Трусливый лев

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Cowardly Lion. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Во-первых, был он до неприличия молод, во-вторых, совершенно бесстрашен… Ибо что есть бесстрашие? Это такое состояние духа, когда человек настолько очумел от страха, что ему уже все равно. »
— Евгений Лукин, «Алая аура протопарторга»

Герой дореалистической эпохи в искусстве не знал страха — именно это отделяло его от обычного человека и делало собственно героем. Но XIX век ознаменовался массовыми войнами, которые требовали массового героизма. В массовое искусство в качестве героя шагнул народ, а Капитан Очевидность как бы говорит нам, что народ не может целиком состоять из полубогов, не ведающих страха. Осмысливая войны Наполеоновских времен, искусство пришло от классицистского героизма и романтического бесстрашия к образу обычного человека, в экстремальных обстоятельствах преодолевающего страх. Появилась новая концепция героизма: не харизматического, которым герой наделяется «свыше», а психологического, рождающегося в душе заурядного человека, который возрастает над собой преодолевая свой страх. Вот, например, как это показано у А. Дюма в романе «Сорок пять»:

« Шико пожал плечами и, глазом не сморгнув, сел на прекрасную испанскую лошадь, которую ему подвели, как только король отдал свое приказание. Генрих пустил своего коня в галоп; Шико поскакал за ним следом. Доехав до передовой линии своего небольшого войска, Генрих поднял забрало.
— Развернуть знамя! Новое знамя! — крикнул он с дрожью в голосе.
Сбросили чехол — и новое знамя с двумя гербами — Наварры и Бурбонов — величественно взвилось в воздух; оно было белое: с одной стороны на нем в лазоревом поле красовались золотые цепи, с другой — золотые лилии с геральдической перевязью в форме сердца.
«Боюсь, — подумал про себя Шико, — что боевое крещение этого знамени будет весьма печальным».
В ту же минуту, словно отвечая на его мысль, крепостные пушки дали залп, который вывел из строя целый ряд пехоты в десяти шагах от короля.
— Гром и молния! — воскликнул Генрих. — Ты видишь, Шико? Похоже, что это не шуточное дело! — Зубы у него отбивали дробь.
«Ему сейчас станет дурно», — подумал Шико.
— А! — пробормотал Генрих. — А! Ты боишься, проклятое тело, ты трясешься, ты дрожишь; погоди же, погоди! Уж раз ты так дрожишь, пусть это будет не зря!
И, яростно пришпорив своего белого скакуна, он обогнал конницу, пехоту, артиллерию и очутился в ста шагах от крепости, весь багровый от вспышек пламени, которые сопровождали оглушительную пальбу крепостных батарей и, словно лучи закатного солнца, отражались в его латах.
»
— А. Дюма

Также отличной иллюстрацией служит отрывок из повести А. Маклина «Пушки острова Наварон»:

« Похвалы я не заслуживаю, — продолжал он спокойно. — Вряд ли я помню, как поднимался.
Удивленно выгнув брови, Мэллори смотрел на юношу, не перебивая его.
— Я перепугался до смерти, — признался Стивенс, не удивляясь своим словам, которые прежде ни за что не осмелился бы произнести.
— Никогда еще за всю свою жизнь я не испытывал такого страха.
Качая головой, Мэллори поскреб щетинистый подбородок. По-видимому, он был действительно изумлен. Посмотрев на Стивенса, он лукаво улыбнулся.
— Оказывается, ты еще новичок в этих играх, Энди. — Капитан снова улыбнулся. — Ты думаешь, я смеялся и распевал песни, поднимаясь по скале? Думаешь, я не испытывал страха? — Закурив сигарету, новозеландец посмотрел сквозь клубы дыма на юношу. — Страх — это не то слово. Я цепенел от ужаса. Да и Андреа тоже. Мы повидали всякого, поэтому не могли не бояться.
— Андреа? — засмеялся Стивенс, ко тут же вскрикнул от боли в ноге. Мэллори решил было, что тот потерял сознание, но юноша продолжал хриплым голосом. — Андреа! — прошептал он. — Не может быть.
— Андреа действительно испытывал страх, — ласково проговорил рослый грек. — Андреа и сейчас испытывает страх. Андреа всегда испытывает чувство страха. Потому-то я и цел. Он посмотрел на свои большие руки. — Потому-то столько людей погибло. Они не испытывали чувства страха. Не боялись того, чего следует постоянно бояться, забывали, что следует остерегаться, быть начеку. Андреа же боялся всего и ничего не упускал из виду. Вот и вся разгадка.
Посмотрев на юношу, грек улыбнулся.
— На свете не бывает ни храбрецов, ни трусов, сынок. Храбрецы все. Для того чтобы родиться, прожить жизнь и умереть, нужно быть храбрецом. Мы все храбрецы, и все мы боимся. Человек, который слывет смельчаком, тоже храбр и испытывает страх, как и любой из нас. Только он храбр на пять минут больше. Иногда на десять или двадцать или столько, сколько требуется больному, истекающему кровью, испуганному мальчишке, чтобы совершить восхождение на скалу.
Стивенс молчал, потупив взор. Никогда еще он не был так счастлив, не испытывал такого внутреннего удовлетворения. Он давно понял, что таких людей, как Андреа и Мэллори, не проведешь, однако он не знал, что друзья не придадут никакого значения тому, что он боится.
»
— А. Маклин

Сказочный образ, родившийся для публики в 1900 году, можно считать окончательным закреплением этой парадигмы в литературе. Лев уверен в том, что он трус, и постоянно испытывает страх, но в ходе сюжетных перипетий постоянно вынужден преодолевать его, защищая друзей. Ему хочется быть «по-настоящему смелым», то есть вовсе не испытывать страха, но все остальные понимают, что умение преодолевать страх ценней умения вовсе его не испытывать.

Родственный троп — Сильный, но робкий, если страх одолеть не удалось.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Комиссар Кайафас Каин (ГЕРОЙ ИМПЕРИУМА!!!) из книжек Сэнди Митчелла, появись он на сотню лет пораньше — сейчас эта статья носила бы его имя. Все его подвиги происходят по схеме: узнал, что надвигается зыбучий грёбаный песец —> подыскал себе непыльное дельце подальше от основной заварушки —> обнаружил там такое топливо ночного кошмара, что лучше бы лично повёл бойцов в изначальное пекло —> превозмог обоих, а потом про этот случай раструбили по Би-Би-Си на весь Империум. В общем, самый героический трус Галактики (прямая цитата, между прочим).
  • А. Волков, «Волшебник Изумрудного города»/Ф. Баум «Волшебник страны Оз». Кодификатор — Трусливый Лев собственной персоной.
    • В версии Баума Трусливый Лев был аллюзией на тогдашние силовые структуры.
  • В. Каверин, «Ночной сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году» — Петька Воробьёв, «Воробей с сердцем льва». В делах житейских робок, но в критические моменты — отважен до полной самоотверженности. Потому что за тех, кто ему по-настоящему дорог, Петька боится гораздо больше, чем за себя самого.
  • Константин Вашенкин: «Трус притворился храбрым на войне, поскольку трусам спуску не давали … И так вошел он в роль, что наконец стал храбрецом, почти уже природным». Судя по стихотворению, однако, герой был далеко не труслив с самого начала.
  • «Властелин Колец» — хоббиты, в особенности Фродо.
  • «Дюна» — знаменитую литанию против страха можно рассматривать с этой точки зрения. «Я встречусь лицом к лицу со своим страхом. Я позволю ему пройти надо мной и через меня. И когда он уйдет, я обращу внутренний взор на его путь; там, где был страх, не будет ничего. Останусь лишь я».
  • Астрид Линдгрен, «Братья Львиное Сердце» — главный герой, Калле Лейон.
  • Л. Гераскина, «Мягкий характер» — Лёня считает себя безнадёжным трусом. Однако же он преодолевает себя и проявляет вполне мужественные стороны характера: лезет в колодец, чтобы достать оторванную хулиганом Петькой голову робота Роберта, спасает забравшуюся на дерево Лизу.
  • Диана Уинн Джонс, «Ходячий замок» — маг Хаул. Перед кульминацией признаётся, что до дрожи боится Ведьмы Пустоши и её огненного демона, хоть и выходит с ними на бой: «Единственный способ сделать нечто настолько пугающее — это убедить себя, что я этого не делаю».
  • Терри Пратчетт, «Посох и шляпа» — Ринсвинд сознательно жертвует собой и заставляет Койна сбежать, закрыв портал, сам остается вечно убегать от Тварей в Подземельных измерениях.
  • Harry Potter — Невилл Лонгботтом.
    • В фильме благодаря игре Мэтью Льюиса особенно чётко видно, почему Шляпа распределила этого мальчика именно на Гриффиндор, факультет отважных. А вся его робость (и в книге и в экранизации) — последствия многочисленных психотравм, да ещё плоды воспитания властной, но доброй бабушкой, только и всего.
  • «Ведьмак» — Лютик. На первый взгляд, поэт первостатейный трус. На самом деле, он воплощает в себе утверждение: «Трус тот, кто боится и бежит, а кто боится и не бежит, тот ещё не трус». Он может бояться, трястись, бледнеть, блевать, кричать, но автору правки не удалось вспомнить ни одного раза, чтобы бард со страху предал или сбежал. Иногда он даже произносит некое Заткни ганнибало.
    • Попал вместе с Геральтом в руки эльфам, которые собираются их расстрелять. Держится достойно.
    • После того, как джинн разгромил Ринду и улетел — понёсся искать друга, не думая о пожарах, обрушениях, и о том, что тварь, едва не укокошившая его, может вернуться.
    • Во время охоты на золотого дракона имеет неплохой шанс вместе с ведьмаком погибнуть от рук рубайл (а зачем им свидетели?). Похабничает, оскорбляет Йеннифэр, складывает балладу о двух сиськах, но не умоляет о пощаде.
    • В Новиграде привлёк вместе с ведьмаком внимание местной СБ — и опять повёл себя вполне достойно — не бросился в ноги с криками «Это всё они, я мирный поэт, хватайте ведьмака и низушка!».
    • В Бремервоорде не бросил Геральта и помог ему выбраться на полку из воды. Бросился бежать (чем облегчил задачу ведьмаку, которому не надо было его прикрывать) только после четвёртого по счёту приказа.
    • В Вызиме в разгар эпидемии оспы вынес тело своей подруги Эсси Давен, чтобы похоронить.
    • Попавшись Риенсу, не отвечает на его вопросы. Да, скорее всего, он сломался бы… но трус раскололся бы сразу, не дожидаясь «угроз физической расправой».
    • Едет в Брокилон к Геральту. Имея не просто неплохие, а отличные шансы получить стрелу, не останавливается и не поворачивает назад.
    • Бесстрашно защищает перед цинтрийским маршалом Виссегердом Геральта (с которым у маршала давние счёты) и честь покойной королевы Калантэ, напрочь игнорируя тот факт, что Виссегерду плевать на его славу поэта и он, профессиональный военный и буйный силач, способен в запальчивости самолично придушить Лютика, как бультерьер — мышонка.
    • В финале, во время погрома в Ривии бросается защищать раненого Геральта с метлой наперевес.
  • Досье Дрездена — Баттерс. Для него обычное поведение в драке — одновременно скулить от страха и защищать друзей с таким же остервенением, как кошка защищает котят.
    • Да и Мортимер Линдквист тоже.
  • A Song of Ice and Fire — «Смертоносный» Сэм Тарли. Интересно, что в самом начале саги Нед Старк на вопрос сына «А может ли человек одновременно бояться и быть отважным?» отвечает «Только так он и может быть отважным». С такой точки зрения, Сэм — едва ли не самый отважный человек во всем Вестеросе, хотя сам он будет последним, кто в это поверит.
  • «Хроники странного королевства» — Жак до обмороков (буквально) боится крови, мертвецов и тому подобного. Тем не менее, когда от этого зависит жизнь его друга, он успешно пересекает морг. Да и вообще, он — потомок суперсолдата, так что в критических ситуациях крут невероятно.
  • Дэвид Геммелл, «Легенда» — Регнак, Бронзовый Князь поневоле.
  • Галина Красовская, «Серебряное дерево» — медик-ассистент Витаминчик ужасно боится змей. А потом не только изобретает лекарство против их яда, но ещё и с риском для жизни испытывает его на себе!

дракона. Ближе к концу цикла обе квазиличности сливаются воедино.

  • Драконья Сага — Звездокрыл. Долгое время был робким и нервным драконом, но в дальнейшем проявил себя и не побоялся выступить против Провидца, обретя уверенность в себе. Жаль, ненадолго.
  • «Врата Смерти» Уэйс и Хикмэн — Альфред Монбанк. Сбегает от проблем либо буквально, либо фигурально — теряя сознание. В то же самое время, его альтер-эго Корен — волевой, храбрый и решительный добрый волшебник в образе
  • Дж. М. Фрейзер, «Записки Флэшмена». Гарри Пэджет Флэшмен. Принял участие во всех военных конфликтах Британской империи и не только ее с 1840 по 1900 годы. Фантастический трус, лжец и бабник, но вынужден геройствовать ибо репутация. Прототип комиссара Каина.
  • «По ту сторону рассвета» — Берен не раз говорил, что его, подчас безрассудная, смелость соседствует со страхом. Как он говорит своему оруженосцу: «Наша братия с пелёнок усваивает: нельзя показывать, что тебе больно или страшно; это самая большая тайна воинов, Руско: что мы, как и все люди, способны испытывать страх и боль, сомнения и слабость. Не ведающие страха витязи — враньё песенников, да и цена таким витязям — ломаный медяник. Порой у витязей и коленки дрожат, и живот сводит — но это нас не останавливает. На то мы и воины.» Эта черта характера ГГ так же любима реалистами, как и то, что он мрачный прагматик, и так же отдаляет его образ от канона, где Берен — паладин без страха и упрёка.
  • «Коты-Воители» — Горелый. С детства был робким котом, но по собственному желанию помог друзьям в сражении с Кровавым племенем.

Кино[править]

  • «Дюнкерк» — в какой-то степени является героем статьи Томми, один из главных героев, британский солдат, пытающийся сбежать из французского Дюнкерка, на который наступают немцы. Да, он напуган до смерти, он дезертир, и он готов сбежать из охваченной войной Франции любой ценой, пробравшись на эвакуационный транспорт «вне очереди». Но при этом он, не задумываясь, бросается на помощь оказавшимся в воде солдатам, он спасает своего товарища, вместо того, чтобы бросить его и спасаться самому, и он заступается за этого товарища, когда того пытаются отправить запускать мотор корабля на простреливаемую немцами палубу.
  • «Катастрофа над Берлином» — Хуф, простой инженер-электрик и добродушный толстяк, неспособный поначалу даже постоять за себя перед задирами, но несмотря на страх перед закрытыми пространствами и прочим, все-таки идет в поврежденный отсек, ради верящего в него мальчика.
  • BIONICLE: Mask of Light — Такуа весь фильм избегает своего предназначения и настолько боится ответственности, что просто бросает свои проблемы и пытается уйти от них, свалив всё на Джаллера. Но разве он трус? Нет, дважды в экстренных ситуациях он отреагировал быстро и храбро, то попытавшись переплыть реку из лавы, то спасая Джаллера тем, что схватил Маску Света и принялся грести ей дальше от берега озера. В конце концов находит в себе силы побороть страх, с видимой борьбой принимая судьбу и надевая маску.

Телесериалы[править]

  • Звёздные врата: Атлантида — Родни Маккей. В разговорах часто предстает карикатурным паникером а-ля С3РО. Не мог снять с себя защитное устройство Древних из-за подсознательного страха (сумел только за счет страха вполне сознательного). В начале сериала отметился падением в обморок. Но вместе с тем, в критический момент он совершает действительно героические поступки, вплоть до самопожертвования.
  • The Boys (телесериал) — Хьюи и Старлайт:
    • Хьюи среди «Пацанов», (команды обычных людей, противостоящих суперам), является единственным "гражданским" в окружении бандитов, наёмников и супертеррористки. Поэтому происходящую вокруг него вакханалию он переносит тяжелее остальных. Тем не менее, он и не думает сдаваться.
    • В случае Старлайт, можно заметить, что в первом сезоне она боится против Хоумленднра даже слово сказать, во втором же она стойко держится, когда он угрожает ей смертью. Вот только, чуть позже она со слезами на глазах призанаётся Хьюи, что после такого ей страшно возвращаться в башню «Vought».

Мультфильмы[править]

  • "Три богатыря — Змей Горыныч.
    • Князь, в принципе, тоже. Чего только стоит сражение с войском Василевса в «Соловье-Разбойнике».
  • «Земля до начала времён» — Питри.
  • «Аладдин» — Яго, начиная со второго мультфильма, когда он присоединился к положительным персонажам.
  • «Тарзан» — слон Тантор. Боится всего и вся, но иногда таки перебарывает страх и спасает своих друзей. Например, в финале первого фильма он раскидал команду наёмников Клейтона, освободив Тарзана, Джейн и её отца-профессора.
  • «Снежная королева» 2013 г. — тролль Орм.
  • Kung Fu Panda 2 — Лорд Шень представляет собой злую версию тропа. ОЧЕНЬ ЗЛУЮ.

Мультсериалы[править]

  • «Чип и Дейл спешат на помощь» — Дейл и в меньшей степени Рокки (далеко не трус, но имеет несколько фобий).
  • «Охотники на троллей» (2016 год) — первое правило охотника: «Всегда бойся». В соответствии этому правилу главный герой сериала находит себя особенно успешным.
  • «Охотники на драконов» — в нескольких эпизодах (большей частью во втором сезоне) Гвиздо отходит от амплуа «милого трусишки» именно в эту сторону. Ближе к финалу мультсериала складывается впечатление, что за более чем десять лет опасной работы паренёк уже элементарно устал бояться.
  • «My Little Pony: Friendship is Magic» — пегаска Флаттершай, которая боится даже собственной тени, но если её близким что-то угрожает, то лучше бегите.

Аниме, манга и ранобэ[править]

  • One Piece — Усопп же! Принцесса Ширахоши, в принципе, тоже подходит (была готова принять на себя удар исполинского корабля «Ноя» дабы защитить родной остров).
  • Katekyo Hitman Reborn! — Савада Тсунаёши, по совместительству гг, изначально в диком ужасе от свалившегося на его голову «счастья», но в дальнейшей перспективе ноет, а потом апгрейдится, ноет и снова апгрейдится, в конце вообще дорастает до осмысленного !(не навязанного) самостоятельного желания спасти Реборна и последующего исполнения этого. Возможно, такой характер запилен для того, чтобы зрителей доставляло нытьё по поводу «не_хочу_быть_боссом_мафии» (казалось бы, быть мафиози круто, но гг видит в этом одни минусы, плюсов же не видит вообще). Также зачастую играет роль Единственного нормального человека, на чём построено множество лузлов.
    • Подсвечено его животным из коробочки: маленький львенок Натс, который вне сражений ховается за спиной хозяина, ибо боится.
  • «Крутой учитель Онидзука» — Нобору Ёсикава.
  • Волчий дождь — Тобоэ и с прикрученным фитильком Хигэ (последний пополам с тропом Антигерой).
  • Goblin Slayer — хотя Жрица в начале напугана до мокрых подштанников буквально, она все-таки находит в себе силы схватить посох и преградить путь гоблину, не позволив ему сбежать и предупредить остальных.
  • Tengen Toppa Gurren Lagann — Cимон (до апгрейда в идеального героя), что очевидно. И Камина, что не так очевидно. Этот настолько умело маскировал страх, что все соратники (и даже большая часть зрителей) полагали его совершенно, даже чрезмерно бесстрашным. Репутация лидера и крутого старшего брата обязывала.
  • Mo Dao Zu Shi — Вэнь Нин. Робкий и застенчивый юноша, который, однако, выказывает немалую силу духа, решившись помочь Вэй Усяню и Цзян Чэну. Да и судя по рассказу Вэй Усяня, робость не помешала ему попытаться защитить своих людей от Цзинь Цзысюня.
    • В live-action адаптации первый случай сыгран ещё и с педалью: если в романе ему удается вытащить Цзян Чэна из Пристани Лотоса не подставившись при этом, то в дораме у него такой возможности нет — и он отлично понимает насколько тяжкими будут последствия, когда его участие в побеге вскроется (по факту от казни его спасло только падение Ордена Цишань Вэнь) — но тем не менее он подставляется и до самого конца помогает беглецам.
  • Boku no Hero Academia — Минору Минета. Удирает от битвы одним из первых, но если его зажать в угол, он сделает всё возможное, чтобы победить своего врага.
  • Onepunchman — Кинг. Попал в S-класс супергероев совершенно случайно, не обладает никакими сверхспособностями и до ужаса боится монстров. Однако его репутация непобедимого героя делает свое дело, в результате чего большинство врагов сами боятся парня и не желают с ним связываться. Кинг это прекрасно знает, а умение держать морду кирпичем и не выдавать свой страх на людях позволяет ему обращать в бегство противников всего лишь парой пафосных фраз. К тому же, несмотря на свою трусость, Кинг знает слово «надо» и зачастую вынужден через лютый ужас идти на самоубийственное задание, потому что люди в нем нуждаются.
  • Kimetsu no Yaiba — Агацума Зеницу. С первого взгляда даже задаёшься вопросом «Что это ходячее недоразумение забыло среди охотников на демонов?», но стоит копнуть чуть глубже...
  • Hataraku Saibou Black — AC-1677, лучший друг главного героя. Несколько раз от страха буквально сбегает из опасного места, бросая даже своего друга... но в критический момент пересиливает свой страх и возвращается. Увы, но в желудке это стало для него фатальным.
  • Sousou no Frieren — в команде Гиммеля таковым был Айзен. В команде Фрирен это амплуа занял Старк — что забавно ученик Айзена.

Видеоигры[править]

  • В игре Albion такими являются все маги ордена Кенгет Камулос. Магия ордена использует страх мага; чем больше способен бояться маг, тем сильнее его заклинания. Но, разумеется, просто бояться мало, нужно ещё уметь справиться со страхом и «перегнать» его в магическую энергию.
  • Persona 4 — Тиэ Сатонака. Бой-девка, увлекающаяся боевыми искусствами, но при этом пугливая и чувствительная. До ужаса боится страшных историй и темных мест.
  • The Legend of Heroes: Trails of Cold Steel — Эллиот Крейг. Человек совершенно не военного характера, явно побаивается и относится к приключениям без энтузиазма. Однако всегда и во всем плечом к плечу с товарищами.
  • Devil Survivor 2 — Дайчи. Трусоватый парень, не любит сражаться и постоянно уговаривает главгероя не лезть на рожон. Но в экстремальных ситуациях… Протаранить Дубхе грузовиком? Вызвать демона 99 уровня и вынести Бенетнаша, с которым не справились даже объединенные силы оставшихся призывающих (в аниме-адаптации)? Да и после раскола призывающих на воюющие группы он не побоялся собрать команду, выступить против крутых лидеров Рональдо и Ямато, дойти до финального босса и изменить мир — и как раз выбор в качестве лидера Дайчи дает игроку наилучшую возможную концовку.
    • по словам разработчиков, Дайчи сознательно создавали как представителя этого тропа. Даже его знак зодиака (как раз Лев) — ни что иное, как отсылка.
  • Серия игр Марио — Луиджи. Просто Луиджи.
  • Crash Twinsanity — Кортекс. Ради защиты племянницы и спасения мира (который он сам хочет завоевать) он способен преодолеть собственную трусость и дать главному боссу бой.
  • Heroines of Swords & Spells — Анастасия Стрижинская. Боится она практически всего, но если дело не касается совсем уж фобий, то старается побороть страх ради друзей и чести рода. А в финале и вовсе страх за других оказывается сильнее страха за себя.