Хороший царь, плохие бояре

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« В московском театре «Содружество актёров Таганки» идёт музыкальная сказка «Чиполлино» по произведению итальянского писателя-коммуниста Джанни Родари (1920—1980) «Приключения Чиполлино». Однако сюжет сказки изменён. Революции в конце не происходит, просто ходоки добираются до Его Высочества принца Лимона и подают ему всеподданнейшую челобитную. После чего принц отменяет собственные несправедливые указы и остаётся и дальше править своим волшебным королевством. Благородные фрукты остаются фруктами, а тупые овощи — овощами. Благодать! »
http://maysuryan.livejournal.com/44615.html
« Какие ж у зверей пошли на это толки? —
Что Лев бы и хорош, да всё злодеи волки.

»
Иван Крылов стебается над тропом
« На стеблях травы жили крошечные букашки. Старшие из них учили младших: «Посмотрите на этого тигра, который лежит неподалеку. Это добрейшее существо, он никогда не делал нам ничего плохого. А вот баран – опаснейший хищник: приди он сюда, сейчас бы сожрал бы нас всех вместе с травой, на которой мы живем. Но тигр справедлив – он отомстил бы за нас». »
— Притча

Имеется царь. Он искусный государь и выдающийся правитель, умный, отважный, прислушивающийся к своему народу и действительно знающий, что нужно его стране.

И у него имеются министры и советники, помогающие управлять страной — тупые, мерзкие, думающие только о себе коррупционеры. Они регулярно проваливают свои задачи, задерживают и перекраивают неудобные для них законы, а от слов «служить народу» у них кислая мина и хмыканье. В результате тень от их паршивости падает и на государя, ибо получается логично — раз он всех их терпит, не приструнивает и не выгоняет, значит, и сам немного того.

Почему же терпит и не приструнивает? Скорее всего, эти министры помогли ему взойти на престол, вообще всячески поддержали ну или просто остались в наследство от отца. У них неслабое влияние, деньги и сила, и ещё неизвестно, кто кого приструнит. Возьмут да отравят, а потом расплачутся, чай, нашего дорогого правителя кто-то отравил, наверняка злобные иноземцы, а на трон взойдёт удобная для всех марионетка. Нет уж, лучше не трогать, и так сдюжим. Другой вариант объяснения — государь считает, что вероятные преемники этих министров окажутся не лучше, но эти уже нахапали вволю и теперь воруют в меру, а новые начнут хапать «с нуля».

Могло также встречаться в условиях, когда царь — хотя скорее всего, он ещё этого титула не носит, — и не обладает такой уж большой властью, чтобы приструнить их (взять хотя бы Речь Посполитую или средневековый Великий Новгород). А бояре вовсе не чувствуют себя его слугами, обязанными неукоснительно слушаться. Напротив, они могут себе многое позволять, а при желании и свергнуть этого самого «царя» вполне открыто, или устроить бунт и навязать ему свои условия. И в этом случае цели правителя и его высокопоставленных подданных действительно могут сильно отличаться. На самом-то деле, такие взаимоотношения между правителем и знатью, выросшие из родоплеменной военной демократии, на протяжении многих веков были гораздо более типичны, чем представления об абсолютной монархии, где «бояре» подразумеваются не более чем слугами царя.

Однако значительно чаще мы имеем дело с «верой в доброго царя», идущей снизу. Мол, бояре просто не рассказывают царю о творящемся в государстве воровстве и произволе, а вот если добраться с челобитной, да открыть ему глаза… В истории несть числа людям, писавшим письма или прорывавшимся на приём на самый верх. И судьба их зачастую была печальной (в виде особо тонкого издевательства жалоба сверху спускалась на рассмотрение по существу… как раз тому, на кого была подана). Как вариант, царь действительно добрый, просто глуп и безволен, а то и вовсе декоративная фигура без реальной власти.

В каком-то смысле противотроп — Королевства — хорошо, а империи — плохо (когда хорошей считают местную национальную элиту, а зависимость от центральной власти — чем-то плохим).

Версия тропа для религии: Хороший бог, плохие верующие.

Пятиминутка реальности[править]

Как всякий устойчивый миф, этот появляется не на пустом месте. Единоличный монарх действительно очень часто является естественным стратегическим союзником простонародья — по принципу «Враг моего врага». Потому что главными конкурентами и претендентами на его место являются именно непосредственные подчинённые — и соответственно, на головы этих подчинённых он в первую очередь обрушивает все репрессии, ну а те отвечают ему полной взаимностью. Тиранить народ напрямую у царя попросту нет возможности — ведь все его указы пойдут по цепочке вниз через тех же бояр. Если же бояре тиранят народ по собственному почину, не согласовав это с царём, то понятно, что первое лицо будет недовольно.

Кроме того, монарх, как правило, действительно знает о положении дел в государстве исключительно по докладам министров/визирей/бояр. А те объективно заинтересованы представлять всё в максимально выгодном для себя свете. Так что представление о том, что бояре скрывают от царя правду, не так уж далеко от истины. Если какой-нибудь Гарун аль-Рашид бродит по городу переодетым, то в поисках не приключений, а хоть каких-то альтернативных источников информации. У монархов более современных для тех же целей имеется личная разведка. Но чтобы она работала хорошо, надо самому хоть немного понимать в искусстве управления.

А ещё можно вспомнить короля Богемии и Венгрии Владислава II Ягеллона по прозвишу «Добже» aka «Bene», что по-русски дословно «Ладно» (или если использовать украинизм «Добре»). Заслужил своё прозвище тем, что на любые предложения аристократии он отвечал «Добже». А вот для народа он таким добрым по-факту не был. Но крупнейшее крестьянское восстание, вспыхнувшее в его правление, аристократы подавили самостоятельно без его участия — вот уж действительно выглядело «король — добрый, магнаты — злые». Похожим образом поступил Карл Мудрый дав подавив крестьянское восстание Карлу Злому, а затем … амнистировав выживших восставших, таким образом получив поддержку народа, а самое главное — он сберёг от боёв свою армию, так что Карлу Злому с его изрядно поредевшей в боях армией, пришлось поспешно убираться обратно, так и не получив французскую корону, ради которой он и вторгся во Францию давить чужое восстание.

Ну и не забываем про то, что если царь действительно ни на что не годится, ему проще всего обвинять во всех провалах своих подчиненных.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Пьесы, где правитель инкогнито странствует и смотрит, как живет его народ — «Мера за меру» у Шекспира, «Счастливые нищие» у Гоцци.
  • «Недоросль» Фонвизина — барыня Простакова и её брат с говорящей фамилией Скотинин — плохие, царский чиновник Правдин — хороший. Причём Правдин пресекает деятельность Простаковой и Скотинина не самоуправством, а с опорой на царский указ.
  • «Тартюф» Мольера — помощь в финале приходит от королевского эмиссара, который и арестовывает Тартюфа, а пострадавших героев милует, несмотря на компрометирующие бумаги.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Иван Андреевич Крылов, «Пестрые овцы» (см. второй эпиграф) — желающий устроить геноцид против этих самых овец Лев, по совету Лисы, выдает им самые лучшие луга… и назначает начальниками волков. Все как по маслу: овцы ликвидированы, репутация Льва самая лучшая, басня сорок лет лежит среди неизданного.
    • А также басня «Мирон»:
«

Видать случалось часто мне, Как доступ не легок в высокие палаты; ‎Да только всё собаки виноваты — ‎Мироны ж сами в стороне.

»
  • Иван Лажечников, «Ледяной дом» — Анна Иоанновна выведена доброй, но слабохарактерной, а Бирон со товарищи — типичными плохими боярами, которые пользуются ее мягкотелостью.
  • Аркадий Аверченко, рассказ «Слепцы». Король на неделю уступает трон писателю AVE, который в разговоре с ним неосторожно заявил: «Я бы на вашем месте…». Пока отданный AVE приказ доходит до непосредственных исполнителей, он успевает претерпеть удивительные метаморфозы, меняя смысл на совершенно противоположный. «Одним моим критиком меньше», — кричит король вслед AVE.
  • Мария Семёнова, «Волкодав»:
    • Сонмор, «ночной правитель» (глава организованного преступного мира) Нарлака, солидный и всеми уважаемый человек, который извёл под ноль всю неорганизованную преступность в столице. Однако на окраинах страны некоторые его подчинённые творят его именем откровенный беспредел и дерут с народа за «крышу» по три шкуры, укрывая лишние денежки в своём кармане. Впрочем, вполне вероятно, что Сонмор временами вызывает таких молодцов для объяснения, после чего их находят завёрнутыми в собственные шкуры, вывернутые наизнанку.
    • Глузд, князь Галирада и отец кнесинки Елень. Сам пользуется в городе всеобщим уважением, однако его «левая рука» боярин Лучезар — полное чудовище, и в дружину свою людей набирал по образу и подобию своему. Фанатский обоснуй: скорее всего при князе он сдерживал себя и раскрылся, когда князь уехал по делам. А заодно и распробовал наркотического порошка. В общем, князь действительно ничего не знал, иначе бы не доверил ему отвезти свою единственную дочь к жениху через дикие земли.
  • Вейская Империя — государь Варназд поначалу был капризным самоуверенным засранцем, а потом ему помогла оздоровительная порка, он согласился со своей чисто декоративной ролью и стал посвящать время рисованию, в чем достиг немалых успехов. От управления государством он сознательно держится подальше, всем рулит негодяй Шаваш. Субверсия, потому что Шаваш при всем своем негодяйстве действительно искусный правитель.
  • Андрей Белянин, «Тайный сыск царя Гороха» — точно в описание. Царь Горох умён, проницателен да и человек неплохой, но откровенно побаивается бояр, с которых вполне станется сместить его с трона, и поэтому вынужден строить из себя самодура и стараться им угодить. Сами же бояре способны думать лишь о своей выгоде, причём сиюминутной, а живущий по закону лейтенант Никита им как кость поперёк горла. Боярин Кашкин — самый прогрессивный, и Никиту уважает, правда и не всегда доволен фамильярностью «сыскного воеводы» и царя-батюшки. Позже Митьке удаётся приструнить молодых бояр, которые всегда становятся перед ним навытяжку.
  • «Сварог» — Сварог неоднократно подсвечивает, что всевозможные министры не возвышенные бессребреники, думающие лишь о служении государству, а просто люди, способные и обмануть, и своровать, и действовать исключительно в своих интересах. Стоит отметить, что как раз у него в ближайших сподвижниках откровенных мерзавцев и уж тем более некомпетентных не наблюдается. Впрочем, ему хорошо — внутренний ларский детектор лжи позволяет отлично отсеивать неподходящих людей.
    • Внезапно, инверсия в Снольдере до прихода собственно Сварога: министры в большинстве своём действительно работают и пекутся о стране (как минимум статус самого прогрессивного государства обязывает), а вот король и принцы… эх.
  • Олег Дивов, «Сталин и дураки».
  • «Хроники странного королевства» — хоть этот цикл и часто обвиняют в воспевании аристократии, по факту все умные и полезные ставленники короля Шеллара — те, кто получил свою должность за заслуги (как, например, Флавиус, который ни разу не дворянин по рождению, но дослужился до главы госбезопасности). В то время как «цвет ортанского дворянства» — сборище бездельников, кичащихся заслугами предков и заинтересованных только в увеличении собственных привилегий.
  • Николай Блинов, «Третий класс купил колбас» — Сталин на самом деле очень скромный. Он очень разозлился бы, узнав о культе личности. Но ему не говорят.
  • Валерий Поволяев, «Адмирал Колчак» — якобы все подчинённые Колчака злоупотребляли своей властью исключительно без его ведома, а сам он никогда ничего не приказывал. И людей-то казнили без его приказов, и золотой запас России чехи увезли также самовольно, и со своими соратниками Колчак ничего сделать якобы не мог…
  • Константин Костин, «Ксенотанское зерно». Король, генерал Вальтер Нец, не является таким уж поборником справедливости. Налоги и поборы при нём не уменьшились, а даже увеличились, разбойники продолжали орудовать по лесам и нечисть никуда не исчезла. Вот только он железной рукой навёл порядок в стране, где налёты банд на городки были обыденностью, и доступными методами объяснил дворянской вольнице, что закон ко всем относится, а не только быдлу. Дворянам же наплевать на всё, кроме «свободы» (под которой они понимают дворянскую вседозволенность и безнаказанность), ради которой они готовы стакнуться с любой нечистью.

На других языках[править]

  • «Двенадцатицарствие» Фуюми Оно — в одной из историй главная героиня почти отыграла этот троп: министры оклеветали одного из губернаторов, не сдавшегося прежней — фальшивой — королеве, подставили его товарищей и едва не вынудили Ёко (героиню и королеву) таки стать их марионеткой. Но. Девушка решила сама разобраться, что происходит в ее стране. И тайно ушла из дворца наблюдать за жизнью подданных, раскрыла заговор и все поняла.
  • Джек Лондон, «Время-не-ждёт» — протагонист, перебравшись с Аляски в Сан-Франциско (?), встречается с одним из клана Гугенхаммеров, с чьей фирмой протагонист в Клондайке бился не на жизнь, а на смерть. Элам Харниш считает, что этот-то «король» — точно хороший, а «перегибы на местах» — инициатива «бояр». Впрочем, чуть позже Гугенхаммер сотоварищи чуть не «обул» протагониста на 11 млн.
  • Януш Корчак «Король Матиуш Первый» — заглавный герой честно пытается быть хорошим королём, но по малолетству, следуя чересчур высоким идеалам и доверившись не тем людям, наворотил таких дел…
  • «Сага о Форкосиганах» — субверсия во времена Эзара. Сам правитель… да, он искусный государь. А также тот ещё макиавеллист, способный ради блага империи угробить тысячи людей, только чтобы устроить зачистку реакционной военщины и гэбни во главе с собственным сыном-психопатом (и ладно бы еще понимающим, что государством управлять — это не на троне в короне сидеть). Однако министерство политического воспитания — реакционеры, что для отсталого Барраяра подобно смерти и ведёт к судьбе полуколонии какой-нибудь развитой державы. А вот к правлению Грегора аристократия уже хорошая: после прошлого императора и регентства Эйрела Форкосигана, их усилиями плохие аристократы просто кончились.
  • «Плоский мир» — патриций Витинари необычайно умён, действует исключительно во благо Анк-Морпорка и Диска вообще, да и по меркам тирана и наёмного убийцы он очень даже хороший человек. А вот всевозможные главы Гильдий, на которых он опирается, подобным похвастать в большинстве своём не могут. Однако же в данном случае речь идёт скорее о взаимовыгодном сотрудничестве, ибо обе стороны в целом устраивают друг друга.
    • «Глиняные ноги» — вот здесь как раз часть аристократии и глав Гильдий пытается убрать Витинари и заменить его добрым и послушным королем… Шнобби Шноббсом. В итоге Шноббс сам сбегает от участи марионетки, а командор Ваймс обезвреживает главного вдохновителя заговора и сожжением архива лишает аристократию всякой опоры на биографии и генеалогию.
      • Ну, Шноббс сбежал не от участи марионетки (он даже и понятия такого не знает), но в ужасе перед Ваймсом (семейное дело которого — рубить головы оборзевшим королям). А что до биографий и генеалогий, то любой член любого благородного семейства знает их наизусть.
  • ПЛиО. Король Эйрис II Безумный, потомок множества инцестуальных поколений — маньяк-параноик (особенно последние годы), а в быту — бешеный зверь, насиловавший свою королеву и дравший её своими отрощенными ногтями (!), так что личная охрана едва сдерживалась, чтобы не кинуться на короля. А когда стало очевидно, что его вот-вот свергнут — король решил всю столицу пожечь напалмом (буквально), чтобы она никому не досталась, хорошо, что нашёлся добрый человек и предотвратил это. В общем, свой меч в почку этот псих бесспорно заслужил… Но всё ли так просто? Нет. Как обычно у Джорджа Мартина — не всё. В течение всего своего правления, но особенно в первой его половине, Эйрис, лютой ненавистью ненавидящий своё дворянство, как мог старался облегчить жизнь народа, а от дворян требовал единого порядка и беспрекословного повиновения самодержавной власти (что многим из них не особенно нравилось), и если вдруг чего не того — сразу карал благородных, в том числе казнил их весьма необыкновенными способами. Что характерно — именно дворянство потом и свергнет его режим и его династию… Поэтому простонародье ВНЕЗАПНО любило Эйриса, надеялось на него и относилось к нему в духе тропа. Показано, что через многие годы после его смерти, в ходе гражданской Войны Пяти Королей, когда лорды беспределили, представитель простонародья заявил: «А вот при короле Эйрисе так бы не было!».
    • Разве не Эйрис назначил десницей Тайвина, который похерил реформы Эйгона V? Дайте упоминание его хороших дел и санкции против дворянства.
  • Эддингс, The Elenium and the Tamuli — император Тамули, с любопытным нюансом. Он действительно хороший и умный, только вот его роль при дворе — почти исключительно декоративная. Поэтому император старательно косплеит безмозглого вертопраха, а тем временем копит силы для переворота.
  • «Хонор Харрингтон» — протекторат Грейсон: мудрый, просвещенный и абсолютно положительный лорд-протектор Бенджамин Мэйхью и куча лордов поменьше, из которых половина реакционные узколобые фанатики, а вторую половину просто гнать в светлое будущее пинками под зад. Следует заметить, что до Бенджамина, почти вся власть была в руках лордов, так что им есть за что его ненавидеть.
    • В Королевстве Мантикоры, всё не настолько плохо. Да, Елизавета III обычно показана умной и рассудительной, однако она также известна своей вспыльчивостью и ненавистью к хэвенитам. Многие дворяне действительно нормальные люди, но хватает отморозков и реакционеров. Когда наёмники хэвенитов убили премьер-министра, и на смену ему пришёл член оппозиции, то вспыльчивость королевы привела к небывалому объединению против неё всех фракций оппозиции. Упс!
      • А с третьей стороны, как раз после этого объединённые фракции оппозиции осрамились так, что ни в сказке сказать, ни пером описать. И потеряли куда больше политического веса (и куда меньше времени, и нанесли государству куда меньше ущерба), чем если бы приходили к власти по очереди, сменяя друг друга после глобальных провалов. Так что возможно, королева вспылила весьма расчётливо, прекрасно понимая перспективу: одна фракция ещё может, делая хорошую мину при плохой игре, удержать власть, альянс нескольких, не имеющих никаких точек соприкосновения, кроме противостояния королеве, развалится с катастрофическими последствиями для всех учстников.
  • Кэтрин Куртц, цикл о дерини — Синхил Халдейн через «не могу» был не самым плохим королём и пытался в меру силу подготовить своих сыновей к правлению. Однако его окружение за исключением семейки Макрори и их друзей представляло собой неиллюзорный серпентарий.
  • The Interdependency — Имперо Кардения действительно старается хоть как-то сохранить остатки человечества в эпоху предстоящего катаклизма. Да и до этого ничего плохого подданным не желала, хотя реформистского рвения у неё тоже не наблюдалось. Но при таких «благородных» домах легче удавиться, чем принести людям хоть какую-то пользу! Нохамапитаны там, конечно, самые заметные и отмороженные, но если бы они одни были такими…

Кино[править]

  • «Багдадский вор» (1940) — добрый багдадский султан Ахмад не имеет ни малейшего понятия, как живут его собственные подданные. Чтобы внести ясность в этот вопрос, переоделся нищим и «пошёл в народ», чем не замедлил воспользоваться визирь и колдун Джафар, приказавший схватить и казнить «самозванца».
  • «Зорро» (1975 г. с А. Делоном в гл. роли) — Диего де ла Вега в должности губернатора (под именем друга) отыгрывает роль доброго царя, а главный плохой боярин — полковник Уэрта. Только де ла Вега знает, что народ бедствует, посему сначала отправляется на разведку, а потом отыгрывает альтер-эго Зорро. А для маскировки Зорро еще и угрожает убить губернатора.
  • «Робот-полицейский» (1987) — глава зловещей корпорации OCP — «добрый старичок», который ни сном ни духом о том, что творит его правая рука Дик Джонс, вовсю сотрудничающий с бандитским авторитетом Кларенсом Бодиккером. Впрочем, в сиквеле перестал быть добрым (а значит, и не был таким — просто культивировал такой свой имидж; да и то сказать, добряки во главе таких суперкорпораций не оказываются).
  • «Слуга народа» — такова ситуация у Голобородько: президентом он стал, а вот правительство тот еще подарок, не говоря уже о премьер-министре Юрии Ивановиче Чуйко. Правда, в итоге сумел переломить ситуацию, найти своих людей и привести их к власти.
  • «Дон Сезар де Базан» — королю надо избавиться от опасного смутьяна, но в то же время не вызвать недовольство народа. Тогда он, по совету министра, оглашает указ о помиловании- через час после свершившейся казни. Указ якобы задержали в канцелярии.

Телесериалы[править]

  • «Нереальная история», сюжетная ветка «Артем Добрый». Педаль в пол — царь добр настолько, что и мухи не обидит, в то время как у бояр народ мрет, как те же мухи. При этом в этом боярском серпентарии уважение вызывает лишь вечно пытающийся свергнуть царя Борис Годунов своим масштабом личности и умом, в то время как остальные лишь и могут, что воровать да неловко оправдываться, нагло пользуясь царской добротой. Начинаешь подозревать, что Иван Грозный был добрейшей души и величайшего терпения царь, раз не перебил всю эту шоблу — так как даже агнеца Артема Доброго они так достали, что царь пару раз приказал казнить бояр (чему подивился даже соратник Грозного Феофан), а также покалечить а одного отпинал лично. Собственно, в основном на этом тропе юмор сюжетной ветки и основывается.

Мультфильмы[править]

  • «Солдатский долг» — Петр Первый пытается строить город-корабль, да только вот бояре-казнокрады могут его по миру пустить, а верного до конца солдата, поставленного царскую казну охранять, пытаются пред вспыльчивым Петром подставить. Даже победив бояр солдат отказывается стать у Петра министром потому что для него что бояре, что петровские придворные все одни и те же «воровские рожи». Фитилек прикручен, все таки Петр отнюдь не привычный добрый царь, хоть и достаточно ответственный.
  • Иван Царевич и Серый волк — Первый министр царя. С прикрученным фитильком, ибо Министр служил Тени, которая его и толкала на злодеяния, а так он скорее нейтрально-положительный.

Мультсериалы[править]

Комиксы[править]

  • Земля королей. 13 карт — Зонтик промахнулся два раза с чиновниками. Вначале он назначил 5 министров, которые распустились из-за его слабохарактерности. Второй раз он создал Алебарда, снова промах, вместо решения проблем тот построил культ личности и теократию.

Аниме и манга[править]

  • «Overlord» — В королевстве Ре-Эстиз идёт борьба между королевской фракцией во главе с добрым и старым королём Ланпосой III и дворянской фракцией основу которой составляют жадные и трусливые дворяне.
  • Akame ga kill (аниме) — субверсия. Сначала кажется, что троп играется почти прямо, и юный император — марионетка в руках всемогущего премьер-министра, кажется, что шанс исправиться у него всё же есть, но он слишком погряз в манипуляциях министра, фактически став в последних двух сериях его оружием и убивает немало народу. Именно он убивает Тацуми, тем не менее империя всё равно проигрывает. В конце гильотинирован революционерами, но свою вину вполне осознал и взошел на эшафот добровольно.
  • Двенадцатицарствие — когда Йоко только уселась на трон, то долго не могла разобраться, в чем ей врут, как ею вертят и т. д. Понимая, что что-то идет не так, инкогнито уезжает из дворца и наводит порядок, по пути примкнув к восстанию доведенных до ручки простых людей.