берег Нила, или Воспитание чувств» — Нил и Линда Баренцевы.
  • Юрий Нестеренко — убеждённый асексуал и чайлдфри, как и большинство его протагонистов (иногда с фитильком — могут взять приёмного, если тот окажется достоин). Впрочем, его нельзя назвать чайлдхейтером: он не скрывает своего неприязненного отношения к «цветам жизни», но делает исключение для вдумчивых, одиноких маленьких интеллектуалов.
    • Рассказ «Спокойной ночи, мама» — ехидная деконструкция поговорки про «стакан воды в старости». В интернет-дискуссиях чайлдфри обожают троллить «размноженцев» этим произведением.
    • Рассказ «Шаблон» — не менее ехидная деконструкция «детоцентрических» человеческих стереотипов.
    • Роман «Приговор» — Дольф. Неоднократно подчеркивает, как не любит детей (и даже будучи врачом «на все руки», акушерству не учился принципиально). Впрочем, зигзаг: в финале фактически удочеряет 12-летнюю Эвелину. Однако подчеркивает, что относится к ней, как к другу, как равный — к равному.
« Дети — это отнюдь не маленькие ангелы, кото­рых впоследствии портит жестокий взрослый мир. Откуда бы взялась эта жестокость, если бы она не шла прямиком из детства? Дети обладают всеми пороками взрослых, за исключением похоти. Это — существенное исключение, зато взрослые хоть как-то сдерживают и маскируют свои пороки нормами приличий — к этому, собственно, и сводится воспитание — дети же не делают даже этого. Что такое палач, истязающий жертву? Это просто ребёнок, которому наконец позволили быть собой. Которого больше никто не будет ругать за то, что он мучает кошку или обижает младшего братика. Это не дети играют в войну потому, что подражают взрослым. Это взрослые воюют потому, что, наконец, дорвались до возможности воплотить свои детские меч­ты по-настоящему. С железными, а не с деревянными мечами. »
— Дольф о детях

Телесериалы[править]

Мультсериалы[править]

  • «Легенда о Корре» — Лин Бейфонг. Из-за этого не сложились отношения с Тензином, который был всерьёз намерен продолжать род Воздушных Кочевников.

Видеоигры[править]

  • The Walking Dead: The Game — такую политику проводили в Кроуфорде, кончилось все плохо.
  • King’s Bounty: Легенда о рыцаре — жена-полунежить Рина, в состоянии собственно нежити, детей не производит, так что слоты под снаряжение у нее остаются свободны.

Музыка[править]

  • Noize MC — Чайлдфри (feat. Монеточка). Автор правки предупреждает: текст композиции и видеоклип не имеют никакого отношения к феномену чайлдфри.