Убийца драконов

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Мастер-класс от Орнштейна

Если вам интересно, как же всё-таки убить дракона, то спросить можно вот у этого парня. Потому что он — убийца драконов, не понаслышке знающий, как можно найти управу на летающих огнедышащих ящериц. Подобно охотникам на вампиров, оборотней и демонов, в массовой культуре охотник на драконов частенько представлен следующими типажами:

  • Благородный рыцарь без страха и упрёка, обычно в той или иной степени срисованный со святого Георгия. Спасает угнетаемых ящером крестьян и похищенных прекрасных дев бескорыстно, во имя добра и справедливости. В крайнем случае может даже не испытывать неприязни к самим драконам — просто так уж получилось, что они опасны и он вынужден с ними бороться.
  • Святой. Усмиряет дракона молитвой, после чего дракон либо дохнет сам, либо его убивают местные жители, что от него натерпелись (и принимают христианство, если ещё не). В наше время такой вариант практически не встречается[1], но по понятным причинам был повсеместно в средневековых легендах. В частности, святой Георгий своего змия извел именно так, а хрестоматийная картинка с копьём — скорее аллегория победы.
  • Ушлый трикстер, который побеждает дракона хитростью. Первого ящера, скорее всего, истребил в порядке самообороны, при случайной встрече и подручными средствами; после этого может втянуться и перейти в следующую категорию, а может и не втянуться.
  • Профессионал, зарабатывающий себе на хлеб с маслом. В зависимости от автора, может предстать в образе антигероя, мстящим драконам за сожжённую хату, рыцарем, чьи мечты разбились об жестокую реальность и его доспех покрылся ржавчиной, или самым обычным человеком, который просто делает свою работу.
  • Охотник в прямом смысле. Дракон — зверюга крупная и опасная, а потому желанная как трофей. Поскольку охота ради трофеев в современном обществе не одобряется, чаще всего попадает и под следующий вариант.
  • Если у нас произведение с добрыми драконами в главной роли, то логично предположить, что тот, кто на них охотится, окажется злобным и корыстным гадом, изничтожающим безобидных рептилий. Впрочем, даже если драконы тут злые или вовсе обычные животные, то убийца драконов всё равно может предстать злодеем. Например, алчным мерзавцем или фанатиком.
  • Никакой он не убийца драконов, он просто хочет таким прослыть. Иногда удается. До первого настоящего дракона.
  • Наконец, охотник на драконов сам может быть драконом или ещё какой тварью. Скажем, он таким образом защищает территорию от чужаков. Или он попросту драконами питается.

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • В индо-европейской мифологии присутствует архетипичный сюжет борьбы бога — обычно громовержца — и огромного хтоничного дракона/змея. Как считают некоторые учёные, этот сюжет возник в результате борьбы зарождающихся воинских братств (далёких предтеч йомсвикингов, рыцарских орденов и им подобных) с матриахальной культурой древней Европы, где Змей почитался в качестве одного из главных богов. Например:
    • Зевс, победивший драконоподобного исполина Тифона и либо низвергнувший его в Тартар, либо похоронивший под горой Этной, отчего та превратилась в вулкан. Помимо него, драконоборством отметился также Аполлон, вскоре после своего рождения нашпинговавший стрелами змея Пифона, что преследовал его беременную мать по приказу ревнивой Геры.
    • Тор, которому суждено убить мирового змея Йормунганда в Рагнарёке. Правда, он и сам падёт замертво от яда змея и его молот перейдет к сыну, Магни.
    • Индра, едва появившись на свет, отправился воевать Вритру, змея, что пленил воды мира. В бою дракон сломал Индре обе челюсти, но всё-таки был убит, после чего громовержец также прикончил и его мать Дану.
    • У древних славян такая мифологема, скорее всего, также имела место быть. Некоторые учёные (например, Иванов и Топоров) ассоциируют змея с со скотьим богом Велесом, что достаточно сомнительно — индоевропейцы никогда не почитали одновременно громовержца и его противника.
    • Шумеры, египтяне и японцы, хоть и не имеют прямого отношения к древним европейцам, но и они отметились подобной мифологемой. Так, у шумеров хтоническую драконицу Тиамат разрубил напополам Мардук, после чего сотворил из её тела мир. Змея тьмы Апопа, норовящего закусить солнцем, боги убивают каждую ночь (либо просто дают по морде). А у японцев бог грозы Сусаноо напоил допьяна великого змея Ямата-но орочи, отрубил ему головы, а из хвоста достал чудесный меч.
  • Библия:
    • Согласно книге Исаии, Яхве поразит мечом морского змея Левиафана.
    • Убийством священного змея отметился пророк Даниил — чтоб вавилоняне рептилии не поклонялись. Причем поступил не как святой, а как трикстер — скормил змею взрывоопасную бяку.
    • А в каком образе предстаёт Сатана в откровении? Вот-вот!
  • Самым известным драконоубийцей греческой мифологии можно назвать Кадма, победившего священного дракона Ареса и посадившего его зубы в землю, отчего те превратились в воинов и помогли герою возвести Фивы. Правда, дальнейшая жизнь Кадма была такой поганой, что он на старости лет не выдержал и сказал, что коли его так пинает судьба за убиенного змея, так пусть хоть его в дракона превратят. Боги его желание исполнили.
    • С прикрученным фитильком — Геракл, победивший Гидру. Но убить её не смог — главная голова гадины оказалось бессмертной, так что пришлось похоронить её под скалой. Что иронично, Геракл — сын Зевса, а Гидра — дочь Тифона. А ещё он убил дракона Ладона, что охранял сад Гесперид (или не убил — есть разные версии мифа).
    • Ещё один дракон охранял золотое руно — его убил Ясон, предварительно усыпив зельем Медеи.
    • Если морское чудовище, от которого Персей спас Андромеду, было драконом, то сюда попадает и Персей.
  • Ещё один фитилёк — божественный птицечеловек Гаруда, истребитель нагов. Формально наги не драконы, а просто змеелюди, но некоторые из них лютостью и смертоносностью не уступали Лернейской Гидре.
  • Герой германского эпоса Зигфрид (он же Сигурд на скандинавский манер) убил Фафнира, гнома, принявшего обличье дракона. Причём он не стал вызывать ящера на честный поединок, а просто вырыл достаточно глубокую яму и поразил Фафнира в уязвимое брюхо. Художники такое неспортивное поведение героя часто исправляют[2].
  • Беовульф. Один из немногих, кто победил дракона ценой жизни. И не верьте Земекису, Беовульф дракону не родня.
  • Самый известный драконоборец западной культуры — святой Георгий, спасший от кровожадной рептилии целый город и тот в благодарность принял крещение.
  • В русских былинах Змея Горыныча обычно побеждают Добрыня Никитич. Опционально — спасая племянницу князя Владимира Забаву. Причём Добрыня, если верить былинам, впервые столкнувшись со Змеем и победив его, заключил с ним мировую. Но когда понял, что тот нарушил слово и украл Забаву, убил Горыныча и всех его детёнышей.
    • В сказках этот подвиг совершает Иван-Царевич.

Литература[править]

  • «Хоббит» — Бард Лучник, убивший дракона Смауга выстрелом в единственную прореху на его покрытой золотом и самоцветами чешуе.
    • За тысячи лет до него драконов убивали сын Хурина Турин (фраг — перводракон Глаурунг) и отец Элронда Эарендиль (фраг — сверхгромадный Анкалагон). Впрочем, первый ненадолго пережил рептилию — Глаурунг годами ранее заморочил Турину мозги, отчего тот взял в жёны собственную сестру и когда правда открылась, он покончил с собой. Его беременная сестра — тоже.
  • «Досье Дрездена» — классика: отважный и набожный рыцарь убил кровожадного дракона, спас от него красивую девушку (не принцессу, эпоха не та) и женился на ней. Впрочем, сам Майкл Карпентер вспоминать об этом подвиге не слишком любит.
  • «Легенды Этшара» — драконобоец на самом деле разводит драконов на звероферме, а затем продаёт их кровь, мясо, шкуру, сердце, желчь, зубы, кости и так далее.
  • «Сага о ведьмаке», рассказ «Предел возможного» — безжалостная деконструкция и стёб над рыцарскими романами и вообще над драконоборческими историями.
    • Например, благородный рыцарь Эйк из Денесле — узколобый фанатик (само его имя означает «дуб»), нелюбимый как Геральтом, так и наёмниками из Кринфрида в том числе и за то, что он подрывает им бизнес, уничтожая нечисть бесплатно. Хотя оказался единственным из компании драконоборцев, бросившимся на помощь Геральту и Йеннифэр, когда те висели на обрыве после обрушения моста — несмотря на свою неприязнь к чародеям и ведьмакам.
    • А вот автор идеи с отравлением дракона сапожник Козоед — ограниченная корыстная сволочь. Хотя с какой стати нормальному голопольскому человеку пытаться разглядеть в драконе что-то хорошее, если чудище с аппетитом трескало сперва скот, а там могло и на горожан польститься? С точки зрения Козоеда и голопольцев, прочие монстробои и есть сволочи, которые ради барыша/убеждений готовы пустить под откос охоту, лишь бы утереть нос «быдлу».
  • Метавселенная Рудазова — в ассортименте.
    • «Три глаза и шесть рук» — ещё стёб над классикой: заглавный герой убивает похитившего принцессу дракона Рроулина (на редкость крупного, комментируют те, кто в теме) и возвращает её королю-батюшке. Вот только главный герой — страшный, как бездны ада, шестирукий монстр, да и принцесса той ещё стервой оказалась.
      • «Демоны в Ватикане» — французский король Гастон заработал себе общеевропейскую славу именно убийством дракона, не уступавшего покойному Рроулину. Главный герой долгое время в это не верил, но когда увидел, как Гастон взмахом меча (в котором, предположительно, хранились мощи некоего святого) сносит целое здание, то признаёт крутизну французского монарха.
    • Трилогия Преданий — здесь работает любимый рудазовский приём «казалось деконструкцией, оказалось реконструкцией». Отец Змея Горыныча, известный на Руси под именем Горын, в своё время заключил с богатырём Добрыней угоду, согласно которой не тронул бы больше русские земли, а Никитич бы дал возможность партнерше дракона произвести на свет потомство. Но богатырь нарушил договор, убил Горына, его «супругу» и ещё не вылупившихся детёнышей. На последнем издыхании драконица исторгла из себя три зародыша разом, в результате чего на свет появились «сиамские близнецы». Позднее маленького Горыныча нашел и вырастил Кащей, за что дракон очень ему предан, а прочих людей, по понятным причинам, презирает. В третьей книге Илья Муромец рассказывает, что все было не так однозначно. Добрыня вспомнил, КАК ведут себя молодые (младше двухсот лет) драконы, прикинул, где семьдесят огнедышащих рептилий будут охотиться, и решил, что свой биологический вид дороже каких-то там рептилий. Примерно это Муромец и заявил Горынычу на поле битвы, чем привёл последнего дракона в безумную ярость. Горыныч серьёзно ранил богатыря, пробив ему плечо струей пламени, но Илья поочередно убил горынычевы головы. Тело дракона рухнуло в Волгу, но перед смертью средняя голова успела проклясть Муромца и всех русичей — мол, не родится больше великих богатырей, и Илья последний из них.
  • «Хроники странного королевства» — принц-бастард Элмар вместе с командой героев смог убить четырех драконов, но пятый стал для него почти роковым (а для половины команды — без почти).
    • Того дракона позже убили девушки, назначенные ему в жертву. Гранатомёт, лазерный резак и плазменная винтовка рулят.
  • Ник Перумов, Сергей Лукьяненко, «Не время для драконов» — практически кодификатор, ведь добрая половина сюжета вращается вокруг концепции Убийцы драконов. Это, по сути, такая сущность, которая является антиподом для драконов Срединного мира и потому может их победить. Что примечательно, реализуется Убийца на основе человека, только прокачанного по максимуму в плане стихийной магии. Интрига романа состоит в том, кем же в итоге станет протагонист — Драконом, или его Убийцей, чтобы в той или другой ипостаси защитить Срединный мир. Ну и, конечно, не все так просто, как кажется, даже в таком вроде бы очевидном раскладе, потому что Виктор — потомок и Драконов, и Убийцы, и собой явить он мог только сумму обоих сущностей, а не кого-то одного. Финал произведения открытый, но читатель чувствует, что эта конвергентная сущность явно круче и Драконов, и Убийцы по отдельности, и потому за Срединный мир и всех героев можно особо не волноваться.
  • Дмитрий Емец, «Мефодий Буслаев» — охотники за глазами драконов, орден в составе Стражей мрака с совершенно особым статусом. Дело в том, что вырезанный глаз дракона даёт своему владельцу какую-нибудь интересную способность — телекинез, телепортацию, невидимость, предвидение, неуязвимость к определенному типу воздействий и т. д. Поэтому охотники целенаправленно выслеживают и убивают драконов (благо, в этом сеттинге драконы не так уж опасны для воинов-магов с многотысячелетним боевым опытом), расплачиваясь трофейными глазами за относительную независимость от канцелярии мрака. Естественно, лучшие экземпляры они при этом оставляют себе, ещё больше увеличивая и без того немалые силы стражей.
  • Сергей Садов, «Рыцарь Ордена» — если есть драконы, есть и сабж (по крайней мере, для слабых драконов или детёнышей). Однако сюжетно значимой становится инверсия, когда ГГ, случайно проезжая сотоварищи мимо схватки прямого представителя тропа, шутки ради объявляет себя победителем победителей драконов и поворачивает исход схватки в пользу дракончика. Ко времени объединения основных держав против антагониста и объявления оному войны, выясняется, что именно этого (защиты человеком одного из них, вместо кучи правильных слов) не хватало нейтралам-драконам, чтобы стать мощнейшими союзниками людей.
  • «Гнев Дракона» Джорджа Локхарда — много таких в Тангмаре, но в сюжете засветился Роджер Оуэн. Собственно, сама охота весьма проста. Взрослые драконы инстинктивно стремятся защитить детёнышей. То есть, захватив дракончика, можно заставить его криком заманивать взрослых особей куда-нибудь в пещеру или другую теснину, прямо под ловушки и удар стреломётов. До полного исчерпания всех драконов в радиусе слышимости. А потом — переехать и расставить ловушки на новом месте.

Кино[править]

  • «Он — дракон» — драконобоец, нанятый князем Игорем для убийства дракона Армана, похитившего главную героиню. И чуть было не достиг цели, поразив Армана, когда тот находился в человеческом (уязвимом) облике.
  • «Век драконов» — откровенно паршивая экранизация «Моби Дика», действие которой происходит в фэнтезийном мире, где люди охотятся на драконов. Главный герой (тот самый Исмаил) нанимается в команду к легендарному охотнику Ахаву, чью сестру когда-то убил белый дракон и обжег пламенем самого Ахава.
  • «Сердце дракона» — главный герой, рыцарь Боуэн, скорешился с драконом Драко, и вместе они начали делать прибыльный гешефт — Драко пугал народ, а Боуэн типа убивал его и забирал награду. Прокол случился, когда «мёртвого» дракона попытались съесть крестьяне, и подельникам пришлось задать стрекача. Впрочем, до этого Боуэн перебил кучу драконов из-за обиды на их род и просто ради заработка. В финале появляется отряд охотников на драконов на службе главного гада (точнее, чтобы опосредованно этого гада убить).
  • «Власть огня» — целый отряд таких с танком и вертолётом.

Мультфильмы[править]

  • «Как приручить дракона» — тут это стало не то что бизнесом, а чуть ли не культурой. За века-то сосуществования. Викинги, славяне, монголы, даже внезапный мавр имеется с драконоборческими планами... в общем, отдельно взятый остров, попытавшись это остановить, только стал в конце всеобщей мишенью.
  • Кунг-фу панда — главный герой, даром что официально носит титул «Воин дракона», стал сабжем в мультсериале, уничтожив злобного дракона Ки-Пу.

Мультсериалы[править]

  • «Охотники на драконов» — весь мультсериал (как и его полнометражный приквел) посвящён будням и судьбоносным приключениям трёх профессиональных драконоборцев-друзей, а также их взаимоотношениям с добычей, другими людьми и коллегами-конкурентами.
  • «Аватар: Легенда об Аанге» — аверсия в лице дяди Айро.

Аниме и манга[править]

  • Berserk — громадный меч Гатса зовётся «Драконобоем» и кузнец Годо выковал его специально по заказу некоего короля, желавшего иметь оружие против драконов (что характерно, тогда ещё не существовавших в мире произведения). Сам Гатс был близок к прямому осуществлению тропа, сойдясь в бою с Апостолом-драконом Грюнбельдом.
  • Slayers — Лина Инверс же!
  • Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri — герои формируют такой отряд против Красного Дракона. Еле-еле его забили, понеся большие потери, а потом появилось еще два, поменьше, но не менее опасных, так что не подоспей кавалерия, хана бы драконоборцам.
  • Kuutei Dragons — экипаж дирижабля «Королева Заза». Профессиональные охотники на драконов — в этом мире практически аналог китобоев.

Видеоигры[править]

  • The Elder Scrolls — именно это на заре своего существования представляли собой Клинки. Уже потом, когда драконы кончились, они переквалифицировались в госбезопасность.
    • Педаль в асфальт давят драконорождённые — смертные с душой дракона, способные использовать особую драконью магию Криков и поглощать другие драконьи души так, что те уже не возродятся. За одного такого мы играем в пятой части… а, возможно, и не только там: по обмолвкам, некоторые артефакты тому, кто не от крови дракона, просто не дадутся, так что Нереварин и Герой Даггерфолла тоже могли бы обучиться ту’умам, если бы забрались подальше на север.
    • В Redguard Саурусу пришлось убить красного дракона по имени Nafaalilargus, служившего Тайберу Септиму.
  • Dragon Age — своими охотниками на драконов прославилась страна Неварра. Собственно, именно они так сильно проредили популяцию летающих рептилий, что драконов долгое время считали вымершими.
    • Главные герои всех трёх игр могут внести вклад в истребление редких видов животных. Особенно в третьей части, где разработчики добавили десятки разнокалиберных чудовищ, не считая зараженного красным лириумом дракона Корифея и бога в драконьем облике Гаккона Зимодыха.
    • Основное предназначение Серых Стражей — убийство архидемонов, осквернённых богов-драконов.
  • Dark Souls — этим в древние времена занимались Гвин, его рыцари и другие боги. Их стараниями (и небольшому пособничеству со стороны Нагого Сита) драконы практически вымерли и на протяжении всех трёх игр главному герою придётся сражаться либо с недобитками, либо с выращенными безумными учёными гомункулами.
    • Педаль в асфальт давит Орнштейн Драконоборец[3] — у него целый зал отведён под трофеи, оставшиеся с драконьей войны.
      • Строго говоря в том зале развешены либо обычные виверны, либо совсем молодняк — истинные драконы и их неискаженные потомки: Каламит, Мидир, Сит, Древний, Син, Каменный; сильно больше и спокойно превратят любого рыцаря в фарш.
    • Кстати, примечательно, что драконы особенно уязвимы перед электрическими атаками (кроме тех, что сами молниями пылкают), а из их хвостов получается крутое оружие. Уж не отсылки ли это на мифы о борьбе Громовержца со Змеем и извлечение меча из хвоста Орочи?
  • «Gothic II» — когда угроза драконов становится очевидна, часть наёмников переквалифицируется в охотников на драконов. Что характерно, большинство из них дракона в глаза не видели. Убивать рептилий главному герою всё равно приходится в одиночку (кроме болотного, с этим все-таки помогут).
  • Heroes of Might & Magic — заклинание «dragon slayer».
    • В четвертой части у полуросликов врожденная способность наносить двойной урон существам 4 уровня, включая драконов. Поэтому да, пара сотен может укатать и черного дракона.
    • King's Bounty — то же самое заклинание плюс ачивки.
    • В одной из кампаний тройки мы играем за мага, который истребляет драконов из спортивного интереса. Кампания дико хардкорная.
  • Might & Magic VIII: Day of the Destroyer — целый лагерь драконоборцев во главе с Карлом Кихотом расположился в Ущелье Удавки. По сюжету партия игрока должна либо присоединиться к ним в истреблении драконов, либо помочь крылатым ящерам зачистить замок охотников, чтобы заполучить союзника.
  • The Witcher 2 — Саския из Аэдирна имеет славу драконоубийцы, что добавляет ей авторитета среди людей и нелюдей, борющихся за независимость Долины Понтара. Инверсия, на самом деле Саския — драконица Саэсентессис, дочь золотого дракона Виллентретенмерта. История про убийство дракона была действительно выдумана для добавления Саскии авторитета в борьбе за Долину Понтара.
  • The Witcher 3 — в игре Геральту придется сражаться с различными драконоидами: вивернами, вилохвостами, куролисками, василисками и ослизгами (что противоречит книжной саге, где в рассказе «Предел возможного» ведьмак уверяет Борха Три Галки, что охотой на всевозможных драконов он не занимается).
    • Георг из Кагена — ведьмак из школы Грифона, могилу которого находит Геральт в ходе квеста по поиску легендарного ведьмачьего снаряжения. Носил прозвище Драконоборец. Согласно оставшимся о Геогре данным, в Велене занимался выслеживанием зеленого дракона.
    • В дополнении «Кровь и вино» появляются рубайлы из Кринфреда, известные по книжной саге драконоборцы (во второй части тоже мелькали, но своим ремеслом не занимались). Прибыли в Туссент для охоты на самку серебристого василиска. У Геральта есть выбор: либо убить бестию вместе с рубайлами, либо внять мольбам графа де Сальвареса, просящего пощадить василиска, так как она последняя представительница своего вида.
  • Dragon's Dogma — главгерой должен убить местного апокалиптического дракона.
  • Magic and Mayhem — юнит рыцарь имеет бонус против драконов.
  • Серия Monster Hunter состоит из сабжа чуть менее, чем полностью. Низкоуровневые чудища могут к драконам и не принадлежать, но ближе к финалу крупную чешуйчатую фауну приходится валить чуть ли ни в каждом задании или ивенте.
  • Final Fantasy XIV — теократия Ишгард представляет собой государство, тысячи лет ведущее с ордами драконов полномасштабную войну. Как результат, вооружённые силы Ишгарда практически на сто процентов состоят из драконоборцев разных типов и степеней адекватности, которые, столкнувшись с гуманоидными противниками, показывают себя гораздо бледнее
  • Sacred — сюжет по меньшей мере однажды принудить отыграть сабжа, а уж добровольных возможностей это сделать предоставит ещё больше. А в Дракендене можно, напротив, защитить мирного дракона от не в меру борзых предметов статьи.
  • Pillars of Eternity — драконов в этой игре несколько, и с каждым можно разойтись миром. А можно отыграть троп, и с большим трудом перебить их всех (или хотя бы часть).
    • В аддоне к сиквелу «Зимний Зверь» игроку придётся сразиться с драконицей-нежитью.
  • South Park: The Fractured But Whole — первый босс в игре — это собранный из раскрашенных картонных коробок дракон. После победы над ним Новичок получает титул Убийцы Драконов.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — у истоков всех мифов о благородном рыцаре, спасающем прекрасных принцесс от дракона, стоит не кто-нибудь, а сам Император Человечества! Впрочем, и сам дракон — не дракон, а К’тан (энергетическая форма жизни, питающаяся излучением звёзд и душами живых существ) Маг’ладрот, потихоньку подпитывающийся душами благородных девиц на Земле, чтобы не привлекать внимания некронов и эльдар. Да вот только мимо скачущий Анафема одолел его материальное воплощение и заключил «дракона» в Лабиринте Ночи на Марсе для каких-то своих далеко идущих планов.
    • Собственно, Император в лоре прямо идентифицируется со Святым Георгием.
  • Warhammer Fantasy Battles — драконы не самая страшная угроза по сравнению с Губительными Силами, нежитью и нашествиями зеленокожих, но все же опасны. Убить дракона стремятся многие бретонские рыцари, взявшие соответствующий обет. Среди гномов известен Скальф Драконоборец, сразивший дракона Грауга Ужасного, который устроил себе логово в сокровищнице павшей крепости Карак Азгал.
  • Берсерк: вселенная магических битв — Драконоборец, посредственная нейтральная частая, способная нападать простым ударом на летающих и имеющая бонус к удару по дорогим «бивням», большинство из которых как раз драконы.

Примечания[править]

  1. Навскидку вспоминается только один пример, да и тот — деконструкция.
  2. Обыграно в телефильме 2004 года: поначалу Зигфрид пытается сражаться с Фафниром честно, но увидев, что ничего из этого не выходит, переходит к "партизанской" тактике и заканчивает бой аутентичным выпадом из укрытия.
  3. На английском он «Dragonslayer», сиречь «Истребитель драконов». Это же название носит меч Гатса на английском.