Убийства в театральном стиле

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Этот серийный убийца — ба-а-альшой затейник! Ему мало просто убивать свои жертвы — он непременно должен превратить убийство в весёлую игру. Поэтому он будет обставлять свои преступления в соответствии с детской считалочкой, популярной песней, шахматной игрой или чем угодно ещё. Ну любит человек театральные эффекты… Полиция будет хвататься за голову, зато публике это нравится.

Не путать с планом Стэплтона, когда спектакль разыгрывается на серьёзных щах и с целью свалить преступление на сверхъестественные силы.

На сабже обычно специализируются безумные художники, жители Страны Тёмных Эльфов и безумные взрослые дети, а иногда и мраккультисты.

Соседний троп — Узконаправленные преступления.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Страшилка про безумного поклонника, повторявшего убийства из книг любимого автора детективов.

Литература[править]

  • Агата Кристи оч-ч-чень любила этот троп:
    • «Десять негритят» — пожалуй, кодификатор: маньяк обставляет все свои убийства в стиле детской считалочки про горестную участь десяти негритят.
    • «Мышеловка»: маньяк руководствуется считалкой про трёх слепых мышек.
    • «Карман, полный ржи»: убийца намеренно косит под маньяка, опять-таки убивая в соответствии с детской считалкой «Спой песню за шесть пенсов». В советской экранизации этот момент опущен.
    • «Убийства по алфавиту» туда же.
    • Как и роман «Драма в трёх актах».
    • И «Часы», где преступник заимствует мелодраматическую идею оформления убийства из черновиков некоего писателя.
    • Роман «Тело в библиотеке», в некотором роде, является пародией на детективы с театрально обставленными преступлениями.
    • Номер Четвёртый из «Большой четвёрки» — как раз такой затейник. Сам бывший актёр, он любит переодевания и эффектные методы устранения жертв (чего стоит, например, электрический ток, пропущенный через шахматное поле).
  • «Игры для вечеринки» Р. Л. Стайна: убийца убивает в соответствии с популярными на вечеринках играми, вроде «Виселицы» и «Твистера». Аверсия: всё было розыгрышем, никакого маньяка не было. И как только герои облегчённо вздохнули… в дом вломились двое самых настоящих бандитов.
  • «Жертвы» Шона Хатсона: маньяк детально повторяет «подвиги» знаменитых серийных убийц.
  • Дональд Бэйн «Убить проклятую тварь» (роман из серии о Джессике Флэтчер): действие происходит на Бродвее, где по роману Джессики ставят новую пьесу. В местном театре орудует маньяк, который убивает участников труппы и обряжает их в костюмы из пьес. Позже, как выясняется, у него появляется и подражатель.
  • «Центр Роста» Алексея Смирнова — пародия на «Десять негритят»: главного героя отправляют в некий загадочный «Центр Роста», где из людей делают богов и полубогов; там он находит бумажку со считалочкой, начинающейся: «Десять аватар собрались в Центре Роста, они хотели подрасти, решив, что это просто…», и обитателей Центра действительно начинают убивать одного за другим в соответствии с ней. В конце выясняется, что всех убил сам ГГ.
  • «Фламандская доска» Артуро Переса-Реверте: убийства происходят параллельно с расшифровкой главной героиней шахматной задачи на картине художника Ван Гюйса. Участники событий погибают один за другим, а возле их тел находят шахматные фигурки.
  • «Злой гений Нью-Йорка» С. С. Ван Дайна: полубезумный убийца маскирует убийства под детские стихотворения и создаёт аллюзии на шахматы, чтобы свалить преступление на молодого соперника, ведущего себя «странно». Что и губит весь план — соперник абсолютно психически нормален, просто обладает своеобразным чувством юмора.
  • Виктор Пелевин, «Миттельшпиль»: серия убийств повторяет шахматную партию, или шахматная партия повторяет серию убийств?
  • Умберто Эко, «Имя розы» — зигзагом. Именно такой расклад подозревают главные герои, находя параллели между событиями Откровения Иоанна Богослова и обстоятельствами убийств. На самом деле вначале это были совпадения, но потом убийца стал подыгрывать этой версии.
  • Г. Л. Олди, «Ваш выход, или Шутов хоронят за оградой» : действующий в начале повести убийца, получивший проклятие по эстафете и свихнувшийся из-за этого, обставляет свои преступления под конкретные театральные пьесы. Не подкованные в области мировой классики «менты» не понимают этого, пока главный герой не объясняет им, какое убийство на каком произведении основано.
  • Рассказ Ивана Белова «Рядом с тобой» в антологии «Самая страшная книга»: тут в годы Гражданской войны таким образом действует ради выживания убийца-каннибал.
  • «Мистер Слотер» Роберта Маккаммона — серийный убийца Тиранус Слотер.
  • «Создания смерти, создания тьмы» aka «Все мёртвые обретут покой» Джона Коннолли: серийный убийца по прозвищу Странник расправляется в театральном стиле с целыми семьями, начиная с жены и маленькой дочери детектива Чарли Паркера.
  • Эллери Куин, «Последний удар» — жертва в течение нескольких дней получает подарки, оформленные и подписанные в духе святочной песенки. В финале раскрывается и вторая закономерность, связывающая, казалось бы, бессмысленный набор подаренных предметов: убийца выбрал их в подражание типографским пометкам, так как сам занимался книгоиздательством.
    • «Две возможности» — а тут аверсия или даже хитрый зигзаг: серия смертей, соответствующая детской считалке «Богач, бедняк, нищий, вор», сначала кажется делом рук психопата, затем выясняется, что первая смерть была действительно естественной, вторая - действительно самоубийством, третьего и четвертого убили в соответствии со считалкой, чтобы убедить пятого — главную намеченную жертву — в близости смерти и склонить к написанию завещания. Шестое и седьмое убийство, совершенные для заметания следов, по иронии судьбы попали в ту же последовательность, а покушение на восьмого человека вкупе со считалкой дало возможность припереть преступника к стенке.
  • Александра Маринина, «Седьмая жертва» — преступник расправляется с обездоленными и маргиналами, имитируя наказание за семь смертных грехов (отсылка к фильму «Семь»). На самом деле всё ещё сложнее.
  • Георгий Зотов, «Тиргартен» — в преддверии разгрома нацистской Германии в апреле 1945 некий маньяк по кличке Дисней убивает девушек в парке Тиргартен, переодевая их в платья диснеевских героинь.
  • Павел Астахов, восьмая или девятая книга из цикла об адвокате Павлове, «Киллер» — один из, хм, сотрудников местного аналога контрактного агентства получил прозвище «Артист». За то, что там, где остальные исполнители обойдутся пистолетом/гранатометом/снайперской винтовкой, он устроит целую инсценировку, с полноценным вживанием в избранный образ.
  • Валерий Роньшин, «Месть трёх поросят» — маньяк присылает жертве три жутких подарка на день рожденья, подписываясь именами трёх поросят: сначала торт в виде кладбища за подписью «Поздравляю с Днём Смерти. Ниф-Ниф», потом детскую куклу в гробу «от Нуф-Нуфа», и, наконец, оставляет кровавую надпись на зеркале «Смерть уже рядом. Наф-Наф».
  • «Читатило» Александра Щеголева. Серийный убийца реализует рецепты из «Поваренной книги людоеда» (интересно, за что Щеголев так не любит Григория Остера?) на живых детях.

Кино[править]

  • «Отвратительный доктор Файбс»: Винсент Прайс играет доктора Файбса, который убивает врачей, не сумевших спасти его жену, в стиле десяти казней египетских.
  • «Театр крови»: закритикованный актёр Эдвард Лайонхарт (в исполнении всё того же Винсента Прайса) убивает критиков буквально в театральном стиле — в соответствии с убийствами в пьесах Шекспира.
  • «Семь»: убийца карает людей за семь смертных грехов и убийства воплощает соответственно. Не пожалел даже себя, став воплощением Зависти и сделав одного из героев Гневом!
  • «Убийства в Оксфорде» — маньяк убивает смертельно больных людей и оставляет на месте каждого убийства изображения пифагорейских символов. Субверсия: на самом деле никакого маньяка не было, первую жертву убила её собственная дочь, которой надоело быть сиделкой, а потом друг дочери решил помочь ей уйти от ответственности, придумал историю про маньяка и замаскировал две другие случайные смерти под убийства.
  • «Ход конём» (он же «Ход королевой») Карла Шенкеля: убийства стилизованы под шахматные ходы.
  • Сабж очень часто встречается в фильмах джалло:
    • «Без сна» Дарио Ардженто: убийца действует в соответствии с детским стишком про фермера, убивающего своих животных.
    • «Безумный страх» Паоло Кавары: убийца оставляет на месте каждого преступления иллюстрации из детской книжки «Pierino Porcospino», то есть «Стёпка-Растрёпка».
  • «Имитатор»: убийца досконально воссоздаёт преступления знаменитых серийщиков Бостонского Душителя, Душителей с Холмов, Сына Сэма, Джеффри Дамера и Тэда Банди.
  • «Затемнение» 1980 года: маньяк наряжается в костюмы известных кинозлодеев и совершает убийства в их манере.
  • «ССД»: маньяк совершает убийства в стиле детских страшилок.
  • «Ворон» 2012 года: маньяк повторяет убийства из рассказов Эдгара По, которому приходится лично искать этого негодяя.
  • «Очень русский детектив» пародирует американские фильмы про крутых полицейских, так что неудивительно, что среди многих других затесался и наш троп: убийства происходят по русскому алфавиту. На самом деле — нет, никакого алфавита убийца не придерживался, просто детектив, потомок русских эмигрантов, убедил себя в том, что надо искать закономерность. А ведь мягкий знак, оказавшийся раньше буквы «ы» и своего твёрдого собрата, как бы намекал, что где-то в рассуждениях ошибка.
  • «Городские легенды» же! Каждое убийство воссоздаёт очередную городскую легенду.
  • «В тихом омуте» (2019) — в фильме действует похититель детей, который оставляет на месте преступления зелёные складные ножи.

Телесериалы[править]

  • «Декстер», 1 сезон — Ледяной убийца. Устраивает для Декстера инсталляции при помощи тел жертв.
    • 6 сезон — пара антагонистов (вообще-то один: второй давно мёртв и продолжает жить лишь в воображении другого) обставляет убийства в духе библейских пророчеств.
    • Да, в общем-то и сам ГГ любит напустить театральщины: нередко вывозит своих жертв в места совершённых ими преступлений, а непосредственно перед убийством развешивает перед ними фотографии ими убитых (хорошо, если только фотографии — с него станется и тела откопать!).
  • «Мыслить, как преступник» — неоднократно:
    • 2 сезон, 14 серия: сумасшедший религиозный фанатик обставляет преступления как сцены из Библии.
    • 7 сезон, 11 серия: два друга, маньяки-сообщники, вдохновляются шахматной партией между Борисом Спасским и Бобби Фишером. Город для них — шахматная доска. Люди — пешки и фигуры. А места преступлений — определённые клетки.
    • 8 сезон, 8 серия: два подростка захватывают автобус и разыгрывают события компьютерной игры, используя людей как персонажей игры.
    • 8 сезон, 17 серия: маньяк убивает девушек, реконструируя их фантазии, высказанные в постах соцсетей.
    • 10 сезон, 2 серия: убийца копирует наказания в различных кругах ада, описанные в «Божественной комедии».
    • 10 сезон, 6 серия: маньячка обставляет свои убийства в стиле сказки о Золушке.
    • 10 сезон, 7 серия: серийный убийца руководствуется крипипастой из Интернета.
    • 10 сезон, 17 серия: маньяк воспроизводит сцены из книги «Обнажённые чувства» (жирное На тебе! в сторону книги «Пятьдесят оттенков серого»).
    • 11 сезон, 17 серия: маньяк расправляется с семьями, разыгрывая сказку о Песочном Человеке.
    • 13 сезон, 18 серия: убийца воспроизводит строчки из популярных песен середины XX века.
  • «44 отдел»: в одной из серий фигурирует маньяк, обставляющий места преступления в духе тихой семейной идиллии. Как выясняется в финале, это душевнобольной брат психотерапевта, которую посещали все жертвы, и он искренне верил, что, поступая так, делает их навечно счастливыми.
    • В другом эпизоде действовал маньяк, инсценирующий в своих убийствах события местного детективного сериала.
  • «Час Волкова»: в одной из серий убийца переодевал своих жертв в стиле комедии дель арте.
  • «Касл», 4 сезон 17 серия. Убийца разыгрывает на месте преступления эпизоды из сказок братьев Гримм. Сначала Красная Шапочка погибает от когтей Волка, потом Белоснежка — от отравленного яблока и наконец — Спящая Красавица, которую находят без сознания в её спальне.
    • Собственно, самая-самая первая серия начинается с того, что некий убийца обставляет своё преступление в точности по книге главного героя.
      • А ещё есть игра в стиле «поиск предметов» по мотивам сериала под названием Castle. Never Judge a Book by Its Cover, где Касл и Беккет ловят преступника, убивающего критиков и писателей и обставляющего свои преступления в стиле старых ужастиков.
  • «Американская история ужасов», 5 сезон: одна из сюжетных линий рассказывает о полицейском, расследующем убийства маньяка, совершаемые в стилистике десяти заповедей. Как несложно догадаться, он и есть убийца.
  • «Комиссар Рекс»:
    • Знаменитый кукольный убийца, наряжающий потенциальных жертв в старинных кукол.
    • В другой серии маньяком оказался фотограф, который убивал женщин, фотографировал их, а потом ещё и выставку фотографий устроил.
  • А вот Бартон Матис, он же Кукольник, из «Стрелы», поступает наоборот — сначала убивает женщин, а потом уже делает из них кукол.
  • «Тысячелетие»: тут весь сериал про маньяков, и довольно многие из них те ещё эстеты и затейники.
  • «Кости» — 2 сезон 15 серия: члены интернет-сообщества, посвящённого книгам доктора Бреннан, совершают убийства, воспроизводя детали из этих книг.
  • «Ганнибал» — да весь об этом! Самые запоминающиеся, пожалуй: выложенный из человеческих тел огромный глаз (конкретно радужка и зрачок), идол, так же сделанный из человеческих тел, сожжение журналистки, которая многих «спалила» на самом деле это была не она, и все это было эдаким шоу для поимки Ганнибала и последующее превращение ее выкопанного из могилы тела в подобие идола… А уж какими художествами баловался Ганнибал! Валентинка в виде сердца (как органа), сделанная из человека специально к прибытию Уилла Грэма — просто вишенка на торте.
  • «Мост» — маньяк Эмиль Ларссон из 3-го сезона, мстивший своим старым обидчикам: бывшей владелице клиники, где он был зачат в пробирке и обречён на несчастную жизнь, символически вырезал сердце, вернувшего его в жестокую приёмную семью мужчину распял и отрезал ему кисть руки, педофилу-учителю вырвал причинное место. В качестве финального аккорда планировал повесить одновременно с собой отца, который бы в этот момент держал на руках своего другого новорождённого сына, — младенец выпал бы у него из рук и разбился.
  • «Последователи» — Джо Кэрролл, блестящий профессор английской литературы… и никакущий писатель, чьи потуги быть вторым Эдгаром По обсмеяли все критики. Это стало последней каплей, и Джо дал волю давно копившейся у него жажде убивать, обставляя свои преступления в виде отсылок к произведениям По. Кроме того, он умудрился сколотить вокруг себя целую секту подражателей.
  • «Вечность». 6 серия. «Печальная вещь о психопатах». Убийца имитирует преступления Джека Потрошителя и Черного Георгина.
  • «Маньячелло» — злодей-протагонист в своих убийствах старательно воссоздает смерти из классики школьной программы. Вот только беда в том, что в той глубинке живут сплошь идиоты, не понимающие отсылок…

Видеоигры[править]

  • Broken Sword: убийца для своих нападений переодевается в маскарадные костюмы: снежного человека, пингвина, мима, клоуна и пикси.
  • Still Life: убийца в белой театральной маске, черной театральной накидке и цилиндре совершает пафосные убийства проституток в Чикаго, подделывая их под мрачные инсталляции. В ходе расследования выясняется, что у него был предшественник, который рисовал убийства своих жертв в Праге 1920-х.
    • Still Life 2: здесь убийца считает себя гениальным режиссером и снимает злоключения своих жертв в закрытом бункере в духе «Пилы».
  • Fallout 4 — художник Пинкман.
  • Evil within 2: — антагонист-фотограф.

Визуальные романы[править]

  • Cartagra — весьма ожидаемо от культа, предвещающего скорый конец света: к одному из трупов даже крылья приделаны.
  • Danganronpa — зигзагом: Корекиё Шингуджи таким образом и убил Тенко, но театральщина была нужна ему исключительно как отвлекающий манёвр.

Реальная жизнь[править]

  • Древние римляне устраивали на арене Колизея не только гладиаторские бои и травлю зверей, но и театрализованные действа с реальными убийствами людей (часто это были христиане). Изображали падение Икара, гибель Геракла от отравленного плаща Деяниры, подвиг Муция Сцеволы и так далее. Впрочем, это уже ближе к соседнему тропу.