Участь хуже смерти

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Fate Worse than Death. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Помнишь, ты меня бросил, погребённым под обломками скалы? Я не мог пошевелиться, ничего не видел, ничего не слышал, но думать я мог. »
— Металло, Superman: The Animated Series
« Люди достаточно глупы, чтобы воображать, что со смертью проблемы кончаются... Да и не видал ты, дурень, настоящих проблем. Ничего, помрешь - увидишь. »
— Лев Прозоров, «Крикса»
Huzhesmerti.jpg

(link)

Для неудачливых командиров Ордосов смерть — слишком лёгкая участь.

Что значит — хуже смерти? Скажете, что хуже смерти ничего быть не может? Подумайте хорошенько. Пытки!… Налоги!… Манная каша с комочками!… Улавливаете? Вообще-то, раньше так называли изнасилование; в наше же время оно, конечно, считается, но придумали много всего и похуже.

Обычно участь хуже смерти используется злодеями как угроза для тех, кого не пугает смерть, и заключается в некой ловушке (обеспечивающей постоянную агонию), в которую они собираются заключить героя. Или она используется как угроза для тех, кто ищет запретных знаний, или для гадов, покушающихся на краеугольный камень мироздания. Если жертва бессмертна, то участь ей полагается вместо смерти, и нам демонстрируется, насколько адски чуваку не повезло. Если же смертна, то, скорее всего, попросит (и, вероятно, получит) удар милосердия. Или не получит, если антагонист почему-то решил, что одной смерти мало. Или эту форму принимает жестокое милосердие: для некоторых персонажей остаться жить в заданных обстоятельствах действительно тяжелей, чем умереть.

Если сеттинг предполагает наличие загробной жизни, то участь хуже смерти может ждать персонажа после смерти. Ты думал, что умрёшь и все твои неприятности кончатся — а фигушки!

Чаще всего участь хуже смерти попадает под одну или больше из следующих категорий:

  • Физические страдания, которые никак нельзя прекратить или ослабить (не обязательно боль — может быть, к примеру, неутолимая жажда)
  • Неспособность двигаться и/или активно взаимодействовать/общаться с внешним миром, в одну сторону (все видишь и слышишь, но сказать/сделать ничего не можешь) или в обе (полная изоляция от внешнего мира), при полном сохранении сознания
  • Ужасные увечья (доставляющие крайний физический и моральный дискомфорт, даже если не сочетаются с предыдущими пунктами)
  • Перманентное унижение и другие моральные терзания (часто сочетается с предыдущими пунктами)

Однако бывают и более экзотичные варианты.

Примеры[править]

Мифология[править]

  • Концепт Ада, как в христианстве, так и в буддизме, состоит в том, что по итогам всех художеств, которые наколбасили некоторые товарищи, воздаяние продлится за гробом. Сначала — смерть, а потом — кое-что похуже. Определение «некоторого товарища», правда, сильно варьирует: например, под него может подпадать просто верующий по-другому. И если в буддизме и индуизме обитатель нарака тоже может умереть и переродиться где-то ещё, то христианский и исламский ад — это до Второго Пришествия (за отдельными и немногочисленными исключениями).
    • В православной ветви христианства некоторыми отцами (Исаак Сирин; да и англиканин Клайв Льюис об этом говорит) считается, что внешние атрибуты ада — крюки из ржавого железа, сковородки с тефлоновым покрытием и смола с глутаматом натрия — там не существуют. Всё будет намного проще. Если человек при этой жизни ненавидел Бога, то будет ненавидеть Его и за гробом. Проводить вечность с самым ненавистным тебе существом, при этом ты ничего не можешь сделать, кроме как постоянно пестовать и увеличивать свою ненависть — это страшно. Бледную тень этого можно попробовать уже здесь, когда два человека ненавидят друг друга, но никуда друг от друга не могут деться.
    • Если человек был к богу равнодушен или вообще не верил в него — то ада ему не будет…
    • …но может, прав Достоевский, сказавший устами одного из героев: «Ад — это состояние, когда невозможно любить». Даже себя…
    • Только это не посмертный ад.
  • Концепция Сансары, разошедшаяся из индуизма через буддизм по всей Азии, а с возникновением моды на буддизм — и миру. Постоянно перерождаясь, существо крутится там из кальпы в кальпу, пока не просветлеет.
  • За убийство Бальдра Локи (из скандинавской мифологии) приговорён богами к распятию на скале. Над ним висит змея, из пасти которой сочится яд, причиняющий ему невыносимую боль. Причем, боги приковали Локи не цепями, а кишками его убитого сына. Супруга Локи держит над ним чашу, куда капает яд, но время от времени чашу надо опорожнять — и тогда яд всё-таки попадает Локи на лицо, он бьётся в путах, и от этого происходят землетрясения. И сидеть ему там до Рагнарёка (который скоро).
  • Прометея за похищение огня приговорили к сходной участи: его распяли на скале, и ежедневно орёл прилетал клевать его печень. Будучи титаном-полубогом, Прометей не мог умереть: за ночь раны исцелялись и печень зарастала снова.
  • В древнегреческой мифологии особо отличившихся смертных ждало не просто царство Аида, а вечное наказание. Так, Тантал за преподнесение богам пищи из своего сына был приговорён к вечному нахождению посреди воды и с плодовыми деревьями над головой, но при попытке утолить голод или жажду вода убывала, а ветки поднимались выше. Другой смертный, Сизиф, за пленение бога смерти Танатоса был приговорён к вечному подниманию камня на вершину горы. Едва Сизиф достигал вершины, камень всегда скатывался вниз. В обоих случаях указанные преступления становились последней каплей. Оба события являлись древнегреческими мемами: «Танталовы муки» и «Сизифов труд», соответственно.
    • Не забываем о бездонной бочке, которую наполняли дочери Даная за то, что перерезали своих мужей во сне.
    • Царя Ликаона за то, что он подал богам на обед собственного сына (да что у них за мода такая?),[1] Зевс превратил в оборотня, испытывающего постоянный голод.
    • Арахна за то, что соткала материю лучше богини Афины (по другой версии, за инцест) была превращена в паука. И обречена на вечную жизнь.
  • Однажды Гераклу пришлось защищать своего учителя, кентавра Хирона, от других кентавров при помощи стрел, пропитанных кровью гидры, но случайно попал в самого ментора. Поскольку кровь гидры — это смертельный яд, а Хирон бессмертен, кентавр был обречён на вечные мучения. Тогда Зевс смиловался над ним и забрал того на небо. Так и появилось созвездие Стрельца.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

«

Сделай же, Боже, так, чтобы всё потомство его не имело на земле счастья! чтобы последний в роде был такой злодей, какого ещё и не бывало на свете! и от каждого его злодейства чтобы деды и прадеды его не нашли бы покоя в гробах и, терпя муку, неведомую на свете, подымались бы из могил! А Иуда Петро чтобы не в силах был подняться и оттого терпел бы муку ещё горшую; и ел бы, как бешеный, землю, и корчился бы под землёю! И когда придёт час меры в злодействах тому человеку, подыми меня, Боже, из того провала на коне на самую высокую гору, и пусть придёт он ко мне, и брошу я его с той горы в самый глубокий провал, и все мертвецы, его деды и прадеды, где бы ни жили при жизни, чтобы все потянулись от разных сторон земли грызть его за те муки, что он наносил им, и вечно бы его грызли, и повеселился бы я, глядя на его муки! А Иуда Петро чтобы не мог подняться с земли, чтобы рвался грызть и себе, но грыз бы самого себя, а кости его росли бы, чем дальше, больше, чтобы чрез то ещё сильнее становилась его боль. Та мука для него будет самая страшная: ибо для человека нет большей муки, как хотеть отмстить и не мочь отмстить.

»
— Н. В. Гоголь, «Страшная месть»
    • Собственно, безымянному колдуну тоже не легче. Не было ещё в мире такого грешника… А вот если почитать повнимательнее, что творилось в душе колдуна во время его бегства, то можно навсегда закрыть эту книгу в пуленесгораемоустойчивый сейф.
  • «Хроники странного королевства»: Такую участь уготовал мистику Феандиллю некромант Скаррон. Благодаря особо хитрому заклятью Феандиллю всё время казалось, что он горит заживо. Этот огонь не причинял ему реального вреда: фактически, он воздействовал лишь на его ощущения; но по этой же причине он не мог наконец сгореть и отмучаться. Будучи христианским святым, он не мог и покончить с собой (автор немного не в ладах с богословием). Учитывая эльфийское долголетие, он бы мучился ещё немало времени, если бы его лучший друг, маг Вельмир, не добил его из милосердия.
    • В тему статьи интересен и хинский подход к мести. По хинским представлениям, жестокая и «утончённая» месть должна причинить жертве максимальные мучения. К примеру, можно убить не обидчика, а самого близкого ему человека, после чего обидчик должен сойти с ума. Простая смерть хинами приберегается для тех врагов, которые больше всего любят собственную жизнь.
  • В серии «Дозоры» Сергея Лукьяненко — заклинание «Саркофаг времён» из арсенала Инквизиции. Применивший заклинание маг заточает противника вместе с собой в саркофаг, откуда невозможно выбраться. То есть вообще невозможно. Навсегда. То есть вообще навсегда. Хотя есть один способ — тебя может вытащить сам Сумрак, точнее, его воплощение. Антону Городецкому получилось таким образом выйти. А спустя кое-какое время — и ведьме Арине, тоже не без помощи воплощения Сумрака.
    • Гесэр и Рустам задолго до заключения Договора однажды применили «Белое Марево», придуманное Мерлином, когда численное преимущество было на стороне Тёмных и их приспешников. Результаты заклинания очень напугали и рассорили между собой некоторых светлых — все Иные, оказавшиеся в приличной зоне схлопывания всех слоёв Сумрака, превратились в камни, а их души оказались заперты в них практически навсегда, сводя несчастных с ума. Простым смертным повезло гораздо больше — Сумрак под влиянием заклинания просто стёр их без следа.
      • «Линия грёз» того же автора. Вечные пытки с воскрешением — таково наказание для телохранителя, который налажает в плане защиты сына ван Кертиса. Двое телохранителей уже имеют такую вечность.
  • В повести Юрия Нестеренко «Отчаяние» герои постоянно пытаются умереть, чтобы избавиться от великого космического отчаяния, которое является основополагаюшей космогонической силой и сильнее обычного человеческого отчаяния во столько же раз, во сколько «свет всех звёзд Вселенной ярче искр перед глазами от удара по голове». Это отчаяние хуже не только смерти, но и самых ужасных физических пыток, которым герои подвергают сами себя и друг друга, чтобы хоть как-то отвлечься. Однако, поскольку главным законом мироздания является Закон возрастания отчаяния, они не могут умереть, воскресая вновь и вновь (чему способствует специфика звездолёта, на котором они находятся). В конце концов им удаётся разрушить корабль, но в результате вместо своих человеческих тел они воскресают в виде составных частей гигантского шара из плоти их собственных трупов (оставшихся от прошлых воплощений), висящего в абсолютной пустоте. Они не способны ни говорить, ни двигаться, ни умереть — лишь испытывать бесконечное, всё возрастающее отчаяние. Причём в конечном счёте такая участь уготована всей Вселенной.
    • «Лекарство от любви» того же автора — для Кая Бенедикта, согласно его собственному заявлению, участью хуже смерти является любовь. Причем неважно, несчастная или счастливая — важно, что она помрачает разум и отнимает свободу, а это для Кая — основополагающие ценности. Вторая вещь хуже смерти для него же — утратить творческие способности. А вот для влюбленных в Изольду все куда более традиционно — для них участью хуже смерти оказывается кастрация (благодаря каковой мере, вместо неэффективной смертной казни, Изольде и удается навести дисциплину среди своих поклонников).
    • «Джессика» того же автора — заглавная героиня превращает жизнь своих обидчиков, доведших ее до смерти, в сплошной кошмар во сне и наяву, от коего они пытаются спастись через мучительные способы самоубийства, но, судя по всему, и это не кладет конец их страданиям. Последний и главный из них, догадавшись, что его смерти Джессике будет мало, сам придумывает для себя участь хуже смерти: срезать самому себе лицо ножом, остаться жить уродом и больше никогда не увидеть свою дочь — лишь бы только Джессика позволила той остаться в живых. Не получилось. Впрочем, посмертное бытие самой Джессики (и, вполне вероятно, вообще всех людей) тоже, пожалуй, тянет на троп.
    • «Глотка» того же автора — все люди после смерти обречены на вечные мучения в процессе переваривания Богом.
    • «Самая длинная ночь в году» того же автора — после взрыва бытового газа в дачном домике в новогоднюю ночь главный герой, полупарализованный, со сломанным позвоночником, из последних сил ползёт к людям. В финале его нашли и отвезли в больницу, но он впал в кому лишился рассудка и постоянно переживает события этой ночи.
  • «Сталкер», «Метро 2033», «Кремль 2222» — примеров хватает в каждой книге. В страшных мирах постапокалипсиса можно быть съеденным паразитами и монстрами, можно умереть от радиации, можно быть изощрённо замученным насмерть бандитами или дикарями, можно умереть от ужасных болезней, можно сойти с ума, можно попасть в аномалию, и это ещё не самое страшное, что может с вами случиться…
  • Чёрная книга Арды — участь Мелькора (см. раздел Зарубежные авторы) стала темнее и острее по сравнению с первоисточником. Беднягу не только заковали в заклятые кандалы, но вдобавок ослепили и короновали аналогом тернового венца.
  • «Палата № 6» Чехова. Главврача Рагина обманом сажают в палату для душевнобольных. И он в первый же вечер понимает, что бессудно приговорен пожизненно без адвоката, прений и апелляций. Что не выйдет из этой палаты никогда. Так и вышло. Самого Рагина ничуть не жаль: он сам довел свою больницу до такого состояния, а еще будучи главврачом ради отчетности оставил в больнице здрового человека.
  • «Голова профессора Доуэля» А. Беляева.
  • «Долг» М. Харитонова. Дева-защитница хранит свою деревню от зла, благодаря ей урожаи всегда обильны, погода прекрасна, а селение стороной обходят невзгоды. Чтобы создать её, находят среди жительниц золотоволосую девственницу с магическими способностями, ампутируют ей конечности, вырезают глаза и, при необходимости, подвергают дополнительным пыткам.
  • Мусаниф Сергей, «Хроника Третьего Кризиса» — в критичной ситуации главный герой взял в плен главу якудзы, сделал из него «голову профессора Доуэля», для большей наглядности демонстративно разбил замороженное тело, а потом пообещал замуровать его наедине с большим запасом энергии для аппаратуры жизнеобеспечения.
  • Антон Орлов, Тина Хэдис — за попытку убийства Поля Лагайма Лиргисо пообещал Саймону Клиссу перенести его сознание в тело животного, где его разум постепенно деградирует до соответствующего уровня развития мозга. Что Лигрисо, что Саймон — полные чудовища, один другого гаже, поэтому Клисса ничуть не жаль.
    • Антон Орлов, мир Сонхи — древних магов отправляют в Накопители, где им отрубают руки и ноги и всю оставшуюся жизнь выкачивают из них магическую силу для «коллектива магов». А в следующей жизни их снова находят и отправляют в Накопитель…
    • Антон Орлов, «Пожиратель душ» — оборотни, находясь в своём истинном облике на своей территории, пытаются всеми способами заманить и сожрать проходящих мимо людей. Но угодить к пожирателю душ — участь хуже любой другой смерти, потому что он сожрёт не только тело, но и душу, лишая человека возможности нового рождения…
  • Ольга Громыко, «Цветок камалейника» — Йер Архайн захватил душу одного из своих противников и регулярно воскрешает его, создавая ему новое тело. А потом пытками сломал его волю, превратив в покорное орудие. В свободное время Архайн пишет философский трактат «О пределах выносливости тела и рассудка человеческого», не забывая проверять его положения на пленнике.
  • Виктор Смирнов, «Заулки» — персонаж второго плана, инвалид войны по прозвищу Ваятель, рассказывает главному герою, студенту Димке, как в госпитале лечился по соседству с теми, у кого «известный предмет отбило осколком или там отстрелило». Физически эти инвалиды чувствуют себя лучше многих, но о том, что творится в их душах, лучше не думать…
  • Максим Горький, «Старуха Изергиль» — цыганский юноша Ларра, совершивший беспричинное убийство девушки, был изгнан, а также проклят бессмертием и вечным одиночеством. И с тех пор живёт и живёт, почти превратившись в тень человека, всё время пытаясь приблизиться к людям (ибо, будучи нарциссом не может без чужого внимания), но не может.
  • У Александра Рудазова демоны очень любят такое устраивать, причём в разных вариантах, причём часто ещё и с выгодой для себя. Так что, чем сильнее/хитрее демон, тем хуже для тех, кто попался в его лапы/клешни/щупальца или что там у него/неё есть.
  • Олег Новгородов, «Те, кто отвечает на вопросы» — загадочный человек (человек ли?) в сером пиджаке устраивает с некоей бандой игру на выбывание в вопрос-ответ, убивая тех, чей ответ его не устроит, после чего устраивает пожар. Выжил только вышибала Юрий, но со слов врачей, обгорел так, что лучше бы умер.
  • Николай Ромашов, «Бета-тестеры» — юмористическое обыгрывание тропа. Кеша, по простоте душевной засуммонивший в непосредственной близости от команды мини-босса с активным скриптом агрессии, успокаивает тестеров: дескать, расслабьтесь, админские флаги не дадут никому «умереть». Однако Мак-Мэда совершенно не радует перспектива того, что его начнут жевать, а он при этом даже из виртуальности выйти не сможет.

На других языках[править]

  • В «Божественной комедии» Данте Алигьери худшее наказание в Аду ожидает предателей. Причём обычное «сбежал в другую страну к любимой, никого при этом не тронув» не подойдет. Нужно перейти моральный горизонт событий, примерно как Уолдер Фрей из ПЛиО или Гриффит из Берсерка. В этом случае душа мгновенно вырывается из тела человека и отправляется в девятый круг Ада, где оказывается вмороженной вверх ногами в озеро из слёз Люцифера, а в тело подселяется демон.
    • Да, в общем-то, там хватает вариантов. Кто вечно горит и не сгорает в огненной могиле, кто вечно страдает чесоткой или водянкой, кому постоянно наносят постоянно заживающие раны… Пресловутая кипящая смола, пожалуй, еще за гуманное наказание сойдет.
  • Дж. Свифт, «Путешествия Гулливера». На острове Лагнегг некоторые люди рождаются струльдбругами. Они ничем не отличаются от других людей, но бессмертны, а значит проходят через все возрастные изменения, свойственные людям: теряют зубы, зрение, память, разум, и оказываются обречены на бесконечную дряхлую и безумную старость. Гулливер прямо говорит, что предпочёл бы самую жуткую смерть судьбе струльдбруга.
    • С фитильком — потеряв память, разум и личность, человек как бы умирает, не важно, живо ли твоё тело, либо как овощ или же даже компостная куча. (Ты же не можешь чувствовать ни боли ни скорби, даже осознавать это).
  • Харлан Эллисон отлично описал такую участь в рассказе «У меня нет рта, но я должен кричать»: последний оставшийся в живых человек на Земле превращён поработившим всё живое искусственным интеллектом в инертную белковую массу без ног, рук и чего-либо ещё, чтобы не мог покончить с собой. При этом человек полностью осознаёт, что с ним происходит, технически бессмертен и должен вечность терпеть пытки, которым его подвергнет злобный искусственный разум. Брррр.
  • В «Сильмариллионе» Мелькор-Моргот за все свои художества был скован голова к ногам и выброшен за пределы мира. Будучи одним из валар, умереть он не может.
  • В саге Маргарет Уэйс «Звезда Стражей» есть кошмарное оружие, одна царапина от которого сводит человека с ума, да не абы как, а, пожалуй, наихудшим образом из всех возможных. Нейротоксин, проникший в кровь, заставляет совершать самые ужасные и отвратительные поступки, о которых только можно помыслить. Хуже всего то, что какая-то часть разума человека прекрасно осознаёт происходящее, но сопротивляться не может.
  • «Вне времени» Лавкрафта — узревший образ Гатанотоа без специальной магической защиты, даже косвенно, превращается в подобие мумии, неспособной двигаться и воспринимать мир, но сохраняющей полностью работоспособный мозг в течение, по-видимому, неограниченно долгого времени.
    • В той же вселенной ваши мозги могут засунуть в банку и отправить на Плутон (он же Юггот) инопланетяне Ми-Го (они там живут) — за то что сильно много знаете (на самом деле это скорее антипример, потому что мозг подключается к аппарату, позволяющему воспринимать мир и взаимодействовать с ним, а для слуг Ми-Го это даже вполне себе поощрение в виде лицезрения вселенной.).
  • Роберт Говард, «Башня слона» — злой колдун Яра, обманом выведав у инопланетного пришельца Иаг-Коши секреты его магии, ослепил Иаг-Кошу, отрубил ему конечности и выставил в своей башне, как трофей (а впоследствии, под настроение, подвергал пыткам). Конан, проникший в башню, чтобы обокрасть Яру, нанёс Иаг-Коше удар милосердия.
  • Его же «Гвозди с красными шляпками». Бывший раб Толькемек, ставший вождём восстания, был подвергнут многодневным жестоким пыткам и брошен в катакомбы на съедение крысам. Однако он не умер, а лишь сошёл с ума и сбежал в ещё более глубокие подземелья, где прожил двенадцать лет в тьме, пока не вернулся, чтобы отомстить. Но наткнулся на Конана.
  • В конце космической оперы Вернора Винджа «Глубина в небе» один из основных злодеев, Ритцер Брюгель, оказывается единственным представителем человечества в плену у цивилизации арахнидов, поэтому разведка арахнидов намерена поддерживать его жизнь как можно дольше, чтобы подвергнуть опытам. При этом Брюгель страдает арахнофобией.
  • Драгейра Стивена Браста. Субверсия, т. к. смерть в этой вселенной не так уж и плоха: любому гарантирована загробная жизнь и/или перерождение. Это известно всем и не подвергается сомнению. Звучит неплохо? Да, если бы не существование оружия Морганти — того, что раз и навсегда убивает душу. Главный же герой в силу свой профессии регулярно подвергается нападениям с использованием такого, и, с другой стороны — убивает клиентов.
  • Антивоенное эссе Курта Воннегута так и называется — «Судьбы хуже смерти». Оттуда — «Лет сто назад сочиняли мелодрамы, в которых судьбой хуже смерти оказывалась утрата девственности, не освященная брачным союзом. Вряд ли Пентагон или Кремль замыслили вот такое, хотя кто поручится?»
  • Сага о Форкосиганах:
    • «Цетаганда» — заговорщица аут-леди Вио приговаривается на выбор либо к смерти, либо к превращению в ба — бесполого ГМО-слугу. О реакции её самой ничего не говорится, но другие аут-леди считают, что смерть гораздо предпочтительнее.
    • На Колонии Бета любых преступников считают психбольными и направляют в дурку. Что характерно, Корделия, будучи только заподозренной в шпионаже, предпочла сбежать на Барраяр, а когда Эйрел как-то упомянул, что по сравнению с бетанским лечением голову отрубить гуманнее, спорить, несмотря на весь свой гуманизм, не стала.
    • В приквеле «В свободном падении» такой могла бы стать судьба искусственно выведенной четырёхрукой расы квадди. Приспособленные к невесомости, они должны были быть выброшенными за ненадобностью на планету. К счастью, нашлась пара добрых и смелых людей, которые угнали станцию с квадди.
  • Кордвейнер Смит, «Планета Шеол»: жители некой космической империи будущего ссылают своих преступников на планету, где живут светящиеся тварюшки дромозомы. Когда Дромозома кусает человека, то у него начинает отрастать новая конечность. В результате «зэки» используются как банк органов. Особенно не повезло первооткрывателю планеты — капитану Альваресу, он превратился в гигантскую ногу.
    • Вероятно всё же — стал настолько огромным, что тюремное поселение видит только часть ноги.
  • Фредерик Пол и Пол Андерсон «Рифы космоса». Орган-банк «Небеса» — это, конечно, не то, что планета Шеол, всего лишь бледная прокисшая тень, но оказаться там… Удовольствие ещё то, хотя, может быть, и недолгое. (Один из персонажей надеется, что «в первый раз ведь много не возьмут — ведь им нужно будет проверить совместимость тканей и всё такое прочее», и да, у него взяли немного: всего лишь позвоночник. А поддерживать жизнеспособность оставшегося оказалось нерентабельно.)
  • «Путешествие пана Кляксы» Яна Бжехвы. Мальчик Петрик нарушает законы страны Патентонии и несёт наказание по законам тамошних гениальных инженеров. Когда герои находят его, он стоит на улице, глядя в пространство остекленевшими глазами, с ногами, привинченными к тротуару, и после нажатия кнопки высовывает язык, чтобы лизать почтовые марки клиентов. (Это, если что, детская книга.)
  • «Джонни взял ружьё» Далтона Трамбо. О солдате, потерявшем на войне руки, ноги, зрение и слух.
  • «Хьюстон, 2030» М. Мак-Кая. Главный герой и его пятеро детей отправляются на бесполезную войну и возвращаются обрубками без рук и ног. К счастью, это всего лишь сон.
  • «Хроники Края» — подобная участь ожидает любого, кто надолго задержится в Сумеречных лесах. Данное место даёт бессмертие, но также лишает разума, заставляя вечно скитаться по лесу в поисках самого желанного. Процессы разложения также никуда не пропадают.
  • Немо Рамжет «Все грядущие дни». Инопланетная раса Ку поиздевалась над человечеством, превратив людей в жалких и уродливых мутантов. Таково было наказание за сопротивление Ку.
  • «Гарри Поттер» же! Пожизненное в Азкабане — хуже всякой смерти. А хуже этого может быть только поцелуй дементора.
    • Жизнь Волдеморта после создания крестражей, а в особенности — существование после попытки убить ГГ до возрождения.
    • Родители Невилла Лонгботтома, пытками доведенные до безумия.
  • «Приключения лисёнка Лиско», книга первая (окончательный авторский вариант). В финале Медведь решает не казнить орла Горного смертью, а изгнать его из округи вместе с женой-орлицей, такой же злодейкой («посмеете вернуться — вот тогда казним!»). Орлят же отнять и сделать пожизненными заложниками воспитанниками в Тихом лесу. Чтобы они выросли достойными птицами, не-злодеями, чётко помнящими, что мясо разумных существ жрать ВОСПРЕЩАЕТСЯ, да и попросту стыдно. Орлу дают понять, что ни ему, ни его жене никогда не позволят даже навещать Клювика и Чернопёрого, даже смотреть на них издали. Горный воспринимает всё это как участь хуже смерти: он ужасается, умоляет «Лучше убейте меня!», а поняв, что решение окончательное — так отчаянно рыдает, что его становится даже жалко. Вероятно, так же воспримет это решение и Острокогта (мать орлят), хоть в книге это и не описано.
  • В Dragonlance для Рейстлина участью хуже смерти оказываются результаты его победы над Такхизис.
  • «Препарат» Густава Майринка. Бедный Аксель стал жертвой своего врага, зловещего персидского доктора Даррашикуха. Доктор разобрал Акселя по органам, оживил эти органы, и... заставил работать бытовыми предметами в своем доме. Кисть стала дверной ручкой, голова — кукушкой для часов, и так далее.
  • «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза. Из дневников главного героя мы узнаем, что он — живущий одиноко умственно отсталый уборщик, который благодаря трудам учёных сначала становится гением, а потом возвращается в прежнее состояние. Даже хуже — ослабевая умом, герой чувствует, что даже уборщиком работать не сможет, как и заботиться о себе, а будет обречен на жизнь бессильного идиота, навеки запертого в психиатрической клинике. Если бы он был рождён таким, он бы не понимал ужаса своего положения. Но ужас в том, что герой понимает, что его предстоящая участь хуже смерти. В честь фабулы произведения есть троп.
  • Энн Маккефри, цикл романов «Сага о живых кораблях» — пилоты-«капсульники» на время отключения от внешних информационных систем сходят с ума в полной темноте и тишине. Любое сколь либо продолжительное нахождение в таком состоянии может разрушить их разум.
  • Энн Маккефри, цикл «Всадники Перна» — после смерти всадника его дракон умирает (навеки уходит в Промежуток), а в случае гибели дракона его всадник остаётся жить с вечным чувством одиночества и невосполнимой потери.
  • Ночь Шрамов — ждёт любого, выпившего Ангельского Вина.
  • Стивен Кинг, рассказ «Долгий джонт» — собственно, сам джонт (так здесь называют телепортацию) является сабжем статьи, если через него пройти в ясном сознании, а не во сне. Дело в том, что само перемещение материального тела даже на межпланетные расстояния занимает несколько секунд, но сознание (или, если угодно, душа) живых существ субъективно проживает при этом вечность, помноженную на бесконечность. В абсолютной пустоте без звуков, запахов и света. Неудивительно, что прошедшие через «долгий» джонт жаждут только одного — смерти, чтобы прекратить своё опостылевшее существование.
    • Его же «Зеленая миля» — Пол Эджкомб считает, что его наказание за казнь невинного человека — это очень долгая жизнь, при которой тот был вынужден постоянно испытывать скорбь по потерянными близкими.
  • Люди, исковерканные Карнавалом из «Надвигается беда» Р. Брэдбери. Ничего хорошего, кроме ужасного.
  • Уроды-артисты из «Карнавала страха», автор — Дж. Роберт Кинг. При этом от этой участи не застрахован никто из горожан. А ещё — уроды оказываются более человечными, чем «нормальные» люди.
  • «Бездна злобно смеётся в ответ. — В пожирателе душ — жизнь вечная. Никто не забыт, никому нет покоя. Все они живут в виртуальных областях его разума, переживают все возможные варианты конца своей жизни. Есть, знаешь ли, судьба и хуже смерти». Это цитата из рассказа «Очень холодная война» (Ч. Стросс).
  • Ф. Пулман, Тёмные Начала — разрыв связи с деймоном действует на детей подобно поцелую дементора (см. выше). Они продолжают жить и даже могут разговаривать, но, в сущности, уже ничего не чувствуют.
    • Тартары превращают своих пленников в Бездыханных. Вырезают у человека лёгкие, однако он не умирает, так как его деймон может поддерживать в хозяине жизнь, самостоятельно вдувая воздух в его тело. Цыгане говорят: «Есть живые, а есть мёртвые, но стать Бездыханным — хуже и того, и другого!».
    • В городе Читтагацце, лежащем на перекрёстке миров, можно подвергнуться нападению призраков, которые опять же действуют подобно дементорам, вытягивая из людей чувства и разум, но оставляя живыми.
  • Клиффорд Саймак, «Кто там, в толще скал?» — собственно, неведомое существо.
    • И да, и нет. Существ-то, собственно, два: заточённое в скале и ожидающее освобождение первого (видимо, наказание всё же не навсегда). По мнению протагониста, заключённый — хозяин, а ожидающий — его «верный пёс». В финале, однако, оказывается, что всё наоборот: хозяин столь гуманен, что ожидает рядом со своим провинившимся домашним животным.
  • Роберт Сальваторе, цикл о Дзирте до`Урдене — ходят слухи, что захваченных в плен представителей уничтоженных знатных кланов Мензоберранзана кланы-победители держат в тайных помещениях своих крепостей, где их подвергают пыткам, доводя почти до смерти, а потом вылечивая, чтобы продолжить снова. И это якобы может продолжаться годами. Нечто подобное хотели сделать и с Дзиртом, но его спасло вмешательство Кэтти-Бри и Артемиса Энтрери.
  • Роберт Хайнлайн, «Кот, проходящий сквозь стены» — комически обыгрывается «изнасилование — участь хуже смерти»:
« Прошедшей ночью Гвен спасла меня от «участи хуже смерти», за что я был ей признателен. (Ну да, ну да, — умеренно признателен!) Конечно, старик, совращаемый созревающей девочкой (Гретхен должно исполниться только тринадцать через два месяца!), — явление довольно-таки комическое и мишень для насмешек любых «правильно мыслящих» людей!

И все же с того момента, как Гретхен показала мне, что не считает меня слишком старым, я ощущал себя всё моложе и моложе (значит, к заходу солнца я могу впасть в последнюю стадию старческого «детства»!).

»
  • Чайна Мьевиль, «Вокзал потерянных снов». Сонные мотыльки, одни из самых жутких чудовищ Бас-Лага, высасывают из своих жертв душу, оставляя пускающую слюни оболочку. Этих тварей боятся даже бессмертные демоны.
    • «Шрам» того же автора. Вампир Бруколак за организацию бунта был распят на мачте, под открытым небом. Глава Сухой Осени оказался слишком силён для того, чтобы солнечный свет убил его — что, однако, не мешало ему корчиться от боли, ежедневно сгорая заживо (или замертво?). После завершения политического кризиса Бруколак всё же был освобождён, хотя и остался обезображенным.
    • Судя по всему, участи хуже смерти не избежал и Сайлас Фенек. Гриндилоу — существа не агрессивные, но крайне принципиальные и абсолютно безжалостные, так что попавшему к ним в лапы вражескому диверсанту можно только посочувствовать.
  • Даррен Ридинг, «Бессмертная казнь». В далеком будущем, когда человечество освоило межзвездные путешествия и вошло в контакт с внеземными цивилизациями, существует вполне себе материальный Ад, созданный архилектом (существом, чей разум на несколько порядков превосходит человеческий, и которое управляет своей биохимией и телом так, как человеку и не снилось), известным как Королева Боли. Этому сверхсуществу служит специальная организация, занимающаяся розыском и доставкой с разных планет всякого рода отребья, переступившего моральный горизонт и отличившегося чудовищными преступлениями. Сюжет повествует об одном из таких — Джолонахе и о команде организации, которая по пути устраивает ему испытания (ни одного из них он, разумеется, не проходит) и рассказывает предысторию Королевы Боли. Ад состоит из девяти кругов (чувствуется влияние Данте), в котором используются все виды пыток и мучений, в том числе психологических, при этом, по словам капеллана Маркуссона, сама Королева воспринимает это как разговор на том языке, на котором маньяки и садисты разговаривали при совершении своих преступлений. А ещё, по словам того же капеллана, этот разговор будет длиться дольше, чем существует Вселенная. Но страдания на уровнях Ада всё же имеют свой предел. А вот место под Адом, куда попадают совсем конченные, в том числе и сам Джолонах, является средоточием боли, стремящейся к бесконечности (да ещё и длящейся вечность).
  • Нил Шустерман, «Беглецы». Ретроспективный аборт, он же «разборка», которой подвергают трудных подростков от 13 до 18 лет в мире победившей трансплантологии. Считается, что разборка на органы — это не смерть, а «жизнь в состоянии распределенности» и вообще благо, и есть даже те, кто идет на это добровольно, но в главе, где описана разборка даже очень несимпатичного Роланда мы понимаем, что это участь хуже смерти, ведь до самого конца (т. е. до разборки мозга на части) человек остается в сознании и понимает, что с ним происходит.

Кино[править]

  • В фильме Freaks («Уродцы», 1932) коварную красотку, что пыталась выйти замуж за лилипута для присвоения его денег, превращают в Женщину-Утку (на результат лучше смотреть, если нервы в порядке).
    • Римейк 2007 года делает преступление дамочки жёстче: два её подельника насилуют и убивают умственно-отсталую артистку цирка. Наказание там куда более мясное, но из-за гротеска некоторым циникам покажется чёрным юмором: с неё сдирают абсолютно всю кожу и отрезают выпирающие части тела, превращая в Женщину-Червя.
  • «Бриллиантовая рука» — проклятие Лёлика в адрес Геши: «Шоб ты издох! Шоб я видел тебя у гробу, у белых тапках! Шоб ты жил на одну зарплату!»
  • Желудок Сарлакка, существа из Star Wars. Согласно утверждению Джаббы Хатта, сарлакк медленно переваривает жертву в течение тысячи лет. Неизвестно точно, остаётся ли жертва живой и в сознании всю тысячу, но достоверно известно, что, как минимум, свой срок проживает точно. Если её кормить.
    • Дарт Мол за счёт Силы остался жив, когда Оби-Ван разрубил его, однако из-за этого же долгое количество лет страшно мучился.
    • Дарт Вейдер же! Остался искалеченным после боя с тем же Оби-Ваном, потерял жену, ради которой перешёл на тёмную сторону.
  • «Муха 2»: Целых три примера.
    • В результате неудачного опыта по телепортации собака превращается в жалкое создание, едва способное к передвижению и способное есть только жидкую пищу.
    • Охранник, которому Мартин-муха плюёт в лицо кислотой, чудом выжил. Но учитывая, что он ослеп, а его лицо местами обожжено до костей, его судьба незавидна.
    • Главный злодей Антониус Барток в результате телепортации сливается в единое целое со своей одеждой и генами мухи, став отвратительным существом, напоминающим огромную личинку. Он едва способен к передвижению, с трудом может есть и при этом полностью осознаёт происходящее.
  • «Семь»: Одна из жертв, символизирующая грех Праздность.
  • «Кожа, в которой я живу»: хирург страшно отомстил насильнику своей психически больной дочери, похитив его и сделав ему… насильственную операцию по смене пола. Правда, со временем тот перестал(а) воспринимать свою участь как ужасную.
  • «Наркоз»: Мужчина вынужден лечь под нож хирурга. Однако в процессе операции на сердце он неожиданно приходит в себя. Находясь в парализованном состоянии, будучи не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, он, тем не менее, чувствует каждое касание скальпеля к своей плоти(самое страшное это то что такие случаи были в реальности)…
    • Автор этой правки недополучил разик наркоза. Боль какая-то далёкая, приглушённая, а вякнуть на анестезиолога настолько страшно лень, смертельная, свинцовая лень тонной на груди, лень, которая сильнее этой боли… так и не «ушёл» окончательно, хотя и хотелось. Достаточно было одного звука, одного признака сознания, чтобы добавили ещё…
  • «Мгла» по Кингу. Герой убивает своего сына и пожилую пару, чтобы они не достались чудищу, а на себя патронов не хватает. Однако в это же время приходят войска и герой выживает. Поспешишь....
  • Пираты Карибского моря — Прихлоп Билл Тёрнер, который вступился за капитана Джека Воробья, за что его привязали к ядру и утопили. А умереть он не мог…
  • «Мученицы» Суть фильма об этом. Некая религиозная организация похищает молодых девушек и пытает их до тех пор, пока они не сойдут с ума. И всё это ради того, чтобы они рассказали, что там, по ту сторону жизни.
  • «Затойчи» Такеси Китано. Под этот троп попадает главгад. Когда Затойчи приходит к нему, тот готов принять смерть. Тем более, что все его люди были уже мертвы. Но Затойчи не убивает его, а ослепляет. Таким образом главгад из богатого и влиятельного человека становится бедным слепым стариком. И теперь вынужден влачить жалкое существование.
  • «2-Асса-2»: со стороны такой выглядит судьба того, что осталось от Бананана. Скорее всего так и есть.
  • «Стражи Галактики 2» — с прикрученным фитильком и одновременно инверсия. Рассказывая свою историю, Эго мимоходом упоминает, что первые несколько миллионов лет своего существования был просто бессмертным мозгом, висящим в космических просторах, и лишь затем понемногу научился управлять окружающими крохами материи. Судя по всему, это его вообще ни разу не покоробило — и, пожалуй, неудивительно, он ведь раньше не знал другой жизни.
  • «Планета обезьян: Война» — для Полковника это жить заражённым вирусом, который может вызвать деградацию, и к тому же немым.
  • «Алиса в Стране чудес» (фильм Бёртона) — Красная Королева побеждена, и трон занимает Белая Королева. Она приговаривает Красную Королеву к ссылке, Валета — к тому же («Лишь ты останешься возле неё и разделишь с ней тяготы изгнания»). Когда он это слышит, он сначала пытается убить Красную Королеву (которую ненавидит, но до этого момента притворялся, что любит), а потом, когда это не удаётся, умоляет Белую Королеву казнить его.

Телесериалы[править]

  • Ангел — некий Билли был заточён в адском измерении и осуждён гореть заживо, запертый в клетке воли демона. (Ангел его освободил, но вскоре выяснилось, что Билли там было самое место).
  • Сверхъестественное — Сэм Винчестер и его сводный брат Адам Миллиган, сделавшись «сосудами» для Люцифера и архангела Михаила, провалились в Клетку Люцифера, где души Сэма и Адама страдали от пыток разъярённых архангелов. Сэма вытащил Кастиэль, а бедняга Адам с Михаилом в голове всё ещё там!
  • The Flash — пленных суперзлодеев Флэш со товарищи запирает в камерах под реактором. Показанные камеры — два на два метра, без воды, еды и прочих удобств. И открыть камеры, чтобы покормить пленников нельзя: ведь один может превратиться в ядовитый газ, а другая — мгновенно телепортироваться!
    • Одного из преступником подельники утопили в расплавленной смоле как раз во время взрыва реактора, превратившего его в мета-человека. Два года он оставался жив и в сознании, пока случайно не освободился.
  • «Чёрное зеркало»
    • «Белый медведь» — главная героиня Виктория подвергается жестоким испытаниям: её преследуют странные личности, в неё стреляют, а окружающие молча наблюдают, снимая погоню на свои гаджеты и т. д. В конце оказывается, что это всё — реалити-шоу, представляющее собой изощрённое наказание за совершённое Викторией ужасное преступление (похищение и убийство ребёнка): раз за разом на потеху публике она, искусственно теряя память, должна участвовать во всём этом.
    • «Белое Рождество» — с людей научились снимать копию личности, которую используют в качестве прислуги оригиналу. Ну и что, что у копии тоже есть мысли, чувства, что она может страдать? Оставим на месяцок такое сознание в нигде — будет рада любой работе. Но это ещё полбеды, педаль в пол давят садисты-следователи, осудившие копию убийцы на бесчисленное количество лет одиночества и ментальной пытки.
      • Ещё в трёх последующих эпизодах применяется тот же самый приём, только с немного иными технологиями.
  • «Доктор Кто» очень любит этот троп. Здесь, например, твое сознание могут загрузить на инопланетный компьютер, где ты будешь бояться и ничего не понимать, а телевизор может отобрать твое лицо и кусок сознания, превратив тебя в безликое страдающие туловище. Или тебя вместе с твоей личностью просто абсорбирует Абзорбалофф и ты станешь говорящим лицом где нибудь на его ноге.
    • «Пять Докторов». Повелителя времени, возжелавшего вечной жизни и прошедшего Игру Рассилона, в которой победитель проиграет, а проигравший выиграет, ждёт карательное окаменение.
    • Предполагается, что быть поглощённым временным разломом и стёртым из времени вообще — куда хуже смерти.
    • Ещё в этой вселенной можно стать киберменом, медленно сходящими с ума мозгами в металлическом теле.
    • Или слугой далеков, безжалостных мозгов в банке, одержимых идеей истребления всего живого.
    • Или Безголовым Монахом. Голова в коробке, тело — марионетка.
    • К слову, далеки умеют пытать до смерти, потом оживлять и снова пытать. Снова до смерти. Смыть, повторить.
    • Плачущие ангелы могут не только отбрасывать жертву в прошлое, но и просто сворачивать шею, превращая жертву в такого же плачущего ангела, оставляя сознание жертвы практически нетронутым. Ангел Боб даже извиняется за то, что умер.
    • Субверсия. Крабы сна, или кантрофарри, создают быстро умирающему телу виртуальную реальность из самых прекрасных снов.
    • Департамент Справедливости, специфический вариант полиции времени, перемещаются к преступникам в последние моменты их жизни (дабы не менять историю) и «устраивают им Ад».
    • За нехорошие намерения, клиентам банка Карабраксос буквально превращают мозг в жижу, а потом оставляют в камере, возможно, для демонстрации последствий нехороших намерений. После этого, их, вероятно, сжигают, хотя и не факт.
    • «Искусственные люди» на Новой Земле. Выращиваются искусственно, после чего живут, если так можно выразиться, в герметичных бункерах при больнице. При создании, заражаются всеми известными на тот момент болезнями (патогены обновляются иньекционно каждый час) — а далее с их помощью все эти болезни лечат «людям настоящим». Проблема в том, что «искусственные» люди от «настоящих» отличаются только тем, что сделаны в пробирке. Хорошо, хотя бы живут не долго.
    • Наконец, самого Доктора его же народ однажды взял и заточил в исповедальном диске, где он разыгрывал «День Сурка» в течении… 4,5 миллиарда лет! Именно столько понадобилось Доктору, чтобы пробиться голыми руками через невозобновляемую временной петлей стену из азбандия к выходу из диска. Слово божие гласит, что после освобождения Доктор помнил все свои смерти и возрождения внутри этой тюрьмы…
  • «Торчвуд», спин-офф «Доктора Кто». Четвертый сезон под названием «День Чуда», правда затянувшийся на несколько месяцев. Люди не умирают, но болеют и стареют. Люди прыгают с небоскребов — и живут. Люди с отрубленной головой — живут. Люди с раком — болеют все больнее, но не умирают. И кроме того, что какая-нибудь груда обугленного мяса после взрыва чувствует боль, шевелит глазками и будет чувствовать и шевелить ближайшую вечность в том же виде, так из-за резкого скачка населения, голода и перенаселенности «ненужных» людей начинают кремировать заживо, где они в процессе чувствуют все до момента полного превращения в пепел. И даже после этого, оставшийся пепел продолжает определяться живым. В конце концов, кончился усилиями Джека Харкнесса сотоварищи. При условии, что сериал 18+, то еще топливо
  • «Вавилон 5» — Охотники за душами захватывают души в момент смерти и запирают их в особые сферы. Как-то раз они по ошибке захватили целую цивилизацию существ, которые не умерли, а перешли в состояние чистой энергии.
  • «Звёздный Путь» — По мнению многих, такой участью является ассимиляция Коллективом Борга.
  • «Нация Z» — именно такой участи подвергся нулевой пациент таинственного зомби-вируса, которому удалось сохранить разум при необратимых физиологических процессах. В итоге он превратился в живого бессмертного сгнившего мертвеца, неспособного практически передвигаться и говорить, но остающийся в полном осознании происходящего.
  • «Арабела». Румбурак заколдовывает телеведущего пана Майера, помещая тому в желудок его коллегу и товарища Франтишека Гросса. И непонятно, кому из этих двоих хуже.
    • Не вмешайся тут Арабела с вовремя найденным перстнем — страшно думать, что случилось бы дальше.
  • «Вечность» — то, как Генри поступил с Адамом в финале попадает под троп чуть более, чем полностью. Ввести бессмертного в состояние полного паралича? Действительно, добрый и человеколюбивый доктор. Впрочем, Адам был далеко не (очень далеко НЕ) мягким и пушистым. И другого способа остановить этого психопата у Генри действительно не было.
  • The Outer Limits, серия Deja Vu (и литературный первоисточник). Попасть во временную петлю — участь малоприятная, но когда это просто день сурка — это еще не троп, тем паче что обычно выход из «дня сурка» все-таки есть, его лишь надо найти. Но если длина временной петли ограничивается минутами и даже секундами, за которые ты ничего не успеваешь сделать, а лишь осознавать, что это происходит снова и снова, бесконечно — это уже троп в чистом виде. Именно такой участи в финале удостоился полковник, который, впрочем, был сам виноват.
  • Шпионка — после того, как Арвин Слоан обретает бессмертие у гробницы Рамбальди, кажется, что уже никто и ничто не может его остановить. Однако смертельно раненный Джек добирается до подземной гробницы и взрывает себя вместе с ней. Слоан остаётся заживо погребенным на веки вечные.

Мультфильмы[править]

  • Книга жизни — страна забытых — скучное и серое место. Попавшие туда становятся унылыми, стонущими зомби. Страшней ещё и то, что такой участи заслуживают не все — её определяют не поступки человека, а то, помнят ли о нём после его смерти.
  • Тайна Коко — похожая картина. Друг главного героя, Мигеля, в мире мертвых, Гектор, пытался вырваться в мир живых, чтобы увидеться со своей дочерью, к тому моменту сильно постаревшей, Коко, прабабушки Мигеля. В этом мультфильме даже наглядно показывается вторая смерть обитателей мира мертвых.
  • История игрушек:
    • Для игрушек такая участь — быть забытым детьми и брошенным одному.
    • Ещё хуже — быть выброшенным на помойку и сгнить там. Чем больше у игрушки деталей из пластика, тем дольше мучения.
    • В третьей части — Лотсо оказался привязан к решётке радиатора мусоровоза. Привязанные рядом сгнившие игрушки своим видом показывают его дальнейшую судьбу.

Мультсериалы[править]

  • Мультсериал о Бэтмене от DCAU показал нам натурального рыцаря без страха и упрёка, категорически не желающего никого убивать. Однако…
    • Глиноликого, после того, как тот уничтожил созданную им же из своей плоти девочку (в которую почти влюбился Робин-Тим), Бэтмен вроде бы как сдаёт полиции. Но уже в «Лиге справедливости» мы узнаём, что по факту Бэтмен поместил человека-монстра в мелкий герметичный сосуд и спрятал на отдалённом острове на веки вечные. И тот оставался в сознании, пока его не спас Горилла Гродд.
    • Схожая участь у мистера Фриза. Что побудило его на серию преступлений, призванных лишать людей самого ценного, и попытку уничтожить Готэм? Несчастный остался в виде головы на паучьих ножках, а о возобновлении отношений с любимой женой и думать не приходилось. Однако в «Бэтмене будущего» мы узнаём, что бизнесмен Дерек Пауэрс засадил эту самую голову Фриза в сейф в здании своей корпорации, где тот и провёл целые десятилетия, также находясь при этом в полном сознании.
    • При всём при этом в одной из серий «Лиги справедливости без границ» Бэтмен отчитывает Супермена за отправку Думсдея в сумеречную зону. Это, по его мнению, совсем уж хуже смерти.
  • «Бэтмен будущего» — Аарон Хербст, сотрудник криотюрьмы, помог сбежать преступнице Инке, надеясь, что она наделит его своими силами, среди которых телескопическое зрение, способность лазить по стенам и менять форму своего тела. Но Инка ввела ему не всю дозу вакцины, в результате чего Аарон превратился в малоподвижную полужидкую массу. И теперь остаток своей жизни он проведёт в таком состоянии в небольшом кубе, питаясь через трубочку и слушая раздражающую болтовню сотрудницы тюрьмы.
  • «Лига справедливости: Без границ » — мальчик Мордред, сын волшебницы Морганы, обладал вечной молодостью и бессмертием. В серии «Kids Stuff» он решил убрать с Земли всех взрослых, оставив на ней одних детей. Членам Лиги справедливости удалось его перехитрить, в результате чего Мордред лишился вечной молодости и теперь вечно будет дряхлым стариком, не способным даже пошевелиться.
  • «Приключения капитана Врунгеля» — юмористический вариант: когда шеф гангстеров распекает своих вновь облажавшихся подручных: «Я вас измочалю. Сотру в порошок. Поджарю на медленном огне… Впрочем, я придумал для вас кое-что похуже. Я вышвырну вас, и вам снова придётся стать честными людьми». Судя по реакции, для обоих головорезов, Джулико Бандитто и Де Ля Воро Гангстеритто такой вариант является именно что участью хуже смерти. Пародия на «Что б ты жил на одну зарплату» из известной комедии Гайдая.
  • «Невероятные приключения Джонни Квеста» — доктор Сёрд, пытавшийся осуществить теракт с применением ОМП, получил две пули в спину и оказался почти полностью парализованным (работают только пальцы одной руки), после чего практически переселился в виртуальный мир. А затем за хамство в отношении семейства Квестов оказался парализован и в виртуальной реальности.

Комиксы[править]

  • «Черепашки-ниндзя»: Скумбаг — мутировавший в антропоморфного таракана истребитель насекомых — провёл несколько лет в канализации под завалом. Всё это время его тело заживо пожирали плотоядные черви. Тело Скумбага постепенно регенерировало, обеспечивая их постоянным запасом свежего мяса.
  • В альтернативной вселенной Marvel Comix, известной как Земля-9591, участь многих героев была трагична, но судьба Брюса Баннера была действительно ужасной. Гамма-излучение превратило его не в Халка, а в бесформенное опухшее существо, неспособное даже к самостоятельному передвижению. Он всё ещё жив, и в данный момент его изучают в одной из лабораторий ЦРУ.
    • Раковая вселенная. Просто Раковая вселенная.
  • По сути именно такова жизнь на планете Апоколипс из DC Comics. Судите сами — вы живёте в антиутопическом сообществе на вулканической планете и должны безоговорочно подчинятся императору Дарксайду. Жизнь дерьмо, еда паршивая, а за малейшее неповиновение вас изобьют или подвергнут пыткам. Покончить с собой? Обломитесь друзья! Дарксайд настолько могуществен, что может вернуть вас к жизни и вы снова окажетесь в этом милом месте. А, еще небольшой момент — Дарксайд бог и полное чудовище, который одержим идеей тотального подчинения всего и вся.
    • Заключение в Фантомную Зону, которое практиковалось на гуманном Криптоне, а, потом, и самим Суперменом. Фантомная Зона — мир не особо материальный, так что на время заключения у попавших туда остается только сознание, хотя контактировать (весьма ограниченно) с другими заключенными можно посредством телепатии.
    • Многие Новые Боги считают сабжем заключение в Стене Источника, которое иногда используется как наказание и самая лучшая тюрьма для не-Богов. Для самих Богов, пребывание в Стене Источника — это посмертие, но, поскольку доподлинно никому не изветсно, что там происходит — божественный ли это рай, ад или что-то другое, многие Новые Боги предпочли бы именно туда туда не попадать.
  • «No Hero» — такая судьба постигла принципиально бессмертного, но чувствующего боль Каррика Мастерсона, которого буквально швырнули в открытый космос.
  • У Росомахи долгое время была традиция: каждый год, в день смерти любимой находить виновника, где бы тот не прятался и сколько бы охраны не выставлял и что-нибудь ему отрезать. Остальные 364 дня друзья Логана следили, чтобы виновник не покончил с собой.
  • V for Vendetta — Льюис Протеро сходит с ума после того, как V у того на глазах сжигает его коллекцию кукол.

Веб-Комиксы[править]

Манга и аниме[править]

  • «Берсерк» — Гриффита, за ночь с королевской дочкой, в течение года пытали, изуродовав его тело и лицо. Кроме того, палач искалечил его, перерезав сухожилия на руках и ногах и удалив мускулы в разных местах. Кроме того, Гриффиту вырезали язык. А может, и ещё кое-что. Для парня, который мечтал завоевать собственное королевство и далеко продвинулся по этому пути, участь немого калеки, неспособного быть воином, оказалась настолько хуже смерти, что сначала он попытался покончить с собой, а потом устроил Затмение.
    • Любой человек, связанный с апостолами, после смерти обязательно попадал в ад. Будь хоть сам апостол, а хоть его жертва.
  • JoJo's Bizarre Adventure — главзлодей второй части, сверхчеловек Карс, был выброшен в открытый космос, где его бессмертие сыграло роковую шутку: будучи неспособным умереть, он целую вечность продолжит скитаться по Вселенной в форме неразрушимого куска живого камня. Печальный конец для гордого воина, потратившего тысячи лет на достижение своей мечты.
    • Диаволо, главзлодею пятой части, пришлось ещё хуже — он заперт в параллельной реальности, где каждые несколько секунд погибает какой-нибудь жестокой смертью. То есть Карс ещё легко отделался.
    • Маджента Маджента из седьмой части практически повторил судьбу Карса, но тут против него сыграла собственная способность делаться неуязвимым, когда он не двигается. Маджента свалился в воду, но не захлебнулся, а стал ждать, когда его выручит напарник. Ждёт до сих пор.
  • Блич — арранкар Октава Эспада Заэльаппоро Гранц был таким образом убит Маюри Куротсучи. Вначале он в ходе битвы получил дозу наркотика, названного Маюри «сверхчеловеческим», ускорившим его «внутреннее время», то есть внутреннюю реакцию восприятия на внешние раздражители, в тысячи раз. Таким образом внешние воздействия и атаки противника стали восприниматься Заэлем как чудовищно «медленные». В этом замедленном «режиме» его сердце было проткнуто Маюри. По словам того же Маюри, одно ожидание боли от этого удара длится сотни лет. Другой вопрос, что Заэль умеет очень неплохо шевелить мозгами, и у него на это есть несколько сотен лет…
  • Mahou Shoujo Madoka Magica — девочки-волшебницы, и Саяка в частности, которые допустили полное потемнение своего Самоцвета Души, становятся ведьмами, обрекая себя на вечное отчаяние. На фоне этого смерть от тех самых ведьм или других волшебниц выглядит настоящим спасением.
  • Garo: Honoo no Kokuin — Мендоза, в финале получивший истинное бессмертие, оказался обречён на вечное горение нетушимым магическим огнём. И он всё ещё бессмертен.
  • Небольшая крипи-манга «Загадка Амигарского ущелья» 
  • Utsuro no Hako to Zero no Maria. Отонаси Мария провела вместе с главным героем целую человеческую жизнь (около 75 лет) в своеобразном дне сурка. Чтобы сохранять свои воспоминания перед началом «нового дня» ей было необходимо переживать предельно острые эмоции: убивать, умирать или просто видеть чью-то смерть. Но главный герой пошёл ещё дальше — к финальным томам романа он попадает в тот же день сурка, но проводит там несколько сотен лет, под конец окончательно сходя с ума и превращаясь в овоща.
  • Ninja Scroll — Лорд Гемма попадает в расплавленное золото и, застыв в нем, камнем отправляется на дно реки. Будучи демоном со способностью к бешеной регенерации, умереть он не может.
  • Shingeki no Kyojin — Превращение в титана. Эмир описывала это как сущий ад. Человек, не в состоянии контролировать себя, вынужден бродить в поисках людей и поедать их, так как единственный способ вновь стать человеком — съесть оборотня.
  • Ajin — если получеловек попадет в руки учёных, то на нем будут ставить опыты-пытки, а так как полулюди не умирают, то троп полностью подходит.
  • Made in Abyss — участь Митти. Бессмертие и почти абсолютная регенерация в состоянии искорёженной и изуродованной биомассы с потерей разума. К счастью, с прикрученным фитильком. Супер-излучатель Рэга навсегда избавляет Митти от страданий.
  • Devilman — люди, которых сожрал демон-черепаха Цзиньмэнь, становятся живыми лицами на его панцире. При этом они сохраняют то же сознание, что и при жизни, и постоянно плачут и кричат в агонии (чем садист-демон и упивается). Положение у жертв действительно безысходное: настоящие тела давно уничтожены, а если сам Цзиньмэнь получит повреждения или умрёт, то им тоже конец. А судя по Devillady, даже смерть демона не стала избавлением для несчастных — попали в ад вместе с самим демоном.
  • Fullmetal Alchemist - превращение в химеру методом Шу Такера.

Видеоигры[править]

  • Planescape: Torment — целиком и полностью иллюстрация к этому тропу. В молодости Безымянный наворотил дел и испугался загробного воздаяния. Чтобы избежать смерти, он взыскал запретных знаний и связался с ведьмой, которая отделила его смертность от его тела. После чего герой обнаружил, что бессмертие — невероятно отстойный дар, и пожелал воссоединиться со своей смертностью, чтобы умереть.
    • Собственно, примерно так же оценивают своё собственное состояние некоторые из его спутников. Дак’кон, по наивности попавший главному герою в вечное рабство, что для него, гитцерая, стократ ужаснее, чем для среднего разумного существа (их раса когда-то была в рабстве и с тех пор для гитцераев эта участь хуже смерти), Игнус — напрямую его, казалось бы, устраивает быть живым факелом, но мысли о страшной мести Безымянному, который его до этого состояния довёл, его не оставляют, как тот ни извиняйся.
    • При этом единственная каноничная (не досрочная) концовка подразумевает, что Безымянный за свои грехи попал на поля Кровавой Войны. А, как нам многократно повторяют в игре, все попавшие на эту войну перерождаются в ней вечно, и вырваться из цикла нельзя.
      • Попасть в коллекцию черепов Лотара тоже совсем не сладко. Как и в Колонну Черепов, недаром же Мортэ пошёл на такую сделку с Безымянным, чтобы только убежать.
        • Да и участь Дейонарры ничуть не лучше. Безымянный-то проведёт на войне всю оставшуюся вечность.
  • Vampire: The Masquerade — Bloodlines — если ГГ настолько глуп, что вступит в союз с Квей-джин, то когда он исчерпает свою полезность, те прикуют его к Анкарскому саркофагу и выкинут в океан. Поскольку вампирам не нужно дышать, они не умирают от старости, а их тела не разлагаются, ГГ остаётся лишь лежать и скучать, пока он не впадёт в кому от голода, или его не съедят акулы. С другой стороны, цепи рано или поздно проржавеют, а вампир с большой Мощью их попросту разорвёт — но для этого надо пролежать лет двести в добровольном торпоре, чтобы экономить кровушку и быть в здравом уме и твердой памяти, когда цепи будут готовы к разрыву. А ещё двухсот лет у вампирского сообщества как бы и нет… хотя посмотрим, что там скажет четвертая редакция, тэглайн которой — «Геенна миновала».
    • Немного за кадром, но… Если представить участь князя ЛяКруа в случае ареста Штраусом. Особенно с учетом нравов Камарильи на этот счет…
    • ГГ почти наверняка будет мертв уже через сутки — если место захоронения недостаточно глубокое, то он сгорит в первых лучах рассвета, если же глубина будет достаточной для полной солнечной непроницаемости, то она будет достаточна и для того, чтобы разорвать тело вампира-неудачника давлением толщи воды.
  • Half-Life — инопланетные паразиты хедкрабы прикрепляются к голове жертвы и превращают её в безвольную марионетку. При этом несчастный всё ещё жив, и среди его стонов можно различить мольбы о помощи. Ничего удивительного, что Альянс в Half-Life 2 активно применяет снаряды с хедкрабами против Сопротивления и, похоже, даже создал новые виды этих паразитов.
  • Half-Life 2 — сталкеры Альянса как результат экспериментов над людьми, которые «уезжают, но никогда не возвращаются». Большинство функций их мозга были удалены, а их тела были физически изувечены. Конечности сталкеров ампутированы и заменены механическими протезами; половые органы, большинство тканей, включая жир и часть мускулов, также были удалены. Судя по их громким крикам, сталкеры испытывают постоянную боль. Сталкеры не могут говорить, но могут хрипеть, что позволяет предположить, что их гортань также была удалена.
  • GTA San Andreas — Прораб оскорбивший сестру СиДжея был заживо погребён в био-туалете под трёх метровым слоем бетона.
  • Fallout 3 — эту участь уготовил всем обитателям Убежища 112 его смотритель доктор Брон. Однако, после визита Одинокого Странника заключённые получают удар милосердия, а участь хуже смерти уготована самому Брону: он останется один в симуляции, которую невозможно завершить.
  • Fallout: New Vegas — участь хуже смерти Курьер может организовать нескольким персонажам:
    • Один из вариантов устранения мистера Хауса — отключить его от нейроинтерфейса. Система по прежнему будет неограниченно долго поддерживать его жизненные функции, но делать он уже не сможет ровным счетом ничего.
    • В дополнении Dead Money можно заманить Отца Элайджу в хранилище казино Сьерра-Мадре и запереть его там навсегда. Это, конечно, тоже верная смерть, но медленная и максимально негуманная. А если Курьер решит, проигнорировав предупреждение, прочесть на терминале в хранилище запретный файл — аналогичная участь ждет уже его.
  • Clive Barker's Jericho. Именно такая судьба ждёт всех тех бедняг, кто имел несчастье попасть в «Коробку» к Перворожденному. Их души не могут покинуть пределов тюрьмы для этого потустороннего создания, и после смерти они возрождаются вновь и вновь… в том виде, в каком их хочет видеть хозяин данного места. А фантазия у Перворожденного очень изощрённая, к тому же всех людей он бешено ненавидит. Особенно достаётся тем семи смельчакам, которые раз за разом вновь и вновь на протяжении всей истории человечества закрывают проход в Pyxis — за то, что они не дают Первому Творению Бога наконец обрести желанную свободу, тот подвергает их просто чудовищным вечным мукам.
  • Demonophobia — эта участь оказалась уготованной Сакури: она навсегда осталась заточённой в Аду, без возможности выбраться и даже умереть: если она погибает, то в течение трёх дней её тело медленно восстанавливается (а это очень болезненный процесс), и она снова оказывается в Аду. Хуже всего то, что в конце игры Сакури вспомнит все свои смерти (а их было предостаточно, и все они невероятно жестоки) и окончательно потеряет надежду выбраться из этого кошмара.
  • Silent Hill — ради рождения оккультного бога Далия Гиллеспи сожгла свою дочь Алессу живьём (чтобы она стала «сосудом» для этого самого бога), после чего в течении нескольких лет культ поддерживал её жизнедеятельность с помощью ритуала. Алесса, не желая осуществления этих планов, разделила свою душу на две части, а поскольку она никак не могла умереть, каждая секунда её существования причиняла ей невыносимые страдания, на что по замыслу Далии должна была откликнуться вторая часть её души в лице Шерил Мейсон, приёмной дочери главного героя.
  • Team Fortress 2 — если верить ролику «Знакомьтесь, Медик!», в холодильнике Красного Медика живёт (если это можно назвать жизнью) голова Синего Шпиона. Голова постоянно просит «Убей меня», но, если верить одной из ранних версий ролика, сделать это невозможно: уберзаряд сделал голову неуязвимой.
  • Saints Row 4 — император Зиньяк помещает своих врагов в симуляцию их худших кошмаров, ведь над мёртвыми нельзя вдоволь поиздеваться!
  • Saints Row: Gat out of Hell — в Аду у Дьявола есть много способов превратить жизнь грешников в вечный кошмар. Но особенно досталось Владу Цепешу — Сатана подготовил для него настолько чудовищную пытку, что даже граф Дракула/Колосожатель вспоминает о ней после освобождения с содроганием… детская песенка «в автобусе гудок — бип, бип, бип» вполне способна стать участью хуже смерти. Если её непрерывно слушать вечность, помноженную на бесконечность.
  • Emperor: Battle for Dune — дом Ордосов не убивает командиров, виновных в провале военных операций. Ведь страх — инструмент управления, а что может быть более пугающим, чем живая голова предшественника, молящая о смерти?
  • В Arcanum участью хуже смерти с полным на то обоснованием является жизнь. Вообще любая, ибо жизнь несёт страдание, в то время как мёртвые пребывают в покое и просветлении. Классические варианты тоже встречаются: в самом начале игры нам попадаются два проклятых бандита, обречённых после смерти навеки застрять в собственных трупах; Серые Легионеры, чья плоть истлела и превратилась в пыль, лишённую чувств и голоса, но живую и думающую; а один персонаж так вообще 2000 лет простоял на одном месте внутри магической капсулы (впрочем, этот эпизод он воспринял как оздоровительную порку).
  • Dishonored. Некоторые способы несмертельной нейтрализации можно отнести к данному явлению:
    • Поспособствовать тому чтобы «благородным лордам» отрезали языки, побрили наголо и бросили в качестве рабов в их же шахты.
    • Наложить клеймо еретика на коррумированного главу церкви, чтобы затем его бросили в чумной квартал, где он и умрёт.
    • Передать любовницу лорда-регента в руки влюбленного в нее воздыхателя… ради его сексуальных утех.
    • Подставить лорда-регента и поспособствовать его аресту и, вероятно, последующей казни.
    • Запереть ведьму навеки в её же собственной картине. Во второй части ведьма оттуда выбралась. Что не мешает снова её там запереть (это, однако, участью худе смерти не будет — там она попала в мир своей мечты).
    • Ещё, судя по обмолвкам Сердца, оно когда-то было девушкой — говорит, соответственно женским голосом а в некоторых местах прямо намекает, что в нем живет душа императрицы Джессамины, а теперь вынуждено комментировать обстановку какому-то ассасину. Ну ладно, ладно, не какому-то, а Корво или Эмили, плюс можно «заменить» душу Джессамины на душу Далилы.
    • В Dishonored 2 можно не убивать изобретателя Джиндоша, а с помощью электрошока лишить его интеллекта, в результате чего он до конца жизни останется безвольным слабоумным полуовощем. Такой вариант, тем не менее, все равно засчитывается игрой, как более гуманный.
  • Dragon Age. Если ты женщина любой разумной расы и заразилась скверной, то трижды подумай, не стоит ли зарезаться на месте. Вурдалачка (заражённая скверной) после некоторых ужасных манипуляций, судя по всему, включающих многократное изнасилование и принуждение к каннибализму, имеет большие шансы превратиться в чудовищную Матку — огромную гору плоти со щупальцами, порождающую порождений тьмы (извините за каламбур) пачками. Так как, судя по всему, порождения тьмы, включая Маток, сами собой от старости не умирают, это может продлиться очень-очень долго. Впрочем, одно может утешить: сознание обычной Матки столь же неразвито, как и у остальных порождений, и моральные страдания ей не свойственны… если, конечно, она вдруг не получит сознание чьими-то стараниями, как Мать (события аддона Awakening).
    • После того, как Серым Стражам стало известно об этой участи, они разрешили женщинам-членам Ордена кончать с собой, чувствуя приближение смерти от скверны, а не отправляться на Глубинные тропы, чтобы умереть в бою, как Стражи делают обычно.
    • Гнома-аристократа, ложно обвиненного в убийстве брата, изгоняют на Глубинные тропы. Ага, к Порождениям Тьмы, дружелюбной ядовитой фауне и реальной перспективе подхватить Скверну и превратиться в Вурдалака, безмозглого зомби-раба Порождений Тьмы (а будучи женщиной — в описанное выше).
    • Изабела считает, что лучше умереть, чем принять камек — кунарийский яд, используемый для бетризации упрямых членов общества и чужаков, не желающих принять порядок Кун.
  • Oblivion: Shivering Isles: герой в защитном сооружении Зидиллиан управляет механизмами, способными убить зашедших пограбить сооружение авантюристов или свести их с ума. Учитывая, в каком состоянии они остаются, ещё неизвестно, что хуже.
    • В Morrowind (в частности) встречается одна интересная книга: «Результаты исследований Тал Марог Кера», где описываются издевательства Дагона над Кимером. Чувство юмора у Лорда Даэдра, конечно, специфическое…
  • Mortal Kombat X: лорд Рэйден так отзывается о превращении земных героев в зомби-ревенантов. И так же отзывается о судьбе Шиннока (который теперь отрубленная голова) как побочный эффект того, что «боги не могут умереть».
  • Endless legend — Культисты Вечного Конца, выглядят как зловещего вида куклы, с рваными движениями, неуловимо смахивающие на мумии, и непонятно осталось ли в них хоть что-то живое. По своему жуткому виду превосходят как Некрофагов (Инсектоиды-Некроманты) так и Сломленных Лордов (Пустые доспехи), если те просто убьют, то превратиться неумирая в жуткую куклу — намного страшнее. И даже пытки Магов Ардента в сравнении с этим кажутся не настолько жуткими.
  • Tales of Zestiria — именно на это обрёк Хелдальфа Михаил, прокляв его вечным одиночеством. Получилось настолько удачно, что Хелдальфа, после всей истории, становится даже жаль — это при том, что он, в общем-то, сам виноват в случившемся.
  • Ведьмак 3 — Геральт в ходе побочного задания «На смертном одре» может случайно обречь на участь хуже смерти девушку Лину. У которой из за ведьмачьего эликсира повредится разум «Не в первый раз лекарство оказалось хуже самой болезни». Впрочем, особо у ведьмака вариантов и не было.
    • Моркварг — за нападение на храм Фрейи, был проклят жрецами и превратился в ульхфхединна. У него теперь из-за проклятия появилось способность к воскрешению и регенерация, но его теперь терзает вечный голод. Каждый поглащенный кусок причиняет ему ужасные муки.
    • Кийян, ведьмак из школы Кота. Был удачливым наёмным убийцей, пока не попал в руки к сумасшедшему чародею Иринеусу вар Штайнгарду, который долгое время ломал тело и психику Кийяна пытками и ядами, пока не свёл его с ума. После чего поставил на Кийяне опасный эксперимент — вселил бесплотного демона в тело ведьмака, из-за чего Кийян стал выглядеть так, будто его то ли освежевали, то ли сожгли (или что-то подобное и впрямь произошло?). Демон-то вселился, но Кийян после этого смог освободиться, убить чародея и всех его помощников. А после этого неизвестно сколько пробыл в лаборатории чародея, пока не был убит Геральтом, наткнувшимся на него в поисках чертежей ведьмачьего снаряжения. Даже с учётом преступного прошлого Кийяна — это уже слишком.
    • Также, в мире «Ведьмака» можно стать жертвой хима — демона-паразита, который выбирает людей, совершивших большой грех и чувствующих за собой вину. Хим подпитывает чувство вины в человеке, сводит его с ума, неслышно для других обращаясь к нему, и в конце концов заставляет человека увечить себя. Тем не менее хим не заинтересован в смерти носителя и старается не давать ему совершить самоубийство или погибнуть.
    • В дополнении «Каменные сердца» Гюнтер О`Дим туманно намекает, что те, кто пытался узнать его истинное имя «либо мертвы, либо их участь ещё хуже». Он же, изгоняя призрак Витольда фон Эверека, угрожает ему, что может забрать в место, где Витольд будет «с тоской вспоминать свой вонючий склеп».
  • Portal 2 — свежеоживлённая GLaDOS рассказывает Челл, что все эти «девять девять девять девять девять…» лет была жива, в сознании, и из-за особенностей программы постоянно пересматривала зацикленный пятиминутный отрывок их битвы, когда Челл разрывала её на куски и кидала их в печь.
    • А в конце Уитли в результате собственных действий, помноженных на собственную же глупость, был обречён до конца существования вселенной (ну или пока батарейка не сядет) летать в открытом космосе и размышлять о том, как же он хотел бы всё исправить. С единственной компанией в лице модуля космоса, которому такая жизнь, впрочем, абсолютно нравится.
  • Divinity: Original Sin 2 — все, кто в прошлом хоть как-то насолил тираническому королю Бракку, очень плохо кончили. Тот, будучи невероятно могущественным колдуном Истока, по большей части обрекал провинившихся на вечную жизнь пополам с вечным страданием. И да, быть в запертым в башне на целую вечность — это не такое уж и плохое наказание, даже если от тела в конечном итоге остаётся лишь истлевший скелет. Как вам например участь быть превращённым в бессмертную свинью, объятую проклятым пламенем? Или провести всю вечность в виде оторванной головы и страдать от неутолимой жажды?
  • Enslaved — там, правда, протагониста спасают от этой участи… А вообще полная виртуальная реальность — просто жуть.
  • Undertale — Флауи — воскрешенный Азриэль Дримур, который в результате экспериментов Альфис обрел бессмертие и лишился души. Из-за этого оказался напрочь лишен эмпатии и навсегда застрял в мире игры: после каждой попытки самоубийства мир просто «перезапускается». На первый взгляд это не так уж и плохо, но со временем Флауи успел пережить и перепробовать каждый вариант развития событий в игре, в итоге оставшись лишь чахнуть от скуки и безнадежности.
    • Гастер — таинственный монстр-ученый из прошлого, создавший Ядро подземного мира. В результате собственных экспериментов оказался стерт из вселенной напрочь, вместе с парочкой своих последователей. Тем не менее, поигравшись с файлами самой игры, можно найти его спрайт и поговорить с его последователями, чтобы узнать, что он все-таки жив и наблюдает ОТКУДА-ТО.
  • SOMA — всё человечество погибло, но это ладно. Остались некоторые, в виде программ — это ещё цветочки. А вот что НИУ делает с людьми — это уже очень похоже на такую участь. И совсем на неё похожа судьба протагониста, который остался на морском дне (глубина — 4 км), запертый в безумной комбинации мёртвого женского тела и глубоководного скафандра, да ещё и без руки.
  • Beholder — в концовках существует аж несколько участей для Карла
  • Bad Dream: Coma — множество людей заперто в кошмарном сне, где нет смерти, но есть несовместимые с жизнью травмы.
  • Pony Island — протагонист вынужден вечно играть в недоделанную инди-игру без смысла и конца. Современному человеку это кажется сомнительным кошмаром, но стоит учитывать, что протагонист - застрявший в чистилище средневековый крестоносец, для которого само понятие игр незнакомо и процесс игры для него подобен блужданию слепого в лабиринте. Более того, даже даже вырваться из игры не значит спастись, так как он пойман дважды - сначала в лимб за свои грехи, а уж в лимбе - навечно привязан к игровому автомату, игра которого постоянно изменяется силами самого убогого из существовавших программистов.
  • Valiant hearts the great war- С фитильком. После многочисленных провалов и неудач, Барона Фон дорфа разжаловали в звании и отправили в тыл, рассказчик прямо говорит, что для него это участь хуже смерти.
  • Singularity — превращение в мутанта или возвращенца однозначно сюда. Даже непонятно, что хуже — существовать в виде покрытой опухолями вечно голодной туши или быть слепым монстром, реагирующим на любой звук, как на сигнал к кормежке.
  • The Evil Within — Рувик в детстве сильно пострадал от пожара, потеряв родную сестру, а отец, увидев его травмы, запер сына в подвале, уверяя всех, что он погиб. Позже, когда Рувик смог выбраться и продолжить работу над STEM, его предает доктор Хименес. Он приводит с собой троих неизвестных, те хватают Рувика, после чего его мозг вырезают и используют в качестве ядра прототипа STEM.

Визуальные романы[править]

Настольные игры[править]

  • Мрачный сеттинг WarHammer 40,000 предлагает достаточно вариантов такой участи:
    • Пленникам, попавшим в Коммораг, не позавидуешь — искусство долгих мучительных пыток Тёмные Эльдар отточили до совершенства. В лучшем случае — попадут на арену. В худшем — будут превращены в боевые машины Гомункулов. В катастрофическом — попадут на Симфонию Боли. Пример изощренной пытки: так называемая «живая скульптура» — у человека вынимают скелет, его же плоть вместе с внутренними органами подвешивают на крючьях и он имеет возможность созерцать свой окровавленный костяк, оставаясь живым и в сознании благодаря продвинутой технологии дарков. Неудивительно, что большинство таких несчастных умоляет только об одном: «Убейте меня».
    • Сами Тёмные Эльдар (как и их «светлые» собратья) считают такой участью попадание своей души в объятия бога Хаоса Слаанеш. Поэтому «светлые» Эльдар используют Камни Душ, а Тёмные стали садистами из садистов, откупаясь таким образом от Той, Что Жаждет.
    • Многие Космодесантники Хаоса такой участью считают заключение в металлический саркофаг Дредноута — как теперь чувствовать радости жизни, дарованные Губительными Силами? От такого расстройства многие Дредноуты Хаоса окончательно сходят с ума и становятся для своих едва ли не опаснее, чем для врагов. Однако, в легионах религиозных фанатиков (Несущие Слово) и техноманьяков (Железные Воины) дредноуты могут сохранить вменяемость[2] и даже стать командирами.
      • Впрочем, вариант таки с прикрученным фитильком: когда дредноут накапливает нужное количество Порчи Хаоса, то превращается в Хелбрут — биомеханическую демоническую машину, в которой ОБЧР полностью слит с десантником с помощью демона и сам десантник вновь может почувствовать себя живым.
    • Если Чемпион Хаоса зашел достаточно далеко на службе Губительным Силам, то они дадут ему тяжелое и опасное задание. Если чемпион выдержит испытание с честью — станет Демон-принцем. Если нет — превратится в Отродье Хаоса — жутко мутировавшее безумное гротескное существо, используемое товарищами как ручной монстр.
    • Среди Чемпионов Хаоса особо выделяется Космодесантник Люций Вечный. «Вечным» он является потому, что если его убить, и испытать при этом хотя бы небольшое наслаждение, то Люций возродиться в теле убитого. Троп здесь при том, что всё что после этого остаётся от неудачного убийцы — вечно кричащее от боли лицо на броне Люция. За десять тысяч лет у Люция в броне накопилось так много мучимых душ неудавшихся убийц, что по состоянию на M41 его броня полностью скрыта под слоем корчащихся лиц.
    • Зараженных болезнями Нургла при жизни ожидает превращение в покрытый гнойниками и кишащий паразитами полутруп, а после смерти — становление низшим демоном Нургла. Ладно ещё культисты Нургла, они рады дарам Дедушки, но тем, кого заразили насильно реально не позавидуешь.
    • Инквизиция использует еретиков для создания арко-флагеллянтов — людей у которых большая часть тела заменена на аугуметику, а сами они накачаны боевыми наркотиками до состояния «Ходячий ужас».
    • Экклезиархия создаёт «машины покаяния» — быстрые и мощные боевые шагоходы, куда заключают еретиков или сильно провинившихся сестёр битвы. Процесс изготовления занимает месяц, во время которого от человека остается по сути только голова и сердце, а после он вживляется в шагоход, который посредством подключения к центрам восприятия боли причиняет обрубку адские мучения. Причем всё это без наркоза и с полным осознанием своего состояния.
    • Псайкеры, не попавшие в Схоластика Псайкана отправляются на топливо для Золотого Трона — их души сгорают, чтобы поддерживать Астрономикон и самого Императора.
  • Не менее мрачный сеттинг «Ravenloft» — тоже.
    • Эльф Эзан Безумный, Тёмный Владыка домена Векор, вынужден вечно страдать от безумия, вечно искать исцеления и никогда не находить. Если его убить, Эзан возрождается вновь.
    • Жертвы Жаклин Монтарри. Тело Жаклин больше не стареет, но без головы её жизнь стремительно иссякает, и она должна носить чужую голову. Но любая чужая голова, которую она носит, стареет на один год за каждый день и через достаточно короткое время падает с шеи. В погребе особняка Жаклин стоят бесконечные стеклянные банки, наполненные сброшенными головами. Они всё ещё стонут и кричат от боли, но не могут умереть.
    • Король-Крокодил заболевает от укуса мелкой мошки и медленно умирает. Болезнь ослабляет его и причиняет ему страшные мучения, и прежде чем Король-Крокодил умрёт, он промучается как минимум несколько десятилетий.
  • Planescape — сеттинг отличается большим количеством… скажем так, оригинальных тюрем, прибыванию в которых многие предпочли бы смерть. Но и других, не менее оригинальных, состояний «хуже смерти» — вагон и маленькая тележка.
    • По парастихийному плану Грязи разбросаны шары затвердевшей материи плана (и по названию плана становиться понятно, что это) — тюрьмы, в которых оказываются существа после специфического варианта заклинания утопления, которое переносит жертву на План Грязи, погружает в подобие анабиоза и окружает слоем грязи и слизи — и всегда есть шанс, что жертва из анабиоза выйдет.
    • Четвертый слой «пещерного ада» Пандемониума предстовляет собой изолированные пещеры в непроницаемой скале. Многие пещеры используются, как одиночные камеры, при этом многие заключатели заботятся о том, чтобы в пещеры через порталы поступала пища и вода. При условии, что Пандемониум по своей природе постепенно сводит с ума любое существо, кроме демонов танар’ри — участь у заключенного не очень радужная.
    • Лабиринты. Владычица Сигила не слишком заморачивается с рассмотрением дел существ, которые ей насолили. Тут варианта два: либо смерть буквально в ее тени, либо заключение в лабиринт. Из лабиринта практически нельзя выбраться и в нем нельзя умереть. И да, опять же, это одиночное заключение. Правда, с фитильком: выход в том или ином виде есть в каждом лабиринте, и зачастую его достижение каким-то образом связано с провинностью заключенного и его готовностью исправиться. И наказания за первый побег нет (рецидивистов убивают на месте). А некоторым там нравится, и они не хотят вылезать наружу, даже если уже нашли выход.
    • Колонна Черепов на первом слое Баатора. Огромный столб из живых голов на разных стадиях разложения. Головы постоянно борются друг с другом за право оказаться на поверхности. В него попадают после смерти те, чьи слова погубили их товарищей.
    • Более общий пример. В принципе, все посмертное существование в сеттинге хуже смерти, ибо у душ сохраняются остатки памяти и обрывочные воспоминания, которые, со временем могут как пропасть, так и возвращаться все больше и больше. Педаль прямиком в Ад вдавливают все варианты Нижних Планов — конечно, не худшие или самые ужасные описания адов в истории человечества, но если задуматься, в каких масштабах все это происходит…
    • Общая космология Dungeons and Dragons начиная с трехсполовинной редакции представляет нам Стену Неверующих, окружающую город Правосудия. Создана богом смерти Миркулом и туда… да, в стену вместо кирпичей впаиваются души неверующих смертных. Не только тех, кто не поклонялся Миркулу, а вообще. На протяжении тысячелетий души сходят с ума и поглощаются сущностью стены, предположительно, небытием. Почему добрые боги сеттинга позволили этому произойти? Ну, им ведь нужно как-то обеспечить свое существование…
  • Битвы Fantasy: под троп подходит история «Стражей Гробницы». Шестеро арабских воинов попали в волшебный мир, но оказались заперты в пещере, где через некоторое время умерли от голода и жажды. Потом, их воскресил магический артефакт. И через некоторое время, они снова умерли. Шли годы, и этот процесс всё повторялся. Когда пещеру вскрыли слуги Некроманта, арабы уже превратились в живые скелеты.
  • Epik Zpell Warz: куча таких отображена на картах прихода, одна другой занимательнее.

Музыка[править]

(link)

Darkness imprisoning me / All that I see / Absolute horror / I cannot live / I cannot die / Trapped in myself / Body my holding cell
  • Песня группы «Эпидемия»:
« Я рождён на границе
Меж светом и тьмой,
Был распят за безумные
Игры с судьбой:
Но нетленное тело
Лежит подо льдом,
А душа полыхает огнём!
...
Не улететь, не уползти, не умереть, не унестись...
»
— «Жизнь в сумерках»

Как-то совсем герою после такого не завидуешь. Хотя, возможно, что однажды: «Грянет гром, серый странник придёт в этот мир, Небеса ярким пламенем вспыхнут над ним…»

  • «One» — баллада Металлики, получившая Грэмми. Текст баллады по мотивам повести Трамбо «Джонни взял ружье» написан от лица солдата, лишившегося ног и рук и ставшего глухонемым в результате подрыва на мине. Заключенного в собственном теле и мечтающего о смерти.
  • Мюзикл «Последнее испытание» созданный как адаптация «Трилогии близнецов»:
« Бог, ты видишь свой мир – лишь пепел и пламя?

Вот все, что ты заслужил – властвуй по праву.
...
Отзовется одно лишь эхо – ни женской улыбки, ни детского смеха не будет отныне,
Ты один в холодной, мертвой пустыне.
Поздно, послушай, уже не спасет никого Властелин Ничего.
Поздно…

»
— «Властелин ничего»

Реальная жизнь[править]

Многое из описанного ниже подпадает под троп Кошмарные медицинские состояния.

  • Психические болезни и неврология, особенно «королева психических болезней» шизофрения и синдром деперсонализации-дереализации награждают болеющего таким симптомами, что многие потому и самоубиваются, лишь бы прекратить страдания. Кто приходит в себя, говорит, что любая боль лучше ЭТОГО. До кучи — необратимо изменяющееся отношение к «бывшему» больному (ну разве что это человек искусства, которому его «нешаблонность» приносит очень большие гонорары — деньги любого «вшивого шизика» превращают в глазах ширнармасс в «эксцентричного гения»). Дискриминация по признаку психики, не того происхождения, рождения в семье долбанутых деспотов-родителей и пр. — это и правда участь, в некотором роде, страшнее любой другой.
    • Такая болезнь напоминает «Отчаяние» того самого Нестеренко.
    • Эдгар По тоже описывал характерные симптомы с пугающей точностью. Но, к его чести, понимал, что описывал сорт безумия — «у некоторых натур такая черта может достигать…» и уже дальше болезнь глазами самого безумца.
  • Изнасилование — в тех странах, где продолжают верить, что это «участь хуже смерти». Даже если жертве изнасилования хватает сил оправиться после него, ближние и окружающие делают всё, чтобы жертва не оправилась. В некоторых странах (вроде Афганистана) жертву изнасилования могут… наказать плетьми (с точки зрения местной морали, она виновна в том, что оказалась без сопровождения мужчины, а это считается аморальным поведением).
  • Викинги практиковали такую пытку, как хеймнар — человеку отрубали руки и ноги, раны прижигали, и если он не умирал от сепсиса, потери крови или шока, то становился на всю оставшуюся жизнь обузой для друзей и посмешищем для врагов.
  • Сходным образом китайская императрица Люй расправилась с наложницей Ци: по её приказу женщине отрубили руки до локтей и ноги до колен, вырвали язык, выжгли глаза и проткнули барабанные перепонки. Это называлось «превратить в человека-свинью».
  • Манкурт (досл. «уничтожение сущности») — отличается от зомби, по сути, тем, что манкурт — живой (вообще говоря, зомби изначально тоже, но способы создания разные). В Туркмении пленных детей и подростков (взрослые выживали слишком редко) превращали в манкуртов массовом порядке вплоть до «российской оккупации» (1881 г.) — так что, по свидетельству писателя М. Симашко, ему приходилось в Туркмении встречать стариков-манкуртов уже после ВОВ. Следует упомянуть, что никаких доказательств существования манкуртов кроме слов писателя нет.
  • Ублиетт, или «каменный мешок» — разновидность тюрьмы, использовавшаяся в средние века. Представляет собой небольшую камеру, открытую только сверху, через люк в потолке, в которую человека сажают и забывают о нём (французское слово oublier как раз и означает — забывать). Вариантов заключения в ублиетт было несколько, как и самих ублиеттов, от просто смертельных до лучше бы смертельных (наш случай): заключённому могли кинуть припасов, чтобы он не умирал от голода, а подольше растянул ощущения собственной ненужности и отрезанности от мира; сам ублиетт мог быть очень тесным, таким, чтобы и повернуться было нельзя. Да и без еды, собственных запасов организма хватит проторчать там столько, что сдохнуть захочется намного раньше. В полной (и не самой удобной) неподвижности в этом «стакане» много и не надо — в «Форте Байярд» просидевшие десять минут игроки уже извлекались не с самым здоровым выражением лица.
  • Участь хуже смерти может подстерегать человека и перед смертью. Например, больные раком в терминальной стадии и многими другими тяжёлыми заболеваниями предпочли бы сразу умереть, а не испытывать эти адские боли при жизни. При этом во многих странах эвтаназия с какого-то бодуна запрещена, стреляться/травиться/вскрыть вены нечем, а просьба родственникам или лечащим врачам об ударе милосердия может грозить им тюремным сроком и поломать жизнь. С другой стороны, такому больному могут прописать мощнейшие обезболивающие средства, которые в медицине давно широко не используются — например, наркотики группы опиатов. Прописать-то могут (при условии, что не помешают бюрократические проволочки), но боль может быть настолько сильная, но не хватит разрешённой дозы… и даже терапевтической.
  • Паралич конечностей и мышц лица — в этом состоянии человек оказывается буквально заперт в собственном теле. Особенно если человек при этом ещё и сохраняет сознание.
  • То, чего панически боялся Гоголь — впасть в летаргический сон и быть похороненным заживо. Советские писатели пустили легенду, что именно это с ним и произошло. Якобы когда писателя перезахоранивали из Донского монастыря на Новодевичье кладбище, то обнаружили, что труп лежит на боку, а на внутренней стороне крышки следы ногтей (на самом деле нет).
  • Смерть близких. Именно поэтому убийство близких с целью заставить человека страдать является, пожалуй, самым тяжким грехом — на порядки хуже, чем обычное убийство, изнасилование и некрозоопедофилия.
  • Многие виды казней, вызывающих смерть не мгновенную, заставляют казнимых мечтать об скорейшей кончине.
  • Многие критикуют отмену смертной казни из-за того, что маньяки, убийцы, террористы, педофилы — все самые отмороженные преступники вместо того, чтобы получить по заслугах, должны содержатся за счет налогоплательщиков (среди которых и родственники жертв тех самых поддонков), да еще и всю жизнь. Однако такие критики слишком недооценивают систему наказания для приговоренных к пожизненному на постсоветском пространстве. Представьте, что ваша жизнь — это круглосуточный контроль, тесные камеры размерами чуть более превышающие кладовку, маленькое окошко с кусочком неба, такие же маленькие прогулочные коробки, перемещение в позе лебедя, с закрытыми глазами, под надзором вооруженных охранников и злобной овчарки, обеды только в камерах, отсутствие любого досуга, кроме книг и писем, отсутствие хорошего собеседника, кроме сокамерника… Многих могут утешить только разве что родственники, если те конечно же остались и если те еще не отказались от своего пожизненика. И да, многие заключенные действительно были бы рады вернуть смертную казнь дабы закончить со своими мучениями.
    • Тут как посмотреть. В одной из колоний для пожизненно осуждённых начальство уверяло, что за всю историю — ни одного суицида. За па́ру лет пребывания узник свыкается. Впрочем, не так уж и просто совершить суицид, когда живёшь существуешь под таким постоянным строгим контролем.
      • Но при этом сам факт существования самоубийц (не только в тюрьмах, а вообще в целом) прямо свидетельствует, что что-то для них на момент принятия решения было хуже смерти.
  • Если мы заговорили про советскую и постсоветскую тюрьму, стоит также упомянуть и о делении зэков на касты, а точнее, о самой низшей — о так называемых опущенных. Они обречены быть изгоями, носить худшие телогрейки, есть из дырявых мисок, спать возле параши, выполнять самую грязную работу, ни с кем из обычных заключенных не контактировать, разве что в качестве пассивного полового партнёра. Попасть туда можно за что угодно — от невозвращения вовремя долгов до контактированния с другими опущенными (вплоть до прикосновения к их личным вещам).
  • Холодные бараки, которые зимой отапливает лишь одна маленькая дровяная печка. Одноместные койки, на которых должно вмещаться до трёх человек. Скудная одежда, которая не только не согревает зимой и даже не только прилипает к телу в жаркую погоду, но которая также не снимается неделями и не должна стираться. Очень малокалорийная еда, которая делается из испорченных продуктов. Туалет раз в день и на тридцать секунд. Праздником считается день, когда удалось помыться. Тяжелый труд, который нужно исполнять бегом, без передышки. За нарушение темпа — избиение. Любое сорванное яблоко или подобранный недокурок — это нарушение режима. Нарушение режима наказывалось ночью в камере, где можно только стоять. Такая судьба ожидала тех немногих, кому «повезло» избежать газовой камеры по прибытию в Освенцим.

Примечания[править]

  1. Мода как мода: эти мифы отражают отказ от человеческих жертвоприношений. Типичный драконоборческий сюжет про освобождение рыцарем\героем\богатырём девы, отданной змею — из той же оперы.
  2. Впрочем, в обоих случаях авторы неизменно подчёркивали исключительный характер произошедшего.