Фильмы Марка Захарова

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Когда сообщили эту новость, чуть сердце не остановилось. С Марком Анатольевичем ушла великая эпоха. Помню, как он первый раз, будучи 42-летним, пришел в «Ленком» знакомиться с труппой. Мы были поражены, что к каждому из 80 актеров он обращался по имени и отчеству. »
— Актриса Людмила Поргина о смерти Захарова, «Телесемь» № 40

Марк Анатольевич Захаров (1933—2019) — знаменитый советский и российский режиссёр, в первую очередь театральный. Но с фильмами Марка Захарова по понятным причинам знакомо на порядки больше людей. Поэтому статья будет посвящена преимущественно им.

В отличие от Гайдая и Рязанова, он снял немного фильмов. Всего семь (вернее, шесть с половиной), но почти все они стали яркими событиями в культурной жизни страны (извините за неровный почерк). Они настолько насыщены философским звучанием, что с первого просмотра все смыслы не открываются. И со второго тоже. Но при этом — любимы народом ленты. Захаров специализировался на экранизации пьес Евгения Шварца и Григория Горина, но не ограничивался ими.

Ах, да. Наезды горе-патриотов, что он-де еврей, мы отметаем как неорганизованные. На самом деле его бабушка по отцу — караимка, а это же совсем другое дело! А как вам понравится такое: дед по отцу был русским дворянином, революционером, отец после Октябрьской революции вступил в Красную армию (и был дважды репрессирован — в 1934 и 1949), а дед по матери был белым офицером, воевал в армии Колчака и эмигрировал в Австралию.

Захаров в театре[править]

В 1973—2019 он руководил прославленным театром «Ленком», где под его руководством в спектаклях, — в числе которых «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Шут Балакирев», «Вишневый сад», «Женитьба», «Пер Гюнт», рок-оперы «Юнона и Авось» и «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», — блистали многочисленные звёзды.

Вот они, самые-самые: Ирина Алфёрова, Леонид Броневой, Максим Виторган, Арчил Гомиашвили, Татьяна Догилева, Александр Збруев, Николай Караченцов, Михаил Козаков, Всеволод Ларионов, Евгений Леонов и его сын Андрей, Георгий Мартиросьян, Мария Миронова-мл., Дмитрий Певцов, Татьяна Пельтцер, Владимир Стеклов, Алёна Хмельницкая, Сергей Чонишвили, Инна Чурикова. В операх были задействованы Крис Кельми и Павел Смеян. Конечно, под крылышком отца расцвела Александра Захарова.

И последние в списке, но первые по значимости — сладкая парочка режиссёрских любимчиков: Олег Янковский и Александр Абдулов. Правда, Захаров вообще любил затаскивать в фильмы актёров «Ленкома». Некоторых (Збруев, Караченцов, Леонов, А. Сирин, Е. Шанина, В. Проскурин и др.) снимал неоднократно. Но Янковский и Абдулов вне конкуренции: в четырёх захаровских фильмах они оба на первом плане (в остальных двух Абдулов тоже появился).

  • За строгость он получил прозвище «Мрак Анатольевич» в Театре сатиры, а в Ленкоме — уважительное «Магистр».
  • Избыточный физиологизм — «Дон Кихот» Захарова. Ну зачем там сцена утреннего туалета Янковского во всех деталях, а?
  • Похождения бравого солдата Швейка. D 1943 Бертольд Брехт написал пьесу «Швейк во Второй мировой войне». В 1969 Захаров поставил по этой пьесе телевизионный спектакль, который… не выпустила на экраны цензура. Ибо дело происходило непосредственно после «Пражской весны» 1968 года, и пьеса внезапно обрела новую остроту.
  • Тарахтит, как пулемёт: в некоторых театральных постановках почти не делают купюр в классическом тексте пьесы, а чтобы уложиться в сокращённое время спектакля, заставляют актёров тарахтеть как из пулемёта. Это было в постановке «Женитьбы Фигаро» в версии Захарова в Ленкоме (Фигаро — Дмитрий Певцов).

Захаров в кино[править]

Кроме этих семи фильмов, Захаров — автор писем Сухова к Катерине Матвеевне в фильме «Белое солнце пустыни».

Также он написал пьесу «Узник замка Иф» по мотивам романа А. Дюма «Граф Монте-Кристо». Именно по ней Георгий Юнгвальд-Хилькевич снял одноимённый фильм, а сценарий они писали вместе. В пьесе Бенедетто — вопреки книге, чисто смеху ради — показан как карикатурный урка. Кое-какой салонный лоск он приобрёл, и тем смешнее, когда он вдруг в разговоре сбивается на воровской жаргон («в натуре!…») или балансирует на грани этого. Потом он пишет графу Монте-Кристо анонимку, и манера письма выдаёт «аристократа» Кавальканти с головой: «Г-н граф, я ваш друк и спишу предупридить вас что есть один тип который знает где лижат деньги г-на графа…» (Ещё раньше подобное было и во французской экранизации.)

  • Авторский набор штампов — постановочный почерк и в театре, и на телевидении (но и там всё очень театрально), и в кино (где получается, по словам одного критика, «Кино-Театр») схож (подробнее в основной статье).
    • И если песни — то чаще всего на стихи Ю. Михайлова Юлия Черсановича Кима.
  • Диалектика Льда и Огня — он уважал этот троп. Тем более, что Абдулов (Огонь) и Янковский (Лёд) прекрасно справлялись с этими ролями:
    • «Обыкновенное чудо» — Медведь, импульсивный и честный, и Волшебник, тихий с виду, но сумасшедший внутри экспериментатор, знающий всё наперёд.
    • «Тот самый Мюнгхаузен» — весёлый чудак Мюнгхаузен, однако, по-своему загадочный и не менее эксцентричный хитрец Рамкопф.
      • Вопрос здесь спорный, кто тут Лёд, а кто Огонь. Даже автор правки не врубается, но предпочитает считать Рамкопфа Огнём, а Мюнгхаузена — Льдом, так как первый экспрессивней
    • «Дом, который построил Свифт» — сухой и прямой психиатр Ричард Симпсон, ставший не менее прямым Гулливером и уставший чудак Свифт, который вечно молчит.
    • «Убить дракона» — ну конечно, как можно забыть про них! Ланцелот, идеалист и романтик, однако склонный к нервным срывам, но в целом хороший парень и Дракон, этот циничный милитарист.
  • Затмить адаптацией — что-что говорите? До «Обыкновенного чуда» была пьеса-первоисточник Шварца и фильм Эраста Гарина? А «Убить дракона» снят по пьесе того же Шварца? Что?! «Тот самый Мюнхгаузен» и «Дом, который построил Свифт» — тоже по пьесам, только Григория Горина?! Ну, ладно, допустим, но уж «Формула любви»-то точно не экранизация, да? ЧЕГО?! Какая ещё повесть «Граф Калиостро»?!
  • Растаскано на цитаты — таки да, практически все фильмы из данной статьи. Вплоть до того, что даже вопрос Остапа Бендера Кисе Воробьянинову: «Вы умеете рисовать?» («12 стульев») обычно вспоминают именно в захаровском варианте: «Киса, я давно хотел вас спросить, как художник художника… Вы рисовать умеете?»
  • Режиссёрский любимчик — тандем Янковский-Абдулов. И вообще Захаров любил притаскивать в свои фильмы актёров из родного театра «Ленком».
  • Тень режиссёра — Захаров изначально пробовал отпахивать за режиссёра и сценариста разом. Получались затянутое начало и, как следствие, скомканная концовка. Зато когда он привлёк к работе Горина… Правда, Горин вполне знаменит.
    • Захаров очень недурно поработал над сценариями таких блестящих лент, как «Звезда пленительного счастья» Мотыля и «Земля Санникова» Мкртчана. Но в обоих случаях у него в напарниках были профессиональные сценаристы. Зато когда взялся за «Узник замка Иф» Юнгвальд-Хилькевича, получилось как обычно — куча блестящих находок, но и неоднозначных решений не меньше. Короче, с креативностью у него всё было хорошо, а вот недостаток сценарной практики подводил.

Стоянка поезда — две минуты (1972)[править]

Первый фильм, можно сказать, проба пера. Снят совместно с А. С. Орловым. Телевизионный, музыкальный, с песнями Геннадия Гладкова на слова Юрия Энтина в исполнении Аллы Пугачёвой. В 1979-87 год его не показывали из-за эмиграции Бориса Сичкина aka Буба Касторский и Олега Видова aka старлей милиции Славин. Автор статьи его не смотрела, а пересказывать Вики — занятие неблагодарное.

12 стульев (1976)[править]

Экранизация романа Ильфа и Петрова по сценарию самого Захарова с песнями Гладкова на стихи Кима, подробно описанная в статье про главного героя — Остапа Бендера.

Обыкновенное чудо (1978)[править]

«

Приходит день, приходит час, Приходит миг, приходит срок И рвётся связь.

Кипит гранит, пылает лёд, И легкий пух сбивает с ног. Что за напасть?

И зацветает трын-трава, И соловьём поёт сова, И даже тоненькую нить Не в состоянье разрубить Стальной клинок, Стальной клинок.

Приходит срок, и вместе с ним, Озноб и страх, и тайный жар, Восторг и власть.

И боль, и смех, и тень, и свет, В один костёр, в один пожар. Что за напасть?

Из миража, из ничего, Из сумасбродства моего, Вдруг возникает чей-то лик, И обретает цвет, и звук, И плоть, и страсть, И плоть, и страсть.

»
Музыкальный символ

Фильм снят по сценарию самого Захарова по пьесе Шварца с песнями Гладкова на стихи Кима в исполнении Андрея Миронова и Леонида Серебренникова («Хор фрейлин» (Кошмар! Позор! Кабак! Бедлам!), «Куплеты администратора» (А бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк), «Дуэт Эмилии и Эмиля» (Ах, сударыня, Вы, верно, согласитесь), «Баллада администратора» (Пошел я к девушке), «Прощальная песня» (Давайте негромко, Давайте вполголоса)).

Он настолько известен, что о первоисточнике вспоминают редко, а ещё реже — что была экранизация Эраста Гарина (1964), в которой от оригинальной пьесы больше у Захарова. Однако, что это экранизация пьесы — весьма ощутимо. Локаций всего две: дом Волшебника да трактир, но актёрам большего и не требуется.

Леонов в роли Короля

Кстати, образ Волшебника в пьесе — от начала до конца оммаж Н. М. Олейникову, другу Шварца.

Сюжет[править]

Жили-были Хозяин/Волшебник (Янковский) и его жена, Хозяйка (Ирина Купченко). Как-то подобрал Хозяин в лесу медвежонка, превратил в человека и вырастил как сына. И вот теперь это очаровательный юноша-Медведь (Абдулов). Хозяин решил, что его должна поцеловать принцесса, и он снова станет зверем. А своё решение он отменить не может, даже по просьбе жены. Чтобы предсказание сбылось, Волшебник сделал так, что проезжающий Король (Леонов) захотел остановиться у него в доме. И да, с королём была Принцесса — не менее очаровательная девушка (Евгения Симонова) и министр-администратор (Андрей Миронов — «Пальнул я в девушку, пальнул в хорошую…»), а также менее выдающиеся придворные. А между тем Медведь знакомится с Принцессой, и всё идёт как-то несуразно…

Тропы и штампы[править]

  • Героический медведь — судя по тому, как и зачем он возвращается в гостиницу,
  • Крутая шляпа — ковбойская шляпа Медведя. Про крутость мы молчим, она у него имеется.
  • Мортидо — Медведь, понимая, что может быть опасен если не для жизни Принцессы, то для её психики точно. Всё обошлось, и он остался человеком после поцелуя
  • Огромный парень, крошечная девушка — Медведь и Принцесса.
    • Красавица и чудовище — они же. Аверсия: Медведь после поцелуя Принцессы не вернулся в звериный облик, а в человеческом облике он весьма красивый парень.
      • В пьесе есть бонус для внимательных, таящийся во всего одной короткой фразе Волшебника, но благодаря ему становится понятно, почему Медведь не вернул свой истинный облик.
    • Переплетённые пальцы — в начале фильма так сплетают пальцы Волшебник и Принцесса в фантазиях Волшебника, затем Медведь и та же Принцесса — уже наяву.
    • Шарф — это крутодеконструкция тропа: Медведь дерётся с переодетой Принцессой на шпагах, будучи в шарфе, и она его сдёрнула со стола за этот шарф. Но в целом он крутой парень.
  • Глупый король — собственно Король. По собственному утверждению «тиран, деспот, коварен, капризен, злопамятен». На самом деле умилительно наивен и непосредственен. С учётом того, что он всё-таки король — получился дорвавшийся до власти ребёнок, эгоистичный и глупый. Как всегда у Шварца — отдаёт реалистичной деконструкцией. Плюс блестящее исполнение Леонова.
    • На тебе!. Король «делает ручкой» из окна, пародируя характерный жест Брежнева. Цензура придралась и сказала «Вырежем это издевательство»… а потом забыла сделать купюру. Ох и влетело кому-то после премьеры…
    • Эффект горностаевой мантии — Король путешествует в короне, а придя домой к Волшебнику, вешает ее на дверной крючок.
  • Торгаш — это плохо — министр-администратор.
  • Кармический Гудини — он же. В пьесе Шварца Хозяин превращает его в крысу, а вот авторы экранизации почему-то пощадили. Да и короля в пьесе превратили в сороку растворили в воздухе, а в фильме — живёхонек.
  • Роман декабря с декабрём: трактирщик Эмиль и фрейлина Эмилия — любовь их давняя, безуспешная, но не забытая.
    • С фитильком: в исполнении Ю. Соломина и Е. Васильевой (и если ориентироваться на возраст актёров) — и Эмиль, и Эмилия «еще в самом соку», по крайней мере по современным меркам. До старости, прямо скажем, далеко.
  • Теоретик — Охотник, который уже давно не охотится, а коллекционирует дипломы и борется за звание Лучшего охотника.
  • Синдром поиска глубинного смысла:
« Ну, овощи… Такие, которые тебе и не снились! Тыквы сдают небогатым семьям под дачи. Дачники и живут в тыкве, и питаются ею. Пробовали арбузы сдавать, но в них жить сыровато. »
— Укуренная пасхалка на Цветочный город Носова в исполнении Соломина
  • Снова и снова эта морда. Назойливый и безгласный придворный с редкостно тупым выражением лица, по всей видимости, маниакально норовит «зачем-нибудь вдруг пригодиться» королю и таким образом заслужить его милости. Этот царедворец снова и снова «как бы невзначай» оказывается около короля или на линии его взгляда. Короля это бесит: «Опять ты?.. Уйди отсюда. Слушай, УЙДИ отсюда!». Но король никак не наказывает надоеду — ограничивается только словесными знаками неудовольствия. Даже в момент, когда сей мужчина уже окончательно достал короля (у которого и так забот полон рот): «Боже мой, уйди от меня навсегда!».
  • Обыденность зла: «Среди действующих лиц нашей сказки, более близких к „обыкновенному“, узнаете вы людей, которых приходится встречать достаточно часто. Например, король. Вы легко угадаете в нём обыкновенного квартирного деспота, хилого тирана, ловко умеющего объяснять свои бесчинства соображениями принципиальными. Или дистрофией сердечной мышцы. А то и наследственностью». (Слово Божие от Евгения Шварца).
  • Великолепная пошлость:
    • «Куплеты администратора» — «А бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк, а за ней воробышек прыг-прыг-прыг-прыг, он её, голубушку, шмяк-шмяк-шмяк-шмяк, ам-ням-ням-ням, да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг!» Можно ли лучше передать образ министра-администратора — проходимца, развратника и пошляка?
    • Дуэт Эмиля и Эмилии («Ах, сударыня, вы, верно, согласитесь…»)
  • Музыкальный триппер — песня из эпиграфа и песня Администратора.

Цитаты[править]

  • Кто смеет рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком? Нищие, безоружные люди сбрасывают королей с престола из любви к ближнему. Из любви к родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются на небо и ныряют в самый ад — из любви к истине. Землю перестраивают из любви к прекрасному. А ты что сделал из любви к девушке? (Хозяин)
  • Будете мешать — оставлю без обеда. Кстати, ко всем относится. (Министр-администратор)
  • Три дня я гналась за вами, чтобы сказать вам, как вы мне безразличны! (Принцесса — Медведю)
  • Необыкновенная! Совсем не похожа на королевскую дочь. Бывало, придешь в детскую, стыдно сказать, сам себе становишься симпатичен. (Король)
  • Сегодня я буду кутить. Весело, добродушно, — со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки — я буду все это бить. Уберите хлеб из овина — я подожгу овин. (Он же)
  • Я — страшный человек. Тиран-деспот, коварен, капризен, злопамятен. И самое обидное, не я в этом виноват. Предки виноваты! Прадеды-прабабки, внучатые дяди-тети разные, праотцы, ну, и праматери, угу. В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я расхлебывай их прошлое. Ну паразиты, вот, одно слово, извините за тонкость такую грубость выражения, резкость, сейчас сказать, паразиты, вот и все. А сам я по натуре добряк, умница, люблю стихи, прозу, музыку, живопись, рыбную ловлю люблю. Кошек, да, я кошек люблю. Но иногда такое выкинешь, что просто на душе становится… (Он же)
«

— Вы негодяй! — Да. А кто нынче хорош? Вот я, например, вижу — летит бабочка: головка крошечная, безмозглая, крылышками бяк-бяк, бяк-бяк, бяк… ну дура-дурой! Воробушек тоже не лучше. Берёза — тупица, дуб — осёл, речка — кретинка, облака — идиоты. Лошади — предатели. Люди — мошенники. А что делать? Весь мир таков. Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять? В полночь жду. Ну как, придёте? — И не подумаю. А ещё пожалуюсь мужу — и он превратит вас… в крысу. — А кто у нас муж? — Волшебник. — Предупреждать надо. Был не прав, вспылил. Но теперь считаю своё предложение безобразной ошибкой, раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить. Всё, ушёл.

»
— Хозяйка, министр-администратор
«

— Пей. — Не пей, вино отравленное. — Точно, вино отравленное. Зачем выбрасывать-то?! Не хочешь, не пей, вылей в бутылку и всё! Где я теперь яду достану хорошего? Вещь в дороге необходимая! — Стыдно, ваше величество! — Ну, стыдно. Но я-то тут при чём? Я не виноват. — А кто? — Дядя. Вот тоже так, бывало, в компании разговорится с кем попало, наговорит на себя с три короба... А душа у него тонкая, деликатная, легко уязвимая. Ну а чтоб потом не мучиться, возьмёт, бывало, и отравит собеседника. — Подлец. — Скотина форменная.

»
— Король, Хозяин, Хозяйка
«

— Ой!?.. Как ты меня назвал? — Ваше Превосходительство! — Меня, величайшего из королей обозвать генеральским титулом? Да ведь это же бунт! — Да, я взбунтовался! Я взбунтовался! И вы вовсе не величайший из королей, а всего лишь выдающийся, да и только! Что, съел? Выдающийся, да и только! И вы вовсе не по заслугам именуетесь почётным святым. Вы отшельник, подвижник, но не святой. Не святой! Нет!

»
— Король, первый министр

Тот самый Мюнхгаузен (1979)[править]

Фильм снят по сценарию самого Горина по его же пьесе «Самый правдивый» с музыкой Алексея Рыбникова. И по-хорошему он должен быть в статье, посвящённой барону. Но этой статьи пока нет, и если почтенное сообщество попросит, о ней будет написано здесь.

Дом, который построил Свифт (1982)[править]

Фильм снят по сценарию Горина по его же одноимённой пьесе с песнями Гладкова на стихи Кима. Он основан на реальных фактах из жизни автора Путешествий Гулливера, хотя далёк от биографической точности. Автор статьи его тоже не смотрела, поэтому ограничится стеночкойтропов.

  • Лавкрафт писал правду! — великий сатирик живёт в окружении своих созданий… впрочем, это всего лишь нанятые актёры… но, хотя…
  • Любовный треугольник — кратко об отношениях между лилипутами. Что же касается Свифта, Стеллы и Ванессы… Тут всё настолько сложно, что интересует, похоже, только окружающих (двух участниц треугольника, конечно, тоже, но не в такой степени). Сам Свифт создавшуюся ситуацию никак не разрешает и, по-видимому, не очень-то и хочет.
  • Музыкальный триппер — есть мелодийки песен, застревающие в голове.
  • Откровение у холодильника — и Стелла, и Ванесса утверждают, что одна из них мертва. А Стелла даже признаёт, что мертвы обе. Так что, Ванесса сумасшедшая, раз считает себя той самой Ванессой, а Стелла обманывает?
    • Хотя, возможно, это и есть настоящие, но тогда это либо призраки, либо Реинкарнация.
    • Ещё один момент. Заглавный герой переживает флэшбэк, среди высказываний о нём был разговор мальчика и его матери: ребёнок заинтересовался книгой Свифта, а мать его отдёрнула. Неужели этот мальчик — доктор Ричард Симпсон и заинтересовали его приключения Гулливера? Учитывая, что в начале фильма этот герой является насквозь прожжённым реалистом, вполне возможно, что его так воспитали сухари-родители и у парнишки в голове возникли соответствующие постулаты.
  • Разум не вынес — доктор Симпсон спустя некоторое время в вышеупомянутом доме (как выяснилось, до нужной кондиции — осознания себя Гулливером — его довели ещё и СПЕЦИАЛЬНО).
«

— Я ГУЛЛИВЕР!!! — Мисс Джонсон! Ваше преподобие! У нас радость — доктор тронулся!

»
— Доктор Симпсон и лакей Патрик
  • Сирано — под конец фильма троп по очереди пытаются отыграть Стелла и Ванесса. Получается не очень, что подсвечивает сам Свифт: «Мне не удаются лирические сцены!»
  • Смердяковщина — дуэт лилипутов в исполнении Збруева и Караченцева. Один обзывает другого «лилипут несчастный». Второй резонно и саркастически возражает: «От кого слышу-то? От кого слышу-то?!».
    • Обоснование — лилипуты в здешнем сеттинге очень гордятся быть хоть чуть-чуть выше друг друга. Для них ростом померяться, что в шахматы сыграть. Отсюда и обзывашка.
  • Шоу внутри шоу — в начале и в конце фильма за кадром слышны голоса режиссёра и остальной съёмочной группы. Да-да, вы правильно поняли: всё происходящее с доктором Симпсоном — просто кино, которое по сюжету снимают некие безымянные невидимые люди. В оригинальной пьесе этого обрамления нет.
  • Язвительный чудак — Свифт уже устал язвить, но чудачить не перестал.

Формула любви (1984)[править]

«

Mare bella donna, Che un bel canzone[1], Sai, che ti amo, sempre amo. Donna bella mare, Credere, cantare, Dammi il momento, Che mi piace più!

Uno, uno, uno, un momento, Uno, uno, uno sentimento, Uno, uno, uno complimento O sacramento, sacramento, sacramento…

»
— «Неаполитанская песенка» (народная итальянская песня)

Фильм снят по сценарию Горина по мотивам повести А. Н. Толстого «Граф Калиостро» с песнями Гладкова на слова Кима («Песня про золото» (Чего таки не думают), «Песня Алексея» (О, как же я люблю вас)).

Сюжет[править]

В Россию в сопровождении слуг Жакоба (Абдулов) и Маргадона (Семён Фарада) приехал лжеграф Калиостро[2] (Нодар Мгалоблишвили) — авантюрист, выдававший себя за чародея. Компетентные органы отправили погоню за этим обманщиком. Заехав по пути к приболевшему клиенту, он пообещал излечить его, если тот согласится отправить с ним свою дочь, через которую будет поддерживаться «астральная связь» с больным. Мария Ивановна (Елена Валюшкина) решилась на столь рискованный поступок ради отца. Затем Калиостро со спутниками заехали в смоленское поместье юноши Алексея Алексеевича Федяшева (Александр Михайлов), который влюбился в статую, стоящую в парке. Алёша мечтал оживить её — «как некогда греческие боги вдохнули жизнь в каменную Галатею». Тётушка Алексея Феодосья Ивановна (Пельтцер) считала, что он дурью мается, и даже вызвала доктора (Броневой), который честно заявил: «голова — предмет тёмный, исследованию не подлежит».

Узнав о сверхспособностях приезжего, Алёша попросил его оживить статую. Тот не обещал полного сходства и намекнул, что ожившую статую могут звать Марией. Пока суд да дело, восторженный помещик познакомился с Машенькой и влюбился уже в живую девушку. Во время ритуала «оживления» Алексей понял, что имеет дело с мошенником, и вызвал его на дуэль, на которой оба пытались покончить с собой из не заряжённых Маргадоном пистолетов.

Вокруг творилось ещё много забавного. Например, Жакоб пытался соблазнить служанку Федяшевых Фимку (А. Захарова), а её дядя, кузнец Степан Степанович (Николай Скоробогатов), подтверждал русские житейские мудрости латинскими фразами. Обоснование: прежний барин распорядился обучить крестьян: хотел думать, будто он в Древнем Риме. В конце фильма Калиостро сдался властям, а живший по соседству художник написал его портрет в компании всех героев фильма.

Тропы и штампы[править]

  • Великий Гудвин — Калиостро. В реальной жизни известен также как Джузеппе Бальзамо.
  • Девственность — самое дорогое:
    • Маша изрядно себя скомпрометировала, путешествуя с Калиостро. Однако девственность сохраняет, хотя и (неудачно) решает ею пожертвовать в критический момент.
    • Фимка, которая на сеновал намерена прийти с кузнецом — ведь это барин так предложение делает? То ли выдающаяся наивность, то ли выдающийся троллинг. В финале таки приходит, но жених обещал вернуться, хотя и совсем другим.
  • Добродушный толстяк — доктор. Добрый, но в тоже время ещё и умный (троллил графа Калиостро): «Да, это от души. Замечательно. Достойно восхищения. Ложки у меня пациенты много раз глотали, не скрою. Но вот чтобы так, за обедом — на десерт, и острый предмет!? Замечательно! За это вам наша искренняя сердечная благодарность. Ну ежели, конечно, кроме железных предметов, ещё и фарфор можете употребить — тогда… просто слов нет».
  • Камео — Горин и Гладков в ролях слуг.
  • Музыкальный триппер — не только «Неаполитанскяа песня», но и тема Калиостро в прологе (Чего таки не думают).
  • Нестандартное прикуривание — Калиостро закуривает трубку от огня на пальце, демонстрируя собеседникам свои «магические способности». Местные впечатлились, хоть и не все.
  • Не такая уж фоновая музыка — каждый раз, когда играет заглавная тема, нарисовывается труппа бродячих музыкантов.
  • Уродливо красивый — Абдулов в роли Жакоба. Хотя в ролях Ивана из «Чародеев», Медведя или Лядащева из «Гардемаринов» он просто красивый.

«Неаполитанская песня»[править]

Мало кто знает, что это единственная в фильме песня, автор стихов которой — не Юлий Ким, а сам композитор, Геннадий Гладков. «Вот так номер — вышел фильм, и все поздравляют меня с написанием „классной песни, лучшей в фильме“… которую я как раз и не писал!» (с) Ю. Ким.

Пародийная песня состоит из настоящих итальянских слов, взятых из реальных итальянских песен, хотя и плохо согласованных, которые складываются в итоге во вполне осмысленный текст (в конце концов, «Шёпот, робкое дыханье, трели соловья» или «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека» тоже формально являются «набором совершенно бессвязных слов»). Другое дело, что к «переводу», который даёт Жакоб, он отношения не имеет (разве что намекает на него словом mare, «море»).

Жакоб утверждал, что «Эта песня о бедном рыбаке, который поплыл из Неаполя в бурное море. А его бедная девушка ждала на берегу, ждала-ждала, пока не дождалась. Она сбросила с себя последнюю одежду и… тоже бросилась в бурное море. И сия пучина поглотила ея в один момент. В общем, все умерли». Кстати, последняя фраза стала у нас на проекте тропнеймером.

Но вот, например, первый куплет и припев, приведённый в эпиграфе, переводятся так: Море, красивая женщина, / Какая красивая песня, / Знай, что я люблю тебя, всегда люблю / Красивая женщина, море. / Верить, петь / Дайте мне момент, / Который мне больше нравится. — Один, один, один, один момент, / Одно, одно, одно чувство, / Один, один, один комплимент / Это таинство, таинство, таинство.

Хотя подавляющее большинство зрителей не понимало текста, но набор итальянских слов весьма звучный, поэтому песня быстро обрела популярность. А вот «продолжение» песни в Сан-Ремо (с 18:32) действительно словесная окрошка.

Цитаты[править]

  • Коли доктор сыт, так и больному легче. (Доктор)
  • Ален нови, ностра алис! Что означает — ежели один человек построил, другой завсегда разобрать может. (Степан Степанович)
  • Жуткий город: девок нет, в карты никто не играет. Вчера в трактире украл серебряную ложку — никто даже не заметил: посчитали, что её вообще не было. Вчера попросил у ключницы три рубля — дала, мерзавка, и не спросила, когда отдам. (Маргадон)
  • О, Жакоб, мы отсюда не уедем никогда! Мы погибнем! Я всё понял, Жакоб, все пришельцы в Россию будут гибнуть под Смоленском. (Он же)
  • Но если говорить откровенно, если когда-нибудь, в палате лордов мне зададут вопрос: «Зачем, Принц, Вы столько времени торчали под Смоленском?», — я не буду знать, что ответить! (Жакоб)
  • Пребывание в России действует разлагающе на неокрепшие умы. (Калиостро)
  • Я уже разбудил стихию энергетических потоков, я уже вступил во взаимодействие с силами магнетической субстанции! Знаки зодиака, вот 24 кабалистических символа, вот ключ, врата и семь сфер. Всё уже дышит и приведено в действие. (Он же).
  •  — Ну, барин, ты задачи ставишь! За десять дён одному не справиться, тут помощник нужен — хомо сапиенс!
 — Бери помощников, но чтобы не раньше!
(Степан Степанович, Алёша)
  •  — Маргадон, прими! (Калиостро)
 — Пожалуйте, сударь. (Фимка, подавая хлеб и соль)
Маргадон высыпает соль на хлеб, кидает солонку во внутренний карман сюртука.
 — Понравилось, видать, молодец.
 — Хороший человек.
 — Солонку спёр.
 — И не побрезговал.
(Диалог деревенских мужиков)
  •  — Селянка, у тебя бабушка есть?
 — Нету.
 — Сиротка, значит.
(Жакоб, Фимка)
  •  — Подь сюды. Хочешь большой, но чистой любви?
 — Да кто ж её не хочет…
 — Тогда приходи, как стемнеет, на сеновал. Придёшь?
 — Отчего ж не прийти? Приду. Только уж и Вы приходите. А то вон сударь тоже позвал, а опосля испугался.
 — А она не одна придёт, она с кузнецом придёт.
 — С каким кузнецом?
 — С дядей моим, Степан Степанычем. Он мне заместо отца, кузнец наш.
 — А зачем нам кузнец? Не, нам скрипач кузнец не нужен. Что я, лошадь, что ли? Зачем нам кузнец?
 — Благословлять. Вы же предложение изволите делать… (Они же)
  •  — Сударь, а правда ваш барин две тысячи лет живёт?
 — Точно сказать не могу, леди, но за те двести лет, что я ему служу, он ничуть не изменился.
 — Дядя Степан, помог бы ты им, а? Ну грех смеяться над убогими. Ну ты посмотри на них! Подневольные ж люди, одной рыбой питаются. И поют так жалостно!..
(Они же)
  •  — Лабор ист эст ипсе волюмпас! Что означает: труд уже сам по себе есть наслаждение. (Степан Степанович)
 — Мерзавец, а мерзавец, ты, значит, здесь вместо работы латынь изучаешь?
 — Либерасьон эст перпетум мобиле…
(Диалог)
  •  — Чё он меня всё пугает? Что меня пугать? У меня три пожизненных заключения. А как он с вами разговаривает? Вы, человек, достигший вершин лондонского дна! В конце концов, вы собираетесь быть принцем?
 — Йес, итыс!
(Маргадон, Жакоб)
  •  — Маргадон! Почему открыта дверь?
 — Экскьюз ми, магистр!
 — Что экскьюз ми?
 — Варварские обычаи: ключи раздают, а замков нет.
(Калиостро, Маргадон)
  •  — Маргадон, один надо было зарядить… А вы, оказывается, бесчестный человек, Маргадон. (Алёша)
 — Конечно! Если б я был честный человек, сколько бы народу в Европе полегло! Ужас!
  •  — Травами хорошо бы ещё подлечиться. Отвар ромашки, мяты… У вас в Италии мята есть?
 — Ну откуда в Италии мята? Видел я их Италию на карте: сапог сапогом, и всё.
(Федосья Ивановна, доктор)
  •  — Перемещается.
 — Уходит.
 — Куда это он?
 — Куда-куда, в грядущее.
(Диалог)
  •  — От светлейшего князя Потемкина имею предписание задержать господина Калиостро и препроводить его в канцелярию для дачи объяснений.
 — Это невозможно. Он в грядущем.
 — Достанем из грядущего. Не впервой. (Офицер)
(Диалог)

Убить дракона (1988)[править]

Фильм снят по сценарию Горина и Захарова по пьесе Шварца «Дракон» с песнями Геннадия Гладкова на стихи Юлия Кима. У нас на сайте уже есть статья про этот фильм.

Примечания[править]

  1. Тут у нас Красавица Икуку + Эффект Телепорно: спетое с русским акцентом canzone итальянскому уху зачастую слышится как cazzone — 'х…ище'…
  2. В 1791 г. был заточён в подземелье крепости Сан-Лео. Ни чёрная магия, ни влиятельные друзья не помогли, и через 4 года он умер в тюрьме.