Улитка на склоне

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
«

Тихо, тихо ползи, Улитка, по склону Фудзи, Вверх, до самых высот!

»
— Исса, сын крестьянина. Эпиграф к повести.

«Улитка на склоне» — одно из самых загадочных и сложных произведений братьев Стругацких. Изначально эта книга выросла из повести «Беспокойство», из которой известно, что формально действие сюжета разворачивается в Мире Полудня на планете Пандора (хотя из самой книги этого совершенно не ясно). По признаниям самих авторов, «Улитка» писалась под большим воздействием творчества Кафки, а именно его романа «Замок». И это многое объясняет. И «Улитка», и «Замок» затрагивают вопрос абсурдности бытия, его пугающей алогичности и хаотичности. Хотя сами авторы считали это произведение одним из лучших в своей библиографии, многие читатели, из-за сложного языка «Улитки на склоне» и творящегося в сюжете первоклассного сюрреализма, отнюдь не разделяли мнение мэтров.

Исследуется взаимодействие человека с общественным прогрессом (при этом, что любопытно, основная идея романа «замаскирована»: далеко не все читатели понимали, о чём, собственно, идёт речь). Очень на любителя. «Улитка» подобна зеркалу — она показывает читателю лишь то, что он несёт в себе. Каждый в зависимости от жизненного опыта и уровня развития ума найдет в ней свое толкование. Или же не найдёт ничего, кроме скучного и монотонного повествования, оставляющего после прочтения тягостное ощущение того, что вы ничего не поняли.

Сеттинг[править]

Точнее, антисеттинг. В повести описаны две локации — Управление (Кафка в исполнении АБС) и Лес (напоминают ранние вещи Урсулы Ле Гуин). Лес — странный и пугающий мир, где живут две враждующих цивилизации: Славные Подруги, которые ненавидят мужчин и размножаются партеногенезом, и… кто-то ещё, с кем они воюют. Посреди всего этого безобразия в Лесу худо-бедно выживают крестьяне, до которых враждующим сторонам дела нет. А над Лесом, на Белых Скалах, стоит Управление — организация, которая должна изучать Лес, а на самом деле не только занимается в основном всякой фигнёй, но и не дает некоторым особо упертым сотрудникам, вроде Перца, все-таки брать и начинать что-то делать (из чего выходит, что они или боятся Леса, или же они пытаются так сотрудников принудить заниматься чем угодно, но не Лесом — лишь бы деньги приносили).

Соответственно есть два POV’а — некто по имени или фамилии Перец и человек по имени «Кандид»[1]. Кандид, исследователь из Управления, в результате авиакатастрофы попадает к крестьянам в Лес и пытается вернуться в Управление. Перец оказывается в командировке в Управлении и пытается или вернуться домой, или наконец добраться до Леса и заняться его изучением. У обоих это не получается, а получается совсем другое.

Сюжет[править]

« Но ты знаешь, есть такое мнение, что для того, чтобы шагать вперёд, доброта и честность не так уж и обязательны. Для этого нужны ноги. И башмаки. Можно даже немытые ноги и нечищенные башмаки… Прогресс может оказаться совершенно безразличным к понятиям доброты и честности, как он был безразличен к этим понятиям до сих пор. »
— Основной лейтмотив сюжета


Персонажи[править]

Главные[править]

  • Перец[2] — лингвист и филолог, недавно приехавший в Управление. Молодой умный парень, на момент начала сюжета ещё не растерявший своего идеалистического задора. Прибыл в Управление ради того, чтобы изучать Лес. К предмету своих исследований у него сложное отношение: он любит и восхищается Лесом. Он его боится и опасается. И именно поэтому ему никто никогда не даст Лес изучать, как бы он не бился против системы Управления и не старался получить пропуск: «Тебе туда нельзя, Перчик. Туда можно только людям, которые никогда о Лесе не думали. Которым на Лес всегда было наплевать. А ты слишком близко принимаешь его к сердцу. Лес для тебя опасен, потому что он тебя обманет. Что ты будешь делать в Лесу? Плакать о мечте, которая превратилась в судьбу? Молиться, чтобы все было не так? Или, чего доброго, возьмешься переделывать то, что есть, в то, что должно быть?».
  • Кандид/Молчун — бывший микробиолог из Управления, попавший в Лес, когда его вертолёт рухнул в болото. По словам приютивших его лесных жителей, во время аварии ему оторвало голову, но местные её без особых проблем прирастили обратно к телу без единого шрама и сколь-либо серьёзных последствий для организма (угу, те самые лесовики, которых считают «примитивными дикарями» в Управлении[3]). Единственное проблема: он испытывает после этого некоторые проблемы с памятью и мышлением, да ещё отличается нехарактерной для местных молчаливостью (за что и получил от них такую кличку).
    • Антинигилист. «Закономерности не бывают плохими или хорошими, они вне морали. Но я-то не вне морали! Плевать мне на то, что Колченог — это камешек в жерновах ихнего прогресса. Я сделаю все, чтобы на этом камешке жернова затормозили».

Второстепенные[править]

Сотрудники Управления[править]

  • Алевтина — молодая красивая женщина, работает в библиотеке Управления. Симпатизирует Перцу (вполне взаимно), но так же отговаривает его от похода в Лес, как и остальные работники Управления — только действует тоньше и нежнее. Тем не менее, не так проста, как кажется: назначение главного героя на должность Директора (а её — на должность его секретарши (то есть, если говорить прямо, официальной любовницы)) удивительно точно совпало по времени с первой совместно проведённой ими ночью. Очень может быть, что настоящим главой Управления является именно она, а предыдущий откровенно шизоидный Директор был просто удобной ширмой: «Пусик, миленький, ты не вникай, я этого сама ничего не понимаю, но это даже хорошо, потому что вникание порождает сомнение, сомнение порождает[4] топтание на месте, а топтание на месте — это гибель всей административной деятельности, а следовательно, и твоя, и моя, и вообще».
  • Клавдий-Октавиан Доморощинер — руководитель группы Искоренения, холуй и доносчик. Вроде бы должен бороться с аморальностью, но сам погряз в разврате: «Не везет Домарощинеру. Возьмет к себе молодую сотрудницу. Поработает у него полгода — и рожать». Ради угождения начальству и теплого места готов даже на убийство. Имеет два блокнота: в один записывается, что говорит Директор, в другом пишутся собственные высказывания.
    • У злодея должна быть плохая привычка: есть намёк, что Домарощинер — горький пьяница, тщетно пытающийся завязать: среди его вещей обнаруживается аптекарский рецепт на антабус (модный в 1960-х годах препарат, который якобы помогал «завязать» застарелым, запойным алкоголикам). Он ещё и лицемер: «Не пью ни капли!».
  • Персонаж-призрак — директор Управления, которого в конце сменил Перец.

Лесовики[править]

  • Нава — девушка из местных, сожительница Кандида. Отправилась вместе с ним к Городу, чтобы найти свою мать. В конце концов была насильственно отобрана у него Славными Подругами (в числе которых обнаружилась её давно потерянная родительница) для последующего вступления в их ряды. Дальнейшая судьба неизвестна.
  • Болтун — один из жителей Лесной деревушки. Чрезмерно болтлив даже по меркам местных, привыкших постоянно переливать из пустого в порожнее, и на общих сходах ему стараются слова не давать. Получается, правда, не очень. «Что ж вы Болтуна не удержали?»

Что здесь есть?[править]

  • Биологическая цивилизация — их две:
    • Примитивная цивилизация крестьян. Одежду не изготавливают, а выращивают (поэтому одежду попавшего в аварию ученого режут на куски, сажают в землю и в итоге очень удивляются, что ничего не проросло); еду подвергают не термической обработке, а только сквашиванию («поливай бродилом да ешь!»), имеются домашние животные — муравьи.
    • Более продвинутая цивилизация Славных Подруг. Они владеют биокинезом — умеют делать мёртвое живым, а живое — мёртвым (и это совсем не то же, что убивать!).
    • Развитое древнее человечество и Тени былого величия — очень много намёков на то, что Лесовики раньше были намного более развитой биоцивилизацией, которая деградировала и ныне находится в состоянии стагнации.
  • Биохимических барьеров не существует — землянин Кандид спокойно ест пищу местных гуманоидов из Леса. Впрочем, достоверно неизвестно, что они ему ещё после аварии подкрутили в организме. Раз смогли голову обратно прирастить — вполне могли и биохимию адаптировать к местным условиям.
  • Буквально понятые слова — директор уточняет у Перца, который утвердительно ответил на его вопрос о том, любит ли он голубей (хотя сам Перец на самом деле терпеть не может этих наглых «крылатых крыс»): « — Вы их любите в жареном виде? Или в тушёном? Я, например, люблю в пироге. Пирог с голубями и стакан хорошего полусухого вина — что может быть лучше?»
  • Великолепная пошлость — романс Тузика («Тоске моей не вижу я предела…»). По воспоминаниям Б. Стругацкого, выдумка авторов. Попытка сделать пошловатый текст окончательно пошлым. Исходник — оригинальный текст т. н. «балканского танго» («На землю пал последний луч заката, ночная темнота на землю пала…»), весьма популярного в начале 1960-х.
  • Вечная загадка — с кем сражаются Славные Подруги? С антагонистичной им неназванной высокоразвитой биоцивилизацией мужчин, в свою очередь отказавшейся от женщин? С коллективным разумом Леса? С Управлением?
  • Вымышленное ругательство — обитатели Лесной деревушки используют ругательство «шерсть на носу».
  • Застряло на языке — «речь на повторах» то и дело наблюдается у жителей Леса.
    • Тарахтит, как пулемёт — они же. С прикрученным фитильком: говорят много и попусту, но с нормальной — а порой даже чуть замедленной — скоростью. По словам Б. Стругацкого, это вызвано тем, что от земли постоянно идут ядовитые испарения. В результате у тех, кто там постоянно живёт, и мозги «тормозят», и речь странная. Авторы постарались передать это через POV’а — Кандида; повествование о событиях «его глазами» — ощутимо вязкое.
  • Зло с женским лицом — Славные Подруги, которые не скрывают своих людоедских планов по окончательному решению мужской проблемы.
  • Изнасилование — это весело — шофёр Туз(ик)придаёт большое значение своей половой жизни. Похоже, он готов оттрахать всех женщин, которые встречаются на его пути. «Никакой я не развратник. Просто я темпераментный мужчина, а не какой-нибудь слабосильный импотент»:
    • «В молодости они с компанией приятелей поймали на окраине парочку, ухажера побили и прогнали, а дамочку попытались использовать. … Тузик долго тащился за нею … довел ее до самого ее дома, и там, в темной парадной, прижал ее к железным перилам и получил, наконец, свое. В Тузиковом изложении случай казался чрезвычайно захватывающим и веселым».
    • «Жена, пятнадцатилетняя девочка, которую он взял по специальному разрешению властей, родила двойню и ушла, когда он попытался расплачиваться ею с приятелями за приятелевых любовниц».
    • «Однажды мы с ребятами местную девчонку поймали, вот смеху-то было!…» —
  • Козёл: Славные Подруги, представительницы тоталитарного матриархата, издевательски обзывают мужчин «козликами» — за их, дескать, ничтожество, примитивность и похотливость.
  • Межвидовое скрещивание — аверсия: Кандид и Нава долго живут вместе как муж и жена, но последней никак не получается забеременеть от него. Кандид, будучи биологом, наверняка понимает причины этого (при внешнем сходстве, они относятся к разным видам, вполне возможно даже не родственным, а похожим друг на друга только из-за конвергентной эволюции), но сознательно умалчивает, чтобы не расстраивать девушку. Деревенские, впрочем, не столь деликатны: «Ты почему не рожаешь? Сколько с Молчуном живешь, а не рожаешь. Все рожают, а ты нет. Так поступать нельзя».
    • Или же они просто не спят вместе. Даже сам Кандид упоминает, что считает Наву не женой, а, скорее, дочерью.
  • Не зомби/Непростые зомби — мертвяки. Они с горячей кожей, от земли, на которую они наступают, идёт пар, и они похищают женщин, не будучи заинтересованными в мужчинах. Весьма сильные, но есть несколько способов прогнать их, например, с помощью «бродила».
  • Непреднамеренное совпадение — живущая в единстве с природой цивилизация, способная оживлять людей после самых страшных ран и намного более развитая и опасная, чем кажется стороннему наблюдателю. А теперь вопрос: это Лесовики из «Улитки…» или Ноксы из «Звёздные врата SG-1»?
    • У нас есть некая организация, занимающаяся изучением аномального объекта и мнящая, что она его якобы контролирует. И протагонист, который внезапно становится в ней директором. А ещё в этой организации работает эксцентричный сотрудник с именем Ахти. Теперь вопрос знатокам: это Управление Лесом или Бюро Контроля?
    • А теперь вспомним исходную версию «Улитки», повесть «Беспокойство». Действие происходит на планете Пандора, главный герой — землянин — оказывается в племени аборигенов, женится на одной из них, выясняет, что в джунглях есть коллективный разум… ну вы поняли. Сходство даже спровоцировало шуточные обвинения в плагиате.
    • В «Комментарии к пройденному» упоминается, что сам образ Леса взят из замысла о ведении войны с помощью разумных насаждений. Рассказ ван Вогта «Буколика» выйдет на русском только в 1993.
  • Открытый финал — чем в итоге закончиться правление Перца на должности Директора? Сможет ли Кандид защитить деревенских Лесовиков от Славных Подруг? Ответов не будет. Можете додумать финал сами, в меру своего пессимизма и фантазии.
  • Пейсы, кашрут и день субботний — Домарощинер и Перец.
  • Плотоядная масса — Клоака в Лесу. С прикрученным фитильком: не движется. «…падали в клоаку толстые мохнатые лианы, и клоака принимала их в себя, и протоплазма обгладывала их и превращала в себя. … Клоака щенилась. На ее плоские берега нетерпеливыми судорожными толчками один за другим стали извергаться обрубки белесого, зыбко вздрагивающего теста (редкий случай, когда подобное существо описано в романтическом ключе, с размышлениями о гармонии природы), они беспомощно и слепо катились по земле, потом замирали, сплющивались, вытягивали осторожные ложноножки и вдруг начинали двигаться осмысленно — все в одном направлении, одной текучей белесой колонной, как исполинские мешковатые слизнеподобные муравьи … Клоака катала в себе мотоцикл. Мотоцикл исчезал, появлялся вновь, и с каждым появлением его становилось все меньше, а потом обшивка расползлась, шины исчезли, мотоцикл нырнул в последний раз и больше не появлялся».
    • По некоторым обмолвкам, которые случайно слышит главгерой, складывается ощущение, что эти «щенки» — боеприпасы (ну или по крайней мере конвои с ресурсами), используемые Сёстрами для переустройства окружающего мира.
  • Почему ты отстой — высказывает в адрес землян в лице Кандида одна из Хозяек: «Я вижу, вы там впали в распутство с вашими мертвыми вещами на ваших Белых Скалах. Вы вырождаетесь. Я уже давно заметила, что вы потеряли умение видеть то, что видит в лесу любой человек, даже грязный мужчина».
  • Русалка — образ Славных Подруг отсылает именно к этим фольклорным созданиям. Причём не к классическим рыбохвостым европейским русалка, а к старославянским навкам: «Квентин просто на глазах тает! Ты послушай только: неделю назад Рита сбежала — ну ладно, ну что поделаешь… А этой ночью вернулась вся мокрая, белая, ледяная. Охранник было к ней сунулся с голыми руками — что-то она с ним такое сделала, до сих пор валяется без памяти. И весь опытный участок зарос травой».
  • Телепатия — её владеют (правда, только на приём) Слухачи, которые есть в каждой деревне лесных жителей: «посреди площади стоял торчком по пояс в траве Слухач, окутанный лиловатым облачком, с поднятыми ладонями, со стеклянными глазами и пеной на губах. Вокруг него топтались любопытные детишки, смотрели и слушали, раскрывши рты, — это зрелище им никогда не надоедало». Увы, из-за деградации местной цивилизации ныне Слухачи в состоянии транслировать только бессвязную белиберду.
    • Автор этой правки понимал Слухачей как неприкрытое На тебе! в сторону советской пропаганды 1970-х.
  • Убойный лимонад — весьма необычный вариант. В Управлении вовсю ведётся борьба с употреблением кефира, что вызывает вполне определённые «антиалкогольные» ассоциации — хотя напрямую ни разу не говорится, что кефир обладает опьяняющим или подобным действием. (Авторы считают факт содержания в кефире малого процента этанола общеизвестным, однако кефир домашнего приготовления бывает весьма ядрёным).
    • Потому что сотрудники Управления тайком подливают в кефир алкогольные напитки, например, бренди. Об этом почти впрямую говорится в романе.
  • Фанфик — в проекте «Миры братьев Стругацких: Время учеников» опубликованы произведения Николая Романецкого «Бегство из Одержания» (мир УнС глазами Навы) и Станислава Гимадеева «Долгая дорога к логу» (Кафка в квадрате).
  • Хуцпа — безымянный старец, внаглую заявившийся в жилище Кандида и Навы и без спроса начавший есть их домашнюю еду, а потом раскритиковавший её: «Невкусно. К кому ни придешь теперь, везде невкусно (…) А что это у вас в корытце? Если, например, ягода моченая, то я бы ее поел, моченую ягоду я люблю, а если просто что-нибудь вчерашнее, огрызки какие-нибудь, то не надо, я их есть не буду, сами ешьте огрызки».

Ссылки[править]

Улитка на склоне/НД — теории по произведению писать здесь.

Примечания[править]

  1. Отсылка авторов к главному герою повести Вольтера «Кандид». В переводе — «Простодушный».
  2. Есть такое еврейское имя. Дословно значит «прорыв» или «пролом» (ивр. פֶּרֶץ‎). Если действительно именно так зовут главного героя одной из сюжетных линий, то имя и вправду получается говорящим, ибо именно этим — пробиванием головой бюрократическим стены Управления — и занимается всё время Перец.
  3. Впрочем, здесь вполне возможен и случай ненадёжного рассказчика, так как в тексте книги неоднократно подчёркивается, что жители деревни постоянно и бессмысленно врут. Хотя кто знает — странно, что никто из Управления не организовал поисковую экспедицию в этот район. А вот если предположить, что труп Кандида засекли с воздуха и решили не рисковать, спускаясь за ним, а потом его нашли и оживили позже лесовики… Ещё есть вариант, что Кандид был чем-то покрепче человека: в тексте же прямо не сказано, что он человек; да и отличить с первого взгляда может быть почти невозможно. Так что могло быть и так, что он был каким-нибудь биороботом, у которого для приделывания головы обратно нужно лишь на секунду поставить оторванную голову на надлежащее ей место, и дальше сама к телу прирастет; а вот проблему сохранения памяти у них до конца так и не решили. Или — как вариант — технологии дикарей отсталые лишь в сравнении с техникой Управления, и на такой уровень медицины со своей сверхразвитой техникой сотрудники смотрят, как современные люди — на кровопускание и лошадиную мочу; просто конкретный филиал Управления использует старую технику (которая, видимо, надежная, дешевая, легко обслуживаемая и собирается своими силами или на местном заводе, и её не нужно вести из метрополии с целыми кораблями, набитыми до максимальной грузоподъемности сопутствующими документами и пропусками), или более новую технику нам просто не показали, а вот герой в свое время смог установить себе некоторые импланты или сменить тело на более мощный синтетический/ГМО вариант, аварийные протоколы и регенерация которого и спасли ему жизнь.
  4. ЕРЕСЬ… Гхым, простите не сдержался.