Хитгый и жадный евгей

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Greedy Jew, All Jews Are Cheapskates. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Данная статья рассказывает о национальном стереотипе, растиражированном массовой культурой, и ни в коем разе не имеет целью оскорбить представителей еврейского народа. Антисемиты и прочая шушера идут лесом.
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
Таки Фейгин!
«

Кто изхитилъ безпардонно Всю водицу изъ рѣки? Подъ личиною масона Кто нагадилъ вамъ въ портки? Кто сломалъ дороги эти? Кто интригъ разставилъ сѣти? Кто сей сумрачный злодѣй? Я, дѣтишки — iудей!

»
Сам признался!
« Нашёл Рабинович пачку долларов… А ТАМ НЕ ХВАТАЕТ!!! »

Начнём с того, что все без исключения евреи — козлы, но не в антисемитском значении, а в иудейском же. Благо винить в перебоях с водоснабжением жидов-водохлёбов удобно и пьяным слесарям, которым в лом чинить трубы, и начальству, которое украло деньги на ремонт. Если евреи Христа распяли (и плевать, что Богородица и апостолы — тоже евреи), значит, и воду они выпивают! А которую не выпивают — ту тrавят. Это уж не говоря о том, что маца замешивается на крови христианских младенцев (запрет на употребление крови в пищу в Талмуде спокойно опускаем — публика, на которую рассчитана пропаганда, даже Библию толком не читала)[1]. А уж как жадны до денег — родную мать обдерут как липку! А к своим относятся ещё хуже — делают обрезание мальчикам. Ну и поскольку мы их не любим, то уж они-то нам точно одного только зла желают

Впрочем, мы не станем более подробно обсуждать здесь исторические и социальные корни антисемитизма, а поговорим о плодах — фигуре хитrого и жадного евrея. Каковая разнится от обычного национального стереотипа своего времени до пропагандистского образа врага.

В произведениях, созданных до начала ХХ века хитrый и жадный евrей обладает ярко-характерной внешностью: он сутул, кrючконос, чеrняв или rыжеволос (либо имеет мышиного цвета седину), каrтав, имеет хаrактеrный веrбальный тик, не по-нашему стrоит фrазы, плохо пахнет, глазки бегают, лихоrадочно поблескивая, паучьи лапки жадно дрожат от предвкушения наживы, которую можно поиметь с благородного героя-бессеребренника. Чуть запахнет жареным — сразу же начинает изображать самого несчастного и обиженного жизнью. Иногда наделён хорошенькой дочерью, которая ценностей отца не разделяет, скорее всего, влюбится в героя и примет христианство, за что будет отцом проклята.

По профессии обычно или ростовщик-кровопийца, или гнусный торгаш, или шинкарь, спаивающий добрых христиан (ведь не покупать у него алкогольную отраву они ну аж никак не могут). В ЕРЖиной общине рука руку моет, все они там масоны и иллюминаты, наглухо повязанные круговой порукой и чуть ли не мистериями зла, и по причине хитгости и жадности только и ждущие возможности наколоть тупых гоев. Основано на реальных событиях: в феодальной системе, состоящей из трудящихся, сражающихся и молящихся, для диаспоры не было места, и евреям оставалось занимать ниши интеллектуального труда, которые не были встроены в феодальные отношения — в первую очередь, финансовую[2]. В общем, образ настолько яркий, что даже современные авторы-юдофобы, от которых новые веяния требуют более тонкой работы, не способны целиком от него отделаться.

В творчестве нормальных авторов сабж тоже иногда проскакивает, но на национальности акцента обычно не делается, как и на внешних стереотипах. Если автор боится обвинений в антисемитизме, в произведение может быть введён умный и порядочный персонаж еврейской национальности, который даже может подсвечивать в духе «Из-за вас, жидов, нас, евреев не любят!» Кроме того, существует и положительный вариант тропа, когда сабж статьи — не кровопийца, отравляющий жизнь окружающим, а обаятельный пройдоха-авантюрист (кодификатор в отечественной культуре — Остап Бендер[3]). Наконец, хитгый и жадный евгей — идеальный смешной иностганец в рамках этноклюквы.

В наши толерантные дни троп почти не актуален. Почти, да не совсем. И ещё раз напоминаем, что Посмотрельник — не площадка для нациков, у нас для каждого найдётся доброе слово амиго, ферштейн?

А уж положительных еврейских типажей пруд пруди: Мудрый еврей, Прекрасная еврейка, Самсон… и в конце концов, иудаизм — это круто!

Пrимеrы[править]

Фольклоr и пrедания[править]

  • Библия же! Поскольку большинство действующих лиц, внезапно, евrеи, то и многие злодеи — тоже.
    • В Ветхом завете очень ярко проявил себя некто Лаван (названный арамеянином, но не по национальности, а по месту жительства), который сначала потребовал от Иакова семь лет работать на себя в качестве выкупа за дочь Рахиль… а на свадьбу подсунул ему её старшую сестру, Лию. За Рахиль пришлось отработать ещё семь лет. С прикрученным фитильком: тогда Израиль ещё не сложился как этнос, он, по Торе, происходит от Иакова. Но Авраам, который приходится Лавану двоюродным дедом, назван в книге Бытия евреем — возможно, как потомок Евера.
    • Эталоном и едва ли не кодификатором в христианстве принято считать Иуду Искариота, продавшего Христа (таки тоже евrея) за тридцать сребреников (столько была компенсация за погибшего раба). Правда, раскаявшись, он эти сребреники швырнул первосвященникам в морду и ушёл вешаться. В христианской традиции традиционно рыженос и горбоволос, да и имя, созвучное с «иудей», очень радовало черносотенцев. Настолько, что перевесило в народной памяти всех других Иуд, среди которых, на минуточку, ещё один апостол Иуда Фаддей и крутой генерал Маккавей.
  • Те самые страшилки о жертвоприношениях христианских детей и маце на крови. Удивительно живучи, я это гарантирую!
  • Бесчисленное множество анекдотов о хитрых и жадных евреях, и многие из этих анекдотов, к слову, придуманы самими евреями. «Вы вчера спасли из проруби мальчика Мотю, а где таки его шапочка?!», «М-да, вот за это русские нас и не любят…»
  • Ну и, конечно, знаменитый сионист Пидоров, который на самом деле пианист Сидоров, но конферансье уже лыка не вяжет
  • Ну и таки огромное количество анекдотов про евреев, где они таки хитрые, жадные, предприимчивые и при этом глупые. Но обычно таки не злые:
«

— Алло! Скажите, это общество «Память»? — Да. — Это Гхабинович говоrит! Скажите, а это пrавда, что евrеи пrодали Гхусь?.. — Правда, жыдовская морда!!! — Скажите… А где я-таки могу получить свою долю?

»
— Пеrестrоечный анекдот[4]
«

— Рабинович, что вы сделаете, если границу откроют? — Залезу на самый высокий столб, чтобы не затоптали. — А потом?! — Похожу. Посмотrю. Может быть, останусь.

»
— Обrатно пеrестrоечный анекдот
«

— Рабинович, одолжите сто рублей… — У меня с собой нет… — А дома? — Дома всё хорошо, спасибо!

»
— Спасибо, что поинтересовались!
«

— А вы знаете, что в гибели «Титаника» виноваты евреи? — Какие ещё евреи? — Боцман, Лоцман и Штурман! Но больше всех — Айсберг!

»
— Вайсберг и Айзенберг вовремя обеспечили себе алиби.
«

— Маладой чилавек, таки шо вам из-под меня надо?! — Да вот хотелось бы кепку приобрести. — Вот вам кепочка, пrимеrьте, а я чеrез паrу минуточек подойду. …Через пару минут… — Ой, так а де тот жлоб, шо кепочку покупал?! — Так вот же я… — ЕТО ВИ?! Не узнал! Гrаф, вилитый гrаф!

»
Одесса, галантерейный магазин, хруст французской булки
«

Разговор двух евреев: — Абrам, а ты знаешь, шо наш Мойша таки пидоrас! — Шо, занял у тебя денег и не отдаёт? — Да нет, за шо ты такие ужасы наговаrиваешь за пrиличного человека?! Я в хоrошем смысле слова…

»
— Анекдот. Интересно, в каких обстоятельствах один из участников диалога узнал сию информацию?
«

Еврейский мальчик прибегает домой: — Мама, мама, я нашел котенка! Давай назовем его Изей. — Ну, что ты! Изя — это же человеческое имя. Назови лучше Васькой.

»
— а Вася значит не человек
«

Лежит на кровати и умирает старый еврей, и вдруг чувствует запах жаренной рыбы. Подзывает внука, и говорит — Изя, рыбки так хочется, принеси чуток. Внук возвращается с кухни и говорит: — Бабушка не велела. Сказала это на поминки.

»
— анекдот
  • Пrосто пrавозащитники, оправдывающие ненавистных коррупционеров или работников ненавистных СМИ.

Театr[править]

  • Вильям наш Шекспир, «Венецианский купец». С одной стороны — характернейший пример, но вместе с тем — одна из первых попыток понять, что сделало ростовщика Шейлока столь озлобленным человеком.
  • Ричард Шеридан, «Дуэнья» — ростовщик Исаак Мендоса. Ради денег отрёкся и от родины, и от веры.
  • А. С. Пушкин, «маленькая трагедия» «Скупой рыцарь» — еврей-ростовщик Соломон, предложивший Альберу отравить отца.
  • А. В. Сухово-Кобылин, «Свадьба Кречинского» — еврей-ростовщик Бек (разумеется, далеко не положительный персонаж), которого высмеивает Иван Расплюев. В финале этот Никанор Савич появляется собственной персоной — приходит вместе с полицией, как потерпевший, и очень много суетится (он в шоке оттого, что Кречинский его «кинул»).
    • В советском телевизионном мюзикле (сделанном как телеверсия театрального мюзикла — вольной адаптации этой пьесы) Никанор Савич Бек появляется уже вскоре после начала, во флэшбеках Кречинского. Показан инфернальной личностью, оплетшей своими сетями чуть ли не половину города. «Любезный друг, я слышал случаем, что вас долги большие мучают. Клянусь Христом и Богородицей, я денег дам — и всё устроится». То есть получается, что Бек — выкрест. (Последователь иудаизма никогда бы не стал упоминать ни Богородицу, ни Христа. К тому же Никанор — имя из православных святцев. Между тем этническое происхождение Бека очевидно и однозначно, и подсвечено прямо в репликах персонажей.)
  • «Улица Шолом-Алейхема, 40» Аркадия Ставицкого — сами-то герои прекрасные люди, а вот их дети, которые хотят вытащить стариков за границу, не интересуясь их мнением… В итоге младший сынок довёл отца до самоубийства.
  • Евгений Чириков, «Евреи» — субверсия: часовщик Лейзер Френкель хороший честный человек, но для большинства русских он именно «хитгый и жадный евгей».

Литеrатуrа[править]

Гусскоязычные пrоизведения[править]

« Я ненавижу жидов, — объяснялся он [Эллизауэр] своему главному мотористу. — Нет ничего на свете хуже жида. Однако я никогда ничего не имел против евреев! Возьми, скажем, Кацмана… »
Братья Стругацкие, «Град обреченный».
  • Пушкин, «Феодор и Елена» (из цикла «Песни западных славян») — «жид-лиходей», погубивший Елену.
  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — наш старый знакомый Янкель. Хотя, в сущности, на фоне что оголтелой казачьей вольницы, что оккупантов «из панской породы» не так уж и плох.
    • Есть в сеттинге и такие евреи, которые присвоили православные храмы и берут аренду за их использование, а их жёны шьют себе платья из священнических риз. Именно из-за слухов о них начался еврейский погром. И Янкель не отрицает, что такие есть, но говорит, что он и его близкие сородичи не имеют к ним отношения. Но козаки в такие тонкости не вникали: раз жид — значит, топить надо!
    • Да и то — уж больно похоже на типичные для того времени россказни.
  • В последние годы жизни Всеволод Крестовский стал ярым антисемитом и опубликовал трилогию под условным названием «Жид идёт», где таких персонажей завались: «Тьма египетская», «Тамара Бендавид» и «Торжество Ваала» (не закончен).
  • А. И. Куприн, роман «Яма»:
  • Исаак Бабель, «Одесские рассказы» — «Полтора жида» Тартаковский же! Кстати, сутулостью и худобой там и не пахнет — Рувим Тартаковский был неимоверно высок и толст. При этом явно не так уж и труслив — при разговоре тет-а-тет в лицо говорит гангстеру Крику всё, что о нём думает — и вдобавок пережить девять налётов, два похищения с целью выкупа и один погром как-никак тоже круто.
  • Владимир Зазубрин, повесть «Щепка» — друг героя-чекиста Срубова Исаак «Ика» Кац. Расстрелял отца Срубова как идейного врага, что дружбе не помешало, ибо всё во имя светлого будущего. Описание прям-таки каноническое — рыжий, носатый, противный.
  • Карманник и гусекрад (а не торгаш) Паниковский! Зато Остап любит не деньги, а приключения, связанные с их добычей:
«

— Вы довольно пошлый человек, — возражал Бендер, — вы любите деньги больше, чем надо. — А вы не любите денег? — взвыл Ипполит Матвеевич голосом флейты. — Не люблю. — Зачем же вам шестьдесят тысяч? — Из принципа!

»
Причём Бендер — таки да, а Ипполит Матвеевич — предводитель русского дворянства!
  • Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине» — хотя прямо об этом не говорится, читательское сообщество давно пришло к выводу, что ростовщик Джафар таки да. Подробности тут.
  • А. М. Авраменко, «Смело мы в бой пойдём» — Гершель Поляков. Зарабатывает деньги на бедах страны, единоверцев… Продолжает торговаться, даже когда ему предлагают побег с каторги.
  • Братья Стругацкие, «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» — стёб над «образом врага»:
«

Матвей Матвеевич (Мордехай Мордехаевич) улавливает только общую идею о том, что весь мир заполонили дурные, своекорыстные люди, везде блат, по знакомству можно достать всё, а без знакомства человек ничто. Марек Парасюхин, прикованный к газовой плите необходимостью помешивать овсяную кашу, чтобы не подгорела, и потому лишённый даже возможности бежать, заткнувши уши, испускает из себя освящённую веками нутряную исступлённую жалобу: «Да господи же боже мой! Ну нигде же нет от них спасения! Куда ни сунься — везде ведь они!» …На кухне объявляется слегка встрёпанный после душа Агасфер Лукич. В правой руке у него чашечка кофе, в левой — бисквитик, а на устах — бессмертное: «Если в кране нет воды, значит, выпили жиды…» Происходит двойной взрыв. Парасюхин взрывается потому, что усматривает в дурацкой частушке Агасфера Лукича злобный выпад против проверенных веками, глубоко теоретически обоснованных и животрепещущих установок и выводов по известному вопросу. Матвей же Матвеевич взрывается, потому что начисто лишён даже самого элементарного чувства юмора и в дурацкой частушке усматривает недвусмысленное и очевидное оскорбление своего национального достоинства. Дуэт: — Здесь нет ничего смешного, Агасфер Лукич! Довольно странно, что вы, при вашем опыте, при ваших знаниях, норовите отделаться шуточками, когда речь заходит об угрозе всей славянской цивилизации! Ведь вы же русский человек! Что вы тут нашли смешного? Да, выпили! Если нет воды, значит, именно они и выпили! В прямом или в переносном смысле! И ничего смешного!.. — Что значит — жиды? При чём здесь опять жиды? Почему у вас во всём и всегда виноваты жиды? Как вам только не стыдно, Агасфер Лукич? Ведь вы же сами — древний еврей! И откуда, интересно, вы взяли, что нет воды? Вода есть, пожалуйста! Пейте! Открывайте кран и пейте!..

»
  • Василий Белов, «Всё впереди» — бывшая жена главного героя выходит замуж за хитрого и пробивного еврея Мишу Бриша (но вроде бы не вредящего ГГ), который увозит её с дочкой за границу.
    • Бриш вообще ничего никому плохого не делает, а ГГ то пытается спасти от тюрьмы, то устроить на работу.
  • «Путеводитель по коридорам ада» — упоротое антисемитское произведение Яроврата, где евреи изображаются какими-то инфернальными тварями, насылающими жидомонстров на благородных арийцев.
  • Владимир Кантор, «Победитель крыс» — крысиный коллаборационист Алик.
  • «Космоолухи» — авшуры, конечно, всего лишь косплееры, но в хитрости и жадности дадут оригиналам ещё и фору.
  • Таки наши любимые «Дети против волшебников»! В мультфильм этот оголтелый антисемитизм протаскивать не стали, ну и слава Яхве.
  • Почти любой роман Александrа Пrоханова — в ба-а-альших количествах.
  • Практически любая повесть Элияhу Деrевянко — тоже.
  • Макс Фрай — изамонцы, вообще-то, в первую очередь горцы с характерным апломбом, но сфега деятельности, ггассигующий выговог и остгохагактегный нос как бы намекают. Да и старейшины «во-от в таких шапках», скорее всего, выглядят не так, а как-то вот так. Впрочем, их национальное свойство всех раздражать проистекает от старинного проклятия — когда оно спадает, изамонцы начинают выглядеть куда приличнее.
  • Метавселенная Рудазова — на Земле-1691 за евреев отдуваются гномы (нация финансистов, чьи державы расположены под Альпами) и гоблины (носатые, вонючие, жуликоватые, предпочитающие технический или гуманитарный труд и живущие в гетто).
    • «Экипаж» — хуассины, разумные головоногие, кочующие по космосу и подрабатывающие, где можно, за долю в гешефте. Тот из них, что состоит суперкарго в экипаже «Вурдалака», Соазссь, ещё и вставляет через два слова на третье характерное «таки». Смешнее всего то, что при этом в том же экипаже имеется этнический еврей Аарон Лазаревич Койфман — но он как раз чистая аверсия, у него функции в партии уже другие.
  • Протоиерей А. Торик, «Русак». Ефим Григорьевич Чиркин. Напрямую национальность не указана, но ФИО и внешность, «не русская и не кавказская», таки намекают. Директор детдома, устраивавший воспитанниц якобы на хорошую работу, а на деле продававший в секс-рабство, попутно присваивая их квартиры.
  • «Рыцари дорог» Анастасии Вечериной — есть вполне себе стереотипный еврей Соломон Абрамович, вот только он: а) положительный персонаж (хочет дружить с байкерами и даже спасает их от полиции, пусть и лишь для того, чтобы они защитили его от кавказцев); б) у байкеров находится не менее расчетливый прохиндей, который играет с ним на равных.
  • Сергей Тармашев, «Холод» — само собой, главная стерва, раз за разом посылающая тупого влюбленного героя на верную смерть и в конце концов лично бросающая дикарям на съедение, и ее отец-премьер-министр мирового тайного правительства, мечтающего уничтожить Расичей, носят фамилию Шекельсон. Вторым лицом в правительстве Избранных является госсекретарь Авраам Коэн.
    • ВСЕ произведения Тармашева, потому что евреи являются потомками Серой расы.
  • Орест Сомов, «Киевские ведьмы» — «Там(на шабаше на лысой Горе) великан жид сидел на корточках перед цымбалами величиною с барку, на которых струны были не тоньше каната; жид колотил по ним большими граблями, потряхивая остроконечною своей бородою, хлопая глазами и кривляя свою рожу».
  • Андрей Дашков, «Пропуск» — в постапокалиптическом мире (а другой сеттинг у Дашкова встречается крайне редко) касту работорговцев составляют сплошь ЕРЖ, что обеспечивает им — чуть ли не единственным в этих суровых реалиях! — роскошную и сытую жизнь. И это не то чтобы антисемитизм автора — на фоне большинства тамошнего люда эти товарищи выглядят едва ли не самыми гуманными и цивилизованными!
  • Анатолий Рыбаков, «Тяжёлый песок» — польский жид Броневский, надменный, как польский пан, и докучливый, как нищий с еврейского кладбища, с самого своего появления стал обивать все пороги, чтобы ему предоставили жильё и снабжение, будто ему обязаны. Втёрся в доверие к главному герою, а потом попытался его подсидеть, чтобы занять должность инженера, где зарплата значительно выше, чем вызвал у героя (еврея!) нехилый приступ антисемитизма.
  • Юджин Пеппероу, «Стопроцентный американец» — еврейский эмигрант в США начала ХХ в. Исаак Гобровский именно такой человек: жадный до денег лжец, мошенник и обманщик, который не стесняется обирать собственных соплеменников-эмигрантов. Самое удивительное, что автор тоже хитрый и жадный еврей — Евгений Перчиков, переехавший в 1980-х в Израиль, а потом тоже в США, где ради страховки убил двух своих жен!
  • Андрей Уланов, «Крест на башне» — трактирщик пытался сбыть военным спиртные напитки ненадлежащего качества («бутыль полупустая посреди лужицы валяется и запах от нее… лично я бы такую отраву на тараканов лить побоялся, a ну как паров нанюхаюсь, да тапочки откину?»). За что был военными избит, а оберлейтенант Розенбаум прокомментировал этот инцидент: «Вот из-за таких пархатых жидов, нас, евреев, и не любят».
  • Иван Шевцов, роман о худжониках «Тля» же! Слово «еврей» в тексте ни разу не упоминается, но присутствуют весьма прозрачные намёки на национальность главных отрицательных персонажей (космополитичных художников и критиков, ведущих роскошный образ жизни, пропагандирующих эстетство, формализм и заимствования у Запада и травящих русских патриотов-реалистов), да и сам автор называл своё произведение антисионистским. Имеется и положительный еврей Яков Канцель.
  • А. и К. Тенишевы, книга-игра «Квакеры в зоне риска» — Евгений Семёнович Вексельман, председатель правления банка «ТартарИнвест». Обиделся на юных героев за хакерский взлом банковских счетов и организовал им жестокую игру на выживание, воссоздав в реале антураж компьютерной «стрелялки» со всеми смертельными опасностями.

Заrубежные пrоизведения[править]

  • «Тысяча и одна ночь»:
    • Врач-еврей в «Сказке о горбуне».
    • Еврей-торговец в «Сказе о Далиле-хитрице», у которого «было много денег, и он завидовал своему соседу, если тот продавал что-нибудь, а он не продавал», но он ещё и хитрый обманщик и злой колдун, владелец дворца из золота и серебра, повелевающий джиннами и превращающий людей в животных.
    • Аверсия в цикле сказок про «сынов Исраиля», где евреи не предстают чем-то отличающимися от нормы, и положительные герои обычно вообще представляют собой эталон добродетели.
  • «Аладдин» — здесь некий еврей поначалу скупал у Аладдина наколдованную серебряную посуду (или драгоценные камни?)… за одну сотую реальной стоимости! Так продолжалось, пока правоверный купец не обратил внимание на молодого человека, таскающего какие-то вещи к иноверцу, и не объяснил Аладдину, на сколько его кидают.
    • При этом еврей-купец не делал никакого криминала и не обманывал Аладдина в оценке стоимости блюда, а проявил себя правдивым исландцем, придерживающимся традиций восточного рынка: начал выкладывать плату по одной монете, и если этот недоросль убежал домой с первой же, не спрашивая и не торгуясь — кто ж ему злобный Буратино?
  • Иоганн Музеус:
    • Легенда «Мелексала» (Melechsala) — Адиллам, который «не пренебрегал никаким делом, если оно было выгодно», лекарь, торговец и ростовщик.
    • «Рихильда» — аверсия. В этой версии «Белоснежки» протагонисткой является как раз злая мачеха. Как и в оригинальной сказке, свою невинную падчерицу Бланку она пытается извести не один, а несколько раз, в чём ей за большую плату, гнусно посмеиваясь, помогает придворный врач Самбул, Рабинович по национальности и Алибабаевич по характеру, который все покушения благополучно саботирует, невзирая на то, что за второй фейл Рихильда велела выдрать ему бороду и отрезать уши, а за третий обещала повесить. При этом когда его мучительницу заставили танцевать в раскалённых железных башмаках, он же и вылечил её ожоги мазью. Можно представить, какой это был неожиданный поворот для современников автора.
  • Вальтер Скотт, «Айвенго» — Исаак из Йорка (с прикрученным фитильком ). Дочь-красавица, влюблённая в героя, есть, но она предпочитает придерживаться веры предков. Вообще-то ничего предосудительного за всю книгу не сделал, его скорее воспринимают как «пгедставителя тгопа». Но деньги любит, этого не отнять.
    • Не то чтобы «любит». Но в отличии от остальных главных действующих лиц — военной аристократии — он свои деньги не получает от труда подневольных крестьян, а зарабатывает. Он знает деньгам цену, вот и всё.
  • Жюль Верн, «Гектор Сервадак» — торговец и ростовщик Исаак Хаккабут. Постоянно пытается нажиться на товарищах по космическому путешествию — французах, испанцах и русских, высмеивается ими и в конце теряет всё что имел.
  • Майн Рид, «Мароны»: работорговец Джекоб Джесюрон таки да (в переводе о его национальности не говорится). А его прекрасная дочка Юдифь вообще натуральная садистка и любовные неурядицы решает револьвером.
  • Иван Нечуй-Левицкий, «Микола Джеря». То, что в украинской литературе «жид» — синоним жадного кабатчика и ростовщика, всем известно. Но здесь мерзость Абрама Моисеича прямо-таки продавливает педаль в ад: мало того, что этот кровопивец плохо кормит рабочих на сахарном заводе, которым управляет, так он ещё — неслыханное дело! — требует, чтобы к нему, его супруге и их жиденятам обращались на вы, что титульному персонажу причиняет невыносимые моральные страдания.
  • Генрих Гейне, «Бог Аполлон» — заглавный персонаж, красавец и обаятельный мошенник, а возможно, и его отец.
  • Оноре Бальзак, «Человеческая комедия» — ростовщик и скряга Гобсек, еврей по крайней мере наполовину (по материнской линии). С прикрученным фитильком, т. к. автор ему явно симпатизирует: Гобсек не только умен, но и благороден, он помогает студенту-медику, с которым его связывают дружба и взаимное уважение, возвращает детям графа де Ресто деньги, которые нечаянно отняла у них мать. Прекрасная еврейка тоже имеется — его племянница Торпиль.
  • Чарльз Диккенс, «Приключения Оливера Твиста» — Фейгин. Просто Фейгин. Каноничный образец как по характеру, так и по внешности. При этом сам Диккенс антисемитом ни разу не был, а сведя дружбу с некоторыми евреями — вообще принялся вымарывать из текста «Оливера» излишне частые упоминания о национальности Фейгина. Вместе с тем, он подчеркивал, что типаж списан с реальности — находясь на нижних ступенях социальной лестницы, евреи действительно зачастую шли в криминал.
  • Густав Майринк, «Голем» — ростовщик Аарон Вассертрум. Противопоставляется ему мудрый и почти святой Шемайя Гиллель и его прекрасная дочь Мириам.
  • Тарас Шевченко, поэма «Гайдамаки» — трактирщик Лейба зверски эксплуатирует сироту Ярему, который от такой жизни уходит в гайдамаки.
  • Панас Мирный, «Гулящая» — шинкарь и его жена не пустили героиню погреться, и та замерзла насмерть.
  • Герберт Уэллс, «Человек-невидимка» — таким был со слов Гриффина его домовладелец.
  • Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка» — не Кац, как можно было подумать (у него другие пороки), а эпизодический персонаж в конце книги, галицкий еврей, который толкнул австро-венгерским воякам абсолютно несъедобную корову (её за несколько часов так и не смогли разварить до разжёвываемости) и при этом чудовищно переигрывал.
  • Агата Кристи:
    • «Хлеб гиганта» («Хлеб великанов») — друг ГГ Себастьян Левин. Фитилёк сильно прикручен, т. к. он положительный персонаж, но при этом предприимчив и деньги любит.
    • «Десять негритят» — наркоторговец Айзек Моррис, настоящий десятый негритёнок вместо «липового» судьи Уоргрейва. Получил своё ещё до событий на Негритянском острове, о чём сказано в эпилоге в разговоре полицейских инспекторов. На его совести жизнь племянницы знакомого Уоргрейва. Кстати, в переводах его национальность часто умалчивают.
    • Мэри Уэстмакотт, «Лощина» — злая и жадная мадам Элфридж.
  • Лион Фейхтвангер, «Еврей Зюсс» — трагическая история Зюсса Оппенгеймера. Протагонист превращается в сабж на пути к богатству и власти, но потом, увидев результат своих действий, раскаивается и добровольно идёт на смерть.
  • Джордж Оруэлл, «Фунты лиха в Париже и Лондоне» — явно с натуры описан еврей-ростовщик, каноничный выжига, который не стесняется обирать нищих старух.
  • Стивен Кинг, «Кладбище домашних животных» — тесть Луиса Ирвин Гольдман. Несмотря на то, что сам Кинг ну никаким боком не антисемит, персонаж воплощает в себе буквально все пороки, когда-либо приписываемые евреям: жаден, заносчив, эгоистичен, злопамятен и считает, что почти всё в мире продаётся и покупается.
  • «Дневники Тернера» же. И туда же «Охотник»/«Егерь».
  • Ральф Питерс, «Красная армия» — командир 3-й ударной армии, член общества «Память» генерал-лейтенант Старухин считает таковым начальника штаба фронта Чибисова, этнического еврея (да-да, типично еврейская фамилия, ка же). Чибисов, в свою очередь, так стремится показать, что он не еврей, что только привлекает к себе внимание антисемитов. И считает Израиль страной религиозного мракобесия и фашизма.

Кинематогrаф[править]

  • Пропагандистский фильм «Еврей Зюсс», выпущенный в 1940 году в нацистской Германии. Вот там уже сабж представлен без всяких сложностей!
    • Туда же и не менее пропагандистский с претензией на документальность «Вечный жид».
  • А ещё в нацистской Германии была экранизация «Собаки Баскервилей», в которой Стэплтон если и не еврей по крови, то внешне и по повадкам — стопроцентный.
  • Классическая экранизация «Оливера Твиста» 1948 г. Надо отметить, что в последующих версиях образ Фейгина старались заметно смягчить, тогда как в этой версии его сделали даже более утрированным, чем у Диккенса.
  • Зато в экранизации «Рождественской песни» 1999 года скупщик краденого старик Джо вдруг приобрёл острохарактерные черты.
  • «Бесстрашные убийцы вампиров» Романа Полански — традиционный жид-корчмарь, отец прелестной Сары. Особый цимес в том, что сам режиссёр — таки да!
  • «Люди в чёрном» — Джибс, жЫдоинопланетянин-барыга с регенерацией.
  • «Звёздные войны эпизод 1: Скрытая угроза» — Ватто, жЫдоинопланетянин-барыга без регенерации, но с крыльями и иммунитетом к джедайским колдунствам.
    • Точнее, так его озвучил не к ночи будь помянутый б/у о/у. «Гrавицаппа таки только за КЦ!». А потом тот же пейсонаж появился в «Атаке клонов», наряженный в весьма характерную широкополую шляпку, спасибо что без торчащих пейсов.
    • Гоблин развивал уже готовенькое, и ЕМНИП на Лукаса после премьеры «Призрачной угрозы» посыпались обвинения в антисемитизме. Ну а что, Ватто и жадный, и нос у него… своеобразный. Правда, по словам Лукаса в основе Ватто лежал далеко не еврей, а... мексиканец. Впрочем, выговором и средой обитания он и на прижимистого латиносского наркодилера смахивает.
      • Притом что за антисемитизм Лукасу ещё за хаттов таки предъявить должны были: сами посудите — вид, не имеющий своей планеты и специализирующийся на махинациях.
  • «Три девятки» — Ирина Власова, глава русско-еврейской мафии Атланты.
  • «Брат-2»: тип, впаривший Даниле старый рыдван, который «сдох» прямо на дороге, судя по всему — из эмигрировавших… таки да. «Молодой человек! Мы, rусские, не обманываем дrуг дrуга!» ©.
  • «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» — Кац. Хитрости и жадности не лишен, но на первом месте не менее стереотипная трусость.
  • «Свадьба в Малиновке» — одессит Попандопуло. Несмотря на греческую фамилию, ведёт себя как типичный еврей. Впрочем, одно другому не мешает: может, он по маме еврей, а по папе — грек.
  • «Чекист» Александра Рогожкина по мотивам зазубринской «Щепки» — всё тот же Исаак Кац с характерным профилем, но троп отыгран любопытным зигзагом: на допрос к Кацу попадает казалось бы стереотипный «жид-торгаш» Зинкельман, который сразу внушает симпатию, доходчиво объясняя Ике, какой тот, в сущности, подлец. «Учили вас, кормили, а надо было драть, драть, драть! Тогда бы что-нибудь вышло».
  • «Маленькие чудовища» — популярный телеведущий Тедди МакГигл, настоящее имя — Натан Шнайдер. Симпатичный весёлый толстячок, а на самом деле — эгоист и мерзавец, который ненавидит детей и готов на всё ради спасения собственной шкуры. Любитель мамочек. Забавно, что играет его популярный актер по имени Джош Гад.
  • Дилогия «Один дома» — таки Марв! На случай, если вьющиеся мелким бесом волосы, характерный нос и происхождение самого актёра ни о чём вам не говорят, во втором фильме Марв подсвечивает сам, поздравив себя с Ханукой. Оговорочка: Марв, конечно, жидяра жадный, но хитёр примерно как сибирский валенок.
  • Драйв — криминальный барон Нино.
  • «Детство Тёмы» — внезапно, в экранизации гимназический мундир (а равно и прочую одежду) у титульного персонажа ворует еврей в исполнении Джигарханяна. В литературном первоисточнике как раз-таки Тёма подгадил еврею («покупал» конфеты в долг), а одежду украл случайный старик. В экранизации два персонажа слились в одного хитrого «мстителя».
  • «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-Стрит» — цирюльник-мошенник Адольфо Пирелли aka Дэвид Коллинз, который продаёт простакам ссанину под видом чудо-элексира для роста волос и держит в чёрном теле мальчишку-подмастерье Тоби. Судя по характерной внешности (благо играет его Саша Барон Коэн) — таки Давид. В оригинальном мюзикле он, кстати, был ирландцем по имени Дэниэл О’Хиггинс.
  • «Большой куш» — начинается фильм с того, что в Антверпене банда грабителей, переодетых в ортодоксальных евреев, во главе с евреем Фрэнки «Четыре Пальца» (а он, в свою очередь, подчиняется другому еврею из Нью-Йорка — «кузену» Ави Деновицу), грабит алмазную биржу, которой тоже заведует еврей.
  • «Сказ про Федота-стрельца» (реж. С. Овчаров, 2001 г.) — Тит Кузьмич и Фрол Фомич! Стереотип о евреях как о «чуть ли не мафиозном народе», представители которого «имеют множество связей и всегда всё могут раздобыть»? Что характерно — ковёр здесь они сперли у Яги. С прикрученным фитильком, так как они таки помогают главному герою и не являются злодеями как таковыми, но их методы помощи Федоту нельзя назвать гуманными.
  • «Джентльмены» — Мэттью.
  • «Пункт назначения-5» — Айзек (Исаак) Палмер, не брезгующий тырить ценности и мелочь из рабочих столов погибших в аварии коллег. Хаrактеrная внешность пrилагается.
  • «Счастливое число Слевина» — мафиозный главарь по кличке Раввин (и, что характерно, действительно раввин по совместительству!).
  • «Титаник» — Каледон Хокли (отец его был родичем тех самых Роттшильдов, которыми любят пугать конспирологи).

Телесеrиалы[править]

  • «Хэппи!»: ещё один гнусный детский телеведущий Сонни Шайн, настоящая фамилия — Шайнберг. Ой вэээй! А во втором сезоне появляется гнусная еврейская мафия, глава которой попытался заказать Нику родного брата. Этот самый брат, впрочем, показан как тип хоть и ушлый, но в сущности неплохой, так что Ник не стал убивать еврея, а вместо этого отправился бить жидов.
  • Marvelous Mrs. Maisel — Мойше Майзель отыгрывает этот троп процентов на 80.
  • «Однажды в Одессе, или Жизнь и приключения Мишки Япончика» — место действия таки обязывает. Думаете, в вольной экранизации всё того же Бабеля могло обойтись без сабжа, а равно и его антонимов? Шобы да, так нет!
  • «Звёздный путь» — Ференги же! Целая цивилизация СФК-хитгых и жадных ивгеев. На создателей даже реальные евреи дулись.
    • Ференги первоначально задумывались как новая угроза Федерации на замен клингонам. Вот только мало кто принял их всерьёз, поэтому пришлось срочно придумывать Борг. Не прогадали.
  • «Прослушка» — жадный и коррумпированный адвокат наркоторговцев Морис Леви. Сценарист сериала, Дэвид Саймон (еврей по национальности) использовал для создания Леви образы реальных еврейских адвокатов из Балтимора.
  • «Любопытная Варвара» — стереотипный ростовщик Свердлов[5], не стеснялся угрожать должнику и его семье, независимо от размера заёма. Поплатился за свою вредность в начале первой серии второго сезона, что и стало завязкой её сюжета.
  • «Впотьмах» по рассказам Куприна — Ювеналий Алексеевич Абэг в исполнении Виталия Кищенко явно отыгрывает сабжевый образ (в финале вообще прозрачно намекается, что он — некто вроде дьявола-искусителя в человеческом облике, благодаря которому юный инженер Аларин и скатился вниз по наклонной). При том, что в оригинале у Куприна ничего подобного не было, там Абэг вполне положительный герой.

Весёлые каrтинки в движении[править]

Весёлые каrтинки без движения[править]

  • В арке о Харли Квин у протагонистки есть союзник — бывший суперзлодей, ездящий в набитом девайсами аки инспектор Гаджет инвалидном кресле и разговаривающий со стереотипным одесским акцентом, даже в оригинале.
    • Если он ей родственник или друг семьи — тогда всё понятно. Она ведь, по всей видимости, этническая еврейка, раз в паспорте она Харлин Квинцель.
  • Marvel — Эрик Леншерр, он же Магнето. Да, он антизлодей, который имеет более чем веские причины ненавидеть обычное человечество (он пережил Холокост и потерял родителей в немецком концлагере), но то, как он подходит к вопросу сосуществование простых людей и мутантов, на самом деле никак не отличается от философии столь презираемых им нацистов и страшилок про «алчущих гойской крови жидов».
  • «Маус» Арта Шпигельмана — субверсия с Владеком. Автор даже подсвечивал, что наверное, читатель обвинит его в создании стереотипного образа, но Влад… он таким и был в реальной жизни. Но в то же время Арт признается, что для человека, прошедшего через войну и концлагеря, естественна чрезмерная скупость и экономия.
  • Bigmouth — Марти Глауберман, отец Эндрю. Сварливый, скупой, мелочный человек, постоянно и громогласно жалующийся на всякую ерунду. К тому же и отец из него сомнительный.

Шпили-вили[править]

  • Владимир Высоцкий, «Антисемиты» — в пародийном ключе. Главный герой — шпана и бандит — решил податься в антисемиты, рассчитывая на уважение, да только не поймёт, кто такие семиты и за что их надо ненавидеть (боится что это какие-то уважаемые люди, которых вообще нельзя трогать). Новые товарищи ему разъяснили: они пьют кровь христианских младенцев, распяли Бога, слоника замучили в зоопарке и украли у народа весь урожай.
  • Евреи-сионисты в творчестве А. Харчикова. Некоторые из этих песен, между прочим, внесены в федеральный список экстремистских материалов.
  • Дмитрий Полторацкий, песня про «Гума-гума-гума-гуманоидов с маленьким обрезанным хвостом, жадных и хитрых притом».
  • Старинная еврейская песня «Еврейское казачество восстало». В наличии и солдаты, откупающиеся от атаки и отвечающие вопросом на вопрос, и атаман, взявший деньги за то, что он поскачет первым в бой, и раввин, бойко продающий патроны прямо в бою. Естественно, первый же бой проиграли — и записались в антисемиты.
    • Что любопытно, в реальной жизни еврейское воинство оказалось «с точностью до наоборот».
  • Не менее эпичная (суб)версия уже про современную израильскую армию — «Азохен вей, и танки наши быстры». Там с фитильком: вроде евгейские вояки и нелепы, и трусоваты, и жадноваты, и техника у них с забавными названиями, а арабов всё равно гоняют полотенцем. Этакая добродушная ирония над самими собой.
    • Нельзя ли ссылочку? Мне попалась только вариация на тему Бердичева. Кажется, вот.
  • К. Беляев, «Куплеты про евреев» (цитируется у АБС) — тоже стёбное обыгрывание образа врага. Они повсюду! «Вот упал метеорит… — а под ним еврей лежит. Это что же за напасть — негде камушку упасть!» или «Плюнь в Одессе — хошь не хошь, а в еврея попадёшь. Нет порядочных людей: где ни плюнь — там иудей!», ну и закономерный итог: «Вывод с ног до бороды: все кругом — одни жиды».
  • Даниэль Клугер, «Янкель-музыкант» («Баллада о скрипаче») — несостоявшийся тесть заглавного героя, шинкарь и контрабандист Фроим, отправивший протагониста на смерть (обещал выдать дочь, если он вернётся с контрабандой — и предупредил об этом солдат), дабы не выдавать дочку за бедняка.
    • «Три хасида» — про ребе, который в субботу нашел кошелек. Помолился о чуде, и вот «во всем Бердичеве суббота, а там, где ребе — там четверг». Песенное изложение старого еврейского анекдота.
  • «Алиса» — «Грязь». Кинчев отрицает какой-либо антисемитский посыл в тексте, утверждая, что он высмеивает космополитизм, однако, к чему строчка про Холокост и фрагмент из «7.40» во время соло?
  • «Монгол Шуудан», «Чёрная шаль» — об измене его возлюбленной гречанки протагонисту сообщает презренный еврей. Делает он это явно не из-за высокой морали, а исключительно ради денег, которые и получает от героя вместе с проклятием.

Пrочее[править]

(link)

Эталонный еврейский раввин Зильберман
  • Знаменитые «Приколы Проколы Протоколы сионских мудрецов» неизвестного автора, которые черносотенцами и прочими отмороженными антисемитами выдавались за подлинный документ — и стали мощным орудием антисемитской пропаганды. Потом выяснилось, что плагиат с «Разговор в Аду между Макиавелли и Монтескье»/«Беседы в преисподней между Макиавелли и Монтескье» некоего Мориса Жоли (где антисемитской темы вообще-то не было в корне, а произведение касалось вопроса «как тайно захватить абсолютную власть в „демократическом“ обществе»). Но истинного антисемита такая мелочь поколебать не может!
  • С точки зрения некоторых правых — (нео)нацистов и т. п. — в 1917 году предмет статьи захватил власть в России, чтобы сделать из русских белых негров. Сугубо из зловредности Дабы нае… обмануть честных, но глупых гоев, получить безграничный доступ к крови их младенцев и, ограбив их до нитки, собрать средства на новый Иерусалимский храм. А часть неоязычников вообще берёт за точку оккупации 988 г. и принятие Владимиром христианства.
    • Аналог подобных воззрений на западе носит название ЗОЖ ZOG — Zionist Occupation Government.
  • Яир Нетаньяху, сын израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, знатно потроллил, опубликовав фотоколлаж из картинки с евреем (взятым прямо с нацистского плаката), рептилоидами и… Соросом (правая партия, в которой состоит его отец, не любит Сороса), а также рядом малоизвестных у нас политиков Израиля, которые опять же не в ладах с партией его отца.
  • Монолог «Объезд по кривой» в исполнении Хазанова — субверсия. Колхозник, которому поручено изображать антисемита перед американской делегацией, судя по всему, слабо представляет себе, кто такие «жады», которых ему надо ненавидеть, и записывает в них весь колхоз (потому как все колхозники жадные). «Один нормальный человек — и тот Рабинович» (учитель).
  • Адепты одной группы борцов за нравственность это дело ой-вей как любят!
  • Автор правки наблюдал каком-то музее чудесную витрину: «Куклы фольклорных персонажей — ведьма, оборотень, чёрт и еврей-музыкант».
  • Популярная в определённых кругах забава: когда на горизонте появляется ярый и не шибко умный антисемит (а то, что он антисемит, станет ясно сразу же), ему можно подыграть, отыгрывая троп. Рано или поздно гражданин поймёт, что его почитают за идиота. Или не поймёт, что не менее смешно.
  • Павел Шехтман (пародийный, в отличие от реального) и прочие друзья небезызвестного Льва Щаранского. Больше пародируют либералов, чем евреев, но если надо, могут стать и националистами и коммунистами!
  • Скетч от пародийного новостного агентства «Onion» — авторша предлагает бороться со стрессом, представив его в виде жадных, крючконосых существ-грабблеров. Ее книга называется «Мое решение: убить всех грабблеров».
  • Le Happy Merchant — мемчик на основе антисемитской карикатуры некоего Вайта Манна. Форчан в свое время пытался его скормить Реддиту, ворующему форчановские мемы. Впрочем, с тех пор этого еврея уже перерисовали чуть ли не во все национальности, какие только есть.
    • «Циклон Бен», альтер-эго американского карикатуриста-либертарианца Бена Гаррисона, которое ему придумал Форчан, перерисовывая злое государство и злых банкиров на его карикатурах в того самого «Счастливого купца». Реальный Бен дико злился (его на самом деле начали считать антисемитом и перестали брать его карикатуры) и рисовал карикатуры про то, как он героически борется с интернет-троллями, но Форчан и их перерисовывал, меняя троллей на евреев.
  • Раввин Зильберман — пародирующий еврейский акцент блоггер, в своих роликах и статьях превозносит б-гоизбранный народ, обучает старым еврейским традициям, якобы вычитанным из Торы, правилам обмана, обворовывания и издевательств над тупыми гоями, и-и-и!
  • Сценический образ Руслана Тагиева на канале «Все работы хороши».
  • Зигзаг шутки ради: в судебном шоу «По делам несовершеннолетних» прокурор Степанов на правах постоянной хохмы прохаживается насчёт мнимой беспринципности и алчности адвоката Разумовского. По факту же явная аверсия: клиентами этого персонажа чаще всего оказываются подростки из неблагополучных семей и даже детдомовцы.

Пrимечания[править]

  1. Смешно сказать, не то что подумать, но встречались евреи по рождению, не знавшие матчасти иудаизма и знакомые с ним по агентсемитским агиткам, а потому ничтоже сумняшеся вмешивавшие в самодельную мацу, таки да, кровь (правда, всё-таки свою и в символических количествах).
  2. ЧСХ, о христианах, наиболее плодотворно занимавших эту нишу, а именно тамплиерах, ходят примерно такие же чёрные легенды, что и о ЕРЖах.
  3. Строго говоря его национальность точно не определена и еврей — только одна из трактовок. Также есть варианты турок (как он и представляется) и армянин.
  4. На одном нацистском форуме придумали ответ: «В газовой камере»
  5. Национальность не упоминается, но это тот редкий случай, когда по фамилии можно сказать безошибочно (ну, если не учитывать галаху, конечно).