Утопии нет нигде

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Я больше не буду убегать никуда. Утопии нет нигде. »
— Ким Хён Док
« Ну, допустим, ты пробил головой стену. Что ты будешь делать в соседней камере? »
— Станислав Ежи Лец

Утопии нет нигде — жёсткая деконструкция традиционного бегства главных героев из антиутопии на свободу. Впрочем, само слово «утопия» как бы намекает на то, что её нет нигде: от др.-греч. οὐ «не» и τόπος «место» (Вики).

Родственные троп, связанный с вымышленными мирами — там, где нас нет и эскапист.

Примеры[править]

Литература[править]

  • М. Шолохов, «Тихий Дон» — подано необычно. Мелехов ушёл к белым, потому что ему не нравилась подлость и жестокость красных… и столкнулся ровно с такой же подлостью и жестокостью у белых. Потом в надежде мирно жить вдали от политики вернулся к красным, ибо родной его хутор Татарский контролировали красные. Но с мирной жизнью не задалось, пришлось уходить к зеленым. Там ничего хорошего тоже не случилось...
  • Джон Стейнбек, «Гроздья гнева» — семья Джоудов бежит от Великой депрессии, надеясь найти Утопию в Калифорнии. Может, и нашли бы, только они далеко не первые и не единственные, кто её там разыскивает.
  • Илья Варшавский, «Побег» — побег из антиутопии удался, (только всё это было в виртуале. «Белые цветы» в финале — это те самые хлопковые поля, на которые ссылают неисправимых и где дольше месяца не живут.)
  • Братья Стругацкие, «Обитаемый остров». Похожее случилось с Максимом и Гаем, когда они бежали из Страны Отцов. О том, что государства Хонти и Пандея далеки от утопии, они знали с самого начала. На юге — мутанты, дикие или одичалые племена, миролюбивые, но физически вымирающие: кругом мир-помойка, заражённый радиацией после ядерной войны. Ещё южнее — Островная Империя, и как там живётся — неизвестно[1], но её военнослужащие творят ужасные вещи…
  • Лем, «Футурологический конгресс» — Ийон Тихий, протагонист попадает в прекрасный новый мир, где всё хорошо. Однако через некоторое время выясняется, что «всё хорошо» внушено распыленными в воздухе препаратами, а на самом деле «не очень хорошо». Потом выясняется, что «не очень хорошо» тоже не «на самом деле», а в свою очередь внушено другими препаратами, а на самом самом деле всё нехорошо. Ещё позже станет известно, что и «на самом самом деле» ложь, и что всё ещё хуже. Et cetera, et cetera, et cetera.
    • Аналогично в фильме-мультфильме «Конгресс» (2013), только сильно упрощено.
  • Альфред Бестер, «Выбор» — в самом разгаре Третьей Мировой рядовой статистик Адьер случайно находит агентство путешествий во времени, созданное для людей, считающих себя «родившимися в неправильное время». Обрадованному Адьеру, который считает, что должен был родиться на сто лет раньше, работники агентства терпеливо объясняют, что на самом деле жить в другом времени — очень сложно и опасно: «сквозь дымку лет все времена, кроме нашего, кажутся золотыми и величественными. Мы жаждем будущего, мы томимся по прошлому и не осознаем, что выбора нет… что день сегодняшний — плохой или хороший, горький, тяжелый или приятный, спокойный или тревожный — единственный день для нас. Ночные мечты — предатели, и мы все — соучастники собственного предательства». Протагониста (как опасного свидетеля) вышвыривают без возврата в любое время на его выбор; прецедент уже имеется: японец, мечтающий вернуться в свою Хиросиму 1945 года, потому как в будущем ещё гаже.
  • Роберт Шекли
    • «Билет на планету Транай». Человек уезжает на ту самую планету, где, говорят, очень хорошо живется. В итоге обнаруживает, что все, что он знал об этой планете раньше, — образец исландской правдивости, вступает в конфликт с законом и покидает планету без права вернуться.
    • «Координаты чудес» — поскитавшись по абсурдным вариантам бытия главгерой возвращается-таки на свою Землю… но она оказывается ничуть не менее абсурдной (ой, как автор подсвечивал это ещё в прологе!..). Так что Кармоди отправляется перебирать дальнейшие варианты.
  • М. Задорнов, «Приговор» — нигде нет покоя измученной душе интеллигента Бодягина: ни в Союзе, ни на Западе, ни в монастыре, ни в Раю. Даже в финале сосланной на необитаемую планету душе Бодягина является халтурное, недостаточно фиолетовое светило.
  • Сергей Лукьяненко, «Поезд в Теплый край» — субверсия. Утопия есть (ну, если считать возможность не мёрзнуть утопией), только в нее уже никого не пустят.
  • Борис Акунин:
    • «Не прощаюсь»: Фандорин приходит к выводу, что ни белые, ни красные, ни зелёные, ни чёрные ему не подходят — и собирается уехать с Масой в Японию.
    • «Квест» — Самсон Фандорин до событий фрагмента с его участием совершил кругосветное путешествие, посетив множество стран, но ни в одной из них местные порядки не пришлись ему по душе. В результате он решил с головой уйти в науку, чтобы самому попробовать сделать мир идеальным.
  • Евгений Лукин, «По ту сторону» — замученная обязательным соблюдением гороскопов пара из Баклужина переселяется в православный Лыцк. Однако уже на вокзале их чуть было не оштрафовали за отсутствие справки об исповеди.
  • Айра Левин, «Этот идеальный день» — бегство из Антиутопии (очень мягкая — по сути Утопия с изъяном) в примерно наши реалии — безработица, тесные халупы в гетто, плохая экология и продукты из низшей ценовой категории.
  • Леонид Филатов, «Свобода или смерть». Чтобы вырваться из гнуснейшего Совка, третьеразрядный писатель-фрондёр идет на всё — и чего ради? Чтобы в вожделенной Франции вести полунищенскую (но недолгую) жизнь, изредка тролля советских туристов?
  • Г. Мало, "Без семьи". Во французской глубинке Париж принято было считать "золотым городом", где все счастливы и беззаботны. Ну или по крайней мере такое представление сложилось у маленького Реми. Париж реальный эту красивую сказку жестоко разрушил.

Кино[править]

  • «Бразилия» Терри Гиллиама. Побег протагониста не удался и удаться не мог — бежать некуда. Хотя существует альтернативная концовка с ложным хэппи-эндом.
  • «Вычислитель» (фильм) — в отличие от оригинального рассказа Громова, герои спасаются с планеты XT-59, который правит тоталитарный режим, практикующий как альтернативу казни изгнание в топи в поисках мифических Счастливых островов, на хитро спрятанном космическом корабле. В эпилоге героиня говорит, что благодаря их свидетельствам на планету было предпринято вторжение, и режим сменился… на ещё более худший.
  • «Тёмный город» — бежать главному герою в прямом смысле некуда, потому что он находится на огромном космическом корабле, а Земля неизвестно в какой стороне.
  • «Шоу Трумена» — после побега из рукотворного мира телепередачи, лодку Трумена прибивает к декорации, и от диктора он узнаёт, что потусторонний мир ещё жёстче, чем его родной. Тем не менее, герой решается выйти наружу.
  • До этой мысли додумывается гусляр Садко в одноимённом советском фильме-сказке.
  • «Кингсайз» — из тоталитарной Шкафляндии гномы, увеличившись с помощью Кингсайза, бегут в советскую Польшу, а из нее главные герои на поезде едут туда, где не нужно принимать Кингсайз, чтобы сохранять человеческие размеры, и где есть полная свобода, но поезд внезапно оказывается игрушечным, и герои с ужасом понимают, что они все еще гномы, и сбежали из очередной Шкафляндии. А после этого экран сворачивается в замочную скважину, намекая, что и та Варшава, в которую пришел игрушечный поезд, тоже еще одна Шкафляндия.

Аниме и манга[править]

  • Gunnm — Кирен и Идо бежали из «утопии» Салема и попали в буквальный мир-помойку. С тех пор Кирен мечтает вернуться обратно, а Идо считает возвращение бессмысленным.
  • Ergo Proxy — бежав из нуара, главные герои обнаружили снаружи настоящий постапокалипсис.
  • Shingeki no Kyojin — герои, живущие якобы в условиях постапокалипсиса, узнают о том, что человечество за стенами не только существует, но и процветает. Но позже показано, что на самом деле там живётся ненамного лучше: частые войны (в которых участвуют даже дети), бедность, активная пропаганда и дискриминация по национальному признаку.
  • Code Geass: Bokuoku no Akito — японцы, сбежавшие от угнетения в оккупированной британцами Японии в Евросоюз, с удивлением узнают, что в отличие от британцев, дающих за верную службу своё гражданство, просвещённые европейцы отправляют всех «унтерменшей» в гетто и концлагеря, выход оттуда разрешён только при твоём личном подчинении гражданину Евросоюза с его разрешения или по его требованию.
  • Space Pirate Captain Harlock: The Endless Odyssey — игра с тропом, которую автор правки не берется даже категоризировать. В первом сериале (Space Pirate Captain Harlock) все понятно: слегка приглаженная, немного пародийная помойка, жить в которой нравится, похоже, только самому Президенту, и в которой в финале происходит революция по-детски. А вот здесь… Люди не просто сильно продвинулись, люди сделали невозможное (за ~30 лет выбрались из той помойки и колонизировали галактику). А главным героям этот мир все равно категорически не нравится. Просто потому, что люди так и не изменились на глубинном уровне, а главные герои на том-же глубинном уровне от большинства людей отличаются. Согласно законам местного мироздания (и логично предположить, что по мнению автора), главные герои правы, а большинство людей — нет; соглашаться ли с этим — личное дело каждого.
  • Для творчества Мацумото этот троп более, чем типичен и не только в Харлоке:
    • Галактический Экспресс 999 — Земля подыхает в ржавом будущем, в моде повальная киборгизация (классно, но дорого и непросто), постчеловеки уже устраивают сафари на обычных из плоти и крови, жертвой которого и стала мать главного героя — Тэцуро, и он подпадает под акцию — «бесплатное мехатело в подарок!». В ходе путешествия за призом он проехал +100500 планет и лично убедился, что там упадок, уныние, декаданс либо деграданс в виде пред-апокалипсиса, постапокалиптической помойки, приглаженной помойка и все переходы между ними. К концу манги Тэцуро заметно утерял юношеский пыл.
  • Kochira Isekai de yoroshikatta deshou ka? (Хорошо ли в этом мире?) — ну вот попал наш отаку в фэнтези-мир… а отличается он только рожами в привычных изакаях, супермаркетах, переполненных поездах и т. д.

Визуальные романы[править]

  • «7 дней лета» — очень ярко проявляется на фоне первоначальных рефлексий Семена «я попал в светлое советское прошлое, где все люди добрые и простые, человек человеку друг, товарищ и брат, взаимовыручка, а не конкуренция, любовь, а не разврат…» и так далее. По мере раскрытия сюжета становится видно, что в этом мире вполне существуют и безобразно избалованные дети, и взрослые хамы, и карьеризм, и политические игры, и насилие, да и сам Семён-носитель — тот ещё противный хлыщ, гонористый мажорчик из номенклатурной семьи. В хорошей концовке Ульяны — как раз из-за своего несносного характера идёт на конфликт с братом Ольги и подсказывает детям путь «наружу».

Музыка[править]

  • Милен Фармер, Désenchantée. Заключённые поднимают бунт и бегут из концлагеря. Но снаружи — лишь бескрайняя мёртвая тундра.
  • Владимир Высоцкий. «Пророков нет в отечестве своем. Да и в других отечествах негусто.»
  • Чёрный обелиск, песня "Свобода":

Здесь трудно дышать от запаха тлена,

Я хочу убежать из этого плена,

Туда где воздух чище, где запах свободы.

Скорее отсюда, скорее на волю!

Где нету ментов, где нет сутенёров,

Нет нищих старух и калек у заборов.

Вы мне говорили, это рядом за дверью,

А я там был, я вам больше не верю.

Видеоигры[править]

  • Cyberpunk 2077 - этого много, герой может быть как понаехавшим в Найт-Сити, так и уехать в конце, да и походу может провести немало времени с кочевниками. Сильверхенд тоже много раз переезжал и везде ему дискомфортно, но дискомфортно по разному.
  • Victoria 2 - тут этому подвержены только мигранты в рамках метрополии одной страны. А вот миграция в азиатские колонии это путь в один конец, оттуда уже никто уезжать не будет. Миграция в Новый Свет частично - внутри стран там мотаются еще активнее, а вот в Европу обратно никто не поедет.
  • Tropico - как приехали жители так и уедут, при этом мигрантов интересует только зарплата/уровень жизни, так что бывает вариант а-ля Найт Сити где по сто человек на пароходе приезжают за мечтой, а из них выживает 50 в хороший год.

Реальная жизнь[править]

« Уездные евреи — те, которые уезжают.

Потомственные евреи — которые уедут потом. России верные жиды — которые остаются. Дважды евреи Советского Союза — которые уехали, но вернулись. Вечные жиды — которые то уезжают, то возвращаются, но им всё равно везде не нравится.

»
— Бородатый политический анекдот раскрывает тему.
  • Ким Хён Док — кодификатор: бежал из Северной Кореи в Южную, а затем был пойман при попытке… бежать обратно в Северную и отправлен в тюрьму.
  • Именно с этим столкнулись и до сих пор сталкиваются эмигранты и их дети, уехавшие во времена перестройки из СССР/России в США и другие страны. Нередки случаи, когда люди не просто ничего не добивались, но и многое теряли в эмиграции.
    • Немцы из ГДР столкнулись с подобным разочарованием. Дойчи из бывшего СССР — тоже, так как Германия конца 1990-х и 2020-х во многом очень разные. Да и в остальных соцстранах (может, кроме Прибалтики, да и то не факт) в том или ином виде присутствует ностальгия по социалистическим временам.
      • Не только в Прибалтике, в Чехии и Польше тоже не особенно тепло вспоминают жизнь в соц. лагере.
  • После гражданской войны в США и отмены рабства с этим столкнулись многие чернокожие южане, землю-то им не дали, либо дали самую худшую, право голоса не лишали, но голосовать не давали под предлогом неграмотности, даже мигрировать сначала было нельзя - так как на большинство ещё и повесили налоги и сборы за землю. Да и вообще на Юге рабство-то отменили, но отношения между белыми и черными южанами стали ужасными - до этого например белые и черные(даже рабы !) спокойно ходили в одну церковь и свободный негр спокойно посещал заведения для белых при достаточной кредитоспособности, но после войны возникли сегрегация и дискриминация и сохранялись ещё целое столетие (сначала в основном неофициально, но через 25 лет после отмены рабства, в 1890 г., они были узаконены так называемыми «законами Джима Кроу», просуществовавшими аж до 1965 г.), а бытовой расизм (взаимный) существует до сих пор.
  • Отмена крепостного права в России тоже не принесла большинству особого счастья, выкупные платежи были слишком суровыми - в некоторые года превышали годовой доход, недоимки взимались едва ли не под пытками. Уровень жизни огромного большинства крестьян резко упал. Возникала даже парадоксальная ситуация - многие крестьяне бросали своё хозяйство, дома и наделы и уходили даже целыми семьями нищенствовать в города (!) (по данным Петербургской полиции едва ли не 1/3 нищих и бродяг были отнюдь не бездомными).
  • В Южной Африке было ещё смешнее — часть бывших рабов сопровождала бывших хозяев во время бурского трека. Не вписались в рынок. ©

Примечания[править]

  1. Согласно невоплощённым планам Стругацких, там имеется три круга: населенный преступниками и опасными психами внешний, средний, в котором живут мещане и обыватели, и созданный как утопия для интеллигентов и управленцев внутренний. Впрочем, есть весьма достойный апокриф.