Фальшивая юбка

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?
«

Когда поэт, описывая даму,
Начнет: «Я шла по улице. В бока впился корсет» —
Здесь «я» не понимай, конечно, прямо —
Что, мол, под дамою скрывается поэт.
Я истину тебе по-дружески открою:
Поэт — мужчина. Даже с бородою.

»
— Саша Черный: «Критику»

Зеркальный троп к тропу «Фальшивые усы»: если там автор-женщина пишет под мужским псевдонимом, то тут — наоборот, автор-мужчина по определённым причинам пишет под женским. См. также Мистификация.

Примеры[править]

  • Писатель Григорий Чхартишвили известен под многими псевдонимами. Основной — Борис Акунин, но часть книг он написал под женским псевдонимом Анна Борисова.
  • Эдуард Багрицкий публиковался и под псевдонимом Нина Воскресенская.
  • Проспер Мериме брал себе псевдоним Клара Гасуль.
  • Из неочевидного для русскоязычных — Майю Лассила. Не единственный псевдоним Альгота Унтолы, но в силу эффекта альфы) по крайней мере в постсоветских странах его знают именно так.
  • Фантаст Сергей Чекмаев подписывает некоторые свои произведения псевдонимом Тамара Вербицкая.
  • Ника Босмит — один из псевдонимов Тима Собакина (имя наоборот), который по паспорту Андрей Викторович Иванов. Обычно Никой он подписывал свои произведения для прикола.
  • Никки Каллен, который в аннотации к книге «Гель-Грин, центр земли» был представлен как «девушка-загадка», оказался петербургским журналистом Павлом Гуровым.
  • Софья Копытлянка — авторский псевдоним Виктора Стрибога, создателя «Учебника улыбок».
  • М. А. Ларсон (Митчелл Аарон), сценарист MLP. Вариант с инициалами. Юбка появилась по настоянию агента.
  • Верка Сердючка же, сценический образ Андрея Данилко.
  • Средневековое японское произведение «Дневник путешествия из Тоса» («Тоса никки») — необычный случай: сам автор как женщина не подписывается, но при этом внутри дневника всё повествование ведётся от лица женщины и «женским письмом» — небывалый пример для литературы того времени. Связано это, вероятно, в первую очередь с нежелание следовать языку и канонам «мужской» литературы своего времени. Общественность ход приняла и оценила: в дальнейшем жанр никки (дневников) закрепился почти исключительно за женской литературой.
  • Бывает с литературными неграми, если их работодатель противоположного пола.