Трое из леса

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«Трое из Леса» — цикл книг Юрия Никитина, рассказывающий из приключениях трёх выходцев из племени невров.
Трое (слева направо): Таргитай (Тарх), Олег и Мрак (нарыто на просторах всемирной паутины).
На сегодняшний день состоит из девятнадцати изданных книг и минимум шести (одна из которых, вероятно, готовится в печать), находящихся в процессе написания. Вплотную к этому циклу примыкает другой от этого автора «Троецарствие» (изначально задумывался межавторским), первые две книги крутятся вокруг одного из троих — Олега. Возможно, остальные книги автора также имеют отсылки к циклу: по данным фанатской группы в vk, Вещий Олег в «Ингвар и Ольха» — это именно персонаж из цикла, а не его прототип (а также там есть и другие персонажи из «Гиперборея»).

Книги, входящие в цикл[править]

Готовые[править]

  • «Начало всех начал» (2008) — хронологически самая первая книга, но по факту приквел, написанный гораздо позже всей остальное серии, читать его желательно тоже позже, хотя бы после первых трёх (или даже четырёх) книг. Действие происходит от сотворения мира до Всемирного Потопа (включительно), во многом повторяя сюжет Библии. Никаких троих, в книге, естественно, нет — не родились же ещё, зато есть старшее поколение невров в полном составе: Тарас, Громобой, Боромир.
  • «Трое из Леса» (1993) — хронологически вторая (пока не будет дописан роман «Яфет»), по времени написания первая книга цикла. В глухой деревушке, расположенной в глубине древнего Леса, живёт племя невров. Очередной весной племя решает изгнать двух дармоедов — Таргитая и Олега; ним присоедниился Мрак.
  • «Трое в песках» (1993) — убедившись в финале прошлой книги, что вовсе не правители и военачальники в этом мире главные, трое пытаются найти ответ у магов, к одному из которых и поступают в ученики.
  • «Трое и боги», другое название «Трое и Дана» (1994) — трое борются против трёх антагонистов, а на фоне этого локального противостояния Ящер поднимает мёртвых на борьбу против живых. Грандиозная битва полностью меняет мир.
  • «Трое в долине» (1997) — узнав, что через несколько дней Род собирает все народы, кроме людей, в долине битвы волхвов, чтобы выбрать из них того, что будет дальше господствовать на земле, трое решают исправить несправедливость и спешат на эту встречу.
  • «Мрак» (1996) — после того, как трое разошлись в разные стороны, Мрак ищет свою возлюбленную Светлану, хотя самому ему остаётся жить ровно до первого снега.
  • «Передышка в Барбусе», другое название «Мрак 2» (2004) — получив возможность жить бесконечно долго, Мрак по-настоящему стал ценить собственную жизнь, которую так легко оборвать. Он решает где-то отсидеться, чтобы осознать всё случившееся, случай сводит его с правителем Барбуса, с которым они похожи, словно близнецы, и который просит подменить его на троне, дабы у самого было время на научные исследования.
  • «Семеро тайных» (1998) — после того, как трое разошлись в разные стороны, Олег решает посвятить себя познанию мира. Какое-то время пытался медитировать в пещере, но вышел и решил собрать сильнейших магов земли в единую организацию, которая будет управлять миром. В последующих книгах организация, по сути, становится одним из главных персонажей.
  • «Изгой» (2000) — действие книги происходит через пару десятилетий после предыдущей, Олег рассорился с «Семерыми тайными», которых сам и создал, но главное, на земле закончился магический дождь, и колдовать стало очень затруднительно.
  • «Истребивший магию» (2010) — события книги происходят спустя некоторое время (годы?) после событий предыдущей. В центре сюжета очередное противостояние Олега «Семерым тайным». По написанию — одна из поздних книг цикла, самая слабая в плане продвижения глобального сюжета.
  • «Фарамунд» (1999) — первая книга, чьи события происходят уже в историческую эпоху, а именно V век нашей эры. В центре сюжета путь на вершину воина Фарамунда, потерявшего память. В финале выясняется, что это был Олег, изменивший облик и стёрший себе память, чтобы спрятаться под этой личиной от «Семерых тайных».
  • «Гиперборей» (1995) — медитацию Олега в очередной раз потревожили. Обры устроили резню в окрестностях. Расправившись с печально известным племенем, Олег понимает, что мир изменился, и надо принять участие в этих изменениях. Он решает посадить на Новгородский престол князя Рюрика.
  • «Святой Грааль» (1994) — в своих странствиях крестоносец Томас Мальтон встречает некоего волхва Олега. И понеслось…
  • «Стоунхендж» (1994) — прямое продолжение предыдущей книги, а вместе с ней и совместных приключений Томаса и Олега.
  • «Откровение» (1996) — как бы финал трилогии о Томасе Мальтоне, но как показало время — нет.
  • «Возвращение Томаса» (2006) — очередная «дописка», вбоквел к циклу, рассказывает об очередном приключении Томаса и Олега.
  • «Башня-2» (1999) — на дворе бесславные девяностые, мир меняется, а Яфет вновь решил осуществить свою давнюю мечту и построить Башню.
  • «Человек с топором» (2003) — приключения Олега и Мрака в начале нулевых.
  • «Зачеловек» (2003) — продолжение приключений Олега и Мрака в недалёком будущем.

Спин-оффы[править]

Цикл «Троецарствие» — события происходят после событий книги «Изгой», возможно, и после «Истребивший магию».

  • «Артания» (2002) — решив жениться на принцессе враждебного государства Куявия тцаревич Придон получает от её отца задание — найти древний меч, когда-то разделённый на части и запрятанный в трёх государствах Олегом.
  • «Придон» (2002) — продолжение о поисках древнего меча и печальный финал для большинства героев, в том числе заглавного.
  • «Куявия» (2003) — взгляд на события двух предыдущих книг с противоположной стороны, глазами куява-драконовода.
  • «Ютланд, брат Придона» (2011) — после гибели старших братьев, Ютланд остаётся законными правителем Артании. Книга написана уже появления игры «Троецарствие» и во многом испытала её влияние на себе.
  • «Ютланд и Мелизенда» (2017)

«Троецарствие» задумывался межавторским циклом. И одна книга другого автора в нём действительно есть:

В процессе написания[править]

  • «Яфет» — прямое продолжение «Начала всех начал», будет рассказывать о путешествии Яфета, сына Ноя, и, вероятно, создании им первой Вавилонской башни.
  • «Таргитай» — после того, как трое разошлись в разные стороны, Таргитай… в общем, понятно о ком книга. В группе поклонников Юрия Никитина в vk говорят, что книга уже написана, но «Эксмо» тормозит её выход по маркетинговым соображением.
  • «Вещий Олег» — продолжение книги «Гиперборей», план Олега почти провалился, юный Игорь погиб, Рюрик во всём обвиняет волхва.
  • «Битва за Царьград» — продолжение предыдущей
  • «Меч Томаса» — продолжения приключений крестоносца Томаса Мальтон и его спутника Олега
  • «Возвращение блудного сына» и «Зачеловек 2» (это одна книга или разные — пока неизвестно) — возможно, гранд-финал всего цикла.

Персонажи[править]

  • Таргитай (Тарх) — сперва деревенский дурак, но великолепный музыкант-дударь, пользующийся большим интересом у женщин. В конце «Трое и боги» сам становится богом Сварогом, в последующих книгах, по словам Олега, Таргитай сливается с творцом, став с ним единым целым.
  • Олег — по сути, самый главный герой цикла (большая часть книг именно о нём). В деревне невров был учеником волхва, но не справился с обязанностями и был с позором изгнан из племени за предусмотрительность и привычку думать заранее, что по местным брутальным меркам тянет на трусость — и это пошло ему на пользу. Возможно, Alter Ego самого автора, ибо местами служит рупором его мыслям.
  • Мрак — сперва молодой охотник из невров, оборотень. Пошёл вместе с изгнанными, потому что надоело в деревне. После смертельного ранения не только сумел излечиться, но и полностью стёр себя из книги судеб, так что теперь всё зависит только от него.
  • Боромир — волхв деревни невров.
  • Громобой — величайший воин племени невров. Соплеменники долго спорили, кто сильнее — Громобой или Мрак. Последний признал свой проигрыш, когда Громобой, погибая в битве против войск Ящера, наткнул себя на копьё, чтобы остаться стоять на месте, создавая у противника иллюзию, что он ещё жив.
  • Тарас — дед Таргитая. Был дряхлым, сколько тот себя помнит. Погиб в битве против войск Ящера, обменяв все свои годы силу для участия в битве.
  • Лиска — рыжая воительница и любовный интерес Олега, родившая ему сына — точную копию отца. Впервые появляется в книге «Трое в песках», где возглавляет отряд, напавший на башню мага. Умеет обращаться в лису, благодаря чему Мрак легко находит с ней общий язык.
  • Томас Мальтон — крестоносец, в рукоятке меча которого хранится уникальный артефакт — гвоздь из креста, на котором был распят Иисус Христос (по крайней мере, он так думает). Стал героем нескольких книг и спутником Олега в его путешествию по Ближнему Востоку, Европе, Преисподней и Небесам.
  • Яфет — сын Ноя (того самого, что ковчег построил). Появившись в цикле пару раз — сперва в средневековье, а затем в девяностые — пытается построить Башню. Одно время возглавлял совет «Семи тайных».
  • Фагимасад, он же Агимас — вождь киммерийцев, напавших на деревню в степи, где остановились трое. В дальнейшем стал магом и чуть было не стал богом.

Адаптации[править]

  • Слухи об экранизации ходят уже давно, права у Никитина давно выкуплены, но будет ли снят фильм или сериал — большой вопрос. Да и вряд ли фанаты примут экранизацию без камео Арнольда, что влетело бы продюсерам в хорошую копеечку.
  • Группа «Арда» — песня «Мрак» об одном из троих.
  • Группа «Дорога Водана» посвятили несколько песен циклу: «Песня Мрака», «Песня Даны», «Вещий Олег».

Интересные моменты цикла[править]

  • Прощальные посиделки троих в Долине, когда Олег мгновенно убивает некоего детину, появившегося словно из под земли, и слышит осуждение Таргитая, что плохо быть волхвом, в зависимости от издания может быть в книгах «Мрак» или «Семеро Тайных», а может и не быть…
  • В одной из книг Олег называет Яфета своим предком, как и предком всех народов Европы, на самом деле — это не так, ибо невры, как становится известно из «Начала всех начал», — это параллельная ветвь человечества, не от Адама и Евы.
  • Ева-прародительница, похоже, жива (как минимум, на период Средневековья). Длинной жизнью в этом сеттинге ни кого-то не удивишь (только именованных персонажей из числа людей с пару десятков наберётся), но вот как она пережила Всемирный Потоп… Да, это всего лишь предположение Олега, что именно она ухаживает за могилой первого кочевника (своего сына Авеля), но Вещий бы не делал таких смелых выводов, не имея к ним оснований.

Что здесь есть[править]

  • А что, так можно было?! — весь сюжет «Трое в долине». Род созывает все свои творения, выбирает нового хозяина всей Земли, а людей, как кандидатов, даже не рассматривает? Пойдём в Долину и сделаем… хоть что-нибудь! «Что-нибудь» — это налететь на самого Рода и отобрать у него символическое Перо силой! Бог спокойно относится к этому эксцессу. Раз люди сами взяли судьбу в свои руки, быть им отныне и вовек «доминирующим видом»!
  • Анимаг — Мрак изначально был оборотень, но в последствии он смог обуздать свой дар-проклятье, а в наше время и вовсе научился превращаться в пса[2].
    • Олег — в первых книгах научился превращаться в некое летающее существо, похожее на летучую мышь.
    • Лиска — обращается в лису.
  • Баба-Яга при встрече с (за)главными героями сильно сокрушается о том, что эпоха матриархата прошла, потеряли бабы свою власть.
  • Бастард — Ютланд[3] (а также его хорт и конь) родился после того, как его мёртвой матерью овладел влюблённый в неё Тёмный Бог (а потом его пёс и конь). Однако правителем Артании мальчик был признан законным сыном.
  • Бафосная угроза — Мрак: «Дам в лоб — ухи отпадут и прыщи осыпятся!»
  • Биологическое бессмертие — присуще для невров. Впрочем, даже если бы его не было, трое его и так бы могли получить, по итогу своих приключений.
  • Буквально понятые слова. В «Изгое» Олег таким образом одурачил древнего бога. Бог исцелил его и дал магическую силу, но, естественно, не просто так, а «пока не погаснет последний луч солнца». На закате герою следовало вернуться к алтарю и мирно отойти в мир иной. Однако Олег отказался от своей части сделки, объявив, что солнце не гаснет, а просто садится и на следующее утро опять встает. Вот когда потухнет навеки, тогда, дескать, и поговорим. Бог отдал наглецу слишком много сил — почти всё, что у него было — и не смог покарать. На фоне мира, где магия исчезает, очень не плохое подспорье.
  • В Библии об этом не написано — авторский взгляд на библейские события даётся в «Начале всех начал». Не хило Юрий Александрович затроллил сперва своих поклонников-патриотов, ударившись в еврейский фольклор, а финалом книги — и христиан.
  • Великан — Пуруша, после отмеченного в мифах жертвоприношения томился в мире мёртвых, но Ящер призвал его в свою армию. Был побеждён Тарасом, обретшим молодецкую силу в обмен на всю оставшуюся жизнь.
  • Визит в племя чудаков — педаль в центр Земли. Половина томов забита такими визитами и «случайными встречами» (в большинстве случаев проблемы решаются ударом секиры по чьей-нибудь буйной голове). Когда на передний план сюжета выходит Олег, становится ещё хуже: долгоживущий волхв посвящает лекции всему, что видит, забивая мозг своим несчастным попутчикам.
  • Визит на тот свет. Главные герои — еще в самом начале, когда странствовали вместе — вламывались и на небеса, и под землю, в царство злого бога Ящера. В дальнейшем Олег потерял всякий страх перед загробным миром и, судя по оговоркам, неоднократно мотался туда. В «Стоунхендже» вообще был трагикомический случай: когда группу настиг очередной посланец Тайных, рыжий волхв просто расколол под ним и под собой землю. Сам-то он вернулся спустя несколько глав, да еще и спутников выручил, а преследователь сгинул.
    • Следующая книга — «Откровение» — целиком строится вокруг тропа. Потеряв невесту, которую утащили прямиком в ад, сэр Томас немедленно идет к «специалисту по загробному миру» — своему другу Олегу. А когда герои попадают на тот свет и выходят на берег Стикса, у них происходит очень занимательный разговор с Хероном — тем самым перевозчиком душ:
«

Херон посмотрел на Томаса, перевел взор недобрых глаз на Олега. Томас уже начал дышать чаще, готовый броситься на помощь другу. Однако лодочник отшатнулся. В нехороших глазах мелькнул гнев, изумление и, как показалось Томасу, искорки страха: — Опять ты? И опять за бабами? — Да ладно тебе, — сказал Олег с неудовольствием. Он покосился на Томаса. — Откуда только эти слухи берутся! Херон смотрел с отвращением: — Я еще понимаю того троянца, ему никак не обойти было наш мир, или, скажем, храбрый шумер, что спускался сюда ради своего дикого друга, но ты? Опять ради какой-то ерунды! Либо как в прошлый раз, когда зашел, потому что по дороге было. Или позапрошлый, когда хотел куда-то там дорогу сократить… как, ты говорил, срезать…

»
— Херон
    • Ютланд, брат Придона тоже туда захаживал, в том числе помог своему единоутробному брату соединиться с любимой в посмертии.
  • Внепричинность — Мрак. Желая избежать скорой и неотвратимой смерти, стёр запись о ней в Книге Судеб. Но, будучи неграмотным, ничего не написал взамен. Таким образом случайно сделал себя бессмертным.
  • Выдумка не врёт — о Мраке в деревне невров ходили слухи, что он оборотень… слухи оказались вполне правдивы.
  • Герой-варвар — педаль сквозь глобус!
  • Давным-давно — начало цикла именно тогда и случилось. В последних книгах уточняется, что это было пять тысяч лет назад. Событие цикла «Троецарствие» происходят примерно в это же время, чуть позже основных событий.
  • Двойная мораль — ей следует Томас, как и любой средневековый рыцарь.
  • Дракон — в основном цикли не раз упоминаются, но летать Олег предпочитает всё же на крылатых змеях.
    • В «Троецарствии» куявы выращивают драконов, а третья книга «Куявия» — вся об этом.
  • Дружбу сексом не испортишь — а в данном случае вражду: Олег и Гульчачак (Гульча) — враги, однако их встречи регулярно заканчиваются постелью (с прелюдией в виде обыска: сколько отравленных иголок эта зараза спрятала на этот раз и в каких местах?).
  • Дыра в сюжете: Гульча — живая и здоровая в конце «Стоунхенджа» — в следующей книге попадается героям в аду. Олег, сам того не желая, освобождает её из заточения. Между книгами прошло не очень много времени, так когда и при каких обстоятельствах она успела помереть?
    • С Локи вышло наоборот, в «Откровении» он принимают свою кару, корчась от яда змеи, подвешенной над лицом, а в «Возвращении Томаса» уже вместе со всем скандинавским пантеоном бодренько шутит на пиру. А ведь между этими событиями прошли считанные дни.
  • Жертвенный лев — Громобой, Колоксай, Громыхало. «Мрак» выжимает педаль в асфальт и приносит в жертву почти всех товарищей заглавного героя.
  • Закадровое гуро — автор вообще-то не боится кровавых подробностей (в первых томах так и вовсе перебарщивает). Но когда в первой части степняки зверски добили остатки полян, он не стал подробно описывать издевательства над парой девочек. Просто один из героев после боя влетел в землянку и поразился, «как же так можно с детьми».
  • Змей Горыныч — тут не конкретный персонаж, а целая история: змея, прожившая дважды по семь лет, становится смоком, а смок, проживший дважды по семь лет, отращивает крылья и перебирается из леса в горы, и таких зовут Горынычами.
  • Изгнание — двух героев изгнали из племени: одного за лень, другого за неспособность к обучению.
    • Хотели по-настоящему, получилось — с фитильком: в итоге с ними отправился один из лучших охотников племени и не дал доходягам сгинуть.
  • Инцидент с кошкой — Олег долгое время экспериментировал, пытаясь найти Великую Истину и указать людям новый, единственно верный путь. И примерно тысячу лет назад (или раньше) он создал «эйнастию». Что это такое, никто не объясняет. Зато точно известны последствия: у Олега получилось нечто ужасное, что погубило богатые красивые города и принесло в мир много зла. Волхв страшно не любит вспоминать об эйнастии. Педаль в земное ядро продавливает «Откровение», где узнавший про ту историю Сатана приходит в восторг и хочет сделать Олега своим помощником.
    • В «Стоунхендже» был юмористический пример:
«

— Например, уже пошел слух, что некий герой натворил нечто такое в Святой Земле, ну, осквернил могилу Христа или снасильничал малолетних… Словом, куда бы он ни шел, за ним прет темная туча! На него падают с неба камни, в него бьют молнии, из-под земли вылезают страшные звери, а ночью нападают скелеты… — Вот врёт, — прорычал Томас. — Какие скелеты? Яра сказала негромко: — Было. Ты спал. — И не проснулся? — не поверил Томас. — Ты ж на страже всегда спишь. Ничего, мы отбились.

»
— «Стоунхендж»
  • Казаки есть и здесь, причём взяты из мира Конана-варвара. Они живут на границе Турана и Гиркании на реке с многозначительным названием Запороска, и киммериец успел побыть их атаманом.
  • Какой ни есть, а он за нас — Рудый же. Плут, обманщик и просто воевода с дурной репутацией… который на сто процентов верен Рюрику.
    • Любопытно, что Томас относится к Олегу примерно так же. Язычник и нехристь… но очень полезный.
    • По этой причине Фагим после смерти приходит на помощь Олегу. Несмотря на разногласия при жизни, волхв со своими идеями ему ближе, чем Сатана.
  • Каннибализм — Мрак не против отведать печени своего противника, в том числе и перед его угасающим взором. Подбивал к этому и своих спутников.
  • Ковёр-самолёт («Трое в песках») — главные герои некоторое время летели на ковре-самолёте. Никакого удовольствия от такого путешествия не было, а вот страху натерпелись.
  • Коллективная Сью — отправившись загаживать исследовать космос в «Человеке с топором», Мрак с Олегом повстречали это самое. Весьма многочисленная, безумно развитая и до тошноты правильная раса, которая достигла бессмертия, неуязвимости и в совершенстве освоила терраформирование пустынных планет для расширения жизненного пространства. Не такие ангелочки, какими хотят казаться: о диких гомо сапиенсах с крошечной планетки уже знают и намерены прихлопнуть, пока те не разнесли по галактике дисгармонию. За это «сьюшную расу» сладострастно отгеноцидили главные герои, ибо нефиг.
  • Кошка по имени Нэко — Лиска умеет обращаться в лису.
  • Крутой дедуля — Тарас, дед Таргитая. В битве против сил Ящера, пожертвовал оставшимися днями жизни ради мгновения битвы, сразился против великана Пуруши и смог его победить ценой собственной жизни.
  • Леший — в одной из первых глав изгнанная из села троица становится свидетелями драки между лешими в форме огромных шишек.
  • Магия уходит (и «Троецарствие») — в книге «Изгой» внезапно выясняется, что закончился магический дождь, поливавший землю до этого. Магия осталась лишь в артефактах и источниках магии, где хранятся остатки этого дождя.
  • Мир — игрушка богов — в финале второй книги Трое приходят к выводу, вынесенному в шапку статьи. В третьей книге, «Трое и боги» Трое участвуют уже на правах игроков.
  • Мне на самом деле 700 лет — таковых персонажей тут уйма. Библейские персонажи из «Начала всех начал» от Адама до Мафусаила — само собой, а также все невры и многие маги, особенно входящие в совет «Семи Тайных».
  • Музыка — это магия — Таргитай своей музыкой излечивает Мрака, позволяя вернуть ему человеческий облик, а в дальнейшем контролировать свои обращения.
    • В одной из последующих книг, по совету Олега, музыкантов, запудривших мозги сына местного правителя, запихивают в раскалённую печь, но они остаются живы и здоровы, благодаря защите появившегося рядом с ними в топке дударя.
  • На войне законы молчат — Вещий Олег, один из участников контролирующего человечество тайного союза магов, озвучивает эту позицию внезапно из антивоенных соображений: люди, дескать, должны видеть всю отвратительность и гнусность не лакированной ничем войны, тогда они прекратят когда-нибудь воевать. Задним числом идейка смотрится довольно наивно, примерно как мечта, что изобретение арбалета или динамита положит конец войнам.
  • Народная этимология — особенно стебается Никитин по этому поводу в книге «Стоунхенж», вложив в уста одного из киевлян столько этого бреда, что на все книги хватило бы. При этом, то ли на волне, то ли вполне серьёзно, в авторской речи допускает собственное толкования слова «православие»: дескать, потому, что через правое плечо крестяться.
  • Несовместимая с жизнью жадность: Баджеду — послу далёкой жаркой страны, ведущему караван к киммерам — приспичило захватить Троих из Леса и презентовать кагану. Те вырвались, побили его людей и пожгли всё добро. Позже, в Экзампее, невры видят обезображенного Баджеда, ставшего невольником.
  • Несовместимая с жизнью правильность: Рогдай — чуть ли не единственный нормальный человек в окружении Додона и прекрасно видит, что тот пустился во все тяжкие, нарушив все мыслимые правила и клятвы. Но деваться некуда: Рогдай подчиняется приказу и тоже выходит против Мрака и компании. Помянем старого служаку!
  • Неумолимый преследователь — киммерийский царевич Фагимасад, один из главных злодеев первых трех книг. Поразительно настырный и неубиваемый мерзавец, без устали преследовавший невров по всей степи. О его аномальной живучести хорошо высказался один из главных героев: «В горящем дворце теряли, в пропасти его теряли, мечом по дурной башке теряли, даже в пещере дива терялся, но всякий раз находился». После полного разгрома киммерийцев Фагимасад всё потерял и, ясно дело, озлобился еще сильнее. Во второй части он укоротил себе имя до более плебейского «Агимас», а к моменту новой встречи с неврами стал наемником… и магом, стремительно набирающим силу. Дошло до того, что в конце книги герои отправили заклятого врага в бездну, расколов землю… и немедленно стали ждать, когда он оттуда выберется. И всю третью книгу ждали. Накаркали — в самом конце Агимас действительно настиг их. Но триумфальное возвращение сильно отдавало сливом персонажа — злодей, якобы подобревший от песен Таргитая, очень неубедительно свернул направо и поверг главного гада.
    • В более поздних циклах Олега регулярно и настойчиво преследует Совет Семерых Тайных который герой сам же и основал, чтобы изменить мир к лучшему и его слуги. Олег периодически помогает неприятелям обновить состав, уничтожая особо рьяных Тайных, но Совету хоть бы хны — на освободившиеся места просто берут других магов. Нельзя сказать, что протагонист и Семеро друг друга ненавидят — просто у них кардинально разные взгляды на то, в какую сторону должно развиваться человечество. И конфликт интересов возникает практически в каждой книге.
  • Нечаянная правда — Томас пытается подколоть Олега, что мол это его изваяли дикари. Оказывается, что это действительно его статуя, созданная в память о его визите несколько веков назад.
  • Не щадить детей — Фарамунд, захватив очередной бург, расправляется не только с его хозяином, но и с его наследниками, раздолбав им головы булавой.
  • Низведён до простого смертного — педаль в земную кору, ибо способностей лишились все маги мира, причём дважды. Первый раз — когда Олег открыл проход в Хаос. Особенно неприятно получилось с пожилыми волшебниками. Для кого-то это был просто досадный сбой на несколько минут, а они, может, свою жизнь только заклинаниями и поддерживали! А вот во второй раз это ударило больше всего по самому Олегу. Конечно, после прекращения магического дождя силу потерял не только он, вот только теперь остальные маги обо всём знали и готовились загодя.
  • Никто не любит Ареса: в третьем томе — Перун, стоявший за войной живых с мёртвыми и грезивший о разрушении мира. Пару книг спустя планировал развязать «всего лишь» Мировую войну живых с живыми (правда, оттягивал её по необычной причине), но после создания Совета Тайных сильно поумерил аппетиты и стал сравнительно безобидным ворчуном.
  • Оборотень — очень многое в сюжете крутиться вокруг этой особенности Мрака. Изначально — это было его проклятье (как и многих невров до него), но в отличии от своих предшественников, он вылечился и научился контролировать эту способность.
    • В Барбусе Мрак встретил своего собрата, который также мог контролировать превращение, нанятого убить государя (по факту, самого Мрака). В общем, ничем хорошим для того оборотня это не обернулось.
  • Он недостоин — сэр Томас приписывает такую разборчивость Святому Граалю, который везёт в Британию. Рыцарь старается пореже трогать и доставать его из сумки, ожидая небесной кары за недостаточную святость. Все-таки грешил напропалую во время странствий (к грехам он относит активное общение и — о ужас! — дружбу с язычниками)! Но когда чашу спокойно поднимает Олег (по версии рыцаря — воплощение всего языческого, низменного и богопротивного, что есть в мире), у Томаса с оглушительным треском рвутся шаблоны.
  • Оставили на развод — Фагим впервые появился в конце «Трое в песках» и в бой магов не полез. Ему дали уйти. Он не оценил и в следующем томе стал одним из ключевых антагонистов. Его опять пощадили. Фагим всё равно не понял и спустя много веков внезапно вернулся, как очередной глава Совета Тайных. На этот раз Олег всё-таки разделался с ним.
    • Фагимасад туда же. После череды стычек с ним «провалился под землю» сразу выглядело неубедительной смертью. В следующей части выясняется, что у автора большие планы на бешеного степняка. Аналогичная история с Мардухом, которого показали в Экзампее, но не раскрыли.
    • В «Троецарствии» артанцы оставляют в живых наиболее смелых воинов-куявов, чтобы те могли дать сильное потомство, чтобы артанцем всегда было с кем воевать.
  • Палач — Вавила, отрубивший себе руку, чтобы был повод не исполнять неправедный тцарский приказ.
    • Громыхало — немолодой палач и мастер пыток, которого Фарамунд уговорил «тряхнуть стариной». Быстро прошёл путь от лихого разбойника до военачальника.
  • Первая девушка выигрывает — аверсия: сэр Томас две книги переживал, что не успеет вернуться в родную Британию, и его невесту Крижину отдадут другому. А в финале взял и сделал предложение Яре, которую встретил, путешествуя по Руси.
  • Пересказ — Никитин не брезгует вставлять в реплики персонажей фразы из анекдотов, но таки всегда к месту.
  • Повышение до бога — в одной из книг один из троицы главных героев, Таргитай, становится богом Сварогом. Поначалу он продолжает путешествовать с друзьями, но потом отправляется-таки на небеса, в Ирий.
  • Пост-человек — начиная с «Башни-2», Олег модифицирует свое тело буквально силой мысли, свободно укрепляя его и перестраивая на уровне кристаллической решетки, а в итоге становится сильнее, чем в былые времена — когда использовал магию. Тому же самому он научил Мрака, и вскоре дело дошло до комиксовых полетов в открытом космосе — без звездолётов и скафандров. Не сказать, чтобы это пошло циклу на пользу — Мрак с Олегом и раньше-то страдали от унылой непобедимости, а уж после такого апгрейда…
    • Правда, считать народ невров, от которых и происходят Олег, Мрак и Таргитай, в силу явленных способностей и умений обычными человеками очень сложно. Согласно приквелу они вообще не являются чистокровными людьми.
  • Пошёл ты, ученик! («Семеро Тайных») — сильный, но необученный волхв Олег таскается по всему свету в поисках ментора, а состоявшиеся волшебники либо используют его, либо просто унижают и отфутболивают, как только потешатся всласть. Впрочем, в конце концов Олег обошёлся без наставников. Он приумножил магическую силу, психанул («Тут бардак в мире, тотальная война со дня на день, а они живут припеваючи в высоких башнях и только о себе думают!») и выбрал грубо-эффективный метод решения проблем: запугал всех колдунов, с которыми пересёкся, и буквально палкой загнал выживших в пресловутый Совет Семерых Тайных.
  • Прекрасная еврейка — Гульча, кроме красоты, обладает ещё и завидным долголетием, ибо появилась в книгах, события которых разделяет пара веков, а ещё она презирает всех неевреев.
  • Рабство — Мраку пришлось побывать рабом куявов в книге имени себя.
  • Разум не вынес — многие пытались взять в руки меч бога войны, но каждый из них терял разум, стоило только прикоснуться к оружию… Таргитаю же пофигу — он и так дурак.
  • Распутинская живучесть — у троицы главных героев время от времени появляется на пути необъяснимо живучий враг, которого друзья убивают экзотическим способом, а в следующей книге тот же персонаж снова появляется на пути, неся следы страшных ран. И так несколько итераций, причем к концу арки враг может так и не погибнуть. Примеры: принц Фагимасад/Агимас, сэр Горвель из книг про Томаса.
  • Ружьё Чехова — в первых частях Мрак творит зверскую дичь по современным меркам: вырывает и ест печень умирающих врагов. По древним традициям он становится кровником убитого, и тот уже не может навредить своему убийце. И действительно — в аду Мрака защищают те самые степняки, которых он ел у них же на глазах!
  • Рыбки плавали — если о мертвяке говорить не в прошедшем времени, то он может и вернуться.
  • Ряженые под Россию — невры.
  • Сам себе избранный — собственно, трое заглавных персонажей. Никто их геройствовать не просил — на них самих периодически накатывает мысль: «Нам что, больше всех надо? Есть же более достойные люди!» Но для такой мысли есть повторяющийся контраргумент: все эти умелые, сильные и мудрые сидят на печи и в потолок плюют, а миром двигают другие, более активные личности. Необязательно достойные.
  • Свежевание: сдирать кожу с пленных — любимая забава степняков-киммеров.
  • Связали и заткнули — главные герои мастерски ищут приключения на свои пятые точки и попадают в плен где-то раз пять-шесть за том. Враги, как правило, стремятся связать их потуже, но часто недооценивают физическую силу и изворотливость пленников.
    • В «Трое в песках» герои сами взяли заложницу — рыжую воительницу Лиску. Олегу поначалу было страшно неудобно обращаться с привлекательной женщиной, как с пленницей. Правда, сама Лиска оказалась исключительно вредной особой и хорошее отношение оценила далеко не сразу.
  • Сисек не две — в «Семеро тайных» Колоксай (сын Таргитая и Даны) влюбляется в четырёхгрудую красивицу Миш. Ох, не к добру она встречается. Сестра Миш — Минакиш — обладала тремя грудями и ещё более суровым нравом.
  • Слишком хорош для этого мира — Лютеция. Светлана в принципе тоже, но ей повезло с диковатым «ангелом-хранителем». Только от жертвоприношения её спасали дважды.
  • Смердяковщина — Олег напрямую так и говорит при встрече с Лиской, что сам рыжий и рыжих терпеть не может. Позднее он ещё и магов невзлюбил по тому же принципу.
  • Смертельное приглашение — Додон вероломно убивал гостей на своём пиру за четыре года до того, как Уолдер Фрей сделал это мейнстримом.
  • Смерть равносильна искуплению — Савигорд всё-таки не мог позволить Лютеции сгореть, несмотря на то, что сделал с ней. Он держит на себе перекрытия полыхающего дома, пока Фарамунд спасает девушку.
  • Сэм — девушка: Кузя — юная героиня книги «Мрак», Миш — черехгрудая красавица из «Семеро Тайных».
  • Спустили на него его же собак:
    • В «Гиперборее» Морш решил не мелочиться. Чтобы не искать подолгу в подземельях Олега и его спутников, он специально призвал демона, способного видеть в темноте. А что же сделал наблюдавший за врагом Олег? Уверенный, что с демоном в бою не справиться, он вдруг выскочил из укрытия и разорвал сдерживающий колдовской круг, прежде чем стража спохватилась. Освобожденный демон, не желавший никому служить, немедленно вернулся в ад… но не отказал себе в удовольствии забрать туда же Морша.
    • В «Возвращении Томаса» был почти такой же сюжет. Чернокнижник Лилиенталь выпустил демона, чтобы достать Олега и Томаса, затаившихся в часовне. Но если круг Олег рвал с помощью странного дротика (возможно, зачарованного), то тут просто засветил колдуну камнем в голову. Расчет был на то, что демон почует рядом с собой свежую кровь, озвереет, убьет Лилиенталя и, освободившись от контроля, сбежит. Так и получилось.
  • Убийца — заказчик: о Зауре — неуловимом воре и разбойнике — заводит разговор Верховный жрец. Его это, по идее, не касается, но у него, видите ли, душа не на месте от того, что такой негодяй гуляет на свободе. Как вы уже поняли по сути тропа, жрец и есть Заур, желающий поводить за нос барбуссийского тцара и стражу.
  • Тот, кого нельзя называть — медведь (основано на реальных событиях).
  • Умный — не значит мудрый — Олег (еще не Вещий, не Богоборец, а просто невр). Став учеником волхва Боромира, считал себя безумно умным — особенно на контрасте с глуповатым Таргитаем. В итоге из него получился дилетант широкого профиля: плохой волхв, не запоминающий заклятья, и плохой охотник (при этом — еще и заносчивый зануда). Но в полной мере оценить собственную «мудрость» Олег смог не после изгнания, а тогда, когда начал странствовать один. Помотавшись по всему свету, он убедился, что классический и любимый Мраком метод «кулаком в рыло» неплохо решает проблемы, а его по идее умные поступки их только преумножают.
  • У тебя нет преимущества («Трое в долине») — один из магов грозит героям, что в Атлантиде таких, как он, много. Не знал бедняга, что Мрак за несколько дней до этого кинул на магическую карту свои сапоги.
    • Эпичный пример с Рагнаром, которому тцар Барбуссии сгоряча пообещал никогда не вредить и даже словом дурным не обижать. Не просто пообещал, а поклялся именем Кибелла — бога клятв. Рагнар предсказуемо обнаглел, веря, что тцар отныне у него в руках. Но в финале он просчитался: Кибелл прекрасно видит, что Мрак — никакой не тцар, не признаёт его нарушителем клятвы и хочет забрать самого Рагнара за клевету. Правда, за врага вступился сам Мрак, желая одолеть его в честном поединке.
  • Убили друг друга — Тарас изловчился и перерезал горло Пуруше, а тот схлопнул его своими гигантскими ладонями.
  • Ушёл достойно — Агафирс, Редьярд, Кропоткин.
  • Холодное железо — Мрак слишком поздно понял, что железный ошейник не так прост. Когда эту штуку захлопнули на его шее, пришло осознание, что перекинуться в волка с этим предметом не получится.
  • Хроники Акаши — подробное описание судеб всех живущих записано в Книге Судеб. И её даже можно переписать!
  • Хрясь, и пополам! — автор грешит теми самыми ударами, рубящими от макушки до промежности, особенно в первых томах. И ладно, если это делает меч бога войны, зачарованный по самое не могу, но простые тесаки и секиры…
  • Чёрный рояль: в «Мраке» — одно за одним. Ладно — линии артанцев и Горного Волка нужно было закруглять, так что автор свёл их воедино, организовав интервенцию. Но совершенно левый постельничий, введённый в последних главах, вдруг оказывается демоном и приносит в жертву Светлану? Серьёзно? Всё ради того, чтобы у Мрака был повод на тот свет прошвырнуться и подчистить Книгу?
  • Что ж ты в танке не сгорел? — в «Стоунхендже» так встречают сэра Томаса, который два тома шёл в Британию. Нет, его семья счастлива, но остальные либо настроены враждебно, либо боятся проявлять симпатию. Пока Томас и ещё множество молодых рьяных рыцарей ходили в Крестовый поход, у них дома вовсю «отжимали территорию» и «переделывали сферы влияния». Вернувшийся на родину герой, готовый без промедления рубить обидчиков, здорово мешает и безымянному королю, и его верным подданным.
  • Что стало с мышонком? — в конце «Изгоя» нам показывают четверых Тайных из первого состава: Олега, Россоху, Боровика и Беркута (болотника и любительницу муравьев протагонист сжёг прямо перед этим). Сцена сопровождается комментарием: «Это всё, что осталось от Совета?» и утвердительным ответом. А Короед куда подевался? Убит за кадром?
    • Дальше — ещё одно необъяснимое исчезновение. Олег и Россоха дожили до современности, смерть Беркута мы наблюдали воочию в «Фарамунде», о судьбе Боровика неизвестно ничего.
    • Лиска отправляет своего отпрыска на выручку отцу. Но что с ней случилось дальше?
  • Язычество — это круто!.

Тропы вокруг цикла[править]

  • Культурное влияние — родоначальник «славянского фэнтези», основанной на славянской мифологии.
  • Не в ладах с именами — Игра с тропом. Никитин — фантаст старой советской школы, поэтому с матчастью у него в большинстве случаев всё в порядке. Но славянские Вавилы, Михаилы и даже Кузя (девочка, царевна, младшая сестра царевны Светланы) фигурируют постоянно. Вероятнее всего, автор намерено заигрывает с народной этимологией для создания нужного эффекта.
    • Девочка. Ну и что? Есть данные, что в древней Руси кузями называли вообще милых и симпатишных карапузиков любого пола (будто бы отсюда и название жука — типа, такой няшный и мимимишный, хоть и вредитель), и только потом это стало уменьшительным от Кузьмы, уже в христианские времена.
  • Не знает сеттинга — Конан, встреченный тремя в начале путешествия, по канону жил после гибели Атлантиды, но саму Атлантиду герои топят спустя несколько месяцев после этой встречи, случайно. О датах — ниже.
    • Во время своего путешествия по Европе Олег с Томасом встречают Тристана и Изольду, только это персонажи Артурианского цирка, а значит должны были жить несколько раньше описанных событий (более чем на полтысячилетия!).
  • Первая часть — завязка — как минимум две первые книги завершаются прозрением троицы главгероев «ой, а ведь весь мир — игрушка в руках %groupname%».
  • Проблема с датировками: в поздних книгах упомянуто, что приключения троицы начались 5000 лет назад, вот только Хайборийская эра, в которую жил Конан закончилась примерно в два раза раньше, а гибель Атлантиды, если таковая была, произошла приблизительно 13000 лет назад. Наверное, с хронологией случилось то же, что и с космологией — тут плоская Земля на трёх китах чуть ли не на глазах у героев превратилась в шарообразную, что персонажи открыто подсвечивают, а вас смущает какая-то путаница с Атлантидой и несколькими тысячелетиями! Профессор Фоменко в два счёта разрулит всё.
  • Смена жанра — если первые книги явное героическое фэнтези (даже сам Конан появляется), то последние (по хронологии) — явная научная фантастика.
    • Начало «Трое из Леса» создаёт впечатление, что это вполне историческое произведение о жизни славянского племени… пока из болота не вылезают упыри.
  • Сточкер — Никитин попытался сделать подобное из своего проекта «Троецарствие», но Владимир Романовский, автор единственного известного широкой публике романа «Год мамонта», явно не вкурил сеттинг (он, кажется, вообще не в курсе, что Вантит — это такая же историческая область, как и Куявия, Славия, Артания, и помещает его в параллельный мир), что уж говорить о совершенно отличном (не в смысле хорошем, а в смысле разнящемся) языке повествования. Пришлось мэтру вновь браться за перо и строчить продолжение самостоятельно.
  • Филлерный понос — Никитин в 1990-е успел выжать цикл досуха.

Примечания[править]

  1. Но, возможно, это лишь стилизация под оный, а зная Юрия Никитина — очень может быть, что и мистификация.
  2. Хотя возможен вариант, что дамочка, приютившая псину, просто приняла чёрного волка, который ни чета волкам нынешнем, за собаку особой породы.
  3. При рождении он был назван Ютлан.