Узнаваемая классическая музыка

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Стереотипно (и зря!) считается, что классическая музыка — это что-то такое непостижимое, понятное только твердолобой элите. Тем не менее, есть предостаточно классических мелодий, которые знают все (или многие), и «о чём оно» — понятно всем. В фильмах, изредка в играх (а иногда, в виде упоминаний, даже в книгах) может использоваться для создания определённого настроения (и подчёркивания значимости этого настроения), или для создания видимости интеллектуальности (и чтобы все поняли, что это та самая интеллектуальная музыка, какого-нибудь Шнитке никто не узнает), либо просто потому что за права платить не надо, за качество беспокоиться не нужно, а что-нибудь более редкое автор не вспомнил. Да и ещё много применений может быть.

Нередко узнаваемая классическая мелодия бывает по совместительству музыкальным триппером.

Примеры[править]

Немецкие классики[править]

  • Людвиг ван Бетховен:
    • Пятая симфония. Первых четырёх нот с лихвой хватит: все сразу поймут, что произошло что-то роковое, внезапное, тяжёлое, шокирующее (как сам Людвиг называл это место, «Судьба стучится в дверь»). Если после рокового известия нужно и дальше нагнетать обстановку, то после этих четырёх нот можно проигрывать и следующие ноты, они тоже вполне узнаваемые.
    • Девятая симфония, а если точнее, её часть, называемая «Ода к Радости». Тут и радость, и пафос, и торжество, опционально — с хором. Нередко используется в саркастическом смысле, для создания бафоса: когда по уровню драйва подходит, а вот по степени пафосности и торжественности и/или радости — нет.
    • «Лунная соната», точнее, её начало. Кодификатор печальной фортепианной мелодии. Третья часть тоже известна, но меньше.
    • «К Элизе». Знакома каждому, у кого в руках хоть раз была почти любая музыкальная шкатулка.
  • Вольфганг Амадей Моцарт — много чего: от весёленьких «Маленькой ночной серенады», «Турецкого марша» и арии Папагено из «Волшебной флейты» — до надрывно-трагического Реквиема (особенно его 7 часть — Lacrimosa).
  • Иоганн Себастьян Бах: «токката и фуга ре-минор» — кодификатор зловещей органной музыки.
  • Франц Шуберт — «Аве, Мария» «Деус Вульт!».
  • Рихард Вагнер:
    • «Полёт валькирий». Если что-то величественно и пафосно летит по небу, нужна эта музыка. Есть с ней, к сожалению, и неприятная ассоциация.
    • Увертюра из оперы «Тангейзер». Использовалась в пропагандистских материалах нацистов (например, в съёмке посещения Гитлером выставки «арийского искусства», показанной в фильме «Обыкновенный фашизм»), поэтому ассоциируется в том числе с тоталитарным искусством Рейха и нацизмом вообще.
    • И свадебный марш из «Лоэнгрина», который на западе используют примерно как у нас марш Мендельсона.
  • Карл Орф — «O Fortuna», открывающий (и закрывающий) номер из кантаты Carmina Burana. Самый известный пример зловеще-пафосного песнопения. Куда менее известно, что там ещё много частей, которые не все такие мрачные (есть и застольные, и любовные). Да и эта песня по тексту не столько мрачная, сколько жалобная — на музыку положены слова средневековой песенки проигравшегося в пух и прах студента, который клянёт переменчивую судьбу.
  • Георг Фридрих Гендель:
    • Хор «Аллилуйя» из оратории «Мессия». Торжественный пафос в лучшем виде!
    • «Сарабанда». Этот фрагмент (а вернее, четвёртая часть из сюиты ре-минор для клавесина) был использован Стэнли Кубриком в фильме 1975 года «Барри Линдон», и с тех пор стал очень популярен в случаях, когда нужно создать торжественное настроение для трагического события.
  • Рихард Штраус, «Also sprach Zarathustra» («Так говорил Заратустра», вступление «Рассвет»). Телепрограмма «Что? Где? Когда?» десятилетиями использует начало этой симфонической поэмы в своей заставке, а Стэнли Кубрик позаимствовал его для своей «Космической одиссеи».
  • Иоганн Штраус-старший осчастливил этот мир «Маршем Радецкого», которым всегда заканчивается новогодний концерт Венского филармонического оркестра. Образец бравурного марша, достойный Палаты мер и весов.
  • А его сын Иоганн Штраус-младший — кучей вальсов, самый известный из которых — «На прекрасном голубом Дунае». Считается неофициальным гимном Вены.
  • Иоганнес Брамс. Самая знаменитая его вещь — венгерский танец (номер пять, если быть точными).
  • Ференц Лист — «Венгерская рапсодия» (№2). По классике жанра один мультяшный персонаж обязан исполнить её до конца несмотря ни на что, а второй постоянно ему мешает.
  • Феликс Мендельсон — свадебный марш из увертюры «Сон в летнюю ночь» известен настолько, что даже не требует музыкальной иллюстрации (но она всё-таки будет).

Русские классики[править]

  • Пётр Ильич Чайковский — пожалуй, король тропа:
    • Музыка из балета «Щелкунчик». На Новый год/Рождество от неё деваться некуда. Вас не радуют гирлянды? Ёлки надоели? От мандаринов воротит? Ничего, мы заставим вас проникнуться новогодней атмосферой! Сеанс «Феи Драже», или «Вальса цветов», или чего-нибудь ещё направит вас на нужную колею!
    • «Лебединое озеро». Разные мелодии оттуда (особенно «Танец маленьких лебедей» и «Адажио») стали чуть ли не музыкальной темой жанра балета как такового. Ну, и по настроению тоже могут использоваться.
    • «Увертюра 1812 года». Оркестровая бомбёжка в буквальном смысле!
    • Ну и конечно, ария Германна из «Пиковой дамы». Что наша жизнь? Игра!
  • Николай Римский-Корсаков — «Полёт шмеля». Два компонента — полёты и нервность. Вообще, изначально было не отдельным произведением, а лишь интермедией в опере «Сказка о царе Салтане», и даже названия своего не имело, но в результате запомнилось больше, чем вся опера. Это ещё и измеритель музыкальной виртуозности: сможешь сыграть «Полёт шмеля» — ты крут!
  • Михаил Глинка — «Славься», торжественная финальная песня из оперы «Иван Сусанин». Имела шансы стать гимном, но в итоге гимном почему-то сделали другую мелодию Глинки, «Патриотическую песнь» без слов. С ней субверсия — она гораздо менее узнаваема и ассоциируется даже не с Глинкой, а с лихими 90-ми.
  • Сергей Прокофьев — зловеще-пафосный «Танец рыцарей» из балета «Ромео и Джульетта».
  • Александр Порфирьевич Бородин — «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь», точнее, песня половецких девушек оттуда. Её часто поют соло: «Улета-ай ты на крыльях ве-етра-а…»
  • Георгий Свиридов — «Время, вперёд!» Отрывок из шестой части этой сюиты долгое время звучал в заставке программы «Время» на советском Центральном телевидении.
  • Альфред Шнитке. Вопреки тому, что утверждает статья, одно его произведение всё же растаскано на заставки к передачам и документальным фильмам и вообще на слуху — танго из оперы «Жизнь с идиотом».

Итальянские классики[править]

  • Джоаккино Россини:
  • Джузеппе Верди - Аида, "Триумфальный марш". Уникально тем, что самый известный отрывок произведения находится не в начале/конце, а примерно в середине композиции.
  • Томазо Альбинони — «Адажио соль минор». Идеально подходит для создания слезогоночной атмосферы. А самое интересное то, что сам Альбинони это произведение не писал!
  • Антонио Вивальди:
    • Весь цикл «Времена года», особенно — композиция «Зима». Как и «Полёт шмеля» Римского-Корсакова, является показателем мастерства скрипача: сумеешь сыграть — ты крут!
  • Витторио Монти. Мы говорим Монти — подразумеваем чардаш. Хуже того, обратное тоже верно[1]. А ведь Монти даже не венгр!
  • В последнее время создатели боевиков полюбили арию Калафа «Nessun Dorma» из оперы «Турандот» Дж. Пуччини.
  • Ария Канио «Vesti la giubba» из оперы Руджеро Леонкавалло «Паяцы» (известная у нас как «Смейся, паяц, над разбитой любовью»). Для придачи большего трагизма какому-нибудь печальному событию.

Прочие классики[править]

  • Эдвард Григ:
    • Конечно же, «В пещере Горного короля»! Эти до жути таинственные и загадочные ноты, постепенно переходящие в неистовый драйв, вот уже более ста лет не отпускают умы и неизменно служат музыкальной темой разным троллям, гномам и прочей нечисти, в основном связанной с подземельями. Кстати, изначально, в опере «Пер Гюнт» эта композиция была со словами и в таком виде вполне соответствовала уже этому тропу.
      • Слова там такие:
« «Slagt ham! Kristenmands søn har dåret Dovregubbens veneste mø!»[2] »
— всего одна строчка, но с каждым разом всё яростнее и неистовее.
    • «Утро». Солнышко медленно выплывает из-за зелёного холма, лёгкий туман, тихо поют птички… Кто-то может ошибочно думать, что это начало вышеупомянутой темы Горного короля: мол, сначала было тихо-мирно, а уж потом пришли тролли. Хотя это действительно из той же оперы.
    • Менее известная мелодия — «Шествие гномов» (таких).
    • «Песня Сольвейг». Её поют даже рэперы!
  • Фридерик Шопен: «Траурный марш» — no comments. Изначально — лишь часть его фортепианной сонаты № 2. Под эту музыку хоронили многих и многих, в том числе самого Шопена.
    • Причём далеко не все слышали его полностью. Ту часть, на которую шутники кладут слова «Ту-104 — самый лучший самолёт», знают все, но поставьте своим знакомым тот фрагмент, который в приведённом выше видео начинается с 3:39 и спросите, что это.
    • Не отстает и Этюд до-минор № 12 aka Революционный. Что, уже хочется на баррикады?
  • Камиль Сен-Санс:
    • «Dance Macabre», или в переводе, «Пляска Смерти». Полагается представлять Смерть, играющую на скрипке и поднимающую скелетов на танцы до первых петухов. Абстрагированно может быть темой разного таинственного и/или страшного[3]. Программа «Что? Где? Когда?» использует эту музыку (тема окончания игры) в обработке группы Ekseption.
    • «Карнавал животных»: мелодии для льва, кур и петухов, антилоп, черепах, слона, кенгуру, рыб, персонажей с длинными ушами (это «И-а» подразумевает музыкальных критиков), кукушки, птиц, пианистов, ископаемых (тут Сен-Санс пародирует свою собственную «Пляску Смерти») и самая известная — лебедя (не умирающего, в отличие от поставленного на эту музыку балетного номера). Сен-Санс боялся, как бы его не запомнили больше всего за эту несерьёзную музыку. Ну, ему не так уж и не повезло, это лишь его вторая по известности композиция.
  • Жорж Бизе — создатель оперы «Кармен». То-ре-адор, смелее в бой! В отличие от Сен-Санса, на всемирную известность своей оперы он вряд ли обиделся бы, особенно учитывая, как сокрушительно она провалилась на премьере.
  • Густав Хольст, сюита «Планеты». Особенно пьеса «Марс, Войну приносящий» — по образу и подобию которой делали «Имперский марш» и ещё много чего. А его же «Юпитера» неприкрыто цитирует Говард Шор во «Властелине колец».
  • Сэмюэль Барбер — «Адажио для струнных». Да, это ХХ век, но вполне тянет на классику, не говоря уж об узнаваемости.
  • «Танец с саблями» Арама Хачатуряна.
  • Юлиус Фучик. Нет, не тот, что написал «Репортаж с петлёй на шее». Фамилию композитора можно не знать, зато его «Выход гладиаторов» широко известен и прочно ассоциируется с парадом-алле в цирке.
  • Михал Клеофас Огиньский. Полонез «Прощание с родиной».
  • О существовании композитора Жака Оффенбаха знают далеко не все, а вот его канкан из оперетты «Орфей в аду» слышал каждый и вряд ли представляет этот танец под другую мелодию.
  • Антонин Дворжак, Симфония № 9, четвёртая часть. Под неё происходит что-нибудь непередаваемо эпичное. Металлисты просто обожают делать её обработки.
  • Не совсем классика, но постепенно ею становится: творчество Эндрю Ллойда Веббера.
    • «Призрак оперы»: собственно тема призрака. Тадададавниз, тудум, тададавверх! Также довольно известна продолжающая её «Music of the Night».
    • «Эвита»: «Не плачь по мне, Аргентина».
    • «Кошки»: Memory, более всего известная в исполнении Барбры Стрейзанд и в инструментальных переложениях. Интересно, многие в курсе, что это песня старой облезлой кошки Гризабеллы?
  • Пока еще менее классик, но тоже близится к этому — Джон Уильямс. «Имперский марш» из «Звездных войн», заглавная мелодия многочисленных «Гарри Поттеров» и многие другие его произведения сейчас не менее известны, чем перечисленные выше. 5 полученных «Оскаров» и 52 номинации даром не проходят.

Примечания[править]

  1. С пятидесятипроцентной точностью: «Венгерский танец номер пять» Брамса — тоже чардаш.
  2. Перевод Анны и Петра Ганзен
  3. Кстати, когда Карлсон в образе дикого, но симпатичного привидения преследует жуликов, играет именно она, причём в аранжировке из американского телешоу ужасов (с вычетом звуков сексуального характера, зато нотки Шопена оставили).