Тиран в отставке

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Стоят на рейде не его корабли, И больше некому скомандовать «Пли!» Повсюду чудится насмешливый взгляд. Им наплевать, что он был богом много лет назад. Другое время, другие дела. Все, что горело, догорело дотла, Все, что летало, камнем тянет на дно, И никому нет дела, кем он был давным-давно

»
— «Машина Времени», «Внештатный командир Земли»
« Пол Пот перебил половину своей страны, и что ему за это было? Домашний арест! Ты сидишь, смотришь телевизор, просишь пиво и попкорн. Но он же страшный убийца? Ну, мы же знаем, где он живёт, просто не будем ходить в тот дом! »
— Эдди Иззард

Действующему тирану мало кто посочувствует. Всем и каждому ясно, что он лично несёт ответственность за все горести, происходящие в стране, и виселица — самое гуманное из наказаний, которое он достоин. Совсем другое дело старый и несчастный тиран в отставке — пусть при его/её правлении и было погублено множество жизней, но ведь всё это было давно, да и вообще неправда. Кто ж посмеет поднять руку на немощного человечка, который не обладает никаким влиянием на современные события и знай себе безобидно юродствует?..

Педаль в пол, если тиран не был свергнут, а ушёл спокойно — принял поражение на выборах, или свалил с поста от греха подальше сам, почуяв неладное. Педаль в асфальт, если ушёл на пике могущества и даже популярности.

Сходный троп — Отрёкшийся король.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Диссидентские анекдоты про Никиту Сергеевича Хрущёва после его добровольно-принудительногй отправки на пенсию. Можно условно разделить на несколько поджанров. Жанр первый: Хрущёв сталкивается с проблемами, которые не были ему близки как генсеку («Как без меня будут жить — всего день в отставке, и уже икра с прилавков пропала!»; «Сперва хотели направить Хрущёва на тяжёлую работу, но потом решили выдать еврейский паспорт, и пусть устраивается на работу сам!»). Жанр второй: Хрущёв пытается троллить преемника («Молчал бы ты, Никита, при тебе и хлеба не было!»). Жанр третий: Хрущёв строит воздушные замки на тему возвращения к власти («Крейсер „Аврора“ перевести по каналу в Москву, чтобы дать залп по временному правительству»). Вариант четвёртый: просто анекдоты про отставку Хрущёва в сочетании с итогами его деятельности («Успел объединить туалет с ванной, а также разгромить заговор Маленкова-Молотова-Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова. Не успел объединить пол с потолком, а также разгромить заговор Брежнева-Подгорного-Семичастного и примкнувшего к ним Шелепина»). После развала СССР неожиданно появился и пятый жанр, основанный на исторических параллелях между Хрущёвым и Горбачёвым («Самое страшное море в мире — Чёрное. Можно нырнуть главой сверхдержавы, а вынырнуть пенсионером!»).

Литература[править]

  • А. Конан Дойл, «В сиреневой сторожке/Происшествие в Вистерия-Лодж» — Холмс расследует попытку убийства такого тирана.
  • «Жёлтый Туман» — Урфин Джюс. Дважды тиранил мир (в смысле Волшебную страну), из-за чего получил соответствующую репутацию. Достаточную, чтобы Арахна предложила ему поступить к ней на службу. Вот только Урфин уже научен горьким опытом, да и вообще, решил после очередной оздоровительной порки поворот направо сделать.
  • Кир Булычёв, «Планета для тиранов» (из цикла «Алиса Селезнёва») — всё про то, как потерявших власть тиранов увезли на отдельную планету, чтоб они там жили. Тираны даже в отставке занимались интригами друг против друга, да и против остальных планет собирались. Только для начала они хотели сбежать.
  • «Хроники странного королевства» — поморский король Зиновий после своего отречения в пользу сына. А во флэшбеках в этой роли выступает Кендар Завоеватель (он тоже отрекся в пользу сына, — о чем впоследствии жалел, когда оказалось, что из-за этого он не может исключить носителя родового проклятья из линии наследования).
  • Тимур Вермеш «Он снова здесь» (и фильм по мотивам), повествующие о воскрешении Гитлера в наши дни.
  • С. Лем, «Кибериада», «Путешествие седьмое, или как Трурля собственное совершенство подвело». Король Панкреона и Циспендеры по имени Эксцельсиус Тартарейский. Его поданные скинули и отправили отбывать срок на астероиде.
  • Габриэль Гарсиа Маркес, «Сто лет одиночества» — полковник Аурелиано Буэндиа. Он, правда, был военным вождем, а не политическим: возглавил революционную армию, поднял 32 восстания и все их проиграл, после чего заключил перемирие с правительством, вернулся в родную деревню, и до конца жизни занимался бессмысленным занятием — изготавливал фигурки золотых рыбок, переплавлял их и изготавливал снова.
  • Андрей Анисимов «Тетрадь Степана Голдобина» — Гитлер жив, но косит под живодёра-собачника, одновременно стараясь собрать новую нацистскую партию уже в России.
  • Роберт Силверберг «Как хорошо в вашем обществе» — протагонист экс-президент считает себя героем в изгнании, лидером оппозиции хунте. Только вот когда он всё же отваживается выйти на связь с планетой, с которой бежал, остатки соратников вовсе не считают его героем.

Кино[править]

  • Юрий Кара, «Пиры Валтасара, или ночь со Сталиным»  — прикорнувшему на праздновании Сталину грезится, как он отказался от власти над страной и ведёт крестьянское хозяйство где-то на Кавказе. Аллюзия на Диоклетиана?
  • Королева червей из «Алисы в Зазеркалье» 2016. В конце предыдущего фильма была отправлена на «дачу» в ссылку вместе с Валетом, что надо полагать должно было стать участью хуже смерти. Но королева там неплохо устроилась, и Валета зарезала, и овощными слугами обзавелась, и с господином Временем заигрывала, ходя к нему в гости.

Музыка[править]

  • Машина Времени — «Внештатный командир земли».

Видеоигры[править]

  • Mount & Blade — редкий, но забавный баг: иногда при смене власти король фракции не покидает Кальрадию, а отхватывает замок и вступает во фракцию Обыватели (Commoners), с которой нет возможности враждовать, после чего ведет мирную жизнь со своим отрядом. Замок, камин, мемуары и верные люди вокруг, что еще нужно чтобы встретить старость?

Реальная жизнь[править]

  • Луций Корнелий Сулла Счастливый — в режиме педаль в асфальт. Кодификатор: римский диктатор, добровольно ушедший в отставку на покой после того, как уничтожил всех врагов и заполнил элиту своими протеже.
  • Султан Османской империи Мурад II — отошёл от власти, передав трон своему 12-летнему сыну Мехмеду II. Увы, долго отдыхать ему не довелось — через несколько лет в империю вторглись венгерские войска, и по «просьбе» сына Мураду пришлось снова возглавить армию — а после победы над врагом восстали янычары, требующие, чтобы Мурад вернулся на престол.
    • Точнее, это была не столько просьба, сколько взятие «на слабо». Сын послал отцу письмо со провокационными словами: «Если ты султан — приезжай и веди свои войска. Если я султан — приказываю тебе приехать и вести мои войска!»
  • Вероятно, с прикрученным фитильком — Иван Грозный во время царствования Симеона Бекбулатовича. Толком неизвестно, что побудило Грозного отречься от престола в пользу касимовского хана, но большинство исследователей считают, что это был хитрый политический маневр, а Симеон был не более чем подставным лицом.
  • Пиночет, пока существовал СССР, играл для США роль «наш сукин сын». А после окончания Холодной войны он стал не нужен, и американцы его мягко попросили сдать власть, а то ведь революционеры повесят. Пиночету повезло больше других коллег по цеху: у него был пожизненный сенаторский мандат (так что судить его по чилийским законам было нельзя), да и наворовал он за годы правления предостаточно.
    • В Латинской Америке судьба диктаторов 1960-80-х годов была разной — кто-то умер, избежав ответственности, живя в своей стране (Пиночет в Чили) или в изгнании (парагвайский диктатор Стресснер — в Бразилии), кого-то судили и приговорили к длительным срокам (несколько глав военной хунты Аргентины), кто-то даже был избран президентом уже на демократических выборах (Уго Бансер в Боливии). А вот единственного диктатора, которого левым партизанам, типичным оппонентам латиноамериканской диктатуры тех лет, удалось свергнуть — Анастасио Сомосу-младшего из Никарагуа — достали даже в весьма закрытом и мрачном Парагвае, взорвав его в собственной машине.
  • Жан-Бедель Бокасса в начале 1990-х вышел из заключения и даже успел побороться за президентский пост, правда, без успеха. А в последние годы жизни во основном бродил по улицам в поношенном мундире и рассказывал прохожим, как он правил и кого скушал.
  • Как и Иди Амин. Тот, правда, после свержения досиживал свой пожизненный срок в Саудовской Аравии относительно неплохо, но до самой смерти получал письма и звонки с угрозами.