Ты и вы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
В зависимости от обстоятельств к одному человеку можно обратиться либо «ты», либо «вы».
« Кто «мы»-то?! К кому ты обращаешься?! Я один здесь! »
Зелёный слоник

Для начала немного истории. Сама идея обращения к одному человеку во множественном числе родилась в поздней Римской империи, разделенной на две части и управляемой двумя императорами. Современная историография склонна рассматривать эти части как два де-факто независимых государства, но с точки зрения современников подобное было нонсенсом: Империя была одна, просто, для удобства управления, разделенная между двумя императорами. А поскольку Империя одна, постольку и верховная власть в ней — одна. И каждого отдельно взятого императора надлежало рассматривать не как единственное лицо, но только в комплексе с другим, словно некий аватар абстрактной верховной власти. Поэтому, когда восточному императору говорили «Не соблаговолите ли вы рассмотреть законопроект…», то имели в виду «Не соблаговолите ли вы (,двое императоров Римской империи,) рассмотреть законопроект…». А император отвечал: «Мы, (двое императоров,) рассмотрев законопроект, решили…». При этом даже ставить в известность своего западного коллегу восточный обязан не был — ведь Империя, собственно, для того и была разделена, чтобы решения принимались оперативнее.

Римская империя пала, но концепция обращения на Вы к кому-нибудь могущественному и уважаемому произвела на народ глубочайшее впечатление. Поэтому начали выкать сначала Папе римскому, потом королям, потом дворянам, потом… Короче, к современности тыканье вообще кому бы то ни было (кроме родных, друзей и близких знакомых) стало выражением пренебрежения. В некоторых случаях это явление распространяется и на первое лицо (монарх может говорить о себе «Мы»), и даже на третье (слуга о господине — «они»).

Переводчикам при переводе с английского приходится ставить «вы» или «ты» в зависимости от того, насколько панибратски по контексту общаются персонажи. Таким образом, часто персонажи в переводе по мере сближения переходят с «вы» на «ты», хотя в оригинале как было «you», так и осталось (к примеру, так в одной из озвучек общались Малдер и Скалли). Получается, что переводчик сам дополнительно решает, в какой именно момент герои достаточно сдружились.

Где встречается[править]

В художественных произведениях случаев, когда кому-то тыкнули или выкнули не по чину, несть числа. Также тривиальным является употребление местоимения «ты» в художественных произведениях, когда оно еще было общеупотребительным — например, у Шекспира. Поэтому в данной статье мы будем приводить только наиболее значительные примеры, являющиеся сюжетообразующими, или раскрывающими характер персонажа, или еще что-нибудь такое.

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Фольклор и предания[править]

  • «Для вас же, козлов, сделали пешеходные переходы!» Гражданин Козлов удивился, что мент/водитель/другой пешеход (в зависимости от версии анекдота) обратился к нему на «вы» и по фамилии.
    • Носителям фамилий на -ов (Козлов, Скворцов, Телевизоров и так далее) в этом смысле вообще с фамилией не повезло. У автора этой правки, когда он служил в армии, фамилия командира роты была Козлов. Командир роты козлов... как-то обидно даже, до сих пор.
«

— Почему к царю обращаются на «вы», а к Богу на «ты»?
— Потому что Бог один, а царей развелось, как тараканов.

»
  • В монотеистических религиях обращение к Богу, сколь угодно могущественному и уважаемому, — ты и только ты. Потому что в монотеистических религиях Бог по определению был, есть и будет один, ни с кем свою верховную власть не делящий. Так было во времена поздней Римской империи, так есть сейчас и так будет всегда. В английском языке, где you говорят даже собаке, устаревшее-книжное-высокопоэтическое местоимение thou упорно цепляется за жизнь именно в качестве обращения к Господу.
    • Однако у этого правила есть одно внезапное исключение:
« И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. »
— Бытие 3:22

Дело даже не в том, что единый и единственный Господь в этой сцене, словно шизофреник какой, сам с собою говорит. И не в том, что для получения божественного статуса Адаму надо было, оказывается, всего-то съесть два яблока вместо одного. А в том, что среди кого Нас Адам чуть не стал равным? Теологи толкуют о Святой Троице; ученые склонны думать, что это реликт совсем уж замшелых времен, когда евреи еще были политеистами. Мякотка в том, что одно из библейских именований бога «элохим» (сравни: Аллах) — это множественное число, «боги» дословно. Хотя на эту тему есть разные точки зрения.

Театр[править]

  • «Недоросль» позволяет отследить начало выканья в русском языке.
«

Стародум. Я говорю без чинов. Начинаются чины, — перестает искренность. Правдин. Ваше обхождение… Стародум. Ему многие смеются. Я это знаю. Отец мой воспитал меня по-тогдашнему.<…> Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих.

»

Литература[править]

  • Наше Всё: «Пустое „вы“ сердечным „ты“ / Она, обмолвясь, заменила…».
  • На ту же тему — стихотворение Агнешки Осецкой «К чему нам быть на „ты“?», известное в крайне вольном переложении Булата Окуджавы.
  • Н. В. Гоголь, «Мёртвые души», том второй. Тентетников поссорился с генералом, отцом его возлюбленной Улиньки, потому что тот обратился к нему на «ты». Внутри у Андрея от такого обращения всё вскипело, но он ответил чрезвычайно учтиво: «Я должен благодарить вас, генерал, за ваше расположение. Вы приглашаете и вызываете меня словом ты на самую тесную дружбу, обязывая и меня также говорить вам ты. Но позвольте вам заметить, что я помню различие наше в летах, совершенно препятствующее такому фамильярному между нами обращению».
    • Автор правки отмечает, что это можно было трактовать и как «ты теперь мне такой же близкий человек, как и дочь, которую я называю на ты».
  • Жюль Верн, «Двадцать тысяч льё под водой» — слуга Аронакса Консель настолько уважает работодателя, что обращается к нему в третьем лице («как будет угодно господину профессору») и называть его их честь.
  • Аркадий Аверченко, рассказ «Грозное местоимение». Его Превосходительство, получив от требования выкать прислуге взрыв мозга, принципиально перестало употреблять двоезвучие «вы» даже в составе других слов. «Если не найдем (на шапку) тыдру, то можно тыхухоль».
    • Что-то похожее звучит и в рассказе Леонида Пантелеева «Буква „ты“», где маленькая девочка Иринушка, услышав от репетитора о существовании буквы «я», накрепко усвоила, что эта буква называется «ты». Клин удалось вышибить клином лишь тогда, когда репетитор сдался и признал, что буква называется «ты», — тут-то Иринушка и начала читать «яблоко» вместо «тыблоко».
    • У Чуковского в книге «От двух до пяти» есть эпизод-наблюдение с девочками, которые решили, что «выдра» — оскорбление слишком слабое, и начали ругаться в духе «Нинка — тыдра!»
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — Лёля и Ося обращались к врагам Швамбрании «Иду на ты!». На «вы» — много чести[1].
  • М. А. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — знаменитое от кота Бегемота: «Котам обычно почему-то говорят „ты“, хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта».
  • В варианте вестрона, который использовали хоббиты, существовала уважительная форма местоимений второго и третьего лица.
    • Из-за разницы в диалектах гондорского и ширского вестрона речь Пиппина многим гондорцам казалась панибратской. Дэнетора это забавляло, а придворных такая манера общения хоббита с Наместником бросала в ужас.
    • Голлум за многие годы жизни в одиночестве обзавёлся раздвоением личности и говорит о себе либо «мы», либо «Смеагол», имея в виду свою более приличную и услужливую ипостась. Редкие переходы на «я» — маркер, что он в кои веки действительно искренен и вменяем.
  • Братья Стругацкие, «Сказка о Тройке» — Хлебовводов метался между единственным и множественным числом. «На что ты имеете заявку?»
  • Борис Акунин, «Приключения Эраста Фандорина»:
    • «Коронация, или Последний из романов»: Афанасий Зюкин обращение на «ты» терпит только от августейших особ. Точнее, даже не терпит, а считает за привилегию: когда княгиня, разобидевшись на дворецкого, несколько дней подряд ему «выкала», бедняга аж сна лишился.
    • «Статский советник»: «Отлично зная, что обращение к низшим на „ты“ у членов царской фамилии является признаком благоволения, Эраст Петрович всё же поморщился», услышав такое обращение от великого князя Симеона Александровича.
  • «Гарри Поттер и Философский камень» — в конце четвёртой и начале пятой глав переводчики аккуратно вставили просьбу Хагрида к Гарри обращаться на «ты» и момент, когда Гарри понимает, что ему будет легко это сделать, потому что Хагрид ведёт себя как друг (и едва ли не как родственник).
  • «Архимаг» Рудазова. Заглавный герой ко всем обращается на «ты», что трактуется второй героиней Ванессой как панибратство или презрительное отношение. Но в шумерском, родном языке Креола, который был очень древний, не было обращения к одному человеку на «вы».[2]
  • Роберт Хайнлайн, «Число зверя» — один из персонажей в окружении ряженых русских не понимает, почему один из высокопоставленных хамов обращается к нему то на «ты», то на «вы». Его спутница[3] поясняет, что «это как во французском».
  • Макс Фрай, «Возвращение Угурбадо» — субверсия. Cлуга колдуна Угурбадо говорит о своём хозяине исключительно во множественном числе: «они будут недовольны», «они мне приказали»… Джуффин полагает, что дело в особой раболепности, замешанной на страхе… а позднее оказывается, что Угурбадо к этому моменту каким-то образом существует в двух телах одновременно.
  • «Сага о Форкосиганах» — когда император говорит «я», это может быть частным разговором; но если он переходит на «Мы» — это уже приказ. «И я хочу именно аудиторской проверки. Точнее, Мы, чтобы придать официальный характер».

Телесериалы[править]

  • «Место встречи изменить нельзя» — Жеглов, допрашивая Груздева, позволяет себе обратиться к нему на «ты». Оскорблённый интеллигент Груздев вскипает: «Ты мне не тычь, сукин сын! Я взрослый человек, пожилой! Я гражданин советский, я буду жаловаться!». Жеглов, слыхавший за годы службы и не такое, насмешливо улыбается и говорит, что разницы, обращаться на «ты» или на «вы», нет никакой. Впрочем, больше он Груздеву не «тыкает».
    • Любопытно, что Жеглов обращается на «ты» ко всем уголовникам — Маньке Облигации, Копчёному, Кирпичу, Ручечнику — а с гражданскими всегда на «вы» и весьма обходителен. Возможно, это его «тыканье» Груздеву — как раз сигнал о том, что он окончательно записал подозреваемого в убийцы. А вот к сообщнице Ручечника Волокушиной Жеглов тоже на «вы» — потому что настраивает её «расчистить себе дорогу к новой жизни» через помощь следствию.

Реальная жизнь[править]

Русский язык[править]

(link)

Ты и вы в русском языке с точки зрения канадца (с юмором)
  • Разумеется, встречается в количестве — что в процессе выяснения отношений посторонние люди слетают на «ты», что друзья и родственники, желая особо строго выговорить близкому, переходят на «вы». Бывший руководитель автора правки, будучи в гневе, начинала метаться между «вы» и «ты», аки пресловутая стрелка осциллографа.
  • Маяковскому некий критик приписывал чрезмерный индивидуализм: дескать, слишком часто употребляет местоимение «я»! На что Маяковский ответил, что тогда образцом коллективиста следует признать императора Николая, который во всех официальных документах использовал формулировку: «Мы, Николай Второй…»
  • В «Брейн-ринге» был вопрос: откопали берестяную грамоту с текстом типа «Челобитная князю. Обращается холопка ваша по такому-то делу…» — как определили, что грамота фальшивая? Подсказка: на Руси до Петра I обращение «вы» не использовали. Борис Бурда определил.
    • В древнерусском языке, помимо множественного, было и двойственное число. Оно употреблялось в значениях «мы двое» вѣ, «вы двое» ва. Правильное его употребление служит практически безотказным шибболетом для определения подлинности древнерусских текстов.
  • В русскоязычном сегменте сети FIDO было принято обращаться на «ты» абсолютно ко всем — в знак равного и неформального общения. На «выканье» могли даже обидеться.
    • В современном Рунете незнакомые юзеры в основном общаются на «вы», но вот сверхпочтительное «Вы» с большой буквы — уже издевательство. Японцы со своим «Кисама!», которое настолько почтительное «Вы», что уже «ах ты сука!», оценили бы.
      • Видимо, зависит от того рунета, которым вы пользуетесь. В некоторых местах наоборот, пеняют, что «вы со строчной буквы — невежливо!»

Иностранные языки[править]

  • В английском языке множественное you практически полностью вытеснило единственное thou. Да, в молитвах еще используют «ты» (хотя с конца 1980-х Библию на английский уже начали переводить с «you»); да, в забытых еще языческими богами глухих углах на севере Англии еще можно услышать что-то вроде «Thou art a fool boatswine, and thy jokes are stupid», но это уже всё не то… А в последнее время в английском наметилась тенденция различать you при обращении к одному лицу и you при обращении к группе — в последнем случае говорят you all («вы все»).
  • В китайском для «вы (несколько человек)» и «вы (уважаемая персона)» используются разные местоимения, причём «вы» во множественном это именно «ты» во множественном. То есть ni=ты, nimen=вы множественное, nin=Вы Уважительное. В японском этих обращений и того больше.
  • Японский язык в этом отношении очень своеобразен. Там есть «ты», есть примерно «вы», есть аж два местоимения, которые означают что-то вроде «ты, скотина», а вообще нормы приличия предписывают в большинстве случаев обращаться к людям в третьем лице. То же самое касается слова «я» — от «я, самый крутой в мире человек» до «я, жалкая, ничтожная личность».
  • В тюркских языках тоже есть «ты» во множественном и в единственном числе, и «вы» тоже во множественном и единственном числе.
  • В испанском тоже разделяются «множественное» и «вежливое» местоимение «вы» (а «вежливое» ещё и имеет формы единственного и множественного числа): tu — ты, vosotros — «вы» при обычном обращении к двум и более лицам, Usted (сокращённое и искажённое vuestra merced — «Ваша милость») — «Вы» при вежливом обращении к одному лицу, Ustedes — «вы» при вежливом обращении к двум и более лицам. Любопытно, что в Испании обращения «Usted» и «Ustedes» становятся всё более редкими: даже университетский преподаватель может сказать студентам «vosotros», и никто не посчитает это невежливым, ну а при менее формальном общении испанцы склонны «выкать» друг другу ещё меньше. А вот в Латинской Америке, напротив, Usted постепенно вытесняет tu, как в своё время в английском you вытеснило thou.
  • В бразильском португальском местоимение você (вежливое «Вы»), похожее на испанское Usted, полностью вытеснило tu («ты»), и бразильцы «выкают» даже собственным детям. А вот в европейском португальском держится и tu (и португальцы достаточно легко переходят на «ты» с новыми знакомыми), и você/vocês, и o senhor / a senhora («господин» или «госпожа»).
  • В Германии по обращению на «ты» или на «вы» можно понять, насколько люди между собою близки — немец будет обзывать неприятного ему незнакомца самыми последними словами, но никогда не обратится к нему на «ты».
  • Во Франции существуют развесистые и хитросплетённые правила, кому, в зависимости от степени близости и уважения, следует говорить «tu» («ты»), а кому — «vous» («вы»). Есть даже блок-схемы, иллюстрирующие этот нелёгкий выбор, и в языковых школах преподаватели уделяют этой теме особое внимание. Изучающие французский русскоязычные студенты в конце концов приходят к выводу, что «тыкать» и «выкать» во Франции следует тем же, кому бы ты и в России сказал «ты» или «вы».
  • В Швеции после прошедшей в 1960-х годах «ты-реформы» было официально упразднено обращение на «Вы», и местоимение ni («вы») теперь употребляется только по отношению к нескольким людям или, в редких случаях, к клиенту (это звучит для шведа так же подобострастно, как и «Многоуважаемый Клиент!» для русского). К членам королевской семьи следует обращаться в третьем лице, но даже если нечаянно «тыкнуть» королю, это будет лишь конфуз, но не трагедия.
    • Название, кстати, ироничное, в пику официальной кампании «вы-реформы» которая тогда шла уже пару лет с переменным успехом. Хотя посыл примерно тот же: «дореформенная» система обращений в шведском по сложности напоминала японскую.
  • В соседней Норвегии местоимение De («Вы») тоже постепенно отмирает само собой, безо всяких реформ.
  • В иврите как в древнем языке до сих пор нет обращения к одному человеку на «вы». На «ты» обращаются к учителю, начальнику, генералу или главе государства. Как следствие, под влиянием иврита и израильского менталитета, многие русскоязычные репатрианты, даже говоря по-русски, почти ко всем обращаются на «ты» за исключением очень уважаемых или пожилых людей.
    • А ещё в иврите есть «ты» мужского рода, а есть «ты» женского рода. И «вы» (группа лиц) есть как мужского рода, так и женского. Один из способов в иврите смертельно оскорбить мужчину — обратиться к нему на «ты» в женском роде[4]. Адекватные люди прощают такую оговорку новым репатриантам, ещё плохо знающим иврит.
    • А если на иврите к женщине обратиться на «ты» в мужском роде, то может быть лёгкий конфуз, непонятка или ничего — но не смертельное оскорбление как в противоположном случае. Когда группа лиц смешанного состава, к ней обращаются на «вы» в мужском роде (тенденция во многих языках смешанную группу сводить к мужскому роду, как и в русском — «Оба пришли. И парень, и девушка», «В этом конкурсе может принять участие каждый»). А современные израильские феминистки предпочитают к смешанной группе обращаться в женском роде. Не знаю, может ли это оскорбить горячего израильского мачо, но женщине бить морду за такое обращение он не будет.

Примечания[править]

  1. Дети, что с них взять. «Иду на вы» в переводе на современный русский будет «Иду на вас». Разумеется, Святослав при этом имел в виду «Иду на вас в целом, неуважаемые половцы», а не «Иду на вас лично, неуважаемый половецкий хан».
  2. А вообще ситуация странная, учитывая, что действие книг на Земле происходит в Америке, и Креол говорит на английском, где нет разницы между «ты» и «вы».
  3. Судя по всему, alter ego Вирджинии Хайнлайн, всерьёз увлекавшейся русской классикой в оригинале.
  4. Сравни в русском языке: «Что эта мужчина только что сказала?»