Ты и вы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
В зависимости от обстоятельств к одному человеку можно обратиться либо «ты», либо «вы».
« Кто «мы»-то?! К кому ты обращаешься?! Я один здесь! »
Зелёный слоник
« Но всё к чертям! Вы больше мне не ты. »
— Зимовье Зверей «Романс»

Для начала немного истории. Сама идея обращения к одному человеку местоимением множественного числа родилась в поздней Римской империи, разделённой на две части и управляемой двумя императорами. Современная историография склонна рассматривать эти части как два де-факто независимых государства, но с точки зрения современников подобное было бы нонсенсом: Империя была одна, просто, для удобства управления, разделённая на зоны ответственности между двумя императорами. А поскольку Империя одна, постольку и верховная власть в ней — одна. И каждого отдельно взятого императора надлежало рассматривать не как единственное лицо, но только в комплексе с другим, словно некий аватар абстрактной верховной власти. Поэтому, когда восточному императору говорили «Не соблаговолите ли вы рассмотреть законопроект…», то имели в виду «Не соблаговолите ли вы (,двое императоров Римской империи,) рассмотреть законопроект…». А император отвечал: «Мы, (двое императоров,) рассмотрев законопроект, решили…». При этом даже ставить в известность своего западного коллегу восточный обязан не был — ведь Империя, собственно, для того и была разделена, чтобы решения принимались оперативнее.

Римская империя пала, но концепция обращения на Вы к кому-нибудь могущественному и уважаемому произвела на народ глубочайшее впечатление. Поэтому начали выкать сначала Папе римскому, потом королям, потом дворянам, потом… Короче, к современности тыканье вообще кому бы то ни было (кроме родных, друзей и близких знакомых) стало выражением пренебрежения. В некоторых случаях это явление распространяется и на первое лицо (монарх может говорить о себе «Мы»), и даже на третье (слуга о господине — «они»).

Разные языки по-разному подходят к созданию формы вежливого обращения. Где-то достаточно множественного числа (русское «вы», французское «vous»), где-то нужно еще и говорить о собеседнике в третьем лице (немецкое «Sie»), где-то обязательно называют его господином (португальское «o senhor»), дворянину могут приписать льстивое качество («ваша милость»), которое могут в речи и сократить (испанское «Usted»). Примером сокращенного обращения является русский словоерс (от «сударь»/«сударыня»). В отдельных языках процесс зашёл так далеко, что форма местоимения второго лица единственного числа вовсе отмерла, и переводчикам при переводе с, например, английского приходится ставить «вы» или «ты» в зависимости от того, насколько панибратски по контексту общаются персонажи. Таким образом, часто персонажи в переводе по мере сближения переходят с «вы» на «ты», хотя в оригинале, разумеется, как было «you», так и осталось (к примеру, так в одной из озвучек общались Малдер и Скалли). Получается, что переводчик сам дополнительно решает, в какой именно момент герои достаточно сдружились.


Где встречается[править]

В художественных произведениях случаев, когда кому-то тыкнули или выкнули не по чину, несть числа. Также тривиальным является употребление местоимения «ты» в художественных произведениях, когда оно еще было общеупотребительным — например, у Шекспира. Поэтому в данной статье мы будем приводить только наиболее значительные примеры, являющиеся сюжетообразующими, или раскрывающими характер персонажа, или ещё что-нибудь такое.

Примеры[править]

Фольклор и предания[править]

  • «Для вас же, козлов, сделали пешеходные переходы!» Гражданин Козлов удивился, что мент/водитель/другой пешеход (в зависимости от версии анекдота) обратился к нему на «вы» и по фамилии.
    • Носителям фамилий на -ов (Козлов, Скворцов, Телевизоров и так далее) в этом смысле вообще с фамилией не повезло. У автора этой правки, когда он служил в армии, фамилия командира роты была Козлов. Командир роты козлов… как-то обидно даже, до сих пор.
«

— Почему к царю обращаются на «вы», а к Богу на «ты»?
— Потому что Бог один, а царей развелось, как тараканов.

»
  • В монотеистических религиях обращение к Богу, сколь угодно могущественному и уважаемому, — ты и только ты. Потому что в монотеистических религиях Бог по определению был, есть и будет один, ни с кем свою верховную власть не делящий. Так было во времена поздней Римской империи, так есть сейчас и так будет всегда. Нарушение этого правила используется, как правило, для придания комического оттенка: «а в этом месте вы, я извиняюсь, громом громыхнули…». В английском языке, где you говорят даже собаке, устаревшее-книжное-высокопоэтическое местоимение thou упорно цепляется за жизнь именно в качестве обращения к Господу.
    • Однако у этого правила есть одно внезапное исключение:
« И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. »
— Бытие 3:22

Дело даже не в том, что единый и единственный Господь в этой сцене, словно шизофреник какой, сам с собою говорит. И не в том, что для получения божественного статуса Адаму надо было, оказывается, всего-то съесть два яблока вместо одного. А в том, что среди кого Нас Адам чуть не стал равным? Христианские теологи толкуют о Святой Троице, ученые склонны думать, что это реликт совсем уж замшелых времен, когда евреи еще были политеистами. Мякотка в том, что одно из библейских именований бога «элохим» (сравни: Аллах) — это множественное число, «боги» дословно. Хотя на эту тему есть разные точки зрения.

Театр[править]

  • «Недоросль» позволяет отследить начало выканья в русском языке.
«

Стародум. Я говорю без чинов. Начинаются чины, — перестает искренность. Правдин. Ваше обхождение… Стародум. Ему многие смеются. Я это знаю. Отец мой воспитал меня по-тогдашнему.<…> Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих.

»
— Фонвизин

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Наше Всё: «Пустое „вы“ сердечным „ты“ / Она, обмолвясь, заменила…».
  • На ту же тему — стихотворение Агнешки Осецкой «К чему нам быть на „ты“?», известное в крайне вольном переложении Булата Окуджавы.
  • Н. В. Гоголь, «Мёртвые души», том второй. Тентетников поссорился с генералом, отцом его возлюбленной Улиньки, потому что тот обратился к нему на «ты». Внутри у Андрея от такого обращения всё вскипело, но он ответил чрезвычайно учтиво: «Я должен благодарить вас, генерал, за ваше расположение. Вы приглашаете и вызываете меня словом ты на самую тесную дружбу, обязывая и меня также говорить вам ты. Но позвольте вам заметить, что я помню различие наше в летах, совершенно препятствующее такому фамильярному между нами обращению».
    • Автор правки отмечает, что это можно было трактовать и как «ты теперь мне такой же близкий человек, как и дочь, которую я называю на ты». Но Тентетников-то предпочёл оскорбиться: что это он ко мне, дворянину, обращается как к лакею!
    • Вообще-то у генерала с Тентетниковым и до того были непростые отношения, эдакий типичный конфликт силовика с умником. «Генерал не любил противуречья и возраженья, хотя в то же время любил поговорить даже и о том, чего не знал вовсе. Тентетников, со своей стороны, тоже был человек щекотливый». До поры до времени острые углы сглаживала общая любовь к Улиньке. Но когда к генералу приехали в гости родственницы-сплетницы со связями в Петербурге, он начал вести себя с Андреем совсем уж грубо: либо просто игнорировал, либо фамильярничал, называя его «братец». «Тыканье» стало просто последней каплей. Так что на признак сердечного отношения оно не тянет.
  • Аркадий Аверченко, рассказ «Грозное местоимение». Его Превосходительство, получив от требования выкать прислуге взрыв мозга, принципиально перестало употреблять двоезвучие «вы» даже в составе других слов. «Если не найдем (на шапку) тыдру, то можно тыхухоль».
    • Что-то похожее звучит и в рассказе Л. Пантелеева «Буква „ты“», где маленькая девочка Иринушка, услышав от репетитора о существовании буквы «я», накрепко усвоила, что эта буква называется «ты». Клин удалось вышибить клином лишь тогда, когда репетитор сдался и признал, что буква называется «ты», — тут-то Иринушка и начала читать «яблоко» вместо «тыблоко».
    • У Чуковского в книге «От двух до пяти» есть эпизод-наблюдение с девочками, которые решили, что «выдра» — оскорбление слишком слабое, и начали ругаться в духе «Нинка — тыдра!»
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — Лёля и Ося обращались к врагам Швамбрании «Иду на ты!». На «вы» — много чести[1].
  • М. А. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — знаменитое от кота Бегемота: «Котам обычно почему-то говорят „ты“, хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта».
  • Братья Стругацкие:
    • «Сказка о Тройке» — Хлебовводов метался между единственным и множественным числом. «На что ты имеете заявку?»
    • «Трудно быть богом». На планете Цуринаку — в том числе в государстве Арканар, где происходит действие — простолюдины не только говорят дворянину «вы» (кроме случаев, когда хотят преднамеренно ему надерзить: «Ты, бла-ародный!»), но и упоминают его непременно в третьем лице множественного числа: «Они, не помолившись, поутру голый с мечами скачут» [хозяин тренировался], «Как-то они на нас уставились… Пойдёмте-ка, братья, от греха». Правило насчёт намеренной дерзости сохраняется и тут: «Скажите ему, чтобы ухи не крутил…» (слуга Уно обращается к Румате, говоря про барона Пампу).
  • Борис Акунин, «Приключения Эраста Фандорина»:
    • «Коронация, или Последний из романов»: Афанасий Зюкин обращение на «ты» терпит только от августейших особ. Точнее, даже не терпит, а считает за привилегию: когда княгиня, разобидевшись на дворецкого, несколько дней подряд ему «выкала», бедняга аж сна лишился.
    • «Статский советник»: «Отлично зная, что обращение к низшим на „ты“ у членов царской фамилии является признаком благоволения, Эраст Петрович всё же поморщился», услышав такое обращение от великого князя Симеона Александровича.
    • «Любовник Смерти»: «А у нас простым людям одна только интеллигенция выкает, хочет своё презрение показать. За это её народ и не любит.» — Сенька Скорик обижается на «выканье» и просит Эраста Петровича говорить ему «ты».
  • Макс Фрай, «Возвращение Угурбадо» — субверсия. Слуга колдуна Угурбадо говорит о своём хозяине исключительно во множественном числе: «они будут недовольны», «они мне приказали»… Джуффин полагает, что дело в особой раболепности, замешанной на страхе… а позднее оказывается, что Угурбадо к этому моменту каким-то образом существует в двух телах одновременно.
  • «Архимаг» Рудазова. Заглавный герой ко всем обращается на «ты», что трактуется второй героиней Ванессой как панибратство или презрительное отношение. Но в шумерском, родном языке Креола, который был очень древний, не было обращения к одному человеку на «вы».[2]
  • «Сварог». И друг к другу, и к своим слугам лары (как и наземные дворяне) обращаются на «вы». При желании это вполне совместимо с пренебрежением — тут всё зависит от интонации и строя фраз.
  • «Хроники странного королевства»: король Шеллар инкогнито и агент Виктор Кангрем при первой встрече не просто общались на «ты» — они подрались через три минуты «общения». Много месяцев и приключений спустя они встречаются вновь, и Витька, узнав, кому он когда-то так смачно заехал под дых, обращается к собеседнику на «вы», но Шеллар предлагает вновь перейти на «ты». А то вот-вот прибегут Шелларовы кузены, которые к ним обоим на «ты», а они между собой с церемониями — неудобно как-то.
  • Л. Лагин, «Старик Хоттабыч». Что сам Хоттабыч, что призываемые им слуги момент разделения Римской империи и вызванную им реформу речи по уважительной причине (были запечатаны в кувшине) пропустили. В результате направо и налево грубят, «тыкая» то официанткам в кафе, то парикмахеру, то проводнику поезда. Пытаясь помочь Вольке на экзамене, Хоттабыч и его заставил сказать учительнице «ты». Что интересно, вполне современным русским языком Хоттабыч владел сразу по вылезанию из кувшина, а вот изменения в культуре усваивал очень долго.

На других языках[править]

  • Жюль Верн, «Двадцать тысяч льё под водой» — слуга Аронакса Консель настолько уважает работодателя, что обращается к нему в третьем лице («как будет угодно господину профессору») и называет его их честь.
  • В варианте вестрона, который использовали хоббиты и прочие жители северной земли Эриадор (а также расположенного на юге Гондора), существовала уважительная форма местоимений второго и третьего лица.
    • Из-за разницы в обычаях разных краёв, что породило и разницу меж «северной» и «южной» речью (у хоббитов на «вы» обращаются только слуги-простолюдины и только к своим любимым господам), речь благородного Пиппина многим гондорцам казалась панибратской — он фактически говорил Дэнетору не «ваша светлость», а «ты, сударь Наместник…». Денетора это забавляло, а придворных такая манера общения хоббита с Наместником бросала в ужас. Кроме того, в Гондоре полагалось о важном лице говорить не «он», а «они» (совсем как в царской России или в Арканаре!), а Пиппин говорил о Наместнике исключительно «он», чем опять-таки повергал слуг и придворных в ступор.
      • А выйдя из этого ступора, они начинали думать, что Пиппин — знатный вельможа, раз позволяет себе такое. И, что самое забавное — они «не думали, не гадали, а нечаянно попали»: Пиппин ведь сын и наследник довольно-таки знатного хоббита — Ширского «князя», то бишь формального поместно-феодального владетеля хоббитской земли (переложившего, впрочем, все хозяйственные дела на своего «посадника» из простых) и командира её ополчения. Но юмор ситуации — в том, что Пиппин просто говорил как привык, а не подчёркивал «каких он кровей». А у любого хоббита к тому же, из какой бы семьи он ни происходил, очень простецкое обхождение[3].
    • Голлум за многие годы жизни в одиночестве обзавёлся раздвоением личности и говорит о себе либо «мы», либо «Смеагол», имея в виду свою более приличную и услужливую ипостась. Редкие переходы на «я» — маркер, что он в кои веки действительно искренен и вменяем.
  • «Гарри Поттер и Философский камень» — в конце четвёртой и начале пятой глав переводчики аккуратно вставили просьбу Хагрида к Гарри обращаться на «ты» и момент, когда Гарри понимает, что ему будет легко это сделать, потому что Хагрид ведёт себя как друг (и едва ли не как родственник).
  • Роберт Хайнлайн, «Число зверя» — один из персонажей в окружении ряженых русских не понимает, почему один из высокопоставленных хамов обращается к нему то на «ты», то на «вы». Его спутница[4] поясняет, что «это как во французском».
  • «Сага о Форкосиганах» — когда император говорит «я», это может быть частным разговором; но если он переходит на «Мы» — это уже приказ. «И я хочу именно аудиторской проверки. Точнее, Мы, чтобы придать официальный характер».

Кино[править]

  • «Восемь с половиной долларов» — бандит (Ф. Бондарчук), разговаривая с богемным неформалом (И. Охлобыстин), оскорбился обращением на «вы». «А ты чё мне выкаешь? Понт давишь, задеть хочешь?». Собеседник нашёлся с ответом: «Нет. Виноват, плохое воспитание».
    • Богемный персонаж действительно и не думал пытаться задеть — он просто разговаривал с бандитом (зная, что это опасный человек) «почтительно, как с начальником», ну и заодно «учтиво, как между культурными людьми принято». Он совсем упустил из виду, что ни на зоне, ни в «малине», ни в «балагане», ни «в деле» не выкают, а обращаются исключительно на «ты».
  • «Иван Васильевич меняет профессию» — все персонажи из XVI в., сообразно исторической правде, «тыкают» всем подряд (в том числе — царю его люди), а сами попаданцы и их современники по привычке вежливо обращаются ко всем на «вы». Царь, что характерно, этому не удивляется — то ли Шурик ему это за кадром пояснил, то ли сразу понял, что «тут так принято». Вспомним нехилый уровень образованности исторического Грозного: начитанный и «наслышанный» государь мог вспомнить современную ему (и прекрасно ему знакомую) польскую и немецкую традицию — и сделать логичный вывод, что она к XX веку попросту распространилась «на всю Русь Великую», от Москвы до самых до окраин. Сам, однако, эту моду перенимать не спешит: «Ты боярыню соблазнил?»
    • Зина — актриса, она, как минимум из текста пьес, знает, как правильно взмолиться к повелителю всея Руси: «Живота!! [т. е. жизни, а не смерти] Пощади его, великий государь!».
  • «Жених с того света» — умерший, но внезапно воскресший начальник просит своего заместителя зачитать некролог на его «смерть». Некролог начальнику нравится: в нем перечисляются все достижения и положительные качества «покойного», но вот только один нюанс: почему это в некрологе к нему обращаются на «ты»? Невежливо как-то. Что? К покойнику всегда обращаются на «ты»? Ну вот когда я буду покойником фактическим, тогда ладно, а пока я покойник только юридический, давай-ка соблюдать субординацию. Быстро сориентировавшийся заместитель начинает зачитывать некролог снова, с листа заменяя «ты» на «вы». Результат… ну, это надо видеть. Получилось такое На тебе!, что эту комедию Гайдая даже сейчас на ТВ не ротируют — а каково это было слушать зрителям на третий год после развенчания культа личности Сталина? «Мы навсегда запомним ваш светлый беспокойный образ!».

Телесериалы[править]

  • «Место встречи изменить нельзя» — Жеглов, допрашивая Груздева, позволяет себе обратиться к нему на «ты». Оскорблённый интеллигент Груздев вскипает: «Ты мне не тычь, сукин сын! Я взрослый человек, пожилой! Я гражданин советский, я буду жаловаться!». Жеглов, слыхавший за годы службы и не такое, насмешливо улыбается и говорит, что разницы, обращаться на «ты» или на «вы», нет никакой. Впрочем, больше он Груздеву не «тыкает».
    • Любопытно, что Жеглов обращается на «ты» ко всем уголовникам — Маньке Облигации, Копчёному, Кирпичу, Ручечнику — а с гражданскими всегда на «вы» и весьма обходителен. Возможно, это его «тыканье» Груздеву — как раз сигнал о том, что он окончательно записал подозреваемого в убийцы. А вот к сообщнице Ручечника Волокушиной Жеглов тоже на «вы» — потому что настраивает её «расчистить себе дорогу к новой жизни» через помощь следствию.
    • Кстати, сам Груздев дважды обращается на «ты» к Шарапову (в остальное время держась обращения на «вы»). В первый раз — когда просит: «Шарапов, найди его, даже если меня осудят! Если не жизнь, то хоть честь мою спаси!». И во второй раз, когда в качестве благодарности за спасение от ложного обвинения предостерегает его: «Плохой человек твой Жеглов!». Здесь «ты» выступает маркером обращения не к официальному лицу, а именно к человеку.
  • «Пуаро Агаты Кристи» (русский перевод). Эркюль Пуаро всегда вежлив и всем говорит «вы». Однако есть там одна серия, последняя: старый, морщинистый, больной, ездящий в коляске Пуаро с не менее старым и морщинистым Гастингсом общается уже на «ты». Вроде как сдружились они за эти годы.

Реальная жизнь[править]

По научному это называется T-V различие. К телевидению отношения не имеет, а происходит от латинских tu (ты) и vos (вы).

Русский язык[править]

(link)

Ты и вы в русском языке с точки зрения канадца (с юмором)
  • Разумеется, встречается в количестве — что в процессе выяснения отношений посторонние люди слетают на «ты», что друзья и родственники, желая особо строго выговорить близкому, переходят на «вы». Бывший руководитель автора правки, будучи в гневе, начинала метаться между «вы» и «ты», аки пресловутая стрелка осциллографа.
  • Маяковскому некий критик приписывал чрезмерный индивидуализм: дескать, слишком часто употребляет местоимение «я»! На что Маяковский ответил, что тогда образцом коллективиста следует признать императора Николая, который во всех официальных документах использовал формулировку: «Мы, Николай Второй…»
  • Миллионер конца XIX — начала XX века Ага Муса Нагиев, будучи азербайджанцем, плохо знал русский язык и нередко говорил о себе во множественном числе. Когда ему указывали, что такое прилично только царю, он отвечал: «Если у царя столько же денег, как у меня, пусть говорит так же».
  • В научных работах «мы» вместо «я» является признаком скромности: автор подчёркивает, что стремится к объективности, и потому выступает не от своего имени, а от имени научного сообщества, и признаёт заслуги предшествующих исследователей. Или же он излагает факты, известные не только ему, но и слушателю/читателю.
  • В «Брейн-ринге» был вопрос: откопали берестяную грамоту с текстом типа «Челобитная князю. Обращается холопка ваша по такому-то делу…» — как определили, что грамота фальшивая? Подсказка: на Руси до Петра I обращение «вы» не использовали. Борис Бурда определил.
    • В древнерусском языке, помимо множественного, было и двойственное число. Оно употреблялось в значениях «мы двое» вѣ, «вы двое» ва. Правильное его употребление служит практически безотказным шибболетом для определения подлинности древнерусских текстов.
  • В царской России — с Петра I и до Николая II включительно — не только говорили старшему или вышестоящему «вы», но и в третьем лице его нередко упоминали не как «он», а как «они». В речи некоторых людей это сохранялось и в первые годы после революции, по привычке. В результате в начале 1920-х девица, порученная заботам педагога А. С. Макаренко, даже сердясь на него, говорила о нём именно так, потому что воспринимала его как большого начальника, да и по возрасту он её значительно превосходил: «У, какие, не понимают будто!» (вместо «У, какой, делает вид, что не понимает!»).
  • В русскоязычном сегменте сети FIDO было принято обращаться на «ты» абсолютно ко всем — в знак равного и неформального общения. На «выканье» могли даже обидеться.
    • В современном Рунете незнакомые юзеры в основном общаются на «вы», но вот сверхпочтительное «Вы» с большой буквы — уже издевательство. Японцы со своим «Кисама!», которое настолько почтительное «Вы», что уже «ах ты сука!», оценили бы.
      • Видимо, зависит от того рунета, которым вы пользуетесь. В некоторых местах наоборот, пеняют, что «вы со строчной буквы — невежливо!»
        • Например, в деловой переписке с большим начальником, крупным политиком или студента с профессором «Вы» лучше писать с большой буквы.

Языки братских народов[править]

  • В украинском языке — по крайней мере с конца XVIII века — царят «традиции как в польском»: не только к вышестоящим, но и вообще к старшим, в том числе к собственным родителям, надлежит обращаться на «вы». Всегда. Даже если ты в этот момент с ними ругаешься. В результате на Украине и в наши дни повсеместно можно услышать: «Та шо ви, мамо, робите, чи ви з глузду з'їхали, чи що?!», «Ви там, тату, як собi хочете, а я з нею одружуся!».
  • В многих угорских языках — например, в эрзянском и мокшанском — нет никакого такого «обращения на „вы“», местоимение второго лица единственного числа всего одно на все случаи жизни. Из-за этого малообразованный эрзя или мокша может, разговаривая по-русски, и начальнику задать вопрос: «Директор, когда машину дашь, как обещал?», и даже главе государства сказать: «Президент Путин, ты, наверное, удмурт по национальности».

Иностранные языки[править]

  • В английском языке множественное you практически полностью вытеснило единственное thou. Да, в молитвах еще используют «ты» (хотя с конца 1980-х Библию на английский уже начали переводить с «you»); да, в забытых еще языческими богами глухих углах на севере Англии еще можно услышать что-то вроде «Thou art a fool boatswain, and thy jokes are stupid», но это уже всё не то… А в последнее время в английском наметилась тенденция различать you при обращении к одному лицу и you при обращении к группе — в последнем случае говорят you all («вы все»). В простецкой — в том числе в «ниггавской» — речи это сокращается до y’all (игравшие в оригинал GTA San Andreas должны помнить).
    • В переводах на русский разумеется приходится поломать голову, кто и кому говорит. Автор правки сталкивался с примером, когда персонаж начинает обращаться к другому на «ты» в тот момент, когда начинает называть его не по фамилии, а по имени, став доверять.
  • В китайском для «вы (несколько человек)» и «вы (уважаемая персона)» используются разные местоимения, причём «вы» во множественном это именно «ты» во множественном. То есть ni=ты, nimen=вы множественное, nin=Вы Уважительное. В японском этих обращений и того больше.
  • Японский язык в этом отношении очень своеобразен. Там есть «ты», есть примерно «вы», есть аж два местоимения, которые означают что-то вроде «ты, скотина», а вообще нормы приличия предписывают в большинстве случаев обращаться к людям в третьем лице (но для Императора — норма официально говорить всем архаичное «эй, ты!»). То же самое касается слова «я» — от «я, самый крутой в мире человек» до «я, жалкая, ничтожная личность».
  • В тюркских языках тоже есть «ты» во множественном и в единственном числе, и «вы» тоже во множественном и единственном числе.
  • В испанском тоже разделяются «множественное» и «вежливое» местоимение «вы» (а «вежливое» ещё и имеет формы единственного и множественного числа): tu — ты, vosotros — «вы» при обычном обращении к двум и более лицам, Usted (сокращённое и искажённое vuestra merced — «Ваша милость») — «Вы» при вежливом обращении к одному лицу, Ustedes — «вы» при вежливом обращении к двум и более лицам. Любопытно, что в Испании обращения «Usted» и «Ustedes» становятся всё более редкими: даже университетский преподаватель может сказать студентам «vosotros», и никто не посчитает это невежливым, ну а при менее формальном общении испанцы склонны «выкать» друг другу ещё меньше. А вот в Латинской Америке, напротив, Usted постепенно вытесняет tu, как в своё время в английском you вытеснило thou.
  • В бразильском португальском местоимение você (вежливое «Вы»), похожее на испанское Usted, полностью вытеснило tu («ты»), и бразильцы «выкают» даже собственным детям. А вот в европейском португальском держится и tu (и португальцы достаточно легко переходят на «ты» с новыми знакомыми), и você/vocês, и o senhor / a senhora («господин» или «госпожа»).
  • В итальянском до примерно конца XIX века было, как и в русском: ты и вы, tu и voi. А в XX веке «вы»-множественное сменилось местоимением Lei, которое вообще обычно является местоимением третьего лица женского рода («она», короче). А вот поди ж ты, это эквивалент вежливого «Вы» при обращении. Правда, применяется редко, только в совсем уж официозе. Итальянцы куда чаще друг другу и незнакомцам «тыкают». Даже, например, в рекламной рассылке какого-нибудь сайта к тебе, анон, обратятся «tu».
  • В Германии по обращению на «ты» или на «вы» можно понять, насколько люди между собою близки — немец будет обзывать неприятного ему незнакомца самыми последними словами, но никогда не обратится к нему на «ты».
    • Чушь собачья. В Германии в последние лет двадцать — сколько автор правки тут живёт — на «ты» переходят очень быстро. «Вы» для среднестатистического немца — обращение к вышестоящему или демонстративно-официальное. А про жителей Кёльна, например, шутят, что они вообще такого слова как «вы» не знают.
    • Консультантики в немецких магазинах тыкают всем. Даже если посетитель раза в два старше — всё равно тыкают: просто так, на автомате. Даже когда какой-нибудь сорокалетний посетитель подчёркнуто обращается к этому молокососу на «вы» (некоторых клиентов панибратство бесит страшно) — чёрта с два. Тот же на автомате.
    • Автор правки забыл уже, когда последний раз видел обращение «вы» на рекламных баннерах как в немецком интернете, так и вдоль дорог. «Ты», только «ты».
  • Во Франции существуют развесистые и хитросплетённые правила, кому, в зависимости от степени близости и уважения, следует говорить «tu» («ты»), а кому — «vous» («вы»). Есть даже блок-схемы, иллюстрирующие этот нелёгкий выбор, и в языковых школах преподаватели уделяют этой теме особое внимание. Изучающие французский русскоязычные студенты в конце концов приходят к выводу, что «тыкать» и «выкать» во Франции следует тем же, кому бы ты и в России сказал «ты» или «вы».
  • В Швеции после прошедшей в 1960-х годах «ты-реформы» было официально упразднено обращение на «Вы», и местоимение ni («вы») теперь употребляется только по отношению к нескольким людям или, в редких случаях, к клиенту (это звучит для шведа так же подобострастно, как и «Многоуважаемый Клиент!» для русского). К членам королевской семьи следует обращаться в третьем лице, но даже если нечаянно «тыкнуть» королю, это будет лишь конфуз, но не трагедия.
    • Название, кстати, ироничное, в пику официальной кампании «вы-реформы» которая тогда шла уже пару лет с переменным успехом. Хотя посыл примерно тот же: «дореформенная» система обращений в шведском по сложности напоминала японскую.
  • В соседней Норвегии местоимение De («Вы») тоже постепенно отмирает само собой, безо всяких реформ.
  • В иврите как в древнем языке до сих пор нет обращения к одному человеку на «вы». На «ты» обращаются к учителю, начальнику, генералу или главе государства. Как следствие, под влиянием иврита и израильского менталитета, многие русскоязычные репатрианты, даже говоря по-русски, почти ко всем обращаются на «ты» за исключением очень уважаемых или пожилых людей. (Но многие ашкенази отлично понимают, что такое вежливое «вы» — если не благодаря русскому языку, то благодаря идишу.)
    • А ещё в иврите есть «ты» мужского рода, а есть «ты» женского рода. И «вы» (группа лиц) есть как мужского рода, так и женского. Один из способов в иврите смертельно оскорбить мужчину — обратиться к нему на «ты» в женском роде[5]. Адекватные люди прощают такую оговорку новым репатриантам, ещё плохо знающим иврит.
    • А если на иврите к женщине обратиться на «ты» в мужском роде, то может быть лёгкий конфуз, непонятка или ничего — но не смертельное оскорбление как в противоположном случае. Когда группа лиц смешанного состава, к ней обращаются на «вы» в мужском роде (тенденция во многих языках смешанную группу сводить к мужскому роду, как и в русском — «Оба пришли. И парень, и девушка», «В этом конкурсе может принять участие каждый»). А современные израильские феминистки предпочитают к смешанной группе обращаться в женском роде. Не знаю, может ли это оскорбить горячего израильского мачо, но женщине бить морду за такое обращение он не будет.
    • А ещё в Пятикнижии: Бога, который один часто называют во множественном числе Элохим (אלוהים) = дословно «боги», а не Элоах (אלוה) = дословно «бог» (соответствует арабскому Аллах).

Примечания[править]

  1. Дети, что с них взять. «Иду на вы» в переводе на современный русский будет «Иду на вас». Разумеется, Святослав при этом имел в виду «Иду на вас в целом, неуважаемые половцы», а не «Иду на вас лично, неуважаемый половецкий хан».
  2. А вообще ситуация странная, учитывая, что действие книг на Земле происходит в Америке, и Креол говорит на английском, где нет разницы между «ты» и «вы».
  3. Это даже породило в умах многих читателей (из самых разных стран) популярное заблуждение, будто вся четвёрка хоббитов, находящихся в центре повествования, — Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри, — «простого звания». Либо — что у хоббитов и вовсе нет сословного деления. И то и другое неверно: Фродо (как и его дядя Бильбо), а также Мерри и Пиппин (и эпизодический Фолко) — внезапно, дворяне. И Пиппин знатнее Мерри — просто моложе и легкомысленнее, чем тот. Эта разница заметна только в книге-первоисточнике — в экранизации же из Мерри и Пиппина сделали прямо-таки «Бобчинского и Добчинского», чуть ли не равно шалопаистых.
  4. Судя по всему, alter ego Вирджинии Хайнлайн, всерьёз увлекавшейся русской классикой в оригинале.
  5. Сравни в русском языке: «Что эта мужчина только что сказала?»