Ух ты, говорящая рыба!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Собственно

«Ух ты, говорящая рыба!» — советский рисованный мультфильм 1983 г. за режиссёрством Роберта Саакянца по мотивам сказки Ованеса Туманяна.

Персонажи[править]

«А не суме-е-ете — ПЕНЯЙТЕ НА СЕБЯ! ВЕК МЕНЯ ПОМНИТЬ БУДЕТЕ!»

Сюжет[править]

Старик начал рассказ о том, как однажды он поймал говорящую рыбу. Показал размеры, а потом, подумав, показал больше, чем она была на самом деле (ну а что, рыбак он или не рыбак?).

Рыба попросила: «Отпусти меня домой». Старик отреагировал заглавной фразой и прямо упал, свалив в воду корзинку с уловом. Рыба продолжила: «У нас вся семья говорящая. Отец говорит, мать говорит. А дед говорит: „Делай добро и бросай его в воду. Оно не пропадёт — добром к тебе вернётся“. Ну, сделай добро — брось меня в воду. А за мной не пропадёт. Когда-нибудь и я тебе пригожусь».

Старик возразил: «Ага, как же ты мне пригодишься? Разговаривать всякий может. Вот если бы ты, к примеру, лаять умела, тогда бы пригодилась — посадил бы на цепь, дом охранять! [Представляете себе рыбу на цепи около конуры? То ещё зрелище, надо сказать]. А так что с тебя взять? Плыви себе». Рыба булькнула, а Старик загрустил: «А теперь есть нечего!». И воскликнул с досады: «Э-эх!»

И тут из-под земли появилось гуманоидное чудовище и воскликнуло:
— Я здесь! Зачем звал?
— Я?
— Ты сказал «Э-эх!». Ээх — это я. Великий!.. Могучий!.. [обзавёлся усами и закурил трубку, из которой вырвался ядерный грибок — намёк на Сталина?] До-обрый [обрёл облик Деда Мороза] волшебник… Э-ЭХ!!! А это — моё э-эхо! Говори, чего пожелаешь? Всё сделаю. Всё могу.
— Чего мне, бедняку, желать?
— Понял. Есть нечего. Да? Вот тебе волшебный столик. Проголодался — постучи три раза. [Постучал — и на столе появились вкусняшки: овощи, фрукты, сыр, колбаса.] Ну как? Поел — постучи ещё три раза.
— Спасибо тебе, добрый Э-эх. Век тебя помнить буду.

Схватил Старик столик и побежал домой. Одна из ног Ээха на секунду превратилась в абсолютно голую женщину на метле (ведьма?) и улетела. А вослед Старику с головы Ээха противно мяукнул чёрный кот (или, вернее, каркнул — очень странный кот). «Будешь помнить меня, будешь, не будь я Ээх, если ты меня еще не вспомнишь!..», — гулко раздавалось от прибрежных скал эхо мыслей Ээха. И сел он играть на органе, сделанном из скалы.

— Жена! Э-ге-ге-гей! — кричал Старик, мчась по тропинке к хижине, где занавеси были сделаны из рыбацких сетей. — Жена! — С размаху поставил столик на пол. Три раза стукнул. Появились вкусняшки. И сразу же из продуктов сложился облик Ээха, а потом изо всей еды осталась лишь одна тарелка с яблоком:

— Забыл предупредить: [яблоко прокатилось по тарелке, и в появившемся прямоугольнике нарисовалась рожа Ээха] есть у меня маленькое условие. Ровно в полночь приду к вам в гости и буду до рассвета вопросы задавать. Сумеете ответить — столик ваш. А не сумеете [он превратился в турецкого солдата в феске времён Первой мировой войны — намёк на геноцид армян] — пеняйте на себя! — грозно добавил он. — Век меня помнить будете!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!!

Старик со Старухой растерянно посмотрели друг на друга. А когда наступили сумерки, раздался троекратный стук в дверь, и на пороге появился Юноша с каштановыми волосами, рыжими усами и карими глазами.

— Добрые люди!.. Пустите переночевать.
— Ой, сынок, — схватилась Старуха за голову, — ищи лучше ночлег в другом месте.
— В полночь придёт сюда чудовище, — добавил Старик, — и нас погубит, и тебя заодно.
— Да, сынок, — подтвердила Старуха.
— Но полночь ещё не скоро, — возразил Юноша. — А там видно будет.

И вот наступила полночь. Кто-то с силой троекратно постучал в дверь.
— Кто там? — робко спросил Старик.
— Это я, добрый Ээх, — дэв трансформировался из звёздного неба, — я здесь.
— И я здесь, — Юноша открыл дверь.
— А ты кто такой? Откуда взялся?! — удивился Ээх.

И начал задавать ему вопросы. Незнакомец каждый раз давал скороговорочные и запутывающие ответы, а Ээх, не успевая осмыслять их, задавал новый вопрос. «Чего-чего, на хромой блохе с того берега моря, которое зайцу не перелететь, орлу не перебежать, хоть море не море, а так, лужа посреди города, где тень от блохи на зайца упала и насмерть убила, а из шкуры зайца тулуп вышел и пошёл куда глаза глядят, а тут заяц ка-ак прыгнет!..» В конце концов у Ээха шарики заехали за ролики, и он с воплем «А-а-а-а-а!!! Да хватит!!! О-ой!!!» унёсся на пуканной тяге, откладывая кирпичи к звёздам, где его сбил метеор на фоне созвездия Говорящие Рыбы, которое находится около Южной Рыбы и Дракона. Полёт сопровождался возмущением парня: «Эй! Погоди! Далеко ещё до рассвета!»

— Спас ты стариков, сынок! От смерти спас [и тут становится видно, что добрый юноша ходит в кроссовках], — поблагодарила Старуха.
— Кто ты? Хоть имя своё скажи, — присоединился Старик.
— Дед мой говорит: «Делай добро и бросай его в воду», — глаза Старика округлились, а Юноша подмигнул. — Вот я тебе и пригодился.
Отбежал, превратился обратно в рыбу и нырнул в море. Супруги махали ему вослед. А в подводном царстве большие рыбы выпускали из своих пастей проглоченных ими рыб поменьше.

Что здесь есть[править]

  • Заболтать до смерти — как бы не кодификатор! Герой сделал это хоть и не буквально, однако заставил убраться подальше — а там Ээх, который считал забалтывание своим коньком, и нашёл свою погибель.
  • Непонятно — значит страшно:
    • Ээх обещал старику и его жене, что те его век помнить будут, если на вопросы не ответят. Хотя ничего конкретно летального Ээх не пообещал, они явно восприняли грозное обещание как «секир-башка». О чём ещё можно подумать, когда собеседник начинает изображать из себя палача в красном колпаке, а также турецкого солдата, гнуснопрославленного геноцидом армян?
    • Сам Ээх не вынес разговора с гостем. Не потому, что болтовня паренька была страшной (скорее даже смешной), а потому, что это был вывих мозга — чем дальше, тем больший.
      • Обоснуй: может это было такое заклятие — против дэвов?
  • Посрами дьявола — хотя прямо и не говорится, какова природа Ээха, это может быть и высокопоставленный демон.
    • Скорее всего, вишасп (аналог дракона у армян — драконы там тоже причислены к дэвам).

Тропы вокруг мультфильма[править]

  • Визуальная отсылка — жадный помещик из мультфильма Саакянца «Ишь ты, масленица!» (1985) похож на Ээха. Старик со старухой не просто похожи — они вообще копии (если не они же самые). Впрочем, Саакянц тут, похоже, решил от добра добра не искать: и озвучивают этих персонажей те же актеры, и музыка точно такая же, что и в «рыбе».
  • Вывих мозга — фирменный стиль маэстро Саакянца по нашу сторону экрана и манера повествования рыбо-оборотня по ту.
  • Название из речи — первая фраза обалдевшего Старика.
  • Непреднамеренное совпадение — давным-давно в Японии тоже был один… с драконьей рожей… злой демон-метаморф… и называл себя волшебником… только звали его Аку
    • А ещё и тот, и другой в конце жизни получили по башке за свои фокусы. Только Ээх — кометой, а Аку — катаной.
  • Определённо не для детей — например, Добрый Ээх (показывающий чудеса метаморфоза, как, например, стянуть с головы кожу и говорить как ни в чем не бывало, имея одну черепушку) вызывал две реакции — или «Гы-гы», или… ну да, невроз. Но это уже в соседний троп.
  • Получилось страшно — некоторые трансформации Ээха. Пополам с «Бафос ночного кошмара».
  • Раздуть в адаптации — в оригинальной сказке не названное по имени чудовище выслушало от юноши неправдоподобный отчёт, откуда он вообще взялся, подивилось да и ушло. Спаситель, кстати, даже не выходил к нему, так через дверь и заболтал. Здесь рассказ юноши длиннее, хитровывернутее и сопровождается буквальным показом рассказываемых небылиц.