Умер с позором

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Как ты там говорил? „Пусть ненавидят, лишь бы боялись“? Так вот, теперь тебя и ненавидят, и не боятся. »
— «Некромантийя» — Прохор объясняет Грисеусу, какой он неудачник
« В начале прошлого века в гимназии города Владимира на уроке Закона Божьего преподаватель-священник как-то разъяснял своим ученикам одно из прошений ектеньи: «Христианския кончины живота нашего безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове просим». На вопрос, какие бывают постыдные кончины, батюшка, по-владимирски «окая», пояснил:

— Ну, какая бывает постыдная кончина? Например, в говне утонул.

»
— Церковный фольклор
Смерть Бастинды

Персонажи (как правило, злые), умершие в опале. Примеры можно объединить в две большие группы:

  • Связанные с трусостью:
    • Несовместимая с жизнью трусость.
    • Персонаж, обычно не трусливый, перед гибелью испытывает страх смерти, так что его запоминают жалким трусом, даже если это было не совсем так.
    • Персонаж трусливо и постыдно ведёт себя перед смертью: ноет, умоляет не убивать его, но в итоге всё же погибает.
    • Персонаж может быть совсем не трусом, но ему нажали на какое-то слабое место и добили его — и перед смертью он ведёт себя позорно.
  • Не связанные с трусостью:
    • Персонаж умирает, презираемый даже своими соратниками.
    • Метод казни или иные обстоятельства смерти, считающиеся в данной культуре позором.
    • Персонаж, искренне преданный своим идеалам, предаёт их перед смертью.

Иногда неплохо сочетаются с «пнуть сукиного сына», ибо персонаж, умирающий с позором, обычно не вызывает сострадания со стороны аудитории.

Примеры[править]

Мифология[править]

  • Распятие считалось в Риме позорной казнью, которой граждане Рима не должны были подвергаться. У евреев считалось позорным умереть от руки язычников. Собственно, передача именно римлянам на распятие должна была вдвойне дискредитировать некоего пророка из Назарета и его учение… Ага, щас.

Комплексные франшизы[править]

  • Star Wars: Хакаграм Грауш, последний король ситхов, был обезглавлен когда стоял на коленях перед Аюнтой Паллом, основателем Ордена Ситхов. Да и сам Аюнта умер в упадке из-за собственного меча.
    • Дарт Андедду, ещё один джен’джедай, буквально был уничтожен собственной паранойей: будучи бессмертным выбрал смерть только для того, чтобы гарантировано не делится секретами, если его тайную крепость таки найдут бывшие соратники. Не нашли. В итоге его тело тупо пролежало в ней семь тысяч лет.
    • Скер Каан. Скатился к моменту смерти из великого вождя в сумасшедшего, помер от элементарного обмана Бейна, который и сам же почти раскрыл в более трезвой памяти, даже цели навредить джедаям не достиг из-за предательства лорда Копежа. При этом Каан вовсе не был слаб — он оказался единственным членом Братства Тьмы, которому хватило могущества не попасться душой в Ментальную бомбу.
      • Из его современников — Хеттон, глава могущественного ситхского культа, умер взывая о помощи к предавшей его Дарт Занне. Даровит — кузен Занны, кстати — скатился от начинающего ученика ситхов до сданной джедаям марионетки. Редкий случай с героем — мастер-джедай Фарфалла умер с позором дважды: в комиксе он додумался встать слишком близко к содержащим Ментальную бомбу пещерам, хотя знал о ней, а в книге чуть более героически: был легко обезврежен и зарублен Дартом Бейном с минимальным описанием.
    • Дарт Плэгас был убит учеником во время сна. В книге обставлено более героически — но всё равно не без речи Дарта Сидиуса о том почему учитель — отстой, а в фильме Палпатин и вовсе упоминает об этом едва ли не с издевательской интонацией.
    • Дарт Барас в игре SWTOR. Всю дорогу плёл какие-то интриги, непонятно на что надеясь, а в конце сюжетной ветки ситха-воина, побеждённый, умоляет других лордов ситхов помочь ему, защитив от игрока. Когда Тёмный совет, понятное дело, выражает лишь презрение, Барас орёт, что ещё отомстит, что его нельзя убить — и тут игрок просто добивает его.
    • Реван, с точки зрения его персональных фанатов. Сначала в книге наитупейшим образом его сливают, правда, сам Реван остаётся жив, но вот подруга-Изгнанница позорно убита в спину. Затем Реван в ММО возвращается и хочет в отместку убить всех ситхов, после чего его, великого и могучего, выносит кучка ноунеймов. Формально Реван мёртв, но жива его тёмная половина (!) и хочет реализовать идиотский план по возвращению с того света Императора ситхов, чтобы Реван мог убить его лично (!!) План настолько идиотский, что против Ревана объединяются и джедаи, и ситхи, а затем светлая половина убеждает тёмную сдаться, что Реван и делает под облегчённые вздохи игроков, для которых это уже Бедный злодей!. Тем не менее, хуже такой смерти сложно придумать.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • М. Ю. Лермонтов, «Герой нашего времени» — Грушницкий. Хотел (больше хотели приятели, а он плыл по течению) убить Печорина с полной безопасностью для себя — в итоге был разоблачен, и Печорин уже не стал щадить его.
    • Его же «Беглец» — Гаруна, бежавшего с поля боя, где погибли его отец и братья, убивают кинжалом в спину и он остается гнить на улице.
  • «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина: те градоначальники, которым довелось умереть на службе, умирают подчеркнуто по-идиотски — Ферапонтов растерзан на охоте собственными псами; грек Ламврокакис заеден клопами; Фердыщенко обожрался насмерть; дамский угодник эпического уровня Микаладзе скончался «от истощения сил»; Иванов помер от натуги в попытках постичь новый указ Сената, и т. д. Повезло лишь Двоекурову, о котором летописец лаконично сообщает «умер свою смертию».
  • А. Волков, «Волшебник Изумрудного города» — злая волшебница Бастинда (которая и на полноценную-то колдунью не тянула) померла от ведра воды, которое на неё вылила Элли (см. картинку). Для сравнения: её сестру Гингему убили при помощи падения домика Элли (и для этого добрая волшебница Виллина капитально вмешалась в гингемино заклинание), а против колдуньи Арахны из «Жёлтого тумана» и вовсе пришлось проводить полноценную военную операцию.
  • «Отблески Этерны» — Иорам Ариго. Несколько так называемых Людей Чести вызвали на дуэль Алву; это был хитрый план, чтобы отвести от себя подозрения — предполагалось, что Алва на дуэль не придет, поскольку к тому времени будет отравлен. А он взял и пришел. Однако если прочие участники хитрого плана хотя бы погибли, сражаясь, то Иорам струсил, попытался сбежать и был застрелен в спину.
  • «Армагеддон» Ника Перумова и Алана Коула: Инфелиго, член Совета Семи, тайно управляющего миром, был парализован Планетарным Демоном, после чего «рабы» смогли проникнуть в его сознание, выведать все его секреты, связаться с Советом Семи и с их помощью выступить против Планетарного Демона. Во время боя всё ещё парализованного Инфелиго, которого некому было защищать, кто-то из призраков смерти, использовавшихся в бою в качестве оружия, превратил в недожаренную отбивную.
  • «Космический бог» Дмитрия Билёнкина: патер-диктатор Гюисманс умер от… страха: протагонист его сначала «накрутил» фразами типа «Гюисманс, а кто у вас за спиной стоит?» (благо протагонист Полынов — психолог по профессии), а потом, когда маньяк-католик обернулся — кинул ему в спину подушку. Гюисманс, видимо, подумал, что его подстрелили, и сердце не выдержало…
  • «Любовник Смерти» Акунина: именно смерть с позором (наряду с долгой и мучительной смертями) — один из страхов Эраста Фандорина.

На других языках[править]

  • Повесть о доме Тайра и многие другие японские романы — чтобы умереть с позором, для самурая достаточно попасть в плен и не покончить с собой.
  • Э. Т. А. Гофман «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер» — разоблачённый Цахес, удирая от разъярённой толпы бывших подданных, в ужасе прячется в собственном ночном горшке и умирает захлебнувшись нечистотами.
  • Генри Лонгфелло, «Песнь о Гайавате» — заглавный герой убил окончательно обнаглевшего По-Пок-Кивиса, прятавшегося в скалах.
  • Р. Киплинг, «Маугли» — Шер-Хан был затоптан буйволами, которых направлял десятилетний мальчик с помощью двух волков, причём не смог сбежать по собственной вине — потому что отяжелел от сытной пищи. Не слишком почётная участь для грозы джунглей и людских поселений!
    • Впрочем, проиграть безоружному человеку в рукопашной (советская экранизация) — для тигра куда бо́льший позор.
  • «Конец Чарльза Огастеса Милвертона»: Мильвертон шантажировал многих, за что и поплатился — одна из жертв убила его, а тот перед смертью сильно боялся: «Сейчас вы тоже смеетесь, только губы у вас дрожат… Трус!»
    • «Долина страха»: громила Джек МакДжинти, главарь терроризировавшей всю округу банды, на эшафоте «визжал и вырывался из рук палача».
  • «Волшебник из Страны Оз»: прототип Бастинды, Злая Ведьма Запада, померла той же смертью.
  • «Властелин колец»: Саруман Белый умирает, имея репутацию страшного негодяя. Заслуженную. И как умирает-то — зарезан злобным ничтожеством Гримой.
  • «Гарри Поттер»: Лорд Волдеморт далеко не трус, но умирает он, покинутый и презираемый всеми, в том числе и своими Пожирателями.
    • Вернее, с ним всё сложно: он своего рода «отважный трус», который и на уничтожение собственной души пошёл, лишь бы не умирать. В последние часы он особо за свою жизнь не цеплялся единственно потому, что был сильно мотивирован на борьбу с «мятежником»-Поттером.
    • Сам Волдеморт пытался представить дело так, будто Гарри перед смертью трусил и умолял о пощаде. Но эта наглая ложь не прокатила.
  • «Песнь льда и огня». Примерам несть числа, здесь не стесняются позорить перед смертью и положительных героев. Наиболее запомнившиеся случаи:
    • Тайвин Ланнистер — умер в сортире со стрелой в животе.
      • Зигзаг. Особого страха перед смертью не испытывал (а если и испытывал, то виду не подал), и на последних секундах всё же послал убийцу далеко и надолго.
    • Дозорный Гаред (в сериале — Уилл «Я видел Белых Ходоков!»). Иные напугали его до состояния невменяемости, и он оказался не в состоянии внятно объяснить своё дезертирство.
      • А внятно объяснить его дезертирство и в самом деле непросто: ну, испугался восставших мертвецов до мокрых штанов. Ну, бежал… Куда, спрашивается? По логике вещей, раз поймали его на юге, то, должно быть, на юг. Но ведь там Стена! Перелез? Перепрыгнул на кураже? Подкопался? Обогнул? Пробил насквозь? Или же спокойно вернулся в Чёрный Замок, пожал плечами в ответ на вопрос о том, где его товарищи; никем не задержанный, плотно поужинал, лёг спать… а ночью ударился в бега? И перед смертью сокрушался, что так никого и не предупредил? Как ни крути, паззл не складывается…
    • Визерис. Nuff said.
    • Мерретт Фрей. Птичку жалко. Тем более что Мерретт в своём клане Фреев — как раз в числе наименее злодействующих.
    • Джоффри Баратеон — тот ещё «смельчак», умер от отравления вином, задыхаясь (естественно, перед этим впав в панику).
    • «Толстяк», верховный септон Королевской Гавани, пастырь нерадивый, во время общей голодухи продолжал обжираться и был за это растерзан добрыми горожанами.
    • Кхал Дрого. Не очень-то уважают дотракийцы ослабевшего предводителя, пусть даже и великого. Магия крови — ещё хуже.
    • Убийство Безумного Короля. Когда Джейме сделал это, никто даже слова не проронил в осуждение. Зато потом, когда страсти улеглись, давай дразнить Джейме «Цареубийцей» — несмотря на то, что гвардеец был прав во всём, прикончив вконец офонаревшего психа.
    • Янос Слинт — казнён Лордом-Командующим Джоном Сноу за неподчинение, ибо в Чёрном Замке командиры под дудку блатных экс-чинуш не пляшут.
    • Так выглядит гибель Эддарда Старка, с точки зрения стороннего наблюдателя. Ради благополучия своих дочерей он вынужден был оклеветать себя и принять смерть на плахе. Для человека с безупречной репутацией это, должно быть, просто невыносимо.
  • Сага о ведьмаке — Риенс и Ширру. Пара садистов-отморозков, которые, как оказалось, способны только издеваться над беззащитными жертвами, начали умолять о пощаде, когда перед одним замаячила перспектива утопления в проруби, а перед другим — сожжения заживо.
    • Фельдмаршал Мэнно Коэгоорн. Застрелен арбалетчиками при попытке бегства с поля боя в одежде какого-то левого лейтенанта.
    • Щук и его гоп-компания решили пограбить местных хоббитов-низушков. Низушки, в свою очередь, перебили малолетних бандитов быстрее, чем можно было бы сказать «Низушки невероятно прыткие и безошибочно метают всякого рода сельхозорудия».
  • «Тёмная Башня V: Волки Кальи» Стивена Кинга: Энди, тайно работавший на похитителей детей робот-посыльный, после деактивации был похоронен в выгребной яме.
  • «33 несчастья»: тётя Жозефина была готова позволить графу Олафу забрать Бодлеров и их наследство в обмен на собственную безопасность. Не помогло… То же самое — в экранизации 2004 года. А вот в сериале 2017 года от Netflix — уже нет.

Театр[править]

  • В. Смехов, «Али-Баба и сорок разбойников». Когда Касым понимает, что разбойники сейчас его убьют за проникновение в их магическую сокровищницу — с Касыма мигом слетает вся его дутая самоуверенность, он начинает паниковать, хныкать, канючить, умоляя, чтобы ему сохранили жизнь. Всё, чего он этим добился — перед тем, как лишиться головы, услышал издевательскую фразу атамана Хасана: «Сезам слезам не верит!».

Кино[править]

  • «Мумия» — бесславная кончина подлеца Бенни.
  • «Парк Юрского периода»: трусливый адвокат при виде тираннозавра выскочил из машины, оставив на произвол судьбы двух детей, и заперся в сортире. Тираннозавр разнёс сортир и сожрал адвоката, сидевшего на унитазе. В новеллизации Ивана Сербина (выходила в серии «Бестселлеры Голливуда» под псевдонимом «Джон Беркли») адвоката от страха ещё и прослабило, так что в момент своей гибели он использовал унитаз по прямому назначению. Грязнее и позорнее смерть трудно представить.
  • «Иди и смотри» — начальник карателей, умолявший партизан о пощаде. Что характерно, светловолосый оберштурмфюрер ушёл достойно.
  • «Казино»: когда Ники Санторио окончательно слетел с катушек, его мафиозные боссы показательно казнили его на пару с братцем — зарыли заживо «в назидание остальным».
  • Лицо со шрамом — Френк Лопес унижался перед Тони по полной: извинялся, предлагал деньги и свою жену, ползал на четвереньках и плакал, умоляя о пощаде. Тони даже побрезговал убить его лично. Мел держался более достойно.
  • Старый фильм «Ангелы с грязными лицами» — одновременно и геройская смерть, и смерть с позором. Так может только персонаж Джеймса Кэгни: его герой рыдал и молил о пощаде, когда его тащили на электрический стул. В чём тут героизм? Он сделал это специально, чтобы репортёры раструбили об этом в газетах, и романтический ореол гангстера в глазах детей, восторгавшихся им, угас бы навсегда — и они стали бы достойными людьми.
    • Не так все просто: поначалу он активно отказывался так поступить, не желая терять лицо перед другими бандитами. А биться в рыданиях начинает в самый последний момент, когда священник, просивший его об этом, уже смирился. И вопрос — одумался ли он и послушался священника или на самом деле его героизм сдулся перед лицом смерти — остается, по сути, намеренно открытым.
  • «Хоббит: Битва Пяти Армий» — отвратительный чиновник Альфрид гибнет, перекушенный троллем. Перед этим он попытался спрятаться от битвы, переодевшись женщиной, а когда и женщины пошли в бой — просто сбежать, набрав полную пазуху золота. Несовместимая с жизнью жадность и послужила причиной позорного конца.
    • Там же: бургомистр, спасающийся из горящего Эсгарота на лодке, полной украденного золота. Никто не видел, как на лодку упал убитый дракон, но последнее, что запомнили о бургомистре, — что он позорно улепетывал.
    • В книге Толкина — с прикрученным фитильком: помощника там нет, а бургомистр уже после Битвы Пяти Армий украл большую часть денег из доли горожан, сбежал с золотом в пустоши и там умер от голода.
  • «Кто подставил Кролика Роджера» — судья Дум, убитый при помощи собственного изобретения и в процессе причитающий «Я таю, таю». И незадолго до того у него ещё была одна возможность погибнуть не самым достойным образом.
  • «Каин XVIII» — мало того, что король умер в страхе, постоянно жалуясь «Господи, как мне страшно!» он еще и умер в туалете (со слов туалетного работника). В общем, Вальхаллы точно не видать бедному злодею.
  • Индийский «Коммандо» (нет, не тот, а недавний, с Видьютом Джамвалом) — герой, добравшись до местного рип-оффа Принца Джоффри и Рамси Болтона, долго и жестоко избивает его, разоблачая перед публикой его псевдодемонический образ, а затем убивая. Главгад долго и пискляво унижается перед смертью, радуя глаз зрителям.
  • «Стражи галактики 2» — Шокерфэйс связался с суверенами и дал им координаты Йонду. Напоследок, он попросил, чтобы тому передали кто приговорил его к смерти. Когда же он сообщил суверенке свой псевдоним, та стала ржать. Так и помер, осознавая, что его псевдоним отстоен.
  • «Обитель Зла 6: Последняя глава» — Альберт Вескер. Мало того, что всё, что он делал за фильм — это гонял чаи, так ещё и умер, насмерть придавленный дверью. Если вспомнить как Вескер умер в игре…

Телесериалы[править]

  • Bones: за 10 сезонов накопилась зачетная коллекция позорных и страшных смертей, но в 9-м сезоне особо зачётный вариант — коллектора с криминальным прошлым топят в ассенизационном баке.
    • А в 4-м сезоне в сортире утопили тело скандального журналиста.
  • «Менталист»: Красный Джон перед смертью умолял, чтобы Патрик Джейн его пощадил.
  • «Игра престолов»
    • Смерть Рамси Сноу. До конца пытался отдать приказ собственной собаке, которую не кормил семь дней, не трогать его.
    • Мизинец умер, валяясь на коленях, рыдая и умоляя о пощаде. Напрасно — Север всё помнит.
  • «Викинги» — Король Элла
  • «Тюдоры». Томас Кромвель — пример, когда отнюдь не трусливый персонаж испытывает страх смерти и горечь предательства, а потому дрожит, говорит плачущим голосом и выглядит жалко. Но это не та информация, которой нужно разбрасываться направо и налево в сообществах и форумах.
    • Справедливости ради стоит сказать, что он, как и в каноне, мужественно выдержал каждый удар пьяного палача, не издав при этом и визга.

Мультфильмы[править]

  • Шрам из «Короля-Льва» перед гибелью вёл себя очень трусливо.
  • «Шрек»: лорд Фаркуад был съеден драконицей во время своих истерических воплей а-ля Гитлер, которые ни в какое время суток не сошли бы за Вдохновенную речь.
    • «Шрек Третий»: не успел принц Чаминг пафосно провозгласить «зарю новой эпохи», как его пришибли театральной декорацией; он только и смог сказать «Мама!».
    • Смерть обоих злодеев происходила при большом скоплении народа. Оба раза народ к этому моменту, мягко говоря, не восхищался своим самозваным владыкой.

Веб-комиксы[править]

  • «Некромантийя»: Грисеус умирает всеми ненавидимый, от рук толпы разозлённых крестьян, залитый святой водой из своего же изобретения.

Аниме и манга[править]

  • Death Note: Ягами Лайт становится под конец истории злодеем и умирает без искупления.
  • В Hellsing случается сплошь и рядом. Вот некоторые примеры:
    • Вампир-священник, тот ещё подонок, погиб от руки Алукарда, «прославившись» в качестве серийного убийцы и сексуального маньяка.
    • Парочка малолетних вампиров-сатанистов, убивавшая людей безо всякой причины. Парень убит Алукардом, получив от него лекцию «Почему ты отстой», девушка — застрелена Викторией при попытке бегства.
    • Люк Валлентайн, считавший себя сильнее Алукарда, был убит им с непередаваемой лёгкостью, да ещё и струсил перед смертью. Учитывая, что он убивал с особой жестокостью солдат «Хеллсинга», жалеть эту мразь не хочется.
    • Архиепископ Энрике Максвелл, устроивший крестовый поход против мирного населения Лондона, был сбит бойцами «Миллениума», после чего его стеклянная клетка упала на землю. Он бы выжил, но тут к нему подобралась армия фамильяров Алукарда, а его наставник, отец Андерсон, броском штыка разбил пуленепробиваемое стекло…
    • Да и сам Андерсон. Это ж насколько нужно было хотеть только одного — убить Алукарда — чтобы из священника, пусть и паладинствующего, превратиться в монстра. А ведь «Монстров могут убивать только люди. Ты что, Андерсон, хочешь показать, что тебе не хватает сил быть человеком?!»
    • Оберштурмфюрер Зорин Блиц подвела своё начальство, устроив налёт на штаб-квартиру «Хеллсинга», зверски убивала солдат, изнасиловала разум Виктории, ослепила её, отрубила ей руку, убила её возлюбленного, после чего была размазана по стенке Викторией, превратившейся в высшего вампира. Нелицеприятная эпитафия от Шрёдингера в комплекте.
      • В неканоничном аниме 2001-го года — Инкогнито. Посажен на серебряный кол.
  • Code Geass — опора на троп: Лелуш специально хочет создать вокруг себя репутацию настолько отъявленного подонка, что бы когда он погиб от рук Зеро, все только возрадовались. Получилось.
    • Там же — Кловис, но уже с прямой реализацией тропа. Что поделать: сохранять хотя бы видимость мужества перед лицом собственной смерти несколько труднее, чем отдавать приказы об уничтожении мирных жителей.
  • «Легенда о героях Галактики»:
    • Герцог Брауншвейг, проигравший всё, но добровольно травиться отказавшийся. Пришлось вливать в него яд силком.
      • Та же история с Бенемюнде, бывшей фавориткой кайзера. Доинтриговалась.
    • Его племянник Флегель, застреленный своими подчинёнными.
    • Джоб Трунихт — ой, не стоило издеваться над кайзером в присутствии его адмирала, пусть даже мятежника, пусть даже смертельно раненного.
    • Гейдрих Ланг — «он встретил смерть молча, потому что потерял сознание».
  • Black Lagoon — Чин и Чака — первый перед смертью молил о пощаде, второй решил блефовать.

Видеоигры[править]

  • Зевс в God of War.
  • Saints Row 2 — Шого Акуджи, второй человек в банде Ронинов. Зная грозную репутацию Джонни Гэта, устроил пальбу на похоронах жены Гэта Аиши (к смерти которой Шого тоже приложил руку), хотя Гэт предупреждал не делать этого. Итог — Шого похоронили заживо (прямо как Ники Санторино).
  • GTA: San Andreas — Френк Тенпенни, Главный Гад игры. Перед смертью он много болтал — похвалялся, пытался «круто базарить», но фактически ныл. Герои побрезговали тратить на него пули — слишком почётная смерть выходит для столь отмороженного и коррумпированного полицейского. А так подонок помер от последствий автокатастрофы, а его труп ограбили бездомные.
  • Внезапно, Brutal Doom и DOOM (2016). Что ни смерть — то надругательство. Например, для Какодемона всё, что подходит по размеру — просто еда. ГГ вообще не церемонится и творит с демонами что захочет — демоны же!
  • Использовано в одной из головоломок в первой игре Broken Sword. Убийца держит главного героя Джорджа на мушке и объясняет ему, что выхода нет и что Джорджу остаётся только выбрать, как умереть: как мужчина или как собака. И действительно, игроку предлагается выбрать из двух иконок: мужчины и собаки. Если выбрать собаку, то герой умрёт не очень красиво: он начнёт умолять о пощаде, встанет на колени, и убийца застрелит его так. Если же выбрать мужчину, то Джордж ответит спокойно и мужественно, что готов умереть, и впечатлённый убийца захочет пожать ему руку напоследок. А это — отличный момент, чтобы долбануть его спрятанным в ладони шокером.
  • Hitman — игра предоставляет много таких возможностей.
  • World of Warcraft — в подземелье «Яма Сарона» после того, как игроки прибьют великана Ика, которым управлял гном Крик, последний начнёт молить о пощаде и выкладывать полезную информацию о Короле-Личе и его Ледяной Скорби, за что Тираний со словами «Жалкая букашка, тебя ждёт лишь смерть!» тут же его убьёт. При этом если подземелие проходится игроками Орды и их сопровождает Сильвана, то она подсветит комментарием: «Награда, достойная предателя».
  • Tales of Vesperia — Куморе. Когда Юрий пришёл по его душу, продул за несколько секунд, после чего попытался сбежать, а будучи загнанным в угол начал умолять о пощаде. В итоге Юрию даже убивать его не пришлось — Куморе сам со страху свалился в зыбучий песок.
  • Vampire: The Masquerade — Bloodlines: Шон Милтон, одна из жертв Южного Мясника. По словам бомжа, который был свидетелем убийства, при виде своего палача, Шон буквально обделался от страха. И да, Южный Мясник был в человеческом облике, а когти отрастил только перед тем, как убил Шона.

Визуальные романы[править]

  • Kara no Shoujo — именно так умрёт главный герой в одной из плохих концовок. Ослабевший и обезумевший от жажды и голода, смотря на разлагающиеся тела двух женщин, которых ему не удалось спасти.