Твист Амброза Бирса

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Происходящее оказывается предсмертными видениями героя.
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
Кадр из фильма «Случай на мосту через Совиный ручей»

Герой благополучно пережил опасную передрягу, но в его жизни начинает происходить какая-то чертовщина. Необъяснимые явления копятся, нарастают, как снежный ком; сама реальность выглядит какой-то «не такой» (и порой довольно жуткой).

Разгадка: герой не пережил благополучно опасную передрягу. Прямо сейчас он умирает от полученных в передряге ранений, а все происходящее — его предсмертные видения. По идее, у читателя/зрителя должна отпасть челюсть, как и было, когда великий американский писатель Амброз Бирс в своём рассказе «Случай на мосту через Совиный ручей» впервые проделал этот трюк, повергнув в шок своих читателей; но ныне твист настолько навяз в зубах, что надёжно её фиксирует.

От твиста Найта Шьямалана троп отличается тем, что персонаж на данный момент ещё физически жив, и происходящие события, скорее всего, являются лишь видениями умирающего мозга (а может быть, и нет — но, во всяком случае, это остаётся под вопросом, прямо как в реальных историях про клиническую смерть). В то время как в твисте Шьямалана это уже посмертие без дураков: мозг и физическое тело давно гниют в земле, не оставляя материалистам никаких «соломинок». Бирс, кстати, отметился и тут со своим рассказом «Живший в Каркозе», однако эта история намного менее популярна, чем «Совиный ручей», а посему твист с загробной жизнью к его имени обычно не привязывают.

Родственный троп — Предсмертные видения. См. также Приключения в Комаляндии — если возможен combo breaker, ведущий к пробуждению на больничной койке.

Где встречается[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Николай Гумилёв, «Золотой рыцарь» — семеро английских крестоносцев заблудились где-то в горах Ливана под палящим солнцем и уже приготовились умереть, как их спас загадочный рыцарь в золотых доспехах… да, спас, но в религиозном смысле, а не в обычном: он оказался Иисусом Христом и привёл их на небо. Автор явно за мистическую трактовку, хотя арабский медик, который в финале осматривал тела рыцарей, отметил, что «перед смертью они должны были видеть чудные сны, каких не дано увидеть нам, живым».
  • Владимир Набоков, «Катастрофа» — ГГ «чуть не попадает под омнибус», а потом встречается и гуляет со своей невестой. В действительности невеста его бросила, а он умирает в больнице.
  • Алесь Адамович, «Последняя пастораль» (1987). Намёки на то, что события в постапокалиптическом антураже в действительности являются предсмертной иллюзией персонажей, нарастают на протяжении всей повести, хотя даже в финале остаётся некоторая недосказанность.
  • Юрий Поляков, «ЧП районного масштаба». Здесь скорее субверсия, ибо троп используется в качестве метафоры крайней растерянности Шумилина после того, как его принципиальность на фоне всеобщей беспринципности и формализма сломала жизнь старшекласснику Семёнову.
  • Виктор Пелевин, «Generation „П“» — ближе к концу ГГ размышляет, а не в твисте ли Амброза Бирса он.
  • Юрий Нестеренко, «Вся его жизнь». Писатель-неудачник решил застрелиться, но пистолет дал осечку, сразу после чего ему позвонили из издательства и сообщили, что его роман принят к публикации… Подсвечивается не только нереалистично триумфальной писательской карьерой героя после «несостоявшегося» самоубийства, но и синопсисами его произведений.
  • Ilze Falb, «Un rêve heureux» — герой живет нормальной жизнью. Ну как нормальной? Слишком хорошей: все-то у него получается, все-то проблемы решаются. Да еще и подсвечено откровенным богом из машины в некоторых моментах. Словом, читателя прямо носом тыкают в мысль, что это наш троп. А на самом деле все еще грустнее.

На других языках[править]

  • «Случай на мосту через Совиный ручей» Амброза Бирса — тот самый рассказ. Героя-южанина должны повесить на мосту через Совиный ручей солдаты-северяне. Однако веревка внезапно обрывается, наш герой падает в ручей и спасается от них вплавь. Он добирается до дома, встречает жену… и тут — ХРЯСЬ! Его тело со сломанной шеей повисает над ручьем. Чудесное спасение оказалось предсмертной галлюцинацией.
  • «Хапуга Мартин» Уильяма Голдинга. Главный герой, моряк по имени Мартин, терпит кораблекрушение. Он чудом выживает — во многом потому, что успел скинуть тяжелые, мешавшие плыть, сапоги, выбирается на какой-то островок, долго, тяжело и упрямо борется за выживание. В финале находят труп Мартина, который плавает, удерживаемый спасательным жилетом. Умер он мгновенно, не успев даже скинуть сапоги.
  • Существует пессимистичное мнение, что именно это происходит в повести Астрид Линдгрен «Братья Львиное Сердце» — сами события повести являют собой предсмертные видения героя, а финал — «Я ВИЖУ СВЕТ!» — окончательную смерть. Плохие новости: сама Линдгрен это подтверждала. Хорошие новости: еще она подтвердила, что жизнь после смерти в мире повести все-таки существует и братья встретятся.
    • Возможно, что она так сказала лишь для того, чтобы избежать обвинений в пропаганде суицида: в конце оба брата, находясь уже в загробном мире, совершают самоубийственный прыжок со скалы, чтобы попасть в СЛЕДУЮЩИЙ загробный мир.
  • Грэм Джойс «Безмолвная земля» — с прикрученным фитильком. Главная героиня не погибла под лавиной, но и не выкопалась, как ей казалось, а осталась под снегом без сознания. А вот ее муж — увы.

Кино[править]

  • «Карнавал душ» 1962 года — машина с тремя молодыми девушками сорвалась в реку. Выбралась лишь одна… хотя нет, не выбралась. Все события фильма — предсмертные видения утопающей.
  • «Быстрее, чем кролики» — игра со всеми штампами жанра. До самого финала неясно, кто из героев, попавших в дом-мавзолей, действительно мертв, а кто — просто галлюцинация.
    • Еще больший зигзаг в альтернативной концовке, которая судьбу ГГ оставляет неопределенной, не исключая, впрочем, канонической концовки.
  • «Лестница Иакова» Эдриана Лайна — практически повторяет идею «Карнавала душ»: все события — видения умирающего солдата.
  • «Карнавал душ» 1998 года — как бы ремейк первого «Карнавала», но на деле беззастенчиво эксплуатирует «Лестницу Иакова».
  • «Американское преступление» — фильм о жестоком убийстве семьей Банишевски Сильвии Лайкенс. Сильвии удается сбежать от своих мучителей и добраться до карнавала, где работают ее родители… но все это — лишь видения умирающего мозга. Почти по Бирсу.
  • «Таксист» Мартина Скорцезе — одна из трактовок финала фильма (правда, опровергаемая самим Скорцезе) заключается в том, что откровенно неправдоподобный хэппи-энд происходит в воображении умирающего от ран главного героя.
  • «Малхолланд Драйв» — по одной из версий, весь фильм является предсмертными видениями Дианы Сэлвин, пустившей себе пулю в лоб.
  • «Сошедшие с небес» 1986 г. Советский фильм о Великой Отечественной войне по книге «Двое из двадцати миллионов». Медсестра и раненый лётчик пытаются набрать воды из колодца, который охраняют немцы. Те смеются, но дают возможность взять воду. Далее на экране разворачивается обычная жизнь пары молодых людей, которые прошли войну и теперь просто живут. Он — бывший военный лётчик, она — медсестра. Простые заботы и проблемы, работа, любовь, какие-то вещи. И всё идет как идёт. Но вот в аэроклуб требуется пилот и главный герой наконец может вернуться в небо. Перед полётом механик справшивает его: «Слушай, а я слышал, что вы все там погибли, в Аджимушкайских каменоломнях?» «Значит, не все», — отвечает ему лётчик и самолёт уходит в небо. И в тот же момент всё меняется. Нас опять переносят в том момент, когда герои набирают воду. Но на этот раз звучит команда на немецком, и пулемёт стреляет. Рой пуль пронзает тела девушки и лётчика, и они падают, убитые в самом начале жизни. На войне. На той ужасной войне. И зритель внезапно понимает, что всё, показанное о их послевоенной жизни — лишь мечты. Мечты о том, как могли бы жить те, кого не стало.

Телесериалы[править]

  • «Случай на мосту через Совиный ручей» — экранизация одноимённого рассказа Бирса, впоследствии включенная в сериал «Сумеречная Зона» в качестве одного из эпизодов.
  • Boardwalk Empire — Ричард Харроу вроде бы выживает и приезжает домой к семье, но на самом деле это ему кажется, когда он в одиночестве умирает под мостом от смертельной раны.
  • «Кухня» — в такую ситуацию попал шеф-повар Баринов. К счастью, успели откачать.

Аниме и манга[править]

  • Tokyo Magnitude 8.0 — Юки, брат главной героини, погиб ещё в 8 серии и всё оставшееся время существует лишь в видении сестры.

Видеоигры[править]

  • Существует фанатская теория, что именно этим заканчивается Final Fantasy VIII. Дескать, Скволл погиб в безвременье, а его появление на балконе — галлюцинация подвинувшейся рассудком от горя Риноа (и поэтому кроме нее, его никто не видит).
    • Есть ещё более двинутая антифанатская теория, согласно которой всё, происходящее от второго диска и далее — бред Скволла, умирающего от ранения сосулькой в грудь. Приют Эдеи? Преемственность ведьм? Ультимеция? Сжатие времени? До чего же богатое воображение у этого коматозника!
  • К слову о фанатских теориях: «Теория Одурманивания» популярна среди фанатов Mass Effect и полагает концовку, а то и события второй и третьей игр предсмертной галлюцинацией главного героя(героини).
  • Согласно одной из концовок первого Silent Hill, похождения Гарри Мейсона в городе-призраке были лишь предсмертными галлюцинациями после дорожной аварии.
  • «Пенумбра 3. Реквием» — в «плохой» концовке, выясняется что вся игра была приключениями в Комаляндии, и умирающий ГГ лежит на полу перед компьютером. Впрочем и «хорошая» концовка намекает, что он мёртв.
  • Call of Duty: Black Ops 3. Есть теория, что вся игра, начиная с третьей миссии — предсмертный бред протагониста, не пережившего операцию, подключенного к прямому нейроинтерфейсу своего офицера и просматривающего его воспоминания. Это объясняет, почему в игре творится такие необъяснимые вещи.
    • Есть такая же теория, касаемо The Evil Within.
  • The Vanishing of Ethan Carter — вся игра оказывается предсмертным видением Итана Картера и заканчивается, когда Итан умирает. Уникальность в том, что играем мы при этом не за Итана, а за персонажа, которого Итан придумал.}}
    • Этим объясняется и легкая нереальность и степень шизанутости происходящего вокруг: бесконечный день, железнодорожная ветка (со станцией и вокзалом!) из ниоткуда в никуда, севший посреди леса космический корабль, Ктулху в катакомбах — и прочая и прочая. Поиграйте, вам понравится!
  • Мор (Утопия): У Мраморного Гнезда — вся игра — предсмертный бред Даниила, который заразился чумой и, в бреду, раз за разом проживает последний день, пытаясь спасти от чумы последние районы города. Впрочем, об этом, в течении игры, намекают (или даже говорят прямым текстом) большинство персонажей.

Визуальные романы[править]

  • «7 дней лета» — все три протагониста именно таким образом попадают в «Совёнок». Соответственно, возврат в родную реальность для них почти при любых раскладах равносилен Game Over. В нескольких концовках, правда, героев успевают откачать, но их всего 1-2.

Музыка[править]

  • Кукрыниксы — «Дорогая» (на стихи Есенина). Клип являет собою перенос сюжета Бирса в реалии нашей гражданской.
  • Отель «Калифорния» — или этот троп, или соседний.
    • Внимательно прочитав текст в печатном виде, т. к. на слух из-за слабого знания языка воспринимаются не все слова — да уж, местечко что надо… Во время движения по темной и пустынной дороге героя внезапно «My head grew heavy and my sight grew dim» — и из отеля ему уже не уйти. Заснул за рулем, а всё остальное — глюки коматозника или вообще загробная жизнь.
  • Даниэль Клугер «Картуш», наверное, немного с фитильком: вора Картуша должны казнить, внезапно выясняется, что палач валяется в стельку пьяный, а самого казнимого нигде не могут отыскать, ещё через некоторое время выясняется, что он уже успел обчистить всех вокруг и даже наставить рога самому королю… Внезапно Картуш просыпается, и его ведут на эшафот.
  • Babybird — Unloveable. Фактически клип экранизирует сюжет Бирса.

Комиксы[править]

  • «Инок» — с фитильком: главный герой из Комаляндии выбрался, а вот брат Игорь погиб еще в аварии и остался с дедом.

Реальная жизнь[править]

  • Так называемые «посмертные видения», о которых рассказывают люди, пережившие клиническую смерть, медики объясняют галлюцинациями, вызванными нехваткой кислорода в умирающем мозгу. Для них это другой троп, но для самих пациентов — сабж.