Иван Васильевич меняет профессию

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
ИВ.jpg

«Иван Васильевич меняет профессию» — кинокомедия, снятая в 1973 г. Леонидом Гайдаем по мотивам пьесы М. Булгакова «Иван Васильевич» с переносом действия из 1930-х в 1970-е гг и сменой имени и отчества главного героя (в пьесе Булгакова он был Николай Иванович, Зина называла его Кокой). Как бы[1] третий фильм про гайдаевского Шурика и как бы самый скучный: Шурика шарахнуло током и он полтора часа валяется в отключке… всё! Но вот то, что привиделось ему, пока он валялся… Фильм по праву вошёл в золотой фонд советского кинематографа и был растащен на цитаты. Не меньше полюбились народу и песни: «С любовью встретиться» («Звенит январская вьюга»), «Кап-кап-кап» («Маруся»), «Разговор со счастьем» («Счастье вдруг — в тишине…»). «Агата Кристи» даже вставила в песню «Сказочная тайга» парафраз мелодии «Звенит январская вьюга» (подсвечено в клипе). В фильме звучит и реальная народная песня «То не сильная туча затучилась…», посвящённая разгрому крымского хана Девлета «Собака — Крымский царь» Гирея I в 1572 г. под Молодями.

По жанру это эксцентрическая комедия, которую подпирают (псевдо)исторический жанр и научная фантастика (хронофантастика). Молодой инженер Шурик Тимофеев (Александр Демьяненко, который ненавидел свою роль до самой смерти) изобрёл машину времени. Он испытал её в компании серьёзного до скрежета зубовного управдома Ивана Васильевича Бунши (Юрий Яковлев) и обаятельного квартирного вора Жоржа Милославского (Леонид Куравлёв), который вторгся в квартиру соседа Шурика, зубного врача Антона Семёновича Шпака (Владимир Этуш). Они отправивились в эпоху Ивана Грозного. Из-за поломки царь (разумеется, его тоже играет Яковлев) оказался в СССР, а как две капли воды похожий на него Бунша — в Москве XVI века. Первый пытался осознать незнакомый мир, попутно разбираясь в отношениях ушедшей от Шурика жены Зины и её ухажёра, режиссёра Якина, а второй в меру своих скромных сил выдавал себя за царя, стараясь не попасться под вооружённую горячую руку стрельцам.

В конце выяснилось, что путешествие во времени, т. е. почти весь фильм, кроме пролога и эпилога — сон инженера Тимофеева. (В отличие от изначального варианта пьесы Булгакова, где события сном не являлись; так стало лишь во второй редакции, откуда и перекочевало в экранизацию). Кстати, реальная жизнь показана чёрно-белой, а сон — цветным, так что получилась инверсия тропа цветное настоящее, чёрно-белое прошлое. Аналогично было и в фильме Эльдара Рязанова «Человек ниоткуда», который вышел раньше, так что нельзя исключать, что Гайдай позаимствовал прием «Сны цветные, реальность — ч/б» оттуда.

Милая деталь: в мультсериале «Маша и Медведь» (48-я серия «Пещерный медведь») Медведь из разных старых вещей воссоздал эту машину времени, причем действующую.

А в книге Вячеслава Рыбакова «На будущий год в Москве» сабж попал в список запрещённых к просмотру фильмов — сама сюжетная канва с советским инженером, совершающим гениальное открытие или изобретение, считается крамольной.

Тропы и штампы[править]

  • Ай, молодца! — Шурик пригласил в свой дом вора Милославского (хоть это и происходит во сне, но намекается, что так же он бы поступил и в реальной жизни).
    • Тут скорее эйфория! Успех, прорыв, изобретение работает! Нужно поделиться радостью пусть и с первым встречным.
  • Анахронизм — в те времена красную икру ещё не возили к царскому двору, а потребляли в местах вылова. А вот массовые поставки баклажанов из Ирана начались всего на полвека позже. Так что они вполне попасть могли к царскому столу как заморская диковина.
  • Антиреклама спиртного/неадекватное возмездие — «Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет — мы его в кипятке и сварили».
  • Балласт — Бунша. Забавен, но в целом ведёт себя довольно пассивно, предоставляя Милославскому отдуваться за них обоих.
  • Бафос — фильм начинается с того, что Шурик спросонья нешуточно испугался собственной руки, очевидно, приняв её за чужую.
  • Блестящий неканон — Гайдай напихал дополнительных пародийных моментов (из них некоторые даже были зарублены цензурой как наглая политота антисоветская пропаганда).
  • Брать живым — «Живьём брать демонов!» ©
  • Бронебойный вопрос — «А вас уже выпустили из сумасшедшего дома?» (Шурик — Бунше: во сне он увидел, что этого Ивана Васильевича отправили в психушку).
  • Бронебойный ответ. На фразу жены управдома: «Будь я вашей женой, я бы тоже от вас ушла!» Тимофеев саркастически заметил: «Будь вы моей женой, я бы… повесился»[2].
  • Обаятельный мошенник — Жорж Милославский. Отличный актер, имитирующий идеально даже женские голоса. Неплохо умеет импровизировать и заговаривать зубы, а также обладает очень высоким уровнем воровского скилла. Там, где нужно, проявляет решительность и инициативу. Судя по сцене царской трапезы — имеет успех у девушек любых эпох.
  • Визуальная отсылка — сцена «Лепота». Царь смотрит куда-то вдаль, камера крупно показывает его суровый профиль с характерной клиновидной бородкой… Подождите, это же нам уже показывал Эйзенштейн! Правда, там царь «провожал» армию на войну, а тут довольно осматривает Москву.
  • Героизм в адаптации — Жорж Милославский. В оригинальной пьесе Булгакова Милославский сам отдает шведам Кемскую волость. В фильме достаточно увидеть, с какими словами он обращается к Бунше, согласившимся на предложение шведского посла (цитату см. ниже). Обчищает посла, впрочем, и в пьесе, и в фильме.
  • Гик и красавица — очкарик-инженер Шурик и его ослепительная жена-актриса Зина. Точнее, она и в реальной жизни красавица, но скромная, смиренная и в очках. А во сне она видится Шурику ослепительной вертихвосткой, щеголяющей нарядами «как в модных журналах или заграничном кино» и очков не носящей (контактные линзы?).
  • Глупый король — именно такого невольно отыгрывал лже-царь Бунша.
  • Гурман-порно — вообще всё, появившееся на столе после фразы «Царь трапезничать желает!».
    • Педаль в пол: на съёмках все яства были не бутафорские, а настоящие, и не политые керосином, а вполне съедобные. И покупал их Гайдай на свои деньги (сметой такое пиршество не было предусмотрено). Ох и угостилась съёмочная группа! Её участники это на всю жизнь запомнили.
    • Есть легенда, будто во время съёмки кто-то забыл на столе бутылку минералки, и она попала в кадр. Пришлось сцену снова переснимать — тоже с настоящей едой. Автор правки, впрочем, сомневается в правдивости байки: любые анахронизмы из прошлого вполне объяснимы если не наличием попаданцев (бутылка всё-таки не авторучка с голой бабой и не пачка «Мальборо»), то общей стёбностью фильма и железным обоснуем «это всё сон».
    • Анахронизм: в те времена красную икру ещё не возили к царскому двору, а потребляли в местах вылова.
    • Импровизированное оружие — в качестве оружия сойдут и красная икра, и чёрная, и даже икра заморская, баклажанная. Ну и метательные… яблоки. Более того, недурным оружием стал кафтан! Убить не убил, но иммобилизовал отлично.
  • Злодейство в адаптации — у Булгакова Якин вовсе не такой циничный кобель, как у Гайдая. Да, совратил Зину, но вроде бы действительно любил ее. А их ссора случилась из-за простого недоразумения, и к Зине на квартиру Якин приехал именно для того, чтобы объясниться (в фильме — чтобы забрать свой чемодан).
  • Идиот был прав — Бунша туповатый, недалёкий и крайне непредприимчивый управдом. Но при этом он, в отличие от умника Тимофеева, буквально с первых секунд подозревает, что Милославский нечист на руку.
    • Просто Шурик — «рассеянный профессор», Бунша скорее попадает под троп «Бдительный пенсионер», также обыгранный Гайдаем в фильме Бриллиантовая рука (эпизод, когда старушка-соседка главного героя в точности запомнила номер такси).
  • Сиквел-бастард — на Западе фильм превратился в «Ivan Vasilievich: Back to the Future». Спасибо хоть, что его не называют «Марти».
    • В некотором роде этот фильм и так сиквел-бастард: ведь оригинальная пьеса Булгакова вовсе не входила в цикл приключений Шурика, а вопрос тождества этих персонажей, позаимствовавших имя у Демьяненко — предмет бесконечных досужих споров,[3] переходящий в войну хэдканонов, которой в этой статье не место: каждый её читатель вправе иметь своё мнение, является ли фильм сиквелом дилогии о Шурике, а каждый редактор обязуется держать его при себе.
  • Кармический Гудини — Милославский. Изначально была снята сцена, как сбежавшего было Жоржа арестовывает милиция на речном трамвайчике. Впоследствии Гайдай от этой сцены отказался — тут-то из Жоржа и получился сабж.
  • Комическое непонимание сути:
  • Королева бреется — с фитильком: Жорж, чтобы гарантировать, что на момент проникновения в квартиру Шпака хозяина не будет дома, позвонил в поликлинику и говорил женским голосом.
  • Крокодилушка. «Горе мне, окаянному душегубцу!» — восклицает царь, терзаемый совестью и страхом перед «демонами». Убедившись, однако, что Шурик «не демон», Иван Васильевич вскоре чуть не отправляет на тот свет Якина, Ульяну Андреевну (жену Бунши) и Шпака. Это очень неприятные люди — но смертной казни всё же не заслужили! Хорошо хоть, что они персонажи доброй комедии, а потому успели сбежать.
  • Крутой против Занозы-в-Заднице — Милославский — жулик, а Бунша — добропорядочный активист, который его подозревает, но первый — однозначно крутой, а второй — эталонная заноза. Впоследствии вынуждены объединиться, но и тут бестолковый управдом норовит всё испортить. Это не говоря уже о том, как он досаждает крутому изобретателю Тимофееву (а Шурик крут не только во сне, где ему удалось изобрести машину времени, но и наяву — такую хорошую квартиру в те годы инженер мог получить только благодаря ценным рацпредложениям).
    • В пьесе у Тимофеева со Шпаком была одна квартира на двоих — но на тот момент в Москве пол-квартиры тоже мог иметь только ценный специалист!
  • Лицемерие — это смешно:  
    • Посмотрите, как самоотверженно Иван Васильевич (который Бунша) борется за то, чтобы вверенный ему дом получил почётное звание «дома высокой культуры быта»… и как охотно он потом раздаёт русские земли басурманам! «Кемскую волость? Да пусть забирает на здоровье! Страна не обеднеет. А я-то думал, Господи!» Даже у прожжённого жулика Милославского глаза на лоб лезут: «Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!»
    • Шпак уверяет Шурика, что никому не сболтнёт, что инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя вызвал. Стоило Шурику удалиться — и довольный Шпак звонит в милицию.
  • Лишние нолики — каждый раз, когда стоматолог Шпак рассказывает об ограблении, количество украденных вещей увеличивается. «Все, что нажито непосильным трудом… Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… три куртки».
  • Милиция пытается разобраться в этом бардаке. А милицейская овчарка, похоже, даже не пытается.
  • Мнимый больной — «и. о. царя» с щекой, подвязанной, чтобы разница во внешности xc ТруЪ царём не бросалась в глаза. «Периостит у него. Флюс!»
  • Музыкальный анахронизм — песня Милославского явно не в той эпохе.
  • На колени перед Зодом — «На колени, червь! Попался, прелюбодей, сукин сын Якин!»
  • На тебе!. Кинорежиссёр Карп Савельевич Якин — карикатура на Ивана Пырьева, склонного к снобизму и чрезмерному апломбу, а также панибратству с актёрами. Особенно показательна сцена «Я не узнаю вас в гриме. Кто вы? Сергей Бондарчук?.. Нет… Юрий Никулин?.. Нет-нет-нет. Ах боже мой, Иннокентий Смоктуновский!! Кеша!..»
    • Между прочим, Якин перечисляет актеров, которые пробовались у Гайдая на роль Грозного до утверждения Яковлева на эту роль.
    • Якин вворачивает в речь французское выражение «профессьон де фуа!» («profession de foi» — исповедание веры, а вовсе не профессиональная обязанность, как, видимо, уверен Якин). Это импровизация Михаила Пуговкина, который решил уязвить мосфильмовских цензоров тем, что по их милости так и не сыграл роль своей мечты — профессора Амвросия Выбегалло (экранизация «Понедельника…» была запрещена ещё на стадии кастинга).
    • Зина говорит Якину, что уйдёт от него к режиссёру Будимиру Косому. «Ха-ха! Косой халтурщик!» — отвечает Якин. Режиссёра Будимира Косого в советском кинематографе не существовало, но был режиссёр Будимир Метальников, который в том же 1973 году выпустил достаточно спорную фантастическую картину «Молчание доктора Ивенса».
  • Невезучий изобретатель — Шурик. Машина времени, увы, не работает. Единственное, что она может сделать — это устроить перегрузку электрической сети.
    • Однако же квартирка в самом центре Москвы у Шурика более чем респектабельная. А дом вполне может и выиграть пресловутое звание «дома высокой культуры быта». Такие хоромы в те годы получить было ой как непросто (для сравнения, модному кинорежиссёру Якину отдельную квартиру ещё только должны дать, и разочаровавшаяся Зина сразу припоминает ему, что Шурик не только «святой человек», но и «со всеми удобствами»). Вероятно, что Шурик не просто инженер, а ведущий инженер, награждённый государством за свои достижения (либо квартиру ему предоставили сразу, либо выдали денежную премию, которую Шурик вложил в кооператив). А машину времени он сооружает в свободное от работы время. Возможно, именно собственные успехи убедили его в том, что ему всё по плечу — даже машину времени соорудить.
  • Не в ладах с географией — внутримировой пример. Жорж Милославский отсылает армию выбить крымского хана с Изюмского шляха, а потом на обратном пути еще и Казань взять. Ну, чтобы два раза не ходить. Послал уж так послал: Изюмский шлях (восток нынешней Харьковской области на Украине) — это примерно 700 километров от Москвы на юг, а Казань — столько же на восток. Хуже он, наверное, мог бы только в Кемску волость (Карелия) «по пути» отправить. Единственное, что оправдывает попаданца — то, что Казань уже взята. ;-)
  • Не в ладах с историей — субверсия. При знакомстве с произведением кажется, что автор налажал, но… Да, это только кажется! В начале фильма говорится, что он «не совсем реалистический, не научно-фантастический и не строго исторический». Кроме того, все связанные с путешествием во времени события приснились главному герою. Но тем не менее, сон получился весьма далёк от исторических реалий:
    • В сцене допроса милиционерами Грозный утверждает, что родился в 1533 году от Рождества Христова. Но, во-первых, первый русский царь родился в 1530 году от Р. Х., а, во-вторых, тогда считали года от сотворения мира (за 5508 лет до Р. Х.). Обоснуй: Шурик, объяснив царю, что он попал в будущее, назвал, естественно, год от Р. Х. Царь, зная о принятом здесь летосчислении, переводит дату в него, почему и уточняет. Кстати, при пересчёте вполне мог и ошибиться на три года.
      • Вполне логично. Судя по нижеупомянутой Марфе Васильевне, царь вытянут из 1571 года. Фильм вышел в 1973, где-то там и происходит действие в современности, то есть скачок во времени был где-то на 402 года. Шурик мог сказать, что сейчас 1973 или 1974 год, и для круглого счёта что перенёс его на 400 лет вперёд, царь высчитал дату на 400 лет назад и своё рождение до неё, вот и вышла погрешность на 2-3 года.
    • В той же сцене он называет свою фамилию — «Рюриковичи». Дело даже не в том, что это не фамилия, а «дедичество» (как отчество, но по поколениям дальше). Такого слова во времена Иоанна Грозного даже в русском языке не было, и он бы просто не понял, что милиционер имеет в виду.
      • Поскольку Иван происходил из рода московских князей, то он скорее назвал бы фамилию «Данилович».
      • Насчёт «не было такого слова» — не всё так просто. Есть и другая версия: образованный царь услышал «слово латынское — familia», вспомнил, что оно означает «семейство», сообразил, что «чин приказный» велит ему назвать родовое имя, имя рода (наименование семьи, череды поколений — в отличие, скажем, от Гедиминовичей), ну и назвал своё «дедичество» — по имени основателя рода.
    • На том же допросе он перечисляет: «Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал…». С Казанью и Астраханью всё верно, а вот Ревель во время Ливонской войны русские войска взять так и не смогли.
      • Строго говоря, он же сказал, что брал (то есть, что были попытки взятия), но не сказал, что успешно взял все три города!
      • Не всё однозначно и с Астраханью. Во-первых, Грозный не руководил лично Астраханскими походами. Во-вторых, Астрахань сдалась без боя. Два раза.
    • Безбородые стрельцы. Задолго до Петра I!
      • А то что стреляют в Буншу и Жоржа из луков, хотя имели огнестрельное оружие, пищали, вполне достоверно: луки тогда всё ещё использовались, а пытаться стрелять по убегающему человеку из пищали практически бесполезно.
    • Скипетр и держава в руках Бунши, и. о. царя. В реале они появились лишь в XVII в.
    • То же самое — про трёхперстное крестное знамение в сцене с лифтом («Замуровали, демоны!»). До патриарха Никона и его реформ.
      • Как раз при Грозном, в 1551 г. Стоглавый собор канонизировал двуперстие: «чтобы себя огражали крестным знамением по чину и знаменовалися крестообразно… большей палец да два нижний перста воедино совокупив, а верхний перст с середним совокупив, простер и мало нагнув… Иже кто не знаменуется двема персты, якоже и Христос, да есть проклят» (Стоглав, гл. 31). Никонианство не вызвало бы столько возмущения, если бы не отменяло, в угоду единообразию с греками, уже утвержденные каноны, за отступление от которых с XVI в. анафематствовали.
    • На вопрос Бунши «Простите — Ваше имя, отчество?» царица отвечает: «Марфа Васильевна я…». Это может быть только Марфа Васильевна Собакина, более известная по опере «Царская невеста» Римского-Корсакова. Царицей она пробыла две недели, с 28 октября по 12 ноября 1571 года, а скончалась (возможно, от отравления) 13 ноября. Во всяком случае, Грозный обвинил родню предыдущей царицы именно в этом — и избавился от них люто и беспощадно. Поскольку бедная девочка заболела и слегла практически сразу после свадьбы, на пиру она могла появиться в первую пару дней после неё, не позже. Однако действие фильма происходит явно летом…
      • Кстати, в указанный период времени резиденцией Грозного была Александрова слобода (нынешний Александров), а Москва представляла собой пепелище — после успешного набега крымского хана, с того самого Изюмского шляха. Нехилую ответку (битва при Молодях) крымцы получили почти через год после указанной даты — и именно в связи с этой победой была сочинена звучащая в фильме песня «То не сильная туча затучилась…»
      • А неудачная осада Ревеля (см. выше) была ещё позже — в 1577 году.
    • Убегая от стражников, Бунша присаживается напротив статуи Иисуса Христа в стиле пермской деревянной скульптуры, возникшей, как считают, не ранее XVII в. и в Москве не распространённой.
    • В сцене, где Бунша и Жорж убегают от стражи, Кремль белый, хотя красным Кремль сделал ещё Иван III. Обоснуй: вообще-то его белили ещё в XIX в. Другое дело, что московский Кремль показанная локация не напоминает никоим боком.
    • В одном из фрагментов под ногами Жоржа и Бунши чётко просматривается каменная брусчатка.
    • Момент с подписью — мог бы не артачиться, царь должен был просто приложить печать.
      • Тут явно сработало правило прикольности как раз ради шутки про «И. О. царя». Кстати, у Булгакова Бунша помимо подписи «управдом» приложил имевшуюся у него с собой печать жакта. Милославский, впрочем, недалеко от него ушёл: заставил подписать «Иван Грозный», чем немало удивил Феофана.
  • Нечаянная правда — Зиночка уверяла Якина, что она уже репетировала сцену с Иоанном Васильевичем в этой самой комнате в квартире Шурика. Она-то считает, что это наглая ложь. Но тут появляется самый настоящий царь!
  • Одинаковые имена — царь и управдом Иваны Васильевичи. И в первоисточнике — пьесе М. Булгакова «Иван Васильевич» — тоже. А вот в пьесе «Блаженство» Бунша-Корецкий и не похож на Ивана Грозного, всю дорогу просидевшего на чердаке, и зовут его Святослав Владимирович.
  • Опера — в начале фильма по телевидению передают оперу Мусоргского «Борис Годунов».
  • Откровение у холодильника пополам с Необузданными догадками: сходство Зины с Лидой из «Операции „Ы“» легко объяснить тем, что Шурик женился на девушке, напоминавшей ему его первую любовь. А Приснившемуся Якину вполне мог придать черты недалёкого прораба со стройки, под начальством которого работал вместе с Верзилой. Шо же до товарища Шпака, сыгранного тем же Владимиром Этушем, шо играл Саа… ах, какого жениха! — то мы вас умоляем, он никакой не кавказец, а таки да.
  • Отсылка — у Шпака есть манера говорить «Честное благородное слово!», совсем как у М. С. Паниковского. Ни тот ни другой — не дворянин, и оба евреи.
  • Первый гражданин: «Очень приятно, здравствуйте, царь» ©. Кодификатор
    • И если вглядеться в кадры подписания указа «послать войско выбить крымского хана с Изюмского Шляха», можно заметить, как Бунша после некоторых колебаний подписал документ как… «и.о. царя». Чем себя и выдал, и… самозванца поневоле разоблачили очень быстро «Войско взбунтовалось! Говорят, царь — не настоящий!»
    • Справедливости ради: бояре и дьяки как раз все анахронистические забобоны Бунши принимают как должное — Иван IV и без попаданцев адекватностью не отличался. Взбунтовались стрельцы — видимо, кто-то из гонявшихся за попаданцами проболтался в полку, а там пошло-поехало. А снять на всякий случай свидетелям головы даже Милославский не додумался — жанр не тот и метод не его.
  • Перекличка:
    • На магнитофоне звучит «Песня про зайцев» из «Бриллиантовой руки»
    • И романс «Поговори хоть ты со мной» в исполнении Высоцкого, являющийся отсылкой к эпизоду спектакля Театра на Таганке «Послушайте!», где Высоцкий напевал его под гитару в образе Маяковского (вопреки популярному заблуждению, звучит именно оригинальный текст, а не филк Высоцкого «Моя цыганская»).
    • Песня «Кап-кап-кап» содержит в проигрыше между куплетами музыкальную фразу, которую все советские любители спорта безошибочно определяли как начало «Футбольного марша», под который команды выходят на поле.
  • Простреленная шляпа:
«

— Ой, как они кричат… — Они не могут кричать, они давным-давно покойники! Cтрела вонзается в шляпу Бунши. — Видали, как покойники стреляют?

»
— Сцена с проникновением лжедемонов во дворец
  • Прочитать о себе книгу — Иван Грозный увидел в квартире Шурика репродукцию картины Репина про себя.
  • Разрушение четвёртой стены — неоднократно. Жена Шурика перед тем, как сказать ему о разводе, разговаривает со зрителями. Жорж Милославский пять раз: 1. «Граждане, храните деньги в сберегательной кассе…»; 2. «Вот смотрит»; 3. «Никогда ещё свидетелем не приходилось быть»; 4. «Ой, дурак»; 5. «Молчит, проклятый». Он отыграл троп апарт буквально, по-театральному, озвучив свою мысль.
  • Ревность — это смешно: Шурик в финале — по контрасту с тем, как мужественно он себя вёл в собственном сне.
    • Одно дело потерять прелестную, но дурочку с ветром в голове, как Зина во сне, другое — такую милую и заботливую девушку, как Зина наяву. Так что реакция Шурика «в реале» совершенно естественна.
  • Самозванец — не только Бунша, но и Жорж:
«

Феофан: Не гневайся, боярин, не признаю я тебя. Али ты князь? Жорж Милославский:Я? Пожалуй, князь! А что тут удивительного?

»
— Милославские – реально существовавший дворянский род[4]
  • Самоубийственно выглядящий прыжок — комичная субверсия. Жорж только изобразил, что собирается прыгать, а стрельцы поверили и один за другим сиганули с крыши.
  • Свидетель — Шурик предлагает Милославскому стать свидетелем его научного эксперимента, тот с радостью соглашается, говоря: «Вот свидетелем ещё не приходилось быть».
  • Синдром вахтёра — им страдает Бунша. Ему говорят: «Развод — это моё личное дело!». Он в ответ: «Ошибаетесь, милейший, это дело общественное, вы своими разводами резко снижаете нам показатели». Основано на реальной жизни.
  • Синдром Кларка Кента — у Бунши и Грозного действительно разная внешность и мимика, при том, что различия в форме бородки и причёске минимальны.
  • Смешно коверкает песню — Бунша, упившись до потери лица, высказывает «монаршье» недовольство репертуаром гусляров-песельников и велит им спеть что-нибудь «модное, современное, актуальное» — например, энтинского «Антошку» из мультальманаха «Весёлая карусель». Для примеру Бунша пытается процитировать это произведение… Лучше бы он не пытался. На лицах царской свиты — недоумение. По неизвестным причинам Гайдай терпеть не мог эту классическую детскую песенку.
  • Спасительное безумие — Ульяна Андреевна Бунша прямо-таки с облегчением воспринимает гипотезу, что она таки сошла с ума и её «тоже вылечат». Видимо, то ещё мазохистское танго было у доминантной жёнушки и крепко пьющего мужа.
  • Спецдефекты — когда показывают сразу двух Иванов Васильевичей, видно, что у одного из них «отклеивается» голова.
  • Стагнатор. Иван Грозный: «У меня вот тоже один такой был — крылья сделал. Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает».
  • Так просто, что уже сложно — Милославский намучился, вскрывая сейф в квартире Шпака. Даже перчатки снял. Когда же он опёрся на стену, чтобы передохнуть, то случайно нажал на какой-то механизм, и… дверцы сейфа распахнулись! Там оказался всего лишь бар.
    • Видимо, алкоголь в этом баре был очень хороший. В конце концов, Шпак стоматолог, а бутылка приличного коньяку или ликера долгое время была традиционной «благодарностью» врачу.
  • Супруг-рецидивист — Зинаида Михайловна во сне Шурика: «Три раза я разводилась… ну да, три, Зузина я не считаю…». (аналогично и в пьесе Булгакова). Не успев развестись в четвёртый раз (с инженером Тимофеевым), поссорилась с новым возлюбленным — кинорежиссёром Якиным.
  • Тупая блондинка — безымянная любовница Якина в исполнении Натальи Кустинской.
  • Ты и вы — все персонажи из XVI в., сообразно исторической правде, «тыкают» всем подряд (в том числе — царю его люди), а сами попаданцы и их современники по привычке вежливо обращаются ко всем на «вы». Царь, что характерно, этому не удивляется — то ли сразу понял, что «тут так принято», то ли Шурик ему это за кадром пояснил. Но вспомним нехилый уровень образованности исторического Грозного: начитанный и «наслышанный» государь мог вспомнить современную ему (и прекрасно ему знакомую) польскую и немецкую традицию — и сделать логичный вывод, что она к XX веку попросту распространилась «на всю Русь Великую», от Москвы до самых до окраин.
    • Зина — актриса, она как минимум из текста пьес знает, как правильно взмолиться к повелителю всея Руси: «Живота!! [т. е. жизни, а не смерти] Пощади его, великий государь!».
  • Удивительно правильный иностранный язык: монолог шведского посла — это вполне осмысленная иностранная речь (только произнесённая почему-то[5] на немецком языке) и действительно о передаче Кемской волости.
    • Фильм вообще отличается вниманием к деталям. Монолог Грозного о красе Зиночки заимствован из книги, описывающей внешность Ксении Годуновой.
  • Ужасные соседи — с очень большим фитильком: соседи Шурика не то чтобы ужасны, но довольно козлисты. Однако Шурик и сам не подарок — кому понравится, когда из-за одного умника постоянно вышибает пробки по всему дому? — так что их тоже можно понять. А вот в пьесе-первоисточнике всё было намного серьёзнее — тот же Бунша отнюдь не безобидный активист, а самый настоящий стукач, и время на дворе далеко не столь спокойное.
    • Однако, другой сосед Шпак тут же звонит в милицию, стоит Шурику покинуть его квартиру («Честное благородное слово… жду!»). С одной стороны это всего лишь сон Шурика, но не указывает ли на подозрения инженера Тимофеева относительно личности Шпака.
  • Ужас у холодильника — «Бориску на царство?»: интересно, в какую сторону повернется история отечества, ежели вернувшийся в своё время Иван Грозный прикажет казнить Бориса Годунова?(С фитильком), потому что события произошли во сне.
  • Управление голосом — пародия на троп. Милославский настолько поднаторел в искусстве перевоплощения, что при необходимости (телефонный обман) без проблем меняет свой природный тенор среднего регистра на убедительно женский, хоть и немного сдавленный голос. «Реплики Жоржа изменённым голосом» озвучила Кустинская.
  • Фефекты фикции — у Бунши сюсюкающая шепелявость, лёгкая, но заметная.
    • Он еще и слегка заикается, больше, кажется, от волнения.
  • Фэйспалм — восклицание «О горе мне!» государь сопровождает этим самым.
  • Халиф на час — Бунша.
  • Цензурная утка — Гайдай вставил в монтаж крупный план того, что было на «буржуйской» авторучке, которую дарил шведскому послу Жорж. «По умолчанию»: изображение девушки в купальнике. Перевернёшь — купальник исчезает, девушка остаётся обнажённой. (Этим и объясняется реакция посла.) На худсовете у всех вытянулись лица, и прозвучала фраза: «Леонид Иович, ты что, дурак? Ты правда думал, что мы ЭТО пропустим?..» Гайдай долго пререкался (помогли навыки, оставшиеся с тех времен, когда он несколько раз отснялся в чужих фильмах в качестве киноактёра!), настаивал, что это важно для понимания сцены, что иначе якобы непонятны рожи, которые корчит посол… Председатель худсовета в конце концов сказал: «Вы нас утомили. Этого не может быть в фильме, да ещё во весь экран! Вырезаем, без обсуждений. Тут не Голливуд». А вечером того же дня Гайдай похвалялся перед родными и друзьями: «Сработала голая баба, сработала! Фильм останется в целом таким, как задуман, только переозвучат пару реплик! Завтра обрадую Владьку!».
    • А вот и упомянутые переозвучки:
      • Изначально Бунша, изображая из себя царя, говорил шведскому послу «Мир и дружба!». Заставили заменить на «Гитлер капут!».
      • Изначально Милославский отвечал на вопрос Бунши «За чей счёт банкет, кто оплачивает это изобилие?» — словами «Народ, батюшка, народ». Заставили заменить на «Во всяком случае, не мы».
  • Это часть представления — когда в перебранку Зины и Якина с патетической речью встревает Иван Грозный, режиссёр наивно полагает, что идёт репетиция. Он пытается угадать, кто же из актёров скрывается под гримом царя, и называет несколько имён знаменитых советских актёров (Юрий Никулин, Сергей Бондарчук, Иннокентий Смоктуновский — все трое проходили кастинг). Юрия Яковлева не называет!
    • Дополнительная хохма: Иван Пырьев (его-то Якин и пародирует) должен, по идее, сразу узнать артиста, который исполнил главную роль в его фильме.
  • Языковых барьеров не существует. Во времена Грозного знать говорила на старославянском, а простые стрельцы — на старорусском, но в фильме речь персонажей современная.Обоснуй: всё происходящее — сон изобретателя Александра Тимофеева.
    • Впрочем, заметно, что «попаданцы» говорят на более современном языке, чем обитатели XVI века, чья речь более архаична. Неудивительно, что не прошло и суток, как «войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!».
    • Шутки ради: режиссёр Якин пытается общаться с Иваном Грозным на «старославянском» («Паки, паки… иже херувимы! Житие мое…»), но тот его обрывает: «Какое житие твое, пёс смердящий!». Якину в значении «Жизнь моя…» следовало сказать «Живот мой», а «житие» бывает только у царей и святых.

Цитаты[править]

Александр Сергеевич Тимофеев, он же Шурик[править]

  • «Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите». (Обращаясь к Бунше)
  • «Вы думаете, что я хочу вас отравить?! Дорогой Иван Васильич, у нас это не принято. И кильками в наш век отравиться гораздо легче, нежели водкой, — пейте смело!»
  • «А боярыня моя со своим любовником Якиным на Кавказ сегодня убежала».

Иван Васильевич Бунша[править]

  • «Ошибаетесь, уважаемый, это дело общественное. Вы своими разводами резко снижаете наши показатели».
  • «Товарищ Тимофеев, за стенку ответите по закону! Видал, какую масыну изобрели!»
  • «Меня терзают смутные сомнения: на вас точно такая же замшевая импортная куртка, как у Шпака!» (Бунша подозревает Милославского)
  • «Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон». (Бунша снова подозревает Милославского)
  • «Если хотите знать, нам, царям, за вредность надо молоко бесплатно давать! Журнал „Здоровье“ так прямо и указывает: нервные клетки не восстанавливаются». (В пьяном состоянии на пиру)
  • «Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?»
  • «Танцуют фффсссссе!»

Жорж Милославский[править]

  • «Видел чудеса техники, но такого!»
  • (Бунше) Тьфу на вас! Ах, какое изобретение! (снова Бунше) Тьфу на вас ещё раз!
  • «Я — артист больших и малых академических театров; а фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!»
  • «Минуточку! Если ты ещё раз вмешаешься в опыты академика и станешь на пути технического прогресса, я тебя!..»
  • «Положь трубку!.. Задавлю, шляпа!»
  • «Были демоны, — мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались. Так что прошу эту глупую панику прекратить!» (Обращаясь к Феофану и стрельцам).

Иван Васильевич Грозный[править]

  • «Замуровали… замуровали, демоны. Вот что крест животворящий делает!» (В лифте)
  • «Здрав буди, боярин. <…> Клюшница водку делала?[6]»
  • «Ты такую машину сделал? <…> У меня вот тоже один такой был — крылья сделал. <…> Что „ну-ну“? Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает, ха-ха».
  • «Какого Бориса-царя?! Бориску?! <…> Бориску — на царство?! <…> Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?! Сам захотел царствовати и всем володети?! Повинен смерти!»
  • «Ты пошто боярыню обидел, смерд?!» (Обращаясь к Якину)
  • «Эх, красота-то какая! Лепота!» (Смотря на современную Москву)
  • «Оставь меня, старушка, я в печали…» (Обращаясь к Ульяне Андреевне)

Антон Семёнович Шпак[править]

  • «А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали. Собака с милицией обещала прийти».
  • «Эта роль ругательная, и я прошу её ко мне не применять! Боже мой, ну и домик у нас! То обворовывают, то обзываются… а ещё боремся за почётное звание „дома высокой культуры быта“, — это же кошмар, кошмар!»
  • «Позвольте, вы не хулиганьте!.. Что это ещё за пьяные выходки?! Я на вас жалобу подам… коллективную!» (Возмущенный Шпак на действие Ивана Грозного, совершенные в его сторону)
  • «Алло, милиция? Милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак… а я не по поводу кражи, — у нас здесь дело почище — инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя вызвал!..[7] Я непьющий… С кинжалом! Холодное оружие!.. Даю честное благородное слово. Жду!» (Шпак звонит в милицию)
  • «Всё, всё, шо нажил непосильным трудом, всё же погибло! Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… Три куртки. И они ещё борются за почётное звание „дома высокой культуры быта“, а?..» (Шпак жалуется розыскной собаке)

Другие персонажи[править]

  • «Алло! Анюта? Ты себе не представляешь: я сейчас улетаю в Гагры! С самим Якиным! <…> Алло! Галочка? Ты сейчас умрёшь, потрясающая новость! Якин бросил свою кикимору, ну, и уговорил меня лететь с ним в Гагры! <…> Алло! Вава? Ты сейчас упадёшь!» (Любовница Якина хвастается своим подружкам по телефону)
  • «И всё-то ты в трудах, всё в трудах, великий государь, аки пчела!» (Царица Марфа Васильевна)
  • «Войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!» (Боярин, узнав что на месте царя — самозванцы)
  • (видя сразу двух мужчин в смирительных рубашках с внешностью своего мужа) «И тебя вылечат… и тебя тоже вылечат… и меня вылечат…» (Ульяна Андреевна. При этом она, поехав умом, при всех снимает со своей коротко стриженной головы[8] вырвиглазно-рыжий парик, поскольку резонно полагает, что в дурдоме он ей ни к чему.)
    • Стоп-кадровый бонус и Бонус для гениев. Увидев, как выглядит Ульяна без парика, оба «Бунши» отреагировали по-разному: настоящий Бунша умилился, а Иоанн Васильевич Грозный пришёл в ужас — мол, и правда ведьма! (Когда славянский фольклор описывал «ведьм с прикрученным фитильком», то есть колдуний и только, их традиционно изображали длинноволосыми, а вот злобных дьявольских ведьм изображали либо тоже длинноволосыми, — или еще и кошмарно растрёпанными, — либо, реже, коротко стриженными, а то даже и безволосыми. Более того, в последнем случае это обычно был намёк на то, что перед нами не просто ведьма, а демоница, нечто вроде суккуба!)
  • «Чао!» (Кошка Тимофеева. Чёрная. Перекличка с зловещей кошкой из «Бриллиантовой руки»?)
  • «Кемска волост! Ja, ja!!» (Посол)

Диалоги[править]

«

Милославский: Эврика!!! Царские шмотки!.. Одевайся. Царём будешь! Бунша: Ни за фто!
Милославский: Одевайся, убью!

»
«

Тимофеев: А где царь? Шпак: Закусывать надо!

»
«

Милославский: Интурист хорошо говорит!.. Бунша: А что он говорит, конкретно что? Милославский: А пёс его знает!.. Феденька! Надо бы переводчика… Феофан: Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили. Милославский: Нельзя так с переводчиками обращаться. Шведский посол: (о Кемской волости ) …schwedische Armee erobert hat![9] Милославский: Отвечай что-нибудь. Видишь, человек надрывается… Бунша: Гитлер… капут![10] Милославский: Продолжайте, мистер посол, мы с вами совершенно согласны! Шведский посол: Kemska wolost! Милославский: Правильно, совершенно пр… (замечает на груди посла богато украшенный орден) …совершенно правильно!.. (натягивает перчатки, как всегда, когда собирается совершить кражу) Бунша: Послушайте… товарищ! Товарищ, можно вас на минуточку? Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно. Феофан: Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай её сюда! Бунша: Что-что? Кемская волость? Шведский посол: Oh, ja, ja, Kemska wolost! Oh ja, ja! Бунша: Да пусть забирают на здоровье, я-то думал, Господи! Феофан (в ужасе): Как же это так, кормилец?! Бунша: Царь знает, что делает! Государство не обеднеет. Забирайте!.. Забирайте! Милославский: Не вели казнить, великий государь, вели слово молвить! (шёпотом) Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься! Шведский посол: Так что передать мой король? Милославский: Передай твой король мой пламенный привет! Шведский посол: А Кемска волост? Милославский: Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. [Бонус для современников: «такие вопросы с кондачка не решаются» — это одна из любимых фраз Хрущёва.] Нам надо посоветоваться с товарищами… [А это назойливый, навязший в зубах штамп советской эпохи, особенно в устах всевозможных руководителей.] Зайдите на недельке.

»
— Сцена со шведскими послами
«

Бунша: Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет? Милославский: Во всяком случае, не мы.

»
Изначально должна была быть фраза «Народ, батюшка, народ»
«

Милославский: Дорогой самодержец, всё пропало. Раскрыли нас! Бунша (забывшись): Я требую продолжения банкета… КАК ПРОПАЛО?

»
— Автор неизвестен
«

Иван Грозный: Смерд!!! Шпак: От смерда слышу! Иван Грозный: Холоп!!! Шпак: Щас милиция разберётся, кто из нас холоп!

»
«

Иван Грозный (уверенный, что говорит с чином современного «кудеснику Тимофееву» Разбойного приказа, т. е. МВД): Да ты скажи, какая вина на мне, боярин? Лейтенант милиции: Тамбовский волк тебе боярин! Квартиру Шпака вы брали?! Иван Грозный: Шпака? Лейтенант милиции: Да! Иван Грозный: Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал… Шпака н-не брал.

»
— Допрос Ивана Грозного неназванным лейтенантом милиции

Примечания[править]

  1. По никем не подтверждённому хэдканону некоторых зрителей, отождествляющих этих персонажей Демьяненко.
  2. По видимому, это отсылка на словесную перепалку между Нэнси Астор и Уинстоном Черчиллем: «Если бы я была вашей женой, Уинстон, то подсыпала бы вам яд в кофе. — А если бы я был вашим мужем, то выпил бы его.» (датируется 1912 годом).
  3. И ладно, что у несуществующего Якина во сне Шурика лицо прораба со стройки, а у реального Шпака во сне же — товарища Саахова. Но почему Лида, став актрисой, сменила имя на Зину?! Обоснуй: Шпак совсем не похож на Саахова (ага, как будто жгучий брюнет Тимофеев похож на блондина из дилогии), что касается Зины, то Шурик просто выбрал девушку, максимально похожую на свою первую любовь.
  4. Стали боярами в 1647 г. после женитьбы царя Алексея Михайловича на Марии Ильиничне Милославской; князьями не были никогда. Впрочем, что ещё более странно, дьяк Феофан не удивляется внезапному княжескому достоинству самозванца-Милославского. Вероятно, Булгаков (а в рамках сеттинга спящий изобретатель Тимофеев) объединил московских дворян Милославских с князьями Мстиславскими, которых, по сугубой знатности, ни Грозный, ни его преемники никогда не вешали на собственных воротах
  5. Почему-почему… Ну, не знал Булгаков шведского, и консультанта не было. В пьесе подсвечивается прямым текстом:
    Милославский: Я, как назло, в шведском языке не силён, а царь нездоров…
    Дьяк: Он, батюшка, по-немецки говорит.
    К тому же это исторически верно: в XVI веке, да и позже тоже, немецкий был lingua franca скандинавских стран и служил языком дипломатического общения.
  6. Часто употребляется в уничижительном контексте. А зря, ключница, хоть и была формально холопкой, являлась одним из самых приближённых к царю людей: ей были доверены ключи от дворцовых складов и погребов, фактически, она выполняла роль дворцового завхоза. Да и личная зависимость в данном случае давала множество преимуществ, вплоть до права посылать куда подальше даже бояр, поскольку её хозяин — царь, вот с ним пусть и разговаривают. В общем, водка, выделанная ключницей — типичный образец укипаловки. Правда, скорее всего, слово „водка“ тогда обозначало совсем не то же, что сейчас: если верить Похлёбкину, этим словом в те времена называли лекарственные настойки на спирту.
  7. Можно отметить, что исходно, в пьесе Булгакова, этот момент был заметно темнее и острее, репрессии же на дворе, да и цари не так давно кончились
  8. А эту «ультракороткую стрижку» изображал из себя ещё один парик, и был он до того тесный, что во время съемок последующей сцены «Ульяну Андреевну санитары ведут по лестнице, а она поёт» Наталья Крачковская чуть сознание не потеряла от нарушения кровообращения. Тем не менее остричь свои настоящие волосы она категорически отказалась.
  9. Шведская армия победила (нем.).
  10. Ю. Яковлев произносит «Мир, дружба!», но потом зачем-то переозвучили. Видимо, чтобы не допустить насмешки над официозным советским лозунгом хрущёвских и брежневских времён. Или мнимой насмешки? Планировался только анахронизм и узнаваемая деталь?