Упростили и опошлили

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Flanderization. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Сир Лорас сильно изменился за лето

Вы смотрите сиквел, экранизацию, или какое-то другое производное произведение с давно знакомым персонажем. Но что такое? Он на себя не похож! Если раньше он был милым чудаком, то здесь он просто вредный дурак. Если раньше он был козёл с золотым сердцем, то теперь — просто козёл. Если раньше он был житель Страны Эльфов, то теперь перед нами клинический шизофреник. В чём дело? В том, что персонажа упростили и опошлили, свели всю его личность к одной черте, которую раздули до абсурда.

Похожая проблема — отупеть в адаптации. Однако упростить персонажа можно и не только до дурака: например, какая-нибудь милая девочка со скрытым сильным характером может быть упрощена просто до милой девочки.

Противотроп — Отрастить бороду в адаптации.

Где встречается[править]

  • Цикл о Шерлоке Холмсе:
    • Часто не везёт доктору Уотсону/Ватсону. Отрадные исключения — Уотсоны Соломина и Мартина Фримена. Но все они сохраняют главную черту книжного Ватсона: некоторую… несообразительность, полное отсутствие наблюдательности и умения делать выводы из увиденного. Единственное исключение — Джоан Ватсон из «Элементарно», которая если и уступает Холмсу, то только в объёме знаний, но никак не в сообразительности, а в некоторых эпизодах успевает раскрыть дело раньше Холмса. А вот Майкрофт в сериале сильно пострадал интеллектуально.
    • Инспектор Лестрейд. Какую экранизацию ни возьми, везде показан самовлюблённым дурнем, присваивающем себе чужие заслуги. А между тем в книге Холмс прямым текстом говорит: в Скотленд-Ярде есть всего два приличных сыщика — Грегсон и Лестрейд. Более того, именно на соперничестве трёх опытных сыщиков — Грегсона, Лестрейда и Холмса — и строится сюжет первого романа серии «Этюд в багровых тонах». Позднее, правда, Лестрейд иной раз (когда дело особенно запутанное, а догадка Холмса кажется слишком уж невероятной) пытается троллить Холмса в стиле «Ну, в этот-то раз Вы перемудрили, при всём к вам уважении! Вот умный Вы чувак, а полицейского опыта не хватает», на что Холмс злится и (за спиной!) обзывает Лестрейда «тупоголовым». Но это — локальный рабочий конфликт, а взаимоуважение никуда не девается. Не случайно в Баскервиль-холл Холмс приглашает именно Лестрейда, а не Грегсона (которого считал лучшим), сославшись на лестрейдовы качества оперативника. И ведь не прогадал! Именно Лестрейд застрелил демоническую собаку, пока Холмс и Уотсон обалдевали от происходящего. (Застрелил он ее только в советском фильме. В оригинале собаку убивает Холмс, а Лестрейд с якобы «недостатком воображения», ведет себя, аки кисейная барышня: «В ту же секунду Лестрейд вскрикнул от ужаса и упал ничком на землю… Но Холмс всадил ей в бок одну за другой пять пуль»). Холмс объяснил это недостатком воображения у Лестрейда, но в книге это выглядит как похвала: опытный кадровый полицейский, в самом деле, тем и хорош, что в критической ситуации не витает в облаках, а за долю секунды принимает верное решение. В фильмах же всё выглядит, будто Лестрейд пригодился за счёт своей недалёкости. Если сценаристы вообще позволят ему пострелять.
      • К упрощению и опошлению Лестрейда привёл характерный для киножанра троп «Два в одном и три в одном». Лестрейд на страницах книг Конан Дойла появляется чаще, чем другие полицейские, его имя более известно, вот и вбирает в себя на экране худшие качества других книжных полицейских. А показать на экране крутость Холмса — куда проще, если противопоставить ему глупого полицейского, который будет путаться под ногами и комично мешать. Такой персонаж у Конана Дойла, кстати, был — напыщенный и некомпетентный инспектор Этелни Джонс, но появляется он только в романе «Знак четырёх» и в рассказе «Союз рыжих» (хотя и в них Джонс в общем-то неплохо выступает как организатор, когда Холмсу надо устроить засаду), вот и не попал на экран. А ещё чаще в роли штатных полицейских-неудачников в книгах выставлены провинциалы (эти-то, в отличие от всякого повидавших ребят из Скотленд-Ярда, к действительно сложным делам попросту не привыкли), но кто, скажите на милость, этих одноразовых персонажей вообще упомнит?
      • Создатели советского телесериала про Холмса умудрились опошлить не только Лестрейда (Б. Брондуков), но и Грегсона (И. Дмитриев). Последний показан хоть и неглупым, но совершенно безвольным человеком, на которого наглый Лестрейд может повесить любой косяк, и к доводам которого даже сам он от стеснения не прислушивается.
      • Относительным исключением стал персонаж Руперта Грейвса из сериала «Шерлок». Хотя Холмсу он очень сильно уступает, ему всё-таки хватает ума и такта не только признавать таланты Холмса, но и ценить их. Более того, в некотором роде их можно назвать друзьями, что особенно ярко проявилось в эпизоде «The Reichenbach Fall»: Лестрейд до последнего защищал Холмса перед своим начальником (да ещё и предупредил его о готовящейся облаве), и в то же время он стал одним из трёх людей, смертью которых Мориарти шантажировал своего врага.
      • В «Элементарно» Лестрейд тоже далеко не дурак. Выделываться, конечно, любит и плоды труда Холмса за свои выдать не прочь, но и сам соображать умеет. А Грегсон и вовсе крут: настоящий полковник, слуга царю, отец солдатам и способен построить по стойке смирно даже Холмса.
    • Уотсон в исполнении Джуда Лоу тоже не выглядит упрощённым.
  • Сквайра Трелони из «Острова сокровищ» обычно выставляют полным ничтожеством, хотя он, как минимум, лучший стрелок из всей компании положительных персонажей.
    • Перевёрнуто с ног на голову в реконструкции Виктора Точинова «Остров без сокровищ». Никто не спорит, что Трелони — хороший стрелок, иначе для чего он держит штат егерей? Зато алкаш. И самоуверенный мерзавчик. Очень самоуверенный, очень мерзавчик! Да и стрелок он хороший от того, что винтовку имеет нарезную, а остальным зажал.
  • Нередко так делают с Незнайкой, когда он — персонаж какого-либо произведения, не связанного с творчеством Н. Носова. От прежнего Незнайки зачастую остаётся только костюм. От тяги к приключениям при полном незнании матчасти, необходимой для этих приключений, тоже обычно не остаётся и следа, а вся жизненная позиция сводится к «я знаю, что ничего не знаю». Примерно так было в мультфильме «Ровно в три пятнадцать…» (СССР, 1959) и в фильме «Незнайка с нашего двора». Нередко в кроссоверных «утренниках» Незнайку превращают в ходульно-картонного кающегося грешника — перевоспитавшегося лоботряса.
    • Кстати, в комиксах журнала «Весёлые картинки» Незнайка время от времени мог проявить как житейскую смекалку, так и невероятную храбрость, которая при этом не переходила в безрассудство.
  • «Буратино» Алексея Толстого, если рассматривать именно как адаптацию «Пиноккио». В оригинальном произведении Карло Коллоди, несмотря на множество жутких и пугающих моментов, совершенно чёткая мораль: единственный способ стать хорошим и достойным человеком — это упорно трудиться, никогда не опускать руки и не сдаваться, быть самоотверженным, лень и праздность превращает людей в ослов, а все, кто предлагают разбогатеть быстрым путём, либо жулики, либо дураки, и если следовать их советам, то от этого будут страдать дорогие тебе люди и ты сам. Мораль в «Буратино» больше похожа на что то вроде: не важно кто ты. Собери крутую группу революционеров, свергни диктатора, и у тебя будет свой кукольный театр.

Фольклор[править]

  • Автор правки не имеет полной уверенности в источнике, из которого она это знает, но по некоторым данным, именно таковым являлась идея о конце света 2012 года: для самих Майя конец цикла означал просто некие глубинные изменения мира (случились они или нет — тут уж у каждого свое мнение), а не судный день — но европейцы как всегда все упростили и опошлили.
  • Жанр анекдота как таковой, особенно те анекдоты, где фигурируют реальные исторические личности. В нашей стране особенно не везёт в этом плане И.В. Сталину, Л.И. Брежневу и С.М. Будённому: Сталин изображается самоограничением тираном, Брежнев - выжившим из ума честолюбивым дедом, а Будённый - тупым мракобесным кавалеристом. Нет, ну определённые предпосылки к данным образам имелись у них у всех, но вот только в реальности все эти исторические персонажи были куда более интересными, сложными и действительно великими людьми. Так что нужно всегда помнить, что исторический герой и одноименный герой анекдота - это разные личности.

Литература[править]

  • Самандар в цикле «Запрещённая реальность» Василия Головачёва. Вводится как союзник главного героя, который напрашивался в менторы, но был отшит из-за неполного совпадения во взглядах. При этом — отшит с сохранением нормальных отношений и союзничества против сил зла. Сперва отмечается героизмом и готовностью к героическому самопожертвованию. В дальнейшем мутирует в эталонного, даже где-то демонического предателя.
  • К. С. Льюис, «Великий развод»: внутримировой пример. Души в Городе (т. е. в аду или чистилище, как посмотреть), как правило, дают волю своему основному греху, так что с течением времени — а у них впереди вечность! — от их личности не остаётся почти ничего, кроме этого греха.
  • С. Боумен, «Тайна Ребекки» (триквел романа Д. Дюморье): миссис Дэнверс, на харизме которой во многом выезжали первые две книги, совершенно безбожным образом сведена на нет. Мало того, ещё и роль её в жизни Ребекки перетолкована так, что не верится в ни в коем разе.
  • «Свет в окошке» Святослава Логинова: живущих на том свете «подпитывают» воспоминания живых, так что если о ком-то только и помнят из какой-нибудь книги, что, де, вкусно ел бараний бок с гречневой кашей — со временем ничего, кроме любви к этому самому бараньему боку, в нём и не останется.
  • Гленн Бек, «Окно Овертона»: несмотря на то, что Бек на самом деле был в своё время хорошим знакомым и коллегой Джозефа Овертона, он своим романом умудрился посмертно оказать своему другу, по факту, «медвежью услугу», сделав первый шаг по низведению вполне себе безобидной и даже банальной с точки зрения профессионального политолога теории[1] до очередной конспирологической страшилки на тему того, как злобные геежидомасоны-рептилоиды способны в кратчайшие сроки насадить в обществе любую мерзость, в качестве примеров которой чаще всего приводят каннибализм и инцест.
    • Роман, надо сказать, собственно, отнюдь не про это — захватившие, по сюжету, власть в Америке карикатурно-поехавшие леваки, принявшиеся сразу же после прихода к власти помаленьку демонтировать сами основы американского общества, на самом деле всего лишь воспользовались «лазейкой», которую даровало им Окно, для пролезания во властные структуры; Бек был ещё очень и очень далёк от рассмотрения Окна как чего-то однозначно плохого само по себе. Другое дело, что именно в изложении Бека — уже достаточно искажённом виде, теория и попалась на глаза американским ультраконсерваторам и религиозным фундаменталистам вроде Джо Картера (который, собственно и «привёл» теорию в «наиболее знакомый нам» вид), а дальше «эффект сломанного телефона» заработал на полную катушку. Вот так вот исковерканная до неузнаваемости теория и докатилась в конце концов до наших северных широт.
  • Метавселенная Рудазова — там вся околохристианская мифология с Б-гом во главе такая. Впрочем, автор не в ладах с богословием и не стесняется в этом признаться.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Приключения Электроника»: в книге Евгения Велтистова уделяется немало времени раскрытию характера Серёжки Сыроежкина, его амбициям и переживаниям. Это вполне способный парень, неслучайно и с радостью записавшийся в школу с кибернетическим уклоном. Он просто хотел добиться успеха (как и многие подростки), но склонность тратить время на мечты, а не на работу, отрядила его в число отстающих. Собственно, идея отправить в школу вместо себя Электроника исходит не совсем от самого Сыроежкина, да и продиктована нежеланием получить двойку и в очередной раз опозориться. Дальше он попросту завяз в обмане, но происходит это постепенно. В фильме же Сыроежкин, хоть и чертовски обаятелен, но всё-таки выглядит стереотипным лентяем, с ходу врубившимся в возможность поотлынивать от занятий.
    • С Электроником та же беда. В фильме ему удаётся всё, совсем всё. Не, ну один раз он, правда, забил шайбу собственной команде, но этот сюжетный ход выглядит притянутым за уши (ученики что, совсем дебилы, что не объяснили игроку команды сути хоккея?!). В книге же масса комических моментов, связанных с непохожестью мальчика-робота на обычного мальчика. Тут вам и сцена знакомства с Майей, и неудачная попытка отмазаться от родителей Серёжки, и позор в дворовом футболе (Сыроежкину пришлось даже временно вернуться, дабы восстановить доброе спортивное имя), и невыгодный обмен мальчишеских сокровищ (ситуацию снова спас Сыроежкин). И, к слову, голосом Робертино Лоретти книжный Электроник не поёт (металлическое горло не слишком способствует; компенсировано умением играть на фортепиано по формуле Рихтера), а на уроке рисования вместо картины заснеженной горы изображает движения лыжников в векторной физике, за что получает «неуд», зато попадает на страницы газеты «Программист-Оптимист» (газеты в фильме тоже не было).
    • Профессор Громов в книге тоже очень и очень яркий персонаж. Не только прекрасный учёный-изобретатель, но и просто изобретательный человек, собеседник, радушный хозяин. Мы видим и его маленькие причуды, и интерактивные игры, которые он придумывает для своих коллег, и другие его изобретения, и взаимоотношения с помощниками. Тому, как он создавал и обучал Электроника, посвящены аж три главы флешбэка. А в фильме… да в фильме это просто копия папы Карло, которого артист Николай Гринько как раз и играл несколькими годами ранее!
    • Да и другие ученики в экранной версии упрощены. Есть стереотипный отличник Корольков, стереотипный верзила Гусев, стереотипная ябеда Кукушкина… нет, подобные типажи есть и в книге, но там они прописаны куда глубже. С одной стороны, все они — будущие кибернетики, а с другой — не чужды и других увлечений. Колоритный старшеклассник Спартак Неделин, математик-спортсмен-поэт-корреспондент, в фильм вовсе не попал.
    • И, наконец, учителя. Снова куча знакомых до одури типажей: шугающий учеников физрук, закомплексованная (снизила Электронику балл за рисунок из-за того, что нарисовал он её портрет, и она засмущалось) учительница рисования и злая завуч, настраивающая остальных педагогов против учеников, которых только математик Таратар и защищает. В книге же учителя вполне соответствуют званию педагогов школы для юных гениев, а разносторонний, привыкший удивлять и подкалывать Таратар — один из самых запоминающихся персонажей в противовес елейно-доброму и (при всём уважении к Евгению Веснику, да и не его это вина) шаблонному экранному аналогу.
    • Подводя итоги, можно заметить, что книга была ярко выраженной научной фантастикой для нердов, где обсуждалось влияние сильного искусственного интеллекта на человеческое общество (и то, что человек может переложить на него всю созидательную деятельность, было лишь одной из проблем), а также поминались разные малоизвестные тогда нердовские мемы и просто идеи (созданные Громовым машины проходят тест Тьюринга, а Сыроежкин видит сон про мир, где всё двухмерное). Фильм же — воспитательная история о том, как важно усердно учиться.
      • С этим мнением вполне можно не согласиться. Для автора этой правки книги об Электронике были местами скучноваты и затянуты, да и уклон в пропаганду коммунизма там, где это было совсем не нужно, местами присутствовал. В фильме это сильно переделали — и получили просто хороший, годный детский фильм с чётко выстроенным сюжетом и запоминающимися героями. При желании можно поспрашивать знакомых: что им больше нравится, книга или фильм. И многие о книгах даже не вспомнят! Это ли не показатель того, что при переработке стало только лучше?
  • После выхода советского телефильма про д’Артаньяна и трёх мушкетёров многие деятели культуры и искусства (тот же Валентин Гафт, например) объявили создателей чемпионами по упрощению и опошлению. Очень, кстати, напрасно: ведь советская экранизация Дюма, по сути, не является экранизацией. А является она музыкальной комедией по мотивам книги, что, согласитесь, совсем иной жанр.
«

Пока-пока-покакали на бедного Дюма!
От веку мы не видели подобного дерьма.

»
— Тем не менее, Гафт был неумолим
    • Кстати, советские «Три мушкетёра» намного, намного ближе к тексту, чем подавляющее большинство западных. В основном из фильма выпали второстепенные сюжетные повороты (стопроцентного переноса фильм бы не вынес физически), основные сюжетные ходы присутствуют вроде бы все. Так что насчёт «не является экранизацией» еще можно поспорить.
  • «Похороните меня за плинтусом» — из весьма неоднозначной, местами трогательной и трагичной фигуры бабушки в повести, в фильме вылепили банальную психопатку, которая ненавидит своего внука и сживает его со свету. А сама фабула повести, из местами смешной, местами грустной, стала в фильме банальной чернухой.
  • «Антикиллер» — фильм вообще сильно пострадал от тарковщины и неладов с криминологией, но как персонаж больше всего пострадал Амбал. Парадоксально, но книжный Амбал — молодой, ограниченный, неопытный, но дерзкий, жадный, жестокий, кровожадный — описывал реальное явление, так называемых «отморозков», конфликтовавших с традиционной организованной преступностью под руководством воров в законе и заметно потеснившей их именно за счет наглости и грубой силы: эти качества дали отморози преимущество в новых реалиях. В этом смысле примитивный и гнусный Амбал — важная и очень точная примета времени. А что мы видим в экранизации? Пожилого сумасшедшего, который страдает наслаждается сенсорной нейропатией и бредит викингами и Вальгаллой! Таким образом, вместо целого исторического явления — какие-то психопатические убийства конкретного психа и двух его дружков. Когда книжный Амбал тушит сигареты о бедра женщин — это показывает, какая он мразь и нелюдь, и дает Лису и Литвинову моральное право убить его. Когда то же самое делает персонаж из фильма — это забава неадеквата, которому не больно из-за болезни, и боль других людей для него потешна. Намеренно жестокое убийство слабоумного выглядит вовсе не таким оправданным.
    • Да и физически — ну какой он нафиг «Амбал»?.. В фильме прозвище превратилось в ироническое.
  • «Тихий Дон» — обе экранизации, современная Урсуляка и советская Герасимова(про мини-сериал Бондарчука говорить не хочется, это Так плохо, что уже ужасно). В первом случае волею авторского произвола повыкидывали половину ключевых персонажей романа, из-за чего непонятны предпосылки революции, вторая же давит педаль в магму пропагандой «Красные хорошие — белые плохие», поэтому роман, который позволяет выработать своё отношение к революции, просто меркнет.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Фантомас против Скотленд-Ярда»: комиссар Жюв. В первых фильмах от чудаковатого полицейского была польза, во втором он прямо-таки спас положение своими смешными, но полезными гаджетами — сигарами-пистолетами. В этом же фильме Жюв — полный идиот, которого хочется удавить.
  • «Властелин колец»: Денэтор (педаль в пол!), Фарамир, Гимли, Фродо, Сэм, Мерри, Пиппин. С фитильком — Боромир, Саруман и Грима Гнилоуст.
  • «Бэтмен» Криса Нолана, конкретно первая часть. Кармин Фальконе и Виктор Зсасз в первоисточнике — весьма яркие персонажи с интересной судьбой. В фильме Фальконе низведён до стереотипного братка из анекдотов, а Зсасз — лишь самую малость выделяется на фоне других убийц-маньяков.
    • А ещё раньше Джоэль Шумахер до уровня плинтуса опустил харизматичнейшего Бэйна — умного, занимавшегося самообразованием и обладающего лидерскими качествами злодея превратили в тупое, ведомое полуживотное, с трудом выговаривающее отдельные слова.
  • «Крабат» — Мастер. Сценарист убрал его сюжетную линию (какой Ирко? у злодея нет прошлого и тем более — друзей), заставил Мастера магией принуждать Крабата принять соглашение (в книге Крабату был предложен честный выбор), наконец, саму суть соглашения тоже исказил — оригинальный Мастер предлагал Крабату занять его место, в расчёте свалить себе на войну и жить как обычный солдат, а киношный — всего лишь пощадить его. Сильно порезана сцена пира, когда Мастер пьёт вместе с учениками. В итоге вместо человека со своими достоинствами и недостатками (да, плохого человека, он не видел ничего страшного в том, чтобы каждый год приносить в жертву одного из учеников, но человека) появилось просто полное чудовище.
  • «Уродцы» 1932 года — по-настоящему страшная драма, где лилипут мстит красавице за попытку брака по расчёту. В ремейке 2008 года её наказывают за пособничество друзьям-отморозкам, которые изнасиловали и убили карлицу. Способ казни из жутко-реалистичного превращается в физиологически бредовое мясо. Ну, и да, актёры первого фильма были реальными инвалидами (включая анэнцефалов), в ремейке реальны разве что карлики, вокруг них бегают какие-то ряженые под вуки и опухшие чуваки типа предателя из «300 спартанцев».
  • «Сияние» С. Кубрика, которое типа блестящий неканон. Джек Торранс по книге — довольно добрый интеллигент в районе тридцатника, страдающий от приступов гнева (приобретённого из-за побоев от собственного отца) и алкоголизма, в фильме — изначально маньячный тип, достаточно на рожу поглядеть, да ещё и в районе полтоса по возрасту, что затрудняет пути к отступлению. Вэнди — не красавица-жена и ответственная мать, сочетающая мягкость со смелостью, где это надо, а орущая дурниной клуша. Дэнни из псайкера-вундеркинда с детскими страхами и вымышленным взрослым другом превратился в молчаливое нечто, разговаривающее с пальчиком. Кусты-зверей заменили на лабиринт, который сверху видно, аки в Google Maps, это вообще что? Воистину, Джек Торранс не дождался маршрутку в январе и правильно сделал.
  • «Охотники за привидениями» 2016 года по сравнению с оригинальным фильмом 1984 года, если не считать смены пола главных героев, подходят под троп практически полностью. Особенно досталось главзлодею: вместо могущественного демона из другого измерения, попавшего в наш мир благодаря действиям мраккультиста и мечтающего захватить мир, здесь показан самоубийца-неудачник, воспользовавшийся информацией из книги героини и мечтающий отомстить миру за то, что его шпыняли. И это не считая отсутствия мотивации действий большинства персонажей.
  • Серия «Рэмбо». Если First Blood — серьёзная драма о солдате, который подвергся полицейскому произволу, то сиквелы — обыкновенные боевики восьмидесятнической школы в стиле «сказ о том, как бравый парень-рубаха одним махом семерых побивахом».
  • Франшиза «Такси» — с каждой частью комиссар Жибер становился все тупее.
  • Blood Diamond — полковник Коэце, списанный аж с двух реальных прототипов командира 32-го батальона Яна Брейтенбаха и основателя «Executive Outcomes» Эебена Барлоу являет собой типичного «злодейского бура», с мотивацией, ограниченной лишь деньгами (хотя в стандартный комплект должна входить расистская идеология, а деньги уже на втором месте), тогда как оба прототипа — куда сложнее в личностном плане.
  • «Гарри Поттер» же! Особенно досталось Джинни и Гермионе — первая в книгах преображается из скромной девчушки в красивую, сильную и уверенную в себе девушку, в экранизациях же акцент сделан лишь на то, как сильно она любит Гарри. А что там с Гермионой? Умная и решительная? И это всё? А где же её забота о домашних эльфах, где образ наставника для ребят (особенно для Гарри в его любовных делах), характерный для последних книг? Многое у этих крайне интересных персонажей осталось за кадром.
    • Небольшой эпизод из второй части «Даров Смерти» — на призыв одной из студенток Слизерина схватить Гарри и отдать его Волан-де-Морту, его тут же загораживают своими спинами сначала Джинни, а затем Гермиона. Выглядит довольно убого, особенно если сравнивать с книжным оригиналом, где в аналогичной сцене между Гарри и слизеринцами в едином порыве встали ВСЕ студенты трёх остальных факультетов.
    • Вот кому сильно досталось в ГП — так это Рону, особенно в фильме. Если в первой книге он совершал серьёзные поступки (подставить фигуру вместе со своей головой на выигрышную клетку и победить в волшебные шахматы — это Поступок с большой буквы), то дальше он стал просто смешным спутником главного героя, иногда разбавляющим повествование шуточкой. Ну и ещё ему постоянно прилетает — то слизнями, то по голове от Снейпа. А в фильмах его опошлили ещё больше — там чуть ли не всю «разрядку смехом» свалили именно на него. Рон половину своего экранного времени корчит обиженную рожу, недовольно бухтит или лажает. А за его манеру периодически бурчать о еде или хватать эту еду двумя руками он получил закономерную фанатскую кличку Жрон.
  • «Троя» 2004 года — сильно упростили неоднозначных героев «Илиады». В оригинале была серо-серая мораль, где один Гектор тянул на светленького паладина, то в фильме почти всех троянцев изобразили светлыми, Агамемнона и Менелая сделали концентратами ненависти, единственный нормальный грек — Одиссей, да и Ахиллес в оригинале был куда более темным антигероем, чем в фильме. Отдельного пинка заслуживает Аякс, который в оригинале был одним из самых благородных греческих героев, а в экранизации превратился в кровожадного психопата.
  • Экранизация Ghost in the Shell — оригинальный закрученный киберпанковский сюжет заменили на стандартный до лысых дыр изъезженный сюжет голливудских фильмов категории B про чудо-робота в единственном экземпляре и Борьбу С Системой.
  • «Машина времени» (2002, реж. Саймон Уэллс) — о том, как при экранизации оказался на корню похерен подчистую весь изначальный посыл оригинального уэллсовского романа, подробно можно прочитать здесь.
  • По мнению Алана Мура, именно это Голливуд сделал с его графическими новеллами своими экранизациями. Например, «V значит Вендетта», по его словам, это история о борьбе анархиста против фашистского режима, а не история о противостоянии консерваторов и либералов. В случае же с «Лигой выдающихся джентльменов», Мур остался настолько недоволен, что попросил убрать своё имя из титров.
  • «Жизнь Адель» — пример тропа в самом прямом смысле. Если оригинальная графическая новелла действительно пыталась раскрыть проблемы и аспекты однополой любви, то сцены секса в экранизации являются обычной лесбийской порнухой.
  • «Я знаю что вы сделали прошлым летом» — если оригинальная книга была детективом и саспенсом, то экранизацию сделали типичным подростковым слэшером а-ля «Крик».
  • «Побег из Лос-Анджелеса» — хотя Змей Плисскен уже в первой части проявлял склонность к рискованным поступкам и игнорированию приказов начальства, там его «бесстрашие» хотя бы объяснялось профессиональными хладнокровием и выдержкой. Здесь же Змей перечит командованию чисто ради самого противоречия и действует будто бы и впрямь «на авось», без малейшего намёка на наличие хоть какого-то приблизительного плана действий в голове. А уж фразочки типа «Отстань, я хочу умереть!»… Господи, перед нами что — реально ультракрутой мегаспецназовец, или какой-нибудь своенравный подросток-раздолбай?
  • «Теккен» — Кадзуя Мисима. В оригинальной серии он тоже был отнюдь не добряком, но при этом знал понятие чести. Ну и, разумеется, слабаком он тоже не был.
  • «Бен-Гур» Бекмамбетова — относительно книги упрощено и опошлено вообще всё: конфликт между центральными персонажами, образ главного героя (превращённого в фильме в абсолютно безынициативного идиота, все решения за которого принимает шейх и который сам виноват во всех случившихся бедах), образ Иисуса Христа… Кроме того, ремейк ещё и проигрывает оригинальному фильму 1959 года даже по визуальной части, и зачем он вообще был нужен — непонятно.

Телесериалы[править]

  • Российский детективный сериал «Империя под ударом» очень точно передаёт образы эсеров-террористов. А кого не передаёт, так хотя бы крутизны добавляет. Не повезло только Алексею Покотилову (А. Федорцов). В сериале его показали тупым торчком-фанатиком, неадекватно реагирующим на всё происходящее. И погибает он по причине рук не из того места: случайно подорвался на собственной бомбе, убегая от охранки. В жизни Покотилов взорвался у себя в гостиничном номере, собирая бомбу для покушения на министра внутренних дел Плеве.
  • Немецкий «Ийон Тихий: космический пилот». Из крутого ботана Ийон превратился в самоуверенного раздолбая. Тарантога стал невыносимым гением в квадрате. Хотя Тихий — холерик и даже не смог договориться с самим собой в 7-м путешествии, но не настолько, как в сериале. В книгах оба были покладисты и каждого можно назвать единственным нормальным человеком. В сериале единственная нормальная — Галюцинелла (голограмма, созданная Тихим себе в помощь). С другой стороны — сериал блестящий неканон (для кого-то вопиющий).
    • А вот с сепулением авторы несколько перегнули. В рассказе сепулек рекламируют на каждом углу, но при этом о них и о сепулении нельзя говорить в приличных местах. Но по ходу рассказа сохраняется таинственность. В сериале же в серии «Сепуление запрещено» на планете Аквариус сепулением называют процесс справления малой нужды. Что за неприятность.
  • «Игра престолов» — многие персонажи из оригинала в сериале стали едва ли не карикатурами на самих себя. Создатели сериала постарались, чтобы не перегружать пустые головы юных зрителей излишней сложностью образов.
    • Джону Сноу один раз сказали, что он ничего не знает? Пускай он теперь весь остаток сериала ходит с таким лицом, как будто не знает даже, что он тут делает!
    • Дейнерис Таргариен разок произнесла пафосную речь? А давайте, она теперь вообще всегда будет говорить пафосными речами! И делать пафосное лицо, даже когда идёт завтракать.
    • Рамси Сноу психопат-убийца? Пусть ещё и ржёт постоянно, аки Джокер! Справедливости ради, киношный Рамси всё же намного светлее и мягче своего книжного прототипа, хоть и действительно является отпетым отморозком.
    • Джоффри проявляет склонность к садизму? А давайте, он будет заставлять проституток бить друг друга в мясо булавой, а потом расстреливать их из арбалета, чтобы возбудиться!
    • А вот со Станнисом Баратеоном вышла инверсия, поскольку утрировал его сам Мартин. Станнис до такой степени одержим идеями справедливости и законности, что может составить достойную конкуренцию Судье Дредду. Все в Вестеросе это прекрасно видят и выстёбывают Станниса почём зря. Правда, когда сей деятель начал убивать противников тёмной магией, смеяться вдруг перестали.
      • Однако линия Станниса на Драконьем Камне в начале его истории если не опошлена, то упрощена. Нет той гнетущей атмосферы и жутких типажей (жена чуть ли не выше мужа и с усами над губой, откровенно страшненькая дочка, полоумный шут). В книге мысли старого мейстера (POV-персонаж пролога второй книги) о «недолюбленном сыне Станнисе» веют чуть ли не достоевщиной, но как это передать в сериале?
    • Лораса Тирелла из лучшего рыцаря королевства и героя войны (каковым он был и в первых сезонах) упростили не то что в штатного — в жертвенного гея. Чернь пришла арестовывать благородного рыцаря? Тот бы порубил их всех в капусту и делов-то. Но нет, создатели сериала считают, что весь мир не стоит слезы ребёнка, а значит, он должен СТРАДАТЬ. Для пущей жалости. Ну и его тупейшему выпилу из сюжета дружно аплодируют Эддард и Робб Старки.
  • «Хождение по мукам» (реж. Константин Худяков, 2018) — по свидетельству обозревательницы ИА Regnum Марины Александровой, Лиза Расторгуева из «…мечтательной, увлекающейся, взбалмошной, но, в общем, доброй девушки „в теле“ превратилась в тощее, злобное, вертлявое существо, истерично и шумно демонстрирующее свою р-р-революционность, а в отношениях с мужчинами ведущее себя, как мартовская кошка. Кого имела в виду „соавтор Толстого“ — кого-то из участниц „Пусси Райот“ и группы „Война“ или обнаглевшую „школьницу Навального“?», Бессонов «выглядит не разочарованным, уставшим от жизни и опустошенным человеком, а каким-то поверхностным пошляком и позером, чудовищно бестактным и нелепым — слова, вложенные в его уста, тоже вызывали смех в зале — в самые неподходящие моменты», вызывавший в литературном оригинале скорее сострадание Николай Иванович в сериале также смотрится «надутым и бестактным болтуном», ну а Даша «…утратила главное — ощущение чистоты и задумчивой сдержанности, под которой скрывается способность к сильным чувствам. Анна Чиповская играет совсем другую девушку — более активную, порывистую и, увы, несколько более вульгарную.». Плюс в телеадаптации чувства и эмоции героев выражены гораздо прямолинейнее и гипертрофированнее, чем в романе: «Если говорить об атмосфере сериала, то его лирические сцены проходят под знаком истерики. Жрецы „грубого искусства“ берут в руки малярную кисть там, где Толстой рисует акварелью, и орудуют дубиной там, где нужен скальпель. Николай Иванович не может достать пистолет и не решиться выстрелить, он просто обязан выстрелить и промахнуться, а потом долго размахивать стволом перед носом жены. Даша не может в ужасе смотреть на „Современную Венеру“, она должна сорвать ее со стены и остервенело топтать ногами. Ей нельзя просто убежать из комнаты Бессонова — авторы заставляют ее перед этим отвесить поэту серию пощечин. Телегин, подписывая свою отставку в заводской конторе, яростно всаживает перо в документ. Истерики, крики, рыдания, гримасы, экстравагантные поступки… Зрители точно не соскучатся.»
  • «Тетрадь смерти» от Netflix — как и в случае с «Призраком в Доспехах», психологический детектив с социальными мотивами превратили в обычный подростковый сериал с истеричными Лайтом и Л.
  • «Агент национальной безопасности» — в начале сериала Краснов был несколько комичным и любящим выпить, но в общем компетентным агентом. Кроме того, он был неплохим стрелком, хотя ему по сравнению с Николаевым недоставало навыков рукопашного боя. К последним сезонам он превратился в смешного никчёмного алкаша, абсолютно бесполезного в бою, так что просто непонятно, за что его держат в компетентных органах.
  • «Улицы разбитых фонарей». В первых сезонах (особенно в самом первом) — «менты» — реалистичные представители убойного отдела, контактируют друг с другом они только по работе(не считая, конечно, пьянок на служебном месте), не против не взять на себя лишнюю работу и переложить ее на кого-то другого(как и большинство специалистов, согласитесь), что неудивительно ведь Кивинов работал в милиции. В последующих сезонах стали стереотипной командой «простых героев» — лучших друзей, готовых чуть ли не спать друг с другом, готовых ради нового архиважного дела бросить беременную жену с сумками в магазине и мчаться на расследование. Образ их начальника — «Мухомора», тоже пострадал. В первых сериях мы видим, что недалекость у него кажущаяся, он прекрасно знает устройство и все косяки оперативной системы, например, подсказывает Ларину, как вызвать нужного человека на допрос в обход вышестоящих органов власти, а тормознутость и легкий идиотизм — всего лишь пережитки воспитания и кабинетной работы. В последующих сезонах авторы фишку упустили, превратив Петренко в стереотипного тупого начальника.

Мультфильмы и мультсериалы[править]

  • Конечно же, «Новые мультфильмы о коте Леопольде» по сравнению с культовым первым сезоном.
  • «Gen-13»: максимально упрощён и опошлен ВЕСЬ мультфильм относительно комикса (точнее, даже первых его выпусков). Серьёзно, здесь это коснулось всего: рисовки, сюжета и персонажей (от многих ключевых героев намеренно отказались в угоду примитивной истории). Продолжения не последовало.
  • «Аватар: Легенда об Аанге» — Айро. В комиксах он превратился в маразматика, ни думающего ни о чём, кроме чая.
    • В «Аанге» явление пародируется: ближе к концу сериала герои смотрят пьесу по своим приключениям, где упрощены и опошлены ВСЕ основные персонажи.
  • «Волшебные приключения Квазимодо» — нет, это не диснеевский мульт, а целый сериалище, где герои не просто светлее и мягче, а просто ходячие карикатуры, сражающиеся против механических волков и колдунов-рептилоидов! Настоящее кощунство для многих ценителей книги Гюго. Автор правки слышал ещё в 2000-ые, что потомки Гюго судились с создателями мультика и выиграли дело, но пруфы Гугл что-то зажал. Зашкаливающий весёлый дебилизм происходящего и стандартно-мультяшное «в конце мы победили и многое поняли» способны вызвать эффект «так плохо, что уже хорошо».
  • «Незнайка на Луне» (сериал 1990-х) — не очень бросается в глаза, но Мига и Жулио оттуда вполне попадают под этот троп. Здесь вся их роль сводится к созданию финансовой аферы, в которую они втянули Незнайку. В первоисточнике их образы гораздо динамичнее и от этого более противоречивы (хотя бы потому, что сложно сказать, лучше или хуже ли в моральном плане книжные прототипы мультяшных персонажей). Поначалу они, судя по всему, действительно планировали лететь на поверхность Луны за семенами земных растений, пусть и из корыстных побуждений. Хотя особой добротой или нравственностью при этом они никогда не отличались, правда. Но в итоге Мига предаёт Жулио, а Жулио помогает главному антагонисту устроить теракт. Ничего из этого в мультфильме они не делают. То есть в первоисточнике они постепенно движутся в сторону морального горизонта событий, в мультфильме зрителю достаточно быстро становится ясна их истинная сущность, при этом парочка не делает ничего хуже ожидаемого от них.
    • Там же почти не раскрыты положительные качества Скуперфильда, самого «серого» персонажа первоисточника. В мультфильме смешной, забавный, неопасный, прекрасно озвучен (последнее относится к большинству персонажей), но как любитель природы и животных не показан.
  • С прикрученным фитильком — сиквел «Долины папоротников». Не то, чтобы совсем опошлили, но вместо фэнтезийной истории «о любви и смерти», приближающейся по смыслу даже не к «Аватару», а к «Принцессе Мононоке», вышел какой-то цирк (в прямом смысле тоже) про злых дрессировщиков. Иногда продолжений не требуется.
  • Серия «Ледниковый период». В первой части, при всей её мультяшности, на первый план выходили серьёзные темы, такие как любовь, дружба, преданность, самопожертвование. Персонажи хоть и были местами комичными, но тем не менее имели прописанные характеры, меняющиеся по ходу сюжета, и смотрелось всё это очень гармонично. Однако, начиная со второй части, франшизу стали всё больше адаптировать для детей — на первый план вышел юмор, а главные герои утратили большую часть своей индивидуальности
  • RWBY Chibi — сыграно намеренно (шутки ради) со всеми персонажами. Студенты-первокурсники (из которых самой юной 14 лет) ведут себя как двенадцатилетки, штатный простой смертный стал мальчиком для битья, на которого взъелась вся Вселенная, а великолепные мерзавцы — злодеями-недотёпами, которым эпично и единолично вламывает до безобразия окрутевший пёсик. Но, поскольку данный неканоничный спин-офф задуман как противовес ставшему сильно темнее и острее оригинальному мультсериалу троп работает.
  • Советский мультфильм про Карлсона. Лучше всего, описано в этой статье.
  • Мультсериал от С. Бернаскони, экранизация «Приключений Тинтина». Маргарита (Пегги) Базарова-Алькасар показана озверевшей, потерявшей берега мегерой — и только. Все сцены, из которых видно, что она не лишена государственной мудрости, куда-то пропали.

Аниме и манга[править]

  • Slayers: Гаури Габриев. Чем дальше, тем он тупее. В книгах это был по-своему мудрый простак, в первом сезоне аниме — просто простак, который, однако, отличался некоторым талантом догадываться о недоступных Великой и Гениальной Волшебнице вещах, в четвёртом-пятом сезонах Гаури просто туп, как пень.
  • «Бродяга Кэнсин»: половина персонажей в американской адаптации аниме (сиречь и в русской, ибо официальный перевод сделан с американской версии), причём здесь коснулись не только перемен в характере персонажей (например, Аоси Синомори, как самый «человечный» персонаж превратился в помешанного на мести честолюбивого маньяка, а Каматари вообще поменяли пол). Педаль в пол — искажения в адаптированных именах (например, Кэнсин — Кэнси/Кэндзи, Саноскэ — Саноцуки, Каору — Кори и так до +∞).
  • «Ходячий замок Хаула»: как это ни странно, Хаул. В аниме это несомненно положительный герой, с некоторой примесью трусливого льва, однако в книге он скорее козёл с золотым сердцем. Он эгоистичный и легкомысленный, он соблазняет и бросает девушек (не может полюбить по-настоящему, поскольку его сердце по договору находится у Кальцифера, однако всё время экспериментирует, не видя в этом ничего плохого) и бегает от их родственников, он способен просадить все деньги на какую-то ерунду (в результате чего финансовыми вопросами занимается Майкл), он не берёт на себя никакой ответственности, игнорирует любые вопросы, которые кажутся ему неудобными. При банальной простуде он изображает умирающего, чтобы все вокруг него бегали. Он проводит в ванной не менее трёх часов КАЖДЫЙ день и очень трепетно относится к своим костюмам (на которые в книге завязано немало ситуаций). Он постоянно троллит Софи и переругивается с ней (да, никакой романтики, полётов под облаками и признаний в любви). У него значительно более сложные отношения с наставницей, перед которой он явно робеет. Кроме того, в книге Хаул родом из нашего современного мира (!), и у него есть семья — сестра, которая пытается его воспитывать, и племянники, которых он очень любит (попытаться причинить им вред — гарантированный способ ввести его в режим берсерка). И у него действительно золотое сердце, но это становится заметно далеко не сразу, и Софи долгое время искренне считает его злодеем. А ещё он умён и многие поступки совершает не просто так. Хаул из аниме на этом фоне выглядит довольно бледно.
  • Tokyo Ghoul. Первый сезон был связной историей, поднимавшей серьёзные темы. Второй — нарезка экшн-поноса. (Характерно только для аниме, в манге такого не наблюдается).
  • Chuunibyou demo koi ga shitai — если Юта «всего лишь» приобрёл привычку лупить заигравшихся девушек, то его друг Макото представляет из себя откровенное убожество. А ведь в ранобэ он был членом школьного дисциплинарного комитета и отнюдь не дураком.
  • Rosario+Vampire — Аниме-адаптация по сути очередной кусок фансервиса с упрощенными героями и перевранным сюжетом.
  • Black Lagoon — «упрощенной и опошленной» вполне можно назвать Реви. А ведь всего-то потребовалось кое-где изменить последовательность действий и вложить ее фразы в уста другим персонажам…
  • Pokemon — в Юнове от этого сильно пострадал N, которому выделили сравнительно короткую мини-арку после Лиги, вместо того чтобы развивать, как персонажа, с самого начала. Под нож пошла примерно половина его «игровой» биографии — причем самая неприглядная. Экотеррорист, благонамеренный экстремист и подсадной главгад, который ведет за собой «Плазму»? Да что вы — это какой-то другой N! Анимешный N в детстве сидел в замке, слушал разглагольствования Гетсиса об освобождении покемонов от людей и попросту не успел ничего наворотить (может, и успел бы, если б призванный Реширам не устроил погром). И что в итоге? N вырос святошей, защитником диких животных покемонов и борцом с той самой «Плазмой». «Эксплуатацию» покемонов тренерами он, конечно, осуждает, однако растерял фанатизм и желание изменить мир. А вместе с ними — и глубину характера, превратившись в однозначно положительного персонажа, у которого самую малость не совпали взгляды с Эшем и компанией.
    • Внутримировой пример — Джованни в фантазиях Мяута (были обязательным комическим элементом шоу на протяжении нескольких сезонов). Жёсткого, умного и расчетливого шефа команды R кошак изображает этаким легкомысленным и неприспособленным к жизни балбесом, который без покемонов шнурки себе не завяжет. А еще этот воображаемый Джованни страшно щедрый. Какую ерунду ему не пришли — он непременно обрадуется и пообещает озолотить «Мяута и его друзей» (именно в таком порядке). [2]
  • Clannad — в аниме Рё Фудзибаяси милая стеснительная девушка, дальше этого описания и не заходящая. В визуальном романе же она милая стеснительная девушка, которая может в серьёзных случаях быть решительной и жёсткой вплоть до шагов на тёмную сторону. Связано в основном с тем, что указывающие на это линии в аниме отсутствуют либо обрублены.
    • С прикрученным фитильком так же можно сказать и про других персонажей. Язвительность Томоё и попытки в неё Нагисы, прагматичность Кё, похотливость Томои — всё это либо исчезло либо было показано совсем мало.
  • Tales of Zestiria the X — собственно одна из главных причин, почему экранизация получилась намного хуже оригинальной игры, заключается в сабже: немало персонажи в аниме выглядят бледными копиями себя самих из игры. Особенно не повезло Сорею у которого авторы отрезали всё, кроме невероятной доброты и желания всех-всех спасти.
  • School Days — главный герой Макото Ито. В оригинальном романе он был вполне добрым парнем, и даже в плохой концовке ушёл достойно. В аниме-адаптации из него сделали похотливого кобеля и одного из самых ненавистных аниме персонажей, которые ещё и умер с позором.
    • Котоноха, в принципе, тоже. Ибо, в большинстве концовок она не была настолько поехавшей яндэрэ.
  • Shuffle! — Кикё, сестра Сиа. В оригинальном визуальном романе это грубый, обаятельный, но в то же время трагичный персонаж (именно персонаж!). В аниме из неё сделали просто дерзкую красотку и комедийный придаток к своей сестре. Вероятно, причина в том, что линию Сиа в аниме нещадно обрубили.

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy VII:
    • Клауд Страйф. В самой игре он поначалу высокомерный козёл с золотым сердцем, но при этом не прочь и пошутить; а по ходу игры проникается доверием к товарищам по команде. Однако в сиквелах, а особенно в фильме Advent Children, Клауд становится вечно тоскующим одиночкой, молчаливым и нелюдимым (впрочем, намекается, что Клауд просто не выдержал смерти Аэрис и что все события игры не прошли бесследно для его психики).
    • Аэрис. В игре она — милая и добрая девушка, но при этом весьма упряма, решительна и любит пофлиртовать. Однажды она даже угрожает, что оторвёт яйца некоему гангстеру. Но в продолжениях Аэрис становится просто милой, доброй и возвышенно духовной, а от упрямства и флирта и следа не остаётся. (Впрочем, в Crisis Core её прежний характер возвращается.)
    • Более общий пример с Dissidia Final Fantasy. Если в оригинальных играх персонажи менялись и развивались на протяжении сюжета, то в этой игре сценарист утрировал характеры персонажей до какой-то одной черты.
  • World of Warcraft свойственно упрощать характер персонажа, руководствуясь необходимостью адаптировать к игровой механике или развития в другом направлении. Однако просто невозможно объяснить, какого черта лич-некромант Плети Кел’Тузад, персонаж характера, близкого к нейтральному, стал пародией на злодея из Бондианы с характерным бугагацким смехом, причем даже держит сраного кота в ледяных чертогах!
  • Serious Sam 2, и этим всё сказано. Разработчики поняли, что учинили, и игру объявили сном главного героя.
  • Для многих таковы «Аллоды Онлайн» в сравнении с 1-3 синглом. Но это вкусовщина, тем более, реального пафоса под маской «лаптей и портянок» в этой ММО предостаточно. Новички просто дальше первых локаций не продвинулись, где клюква 100-ого уровня.
  • Gothic 3: большинство персонажей, знакомых нам по первым частям. Особенно не повезло Ли, которого создатели разжаловали из крутого генерала в мстительную истеричку. В аддоне к третьей части же всё стало только хуже.
  • Серия Red Alert развивалась от мрачной альтернативной истории (со Сталиным в роли Гитлера) в первой игре к пародийной второй части, а закончилось всё откровенной буффонадой в третьей.
  • Серия Fallout: супермутанты изначально были последователями Единства, продвигаемого Повелителем с целью создания приспособленной к жизни в пустошах расы, свободной от предрассудков и конфликтов. В Fallout 2 и New Vegas, спустя десятилетия после краха Единства, мутанты показаны вполне способными к сосуществованию с людьми, за исключением очень глупых (мутировавших из сильно облученных обитателей пустоши) и Теней, страдающих различными психическими расстройствами из-за продолжительного использования стелс-боев; игрокам предлагаются разные задания и ситуации, которые позволяют проникнуться этими проблемами. А в Fallout 3 и 4 они выполняют примитивную роль злобных монстров-людоедов, которых не жалко убивать. Получился постапокалиптический аналог орков и троллей — одна из разновидностей достигает роста в пять-шесть метров и носит на поясе отрубленные головы.
      • Справедливости ради надо помнить, что Создатель, движимый благими намерениями, едва не обрёк часть человечества, и так не процветающее после Великой войны, на геноцид, а другую - на участь хуже смерти. Кроме того, в третьей и четвёртой части игрок будет убивать супермутантов второго и третьего поколения[3], никак не связанных с экспериментами Создателя; это чуть ли не другой подвид.
        • И даже среди супермутантов последних поколений можно найти дружелюбных или (с оговорками) вменяемых личностей, вроде Дядюшки Лео, Фокса или Эриксона на Острове[4]. Стронг, напарник Выжившего, в эту категорию тоже подходит, пусть и с боольшими оговорками.
  • Серия Mass Effect — очень сильно упростили концовку первой трилогии. По первоначальной задумке сценариста первой и второй части, профессионального фантаста Дрю Карпишена, Жнецы были созданы древней цивилизацией для поиска Решения — способа предотвратить неизбежный коллапс нашей Вселенной в результате экспотенционального роста темной энергии (гипотетического «Большого Разрыва»). Разумные расы и их технологии они поглощали именно для увеличения своей вычислительной мощности, а масс-ретрансляторы, помимо своей дополнительной транспортной функции, были своеобразными «якорями», которые стабилизировали материю и частично нивелировали воздействие на неё темной энергии (это воздействие выражалось, например, в ускоренном старении звёзд). И в конце Шепард должен был выбирать — позволить ли Жнецам продолжать Цикл дальше для того, чтобы они смогли, наконец, найти Решение. Или же уничтожить их с весьма призрачной надеждой на то, что органики сами во всем разберутся. Этот мрачный и неоднозначный финал заменили на непонятную муру про противостояние синтетиков и органиков, а все намеки на взаимосвязь темной энергии и Жнецов, которые были во второй части, так и зависли в воздухе без объяснения.
    • Карпишин сам говорил, что от этой концовки команда отказалась ещё до окончания разработки второй игры и подобных концовок было несколько, только про этого знают больше всего в фэндоме, вот поэтому распространён миф о том будто это Истинная и Настоящая Концовка, от Которой Отказались без Причин. В The Final Hours of Mass Effect 3 прямо написано, что непонятную концовку вставили намеренно, мол пусть фанаты доразмыслят остальное, вот и некоторые ухватились на это и раздули, придумав, будто эта версия концовки была единственной и задумывалась с самого начала. А про то, что ретрансляторы якобы задумывались якорями, вообще нигде не сказано. Нелогичности и сюжетных дыр здесь намного больше, чем в светофоре.

Настольные игры[править]

  • В некотором роде детские игры категории «кинь-двинь» под названием «Змеи и лестницы», либо отечественные «Цирк» (как минимум 3 варианта), «Что такое хорошо, что такое плохо», «Путешествие» (он же «Мир приключений») и проч. В том числе и компьютерные версии данной игры (была ткая как минимум одна от компании Sierra). Все это упрощенные для детей версии древней индийской игры «Лила» (लीला, līlā). В таких вариантах убрали всю философию, т. к. целевой аудитории (и отчасти их родителям) не понять что такое «основы бытия», «сфера фантазии», и заканчивая рядом «сами боги». Причем каждая клеточка тоже имеет свой смысл. Естественно, что в детских играх для каждой клетки были придуманы новые значения, понятные для целевой аудитории. Да и цель сильно упросилась — в исходном варианте был поиск смысла бытия (в том числе и своего) с познанием себя, а в детском — просто дойти до финишной клеточки. См. примеры детских http://душа-женщины.рф/detskie-radosti/veselye-igry/otechestvennye/. И пример «взрослый» (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0_(%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0)#/media/File:Snakes_and_Ladders.jpg)

Музыка[править]

Примечания[править]

  1. О том, что общество (в полную противоположность тому, что чаще всего понимают под ОО в России, особенно среди ура-патриотической тусовки) нельзя перековать по воле отдельного человека или группы людей, и всё, что остаётся политику для достижения успеха, — это подстраиваться под требования и настроения этого общества.
  2. Ну и не забудем главную фантазию команды R: что босс спит и видит, как бы заполучить Пикачу Эша (о чём, правда, понятия не имеет). В действительности Джованни весьма разборчив и негодные подарки посылает по обратному адресу. Именно так он поступил с Янмой, узнав, что таких стрекоз у команды навалом. Его не остановило даже то, что эта Янма знала «Древнюю силу», а следовательно — могла эволюционировать (но вполне возможно, что в той серии Джованни поймал идиотский мяч).
  3. Второе было создано в Убежище 87, а третье — Институтом в результате экспериментов с ВРЭ.
  4. Одна из локаций дополнения Far Harbor.