Таня Гроттер

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngПрошу помощь зала
Автор статьи начал её писать, но не уверен, что сможет доработать до соответствия стандартам. Поэтому он просит других участников помочь в написании статьи.

«Таня Гроттер» — цикл книг Дмитрия Емца, пародия на книги о Гарри Поттере. Как и в случае с циклом «Волшебник Изумрудного города», первая книга очень похожа на западный первоисточник, а дальше отечественный автор начинает творить свой собственный мир. Емец создал сеттинг, в котором полно инверсий (включая гендерную) и замен английских реалий на российские, а западной мифологии — на славянскую или древнегреческую.

Циклу свойственна хронически рваная канва — впрочем, от пародии иного и не ждали. Также в цикле много копиркиных. У самого Гарри их аж двое — Таня Гроттер и Гурий Пуппер, он же Гэ Пэ, горячо любимый Пипой. Также в сеттинге два копиркина Хогвартса — Тибидохс, где учится Таня, и Магфорд, в котором учится Гурий. Драконбол — копиркин квиддича, Черноморов — Дамблдора, Горгонова — Маконагалл, Клопп — Снейпа, Поклёп Поклёпыч — Филча, Жанна Аббатикова — Ханны Эббот. Но большинство учеников всё же придуманы Емцом с нуля. Даже Ванька Валялкин и Баб-Ягун, выполняющие обязанности Рона и Гермионы, мало похожи на них.

Русский ответ Гарри Поттеру: Таня Гроттер и магия успеха.

Сеттинг[править]

  • Футляр от контрабаса — был исключительно старый, обшитый снаружи очень толстой шершавой кожей, чем-то смахивающей одновременно и на чешую — такую кожу бывает у драконов. К выпуклой ручке футляра контрабаса была приклепана небольшая медная бирка, полустершиеся буквы на которой гласили: «…sbebnye Еtrumenty maga FeoЕ: barabany, Еtrabasy idr».

Артефакты и шкажошные шушества в Тибидохсе[править]

  • Мелочи:
    • Безглазый Ужас.
    • Пельменник (Полифем) с Гробовым Покрывалом, которое подкарауливает припозднившихся учеников на темных лестницах.
    • Циклопы. Буйствуют каждое полнолуние.
    • Раздирало. Был заточен в раскаленной пещере в сердцевине Земли. Ходит по коридорам, воет, хрипит и творит что придется. Невидимый — может отразиться только в Зеркале Судеб.
    • Карачун.
    • Деревянная Баба.
    • Пустая Инвалидная Коляска.
    • Отводящая Ванна. Если искупать в ней, то поможет справиться с этими монстриками.
    • Замораживающие Капканы.
    • Статуи-душители.
  • Серьёзные проблемы:
    • Безымянный Подвал.
    • Исчезающий Этаж.
    • Жуткие Ворота.
  • Призраки, которые не прочь пошутить.
  •  — Искрис фронтис! — из кольца вырвалась зеленая искра и опалила птице крыло.
  •  — Первачус барабанус! От одежды повалил пар, и уже несколько мгновений спустя она совершенно высохла.
  •  — Склеротикус маразматикус! Полниссимо дебилиссимо! Я сделаю так, что она все забудет.
  •  — Туманус прошмыгус позволяет проходить сквозь закрытые двери
  • Ковёр-самолёт — на них, по словам Поручика Ржевского, летают только «восточные магористы», а потому летящего на ковре могут и сбить на всякий случай. В Тибидохсе выполняют роль почти обычных половичков — вопреки всем стереотипам, качественно зачарованный ковёр моль не ест.

Основные персонажи[править]

  • Протагонист — Таня Гроттер, дочь великих белых магов Софьи и Леопольда. «Маленькая, быстрая, бойкая, с мелкими кудряшками, она ухитрялась быть сразу везде. Ее острый язычок резал как бритва. Складная, озорная, быстроглазая…». Обладает смуглым оттенком кожи.
    • «Небольшая родинка на кончике носа придавала ей не то загадочный, не то залихватский вид. Родинка иногда меняла цвет, становясь то розовой и незаметной, то почти черной. Она могла уменьшаться и увеличиваться в размерах. Всякий раз, когда Таня должна была заболеть, или незадолго перед крупной неприятностью родинка начинала пульсировать и даже сильно печь, будто ее прижгли горячим гвоздем. Совсем рядом с родинкой можно было разглядеть шрам, состоящий из двух крошечных точек». Исчезла в конце первой книги, оказавшись, внезапно, Талисманом Четырех Стихий.
  • Антагонист — чёрная волшебница Чума-дель-Торт, она же Та-Кого-Нет. Носит при себе свои отрубленные руки.

Лопухоиды[править]

  • Семья Дурневых, живущая в многоэтажном доме на Рублевском шоссе. Реконструкция — делать родственников Тани садистами и полными чудовищами, как это нередко делают в фанфиках по ГП, Емец не стал. Наоборот, он наделил Дурневых обычными человеческими чертами, и они стали довольно живыми и по-своему интересными персонажами. Получилась этакая реконструкция образа злых опекунов сиротки.
    • Герман Никитич Дурнев — дядя Тани, директор фирмы «Носки секонд-хенд». Торговал фигнёй типа использованных носовых платков, старых зубных щеток, съеденных молью свитеров и изношенных джинсов. Высокий сутулый человек в сером пальто. И заодно троюродный племянник сестры бабушки Леопольда Гроттера. «С плакатов смотрел розовый и веселый Герман. „Самый добрый депутат — ваш депутат!“ Фотограф провозился с ним много часов и велел подложить за щёки много ваты, чтобы Герман чуть меньше был похож на вурдалака».
      • Сходство Германа с вурдалаком вполне оправдано — в четвертой книге серии выясняется, что его прапрадедушка — сам граф Дракула.
        • Об этом говорится еще в первой книге. В четвертой Герман Дурнев занимает официальный пост повелителя вампиров и получает клыки, которыми, впрочем, никогда не пользуется по назначению.
      • Про Леопольда (Лёнчика) Гроттера: «Я пытаюсь огреть его по лбу грузовиком, а он глазеет в свой чертов телескоп! В детстве мы люто ненавидели друг друга. Дрались всякий раз, как встречались. Точнее, это я его колотил, а он больше отсиживался по углам или листал свои идиотские книжки. Он вечно занимался всякой ерундой: то с ежами возился, то учился разговаривать на кошачьем языке, а мне ставили его в пример! В десять лет он угнал свой первый мотоцикл, а в двенадцать ограбил банк! Он проделал это с помощью компьютера, даже не выходя из дома, но его засекли. Когда же пришла милиция, он просто-напросто исчез. Все думали, что он в комнате, взломали дверь, а там никого. Этот придурок перечислил все украденные деньги в фонд помощи беспризорным собакам!!! Нет чтобы отдать их мне, своему троюродному брату».
      • Братья в детстве: «Один белесый, тощий, с кислым и злым лицом, а другой задумчивый и грустный, с большим носом и рыжими кудряшками».
      • «Покорми ее, Нинель! Там в холодильнике остался просроченный кефир. Все равно выбрасывать».
    • Тётя Нинель, жена Германа. Очень толстая. Чем занималась — неизвестно. Ласково называла мужа «крысик». А ещё «пампушечкой», хотя правильнее было бы «скелетошечкой».
      • В одной из книг Нинель утверждала, что в прошлом была балериной. Поверить в это крайне сложно.
        • С другой стороны, если подумать, ничего невероятного в этом нет. От беременности и родов метаболизм нередко идет вразнос и у обычных женщин, и у бывших балерин и спортсменок, которые испортили здоровье диетами и запредельными нагрузками. Если Нинель к тому же, оставив сцену, намеренно набирала вес, чтобы восстановить репродуктивную функцию, а потом уже не смогла остановиться, то в ее состоянии нет ничего необычного.
    • Пипа (Пенелопа), их дочь. С младенчества была агрессивной, что умиляло родителей. Когда подросла, добрее не стала, зато стала учиться на двойки. «Вы когда-нибудь видели человека, который „овощ“ пишет не только с мягким знаком, но и в два слова?»
      • Впоследствии открыла в себе магические способности и тоже попала в Тибидохс.
  • Классная руководительница Ирина Владимировна.
  • Физрук Приходькин. Всегда неплохо к ней относился: «Если бы вы все бегали стометровку так, как малютка Гроттер!»
  • Одноклассники Тани:
    • Угрюмый молчун Генка Бульонов, от которого не стоило ждать никаких гадостей.
      • Впоследствии тоже открыл в себе магические способности и попал в Тибидохс.
    • Павлик Язвочкин, главный остряк класса.
    • Лена Мумрикова, тощая, отливающая зеленью девица, главная из подхалимок Пипы.

Преподаватели Тибидохса[править]

Медузия и Сарданапал
  • Светлые: (носят оранжевые мантии)
    • Сарданапал Черноморов, академик Белой магии, величайший волшебник после Древнира, лауреат премии Волшебных Подтяжек, глава Тибидохса. Маленький румяный толстячок. Сентиментальный крутой. «Правый ус у него был зеленым, а левый желтым. Усы ни секунды не пребывали в состоянии покоя. Цвет бороды был вообще неопределим, поскольку она то появлялась, то исчезала… была феноменально длинной… ее пришлось многократно обмотать вокруг туловища, а конец спрятать в карман».
      • Летал на реактивном диване, «драном, с ощипанными куриными крылышками, из которого торчат медные пружины». Ковёр-самолёт в сырость погрызла бы моль; сапоги-скороходы с тех пор, как их сглазили, имеют точность приземления почти двадцать верст; швабра с пропеллером или летающий пылесос неудобны.
    • Доцент Медузия Горгонова, преподавательница нежитеведения. «Худая женщина. Растрепанные медно-рыжие волосы топорщились так, что невольно заставляли вспомнить о змеях. Профиль был правильный, греческих очертаний». В прошлом взглядом обращала людей в камень, потому что стеснялась прыщей, но Сарданапал её перевоспитал. Тем не менее бывает, что «растрепанные волосы встали вдруг дыбом и зашипели».
      • Летала на детской лошадке-качалке, расписанной хохломскими узорами и с двенадцатью талисманами.
  • Тёмные:
    • Зубодериха (Великая Зуби), специалист по сглазу и порче. «Маленькая кругленькая дама с челкой на глазах, как у пони. На носу очки с толстыми стеклами, а в руках ехидно хихикающий журнал». Когда ехидничает, из глаз исходят яркие лучи сапфирового цвета. Многих учеников, видевших такой фокус впервые, пачками отправляли к Ягге лечиться от заикания.
      • На самом деле глаза у нее светились только в одной книге - из-за случайно наложенного на саму себя сглаза.
    • Профессор Клопп, преподаватель практической магии.
    • Соловей О.Разбойник (Одихмантьевич), тренер по магическому пилотажу.
  • Поклеп Поклепыч, завуч и маг-универсал.
  • Тарарах, преподаватель ветеринарной магии. «Низкого роста, кривоногий, но настолько широкоплечий, что, казалось, в ширину он больше, чем в высоту. Волосы у него были длинные, никогда не чесанные, глаза черные, как две маслины, а нижняя челюсть казалась просто огромной». Он — бессмертный питекантроп (стало быть, ему не менее 700 000 лет).
  • Ягге, бывшая языческая богиня, а ныне заботливая заведующая магпунктом в Тибидохсе. «Сухонькая старушка, одетая как цыганка, с красным платком на голове и закутанная в яркую шаль; курила вишневую трубку и выдыхала ароматные клубы дыма, складывавшиеся в причудливых животных».
    • Упоминаются также и другие бабы-яги — в одной из книг они даже проводят гонки на избушках.
  • Бессмертник Кощеев. Сорок килограммов посеребренных костей, золотая черепушка, янтарные зубы — и все это в латах от Пако Гробанн!

Ученики Тибидохса[править]

Первые двое — друзья Тани.

  • Ванька Валялкин, «небольшой худенький паренёк лет десяти, одетый в нелепую длинную майку желтого цвета, достававшую ему до колен». Съел целый магазин и дубинки охранников. Летает на пылесосе: «совсем старый: с болтающимся шнуром, обмотанной изолентой трубой и мотором, про который Ванька говорил, который глохнет в самое неподходящее время».
  • Баб-Ягун. Летает на пылесосе: «сиявший начищенным хромированным ободом и новенькой удлиненной насадкой на трубу, про которую хвастал, что суперскоростная». Краснобай — «всеми любимый и многих раздражающий» играющий комментатор. очень редко затыкается: «Самый большой в России словесный фонтан не заткнуть пальцем».
  • Гробыня Склепова. Летает на пылесосе: «маленький, компактный, но очень мощный»
  • Дуся Пупсикова, «круглолицая девчонка 11 лет, случайно превратившая свою подружку в пряник». Летает на скрипке.
  • Верка Попугаева, «сверхлюбопытная особа 13 лет, нос которой сохранял явный отпечаток двери. Она шпионила за старшей сестрой, целующейся с мальчиком. Проявилась способность видеть сквозь предметы». Летает на «странной формы предмете с нагромождением всевозможных палочек и выступов, явно шаманского происхождения».
  • Шурасик. Летает на длинной швабре с пропеллером. Вундеркинд, точнее, злая пародия на троп.
  • Гуня Гломов — «наше тибидохское чудо. Ему четырнадцать лет. Он уже три года просидел в первом классе, и единственное, чему научился, — превращаться в табуретку!» «Зубы у него были нечищеные, скверного желто-зеленого оттенка, два клыка значительно выступали вперед».
  • Жора Жикин, красавец и любимец девочек.

Сборные по драконболу[править]

  • полярные духи, у которых существует своя команда по драконболу, непобедимая в канун Нового Года. Некоторые из них буквально состоят из снега и льда.

Сюжет[править]

Когда Тане был год, к дому её родителей пришла Чума-дель-Торт. Она собрала кучу нежити, применила заклинание полного уничтожения (грозная белая вспышка, которая выжигает всё кругом) и наслала серебряного скорпиона, которого подсылала жалить своих жертв, когда хотела насладиться их мучениями. Родители погибли (по версии для лопухоидов, это были археологи, которых снесло лавиной в горах Тянь-Шаня), но Таня выжила. На кончике носа девочки оказалось 2 красных пятнышка — видимо, скорпион её ужалил. Эта малютка раздавила скорпиона и продолжала безмятежно спать в своей колыбельке — футляре от контрабаса, зажав скорпиона в ладони. Обнаруживший эту жуткую картину Сарданапал забрал девочку и решил подкинуть её к лопухоидам (=маглам), отдалённым родственникам Леопольда — потому что Тане нельзя было в Тибидохс раньше срока…

Дядя и тётя взяли девочку на воспитание, но лишь потому, что дядя собирался баллотироваться в депутаты, и ему нельзя было портить репутацию. Пока на постели не начинала появляться корочка льда, Таня спала на лоджии, потом — в самой дальней и темной комнате, где в обычное время стояли пылесос, стремянка и жила такса. Девочку кормили объедками («Если нужен будет хлеб, возьми тот, что остался от гостей. Плесень на нем можно запросто срезать») и заставляли выполнять домашнюю работу, от которой была избавлена Пипа, одевали в самое изношенное и грязное старье, которым торговала фирма дяди Германа, а обувь подбирали такую, которая была либо мала, либо велика. По версии дяди-тёти, Леопольда посадили в тюрьму, а Софья умерла, побираясь на вокзале. В школе Таню тоже обижали: учителя заискивали перед старшими Дурневыми, одноклассницы — перед Пипой.

Во время посещения Оружейной палаты Таня увидела золотой скифский меч, покрытый странными письменами, и поняла, что он ей знаком. Потом бронированная витрина оказалась сломана, а меч украден. Таня в этот момент чувствовала сильную боль в родинке. Её обвинили в похищении, но потом обвинение сняли, а на видеокамере было записано что-то совсем непонятное. Также произошли другие странные вещи. Упавший лист, на который смотрела Таня, полетел вверх, дверца от холодильника сама собой распахнулась и ударила Пипу по носу, а за автобусом, в котором Таня ехала на экскурсию, бежала борзая собака — слишком дорогая, чтобы хозяин отпустил её гулять одну. а главное, Герману приснилась страшная старуха, которая требовала отдать то, что он прячет.

Книги серии[править]

  1. Таня Гроттер и магический контрабас (сентябрь 2002).
  2. Таня Гроттер и Исчезающий Этаж (2002).
  3. Таня Гроттер и Золотая Пиявка (2003).
  4. Таня Гроттер и трон Древнира (2003).
  5. Таня Гроттер и посох волхвов (2003).
  6. Таня Гроттер и молот Перуна (2003).
  7. Таня Гроттер и пенсне Ноя (2003).
  8. Таня Гроттер и ботинки кентавра (2004).
  9. Таня Гроттер и колодец Посейдона (2004).
  10. Таня Гроттер и локон Афродиты (2005).
  11. Таня Гроттер и перстень с жемчужиной (2006).
  12. Таня Гроттер и проклятие некромага (2007).
  13. Таня Гроттер и болтливый сфинкс (2008).
  14. Таня Гроттер и птица Титанов (март 2012).
  • Таня Гроттер и полный Тибидохс! Фразочки, цитаты и афоризмы (2006)
  • Миры Тани Гроттер (2006)

Тропы и штампы[править]

  • А двести двадцать не хочешь?. Когда Пипа и Мумрикова решили испачкать клеем «Суперцемент» увиденную ими на лоджии книгу «Тысяча советов молодой хозяйке», им и в голову не пришло, что это замаскированный «Справочник Белого Мага», и он вполне может за себя постоять. В итоге Пипы волосы были вымазаны тем самым клеем, а у Ленки на ладони закурчавилась густая рыжеватая шерсть.
  • Азкабан — Дубодам. Вышел намного темнее и острее оригинального Азкабана. Собственно, это даже не тюрьма, а своего рода ручной монстр — некая жуткая полуразумная сущность, властная даже над пространством и временем. Вырваться из его плена не могут даже бессмертные чудовища и маги. Название тюряги как бы намекает на её сущность…
  • Академия зла. В Тибидохсе есть два отделения — светлое и тёмное. В одной из параллельных реальностей он превращается в сабж, в котором есть тёмное и очень тёмное отделения.
    • В первых книгах упоминается такой предмет только для темного отделения, как "оподление" - предназначенный для "воспитания" худших качеств в недостаточно плохих темных. Ужас у холодильника: Это же ужасно! И мерзко! И ужасно мерзко! Непонятно, почему "светлый" директор школы позволяет делать такое с детьми!! В более поздних книгах внимание на этом не акцентируется, и светлые с темными все больше сдруживаются и выглядят единым коллективом просто нормальных людей.
  • Ангелы, демоны и кальмары — Хаос периодически поминается как некая третья сила, одинаково неприятная и Свету, и Мраку
    • Зигзаг: в связанном цикле «Мефодий Буслаев» прямо сообщают, что на самом деле Хаос — просто обломки от строительства мироздания, бессмысленно блуждающая в пространстве «сырая» сила.
  • Анимаг — Сарданапал превращался в косматую дворнягу, Медузия — в тонкую изящную борзую с длинной мордой. Правда, только в самой первой книге, и далее умение никак не используется и не упоминается, так что это могло быть не превращение, а иллюзия.
  • Апокалиптический маньяк — Чума-дель-Торт.
  • Армия магов — отряд учителей Тибидохса, штурмующий Дубодам в книге «ТГ и пенсне Ноя».
  • А я сказал — негодяй! — в девятой книге цикла («Колодец Посейдона») некромаг Глеб Бейбарсов ведет себя вполне адекватно: в конфликты без необходимости не лезет, садизма не демонстрирует. Зато начиная с десятой книги (Локон Афродиты) Глеб резко преображается: кидается пустыми угрозами, пытается убить невинных людей по совершенно пустяковым поводам, применяет абсолютно зверские заклинания, отбиваясь от правоохранительных органов… Переход «на темную сторону» прописан настолько топорно, а автор устами всех персонажей так настойчиво вещает «Глеб был чудовищем с самого начала», что можно задуматься, нет ли в этой неприязни автора к персонажу чего-то личного.
    • Вообще-то автор этой правки уже при чтении 9 книги заподозрил, что с "этим персонажем что-то нечисто" - больно уж внезапной выглядела его "большая любовь" к героине. Да и "адекватность" его уже тогда была несколько сомнительной (ему "просто" хотели дать по морде, а он в ответ применил смертельную магию и требовал, чтобы за снятие заклятия перед ним поунижались). Автор правки тогда даже предположил, что в следующей книге Бейбарсов станет врагом Таньки, за что был заклеван возмущенными его поклонницами. А все так и оказалось в итоге. Да и 10 книга уже была анонсирована, еще до выхода 9-й. Так что не соглашусь с отнесением этого персонажа к этому тропу, я считаю, что автором с самого начала именно такое развитие персонажа и было задумано. По крайней мере в 10 книге. Насчет дальнейшего - вполне возможно, что автор действительно решил усилить впечатление и попал под этот троп.
  • Бетти и Вероника — милый любитель животных Ванька или мрачный некромант Глеб? Впрочем, Емец ведёт сюжет так, что почти очевидно, какой выбор сделает героиня.
    • К слову, не все так однозначно. В «…проклятии некромага» Глеб применяет зеркало Тантала, чтобы хоть на несколько часов вселиться в Ивана и побыть с Таней. Отдельно упоминается, что побочным эффектом зеркала является постепенное сближение личностей друг к другу — Глеб смягчится, Ваня ожесточится, хотя оба сохранят свою память и привязанности.
  • Буллинг — в обычной школе Пипа с подружками травили Таню.
  • Бытовая магия — скатертями-самобранками устилают все столы во время приёмов пищи, причем каждая со своим ассортиментом.
    • У Ваньки Валялкина есть увечная скатерть-самобранка, которая выдаёт только огурцы и котлеты.
      • Точнее это кусок настоящей скатерти, который он отрезал. На этой части скатерти, видимо, из всего разнообразия ее продуктов лежали как раз огурцы и котлеты, потому только их этот кусок и способен делать. Видимо, расположение появляющихся продуктов на скатерти четко определено и неизменно.
  • Всесокрушающий против несокрушимого — экзаменационная задача с расширенными условиями: кто победит, если столкнутся два противника, оба с мощнейшим оружием и надёжнейшей защитой, у одного нагрудник Зевса и молот Перуна, а у другого трезубец Посейдона и пятка Ахилла в качестве амулета. Ответ: все артефакты обладают своей волей, поэтому будет ничья. Трезубец Посейдона не посягнет на старшинство нагрудника Зевса, а молот Перуна не тронет некромага — только он может без последствий носить артефакт из человеческих костей. P. S. Ничья будет при условии равенства сил и знаний самих бойцов — как показывают события предыдущих томов, некромага можно через мясорубку провернуть, его, скажем так, здоровью это не повредит.
  • Гурман-порно. «Двое из ларца, одинаковых с лица, развернулись скатерти-самобранки, и на них появились караваи, калачи, крендели, пельмени, вареники, пироги, ватрушки, ореховые бабы, пампушки, кексы, блины с семгой, икрой».
    • Шутка-бумеранг. В «…исчезающий этаж» герои за обедом обсуждают ночную вылазку на запретную территорию, но, заметив приближение преподавателей, изображают усиленное наслаждение доставшейся им горькой тертой редькой. В самом финале в знак мужества героев награждают отступлением от школьных правил… закрепляют скатерть-самобранку с редькой за их столом — навечно. В следующих книгах злосчастная самобранка также присутствует, побуждая героев просить еды с других столов, пока в 4-5 книге героям не удается наложить на нее столетний сглаз и избавиться от сомнительного подарка.
    • Да и в целом все бытовые удобства в Тибидохсе работает на магии — даже умывальники и унитазы (что следует из письма Пенелопы отцу), что современному человеку кажется дикостью.
  • Внутри больше, чем снаружи — после обретения магических способностей Пипа начинает носить джинсы с такой особенностью.
  • Во чреве чудовища — драконы во время драконбола регулярно проглатывают игроков. Живыми. Те благополучно дожидаются конца матча, после чего извлекаются ничуть не переваренными и вполне невредимыми. В одной из книг Баб-Ягун ещё умудрился устроить дать в драконьем желудке целый концерт при помощи находящихся там же Верки Попугаевой и музы Эрато.
  • Высокий и худой как жердь — Герман Дурнев.
  • Гад из глубин истории — в одном из томов дядя Герман чуть не был отравлен духом Сальери, вселившимся (или нет) в незваного гостя.
  • Гейс — Разрази Громус! Как выясняется, работает даже на бесплотных духов: именно от него окончательно погибла Чума-дель-Торт.
  • Герр Доктор — профессор Клопп. Клюквенный немецкий акцент прилагается.
  • Глаза разного цвета. Гробыня Склепова выжимает педаль в пол — у неё глаза не только разного цвета, но и разного разреза! Один чёрный, монголоидного вида, другой голубой, вполне европеоидный.
  • Глупый пароль — обыграно нестандартно. Пароли на компе Пипы Дурневой — Гроттершаидиотка и Пупперлапочка, потому что Пипа и описана как невеликого ума человек. Пополам с Код на стенке.
  • Головоломка мадам Петуховой. «Таня Гроттер и перстень с жемчужиной»: драгоценная жемчужина с магическими свойствами была проглочена карликовым драконом, и чтобы её вернуть, злодей стал превращать в камень и разбивать всех драконов этого вида.
  • Джинны:
    • Строгий библиотекарь, помнящий времена вольницы, когда можно было играть душами и чувствами и заниматься настоящей темной магией, Абдулла «походил на плотный сгусток тумана. Семь бородавок на щеках и на лбу, огромная чалма. Само лицо было белое, плоское как блин. Черты появлялись на нем внезапно — то глаз всплывал, то рот…»
    • Джинны, которые контролируют поведение драконов во время драконбола. Почти в каждом матче их тут же съедают драконы.
    • Ещё есть сборная джиннов по этому виду спорта.
  • Длинное имя — имя Энтроациокуль уже несколько длинновато, а уж настоящее и полное имя ведьмы… «Состоит из двухсот шестидесяти трёх согласных и скромной горсточки гласных, которые можно расставить в любом порядке» (Баб-Ягун).
  • Для магии нужен артефакт - тут практически вся магия в артефактах, а вместо волшебных палочек кольца, причём говорящие, часто не подходящие по размеру и подчинённые закону «одно на всю жизнь».
  • Добрый зелёный — при использовании доброй магии из перстня выходит зелёная искра.
  • Дракон — присутствуют в сюжете, особенно в спортивных состязаниях.
  • Жадина-говядина — Семь-Пень-Дыр, усердно выгадывавший из стипендии деньги и ставший школьным ростовщиком, ссужая ученикам деньги и усердно собирая положенное.
  • Загробная канцелярия — то, как выглядит загробный мир во вселенной. Славное боевое прошлое Сил Зла уходит в прошлое, и Тартаром рулят именно что чинуши, крючкотворы и бюрократы. Со всеми вытекающими.
  • Закадровый момент крутости — выигрыш Сарданапалом у Повелителя Джиннов его перстня и взятие нерушимой клятвы за всех джиннов о прекращении занятий темной магией и игрой на человеческие жизни, чувства и души.
  • Заочная любовь — Пипа Дурнева влюблена в таинственного Гэ Пэ, прячет от сестрицы его портрет и зацеловывает так, что его время от времени приходится менять на новый. Потом выясняется, что это актёр, играющий Гэ Пэ в фильмах, и Пипа переключается на оригинал, Гурия Пуппера, и движущиеся календарики с его изображением.
  • Злобный артефакт — встречается и упоминается огромное количество неприятнейших артефактов (правда частенько бафосных), но лавка из «Ботинок кентавра» давит педаль в пол — в ней ВСЕ артефакты (а их там немало) имеют неприятные сюрпризы для покупателя.
  • Злобный зелёный — Чума-дель-Торт.
  • За всем стоял пёс («Таня Гроттер и перстень с жемчужиной») — ревизор Зербаган, с виду умный и опасный чёрный маг, оказался просто безвольной марионеткой. А настоящим главгадом был его подобострастный карлик-секретарь Бобес (в действительности — глава канцелярии Мрака Лигул собственной персоной. На секунду, главный темный страж, для которого все заклинания магов и даже Древнира — детский лепет).
  • Злонамеренная архитектура: обоснуй, хоть и спорный — школа Тибидохс на острове Буян некогда служила крепостью Древнира против Чумы-дель-Торт и посейчас является темницей для сил хаоса и множества артефактов, спрятанных Древниром. Маги не в восторге, но плюсы в виде удаления от людей, чистой природы, мягкого климата, открытого неба и полной свободы действий перевешивают — характерно, что, когда школу хотели закрыть, в качестве альтернативы предложили только Заполярье.
  • Золотое трио — Таня, Ванька Валялкин и Баб-Ягун.
  • Изгой — Таня в обычной школе (аналогично Гарри).
    • Золушка — Таня получила возможность вырваться от дяди и тёти и поселиться в пансионе при школе волшебников, но не в награду, а потому что так положено.
  • Исландская правдивость — в книге «Таня Гроттер и ботинки кентавра» объявление в лавке торговца гласит: «Гарантии: Вам гарантируется, что всё, сказанное о товаре, чистая правда. Однако за всю правду хозяин ответственности не несёт». И, конечно, у каждого разрекламированного артефакта найдётся побочный эффект, перекрывающий все достоинства.
  • Каков родитель, таково и дитя — у Пипы лошадиное лицо (от папы) с круглыми рыбьими глазами (от мамы).
  • Как старая супружеская пара — Сарданапал Черноморов и Медузия Горгонова, копиркины Альбуса Дамблдора и Минервы Макгонагалл.
  • Красное зло — при использовании злой магии из перстня выходит красная искра.
  • Кванк — в книге «Таня Гроттер и ботинки кентавра» герои попадают в параллельный мир, и у всех, кроме Тани, есть двойники.
  • Копиркин — Учитывая пародийный характер книги в копиркиных очень много персонажей. Из оригинала заимствованы и обработаны Таня Гроттер, Сарданапал, Гурий Пуппер и его тёти, профессор Клопп. Медузия Горгонова очевидно списана с одной из трёх Горгон из греческой мифологии. Тем не менее, большинство учеников всё же придуманы Емцом с нуля.
  • Королева драмы — Лиза Зализина, она же «Бедная Лиза». Не знаю, как с драмой, а королевой этого тропа вполне заслуживает быть. Причём изначально безобидная истеричка в результате доставила главной героине и окружающим немало неприятностей, пытаясь завоевать Ваньку.
  • Коронная фраза — «Мамочка моя бабуся» у Баб-Ягуна.
  • Кощей Бессмертный, точнее, его смерть — добрые маги уже сотню раз дуб обыскали, а потом в него молния попала — и обыскивать стало нечего.
  • Кровавый спорт и Вымышленный вид спорта — драконбол, более темная и острая версия квиддича. Мячи забрасывают в пасть живому дракону, которому никакие правила не запрещают глотать нападающих, предварительно оплевав их огнём (именно глотать, а от огня все игроки заранее мажутся упырьей желчью). За прямые тараны в воздухе тоже ничего не бывает: сбивать игроков противника с летательных аппаратов — тоже можно и нужно (каждый первым делом выучивает заклинание безопасного приземления), а внизу постоянно дежурят джинны-санитары. Жульничество с помощью магии — во все поля и со стороны почти всех команд магического мира (кроме Тибидохса, конечно). Особенно в этом выделяются англичане из школы Магфорд, играющие в мантиях-невидимках (причём судьи из Магщества им бессовестно подсуживают. Правда, Таня сумела воспользоваться трофейным плащом), а также сборная мира, притащившая на матч трёхголового дракона.
    • Золотой снитч. Один из мячей начинён снотворным, поэтому после попадания дракона использовать по назначению нельзя, и команда автоматически выигрывает. Но тут есть притянутый обоснуй: мяч со снотворным такой сложный, что его редко кто забрасывает. Так, во всяком случае, считалось. А потом читатель устал считать, сколько раз за всю серию свершалось это редчайшее явление.
      • Не совсем автоматически выигрывает все же. Поскольку (с учетом числа оков, получаемых за забрасывание определенных мячей) теоретически команда, забросившая этот мяч, все же может проиграть (но для этого их противник должен забросить их дракону ВСЕ остальные мячи). Но после применения обездвиживающего мяча голом будет считаться любое прикосновение мячом к уже спящему неподвижному дракону, что, конечно, ОЧЕНЬ облегчает игру противнику.
  • Ложись и лечись — многие герои часто попадают на лечение к Ягге. Ну а что поделать, магический спорт опасен для здоровья. Пришлось однажды отлеживаться несколько недель и Тане со сложным переломом ноги.
    • Забавный зигзаг: Баб-Ягун лежал на кровати весь в бинтах и гипсе, и на этой же кровати прилетел в Тане.
  • Ложная стена — такие стены есть прямо внутри Тибидохса. Таня, в первый раз увидев такую, ведется полностью: «Как — сквозь стену?! Я не привидение!»
    • А еще есть заклинание «Туманус прошмыгус», которое позволяет проходить сквозь закрытые двери. Возможно, в ложных стенах магия того же рода.
  • Любовный треугольник — сначала за Таню соперничали Ванька и Пуппер, затем — Ванька и Глеб. Да еще Ург, парень из параллельного мира, тоже влюбившийся в нее. В свою очередь, Ванька был объектом любви для Тани и Лизы Зализиной, а Пуппер был объектом любви кучи фанаток, Пипы, Гробыни… и какое-то время находившейся под чарами Цирцеи Тани.
    • Разрешается многоугольник в «Локоне Афродиты»: под давлением Глеба, угрожающего убить всех соперников и себя (в последнем нагло врет — в Тартар он определенно скидываться не собирался, а прочее некромагу как слону дробина), Таня называет его имя на локоне Афродиты (уже зная его секрет). В итоге Глеб и Лиза Зализина счастливо влюблены друг в друга, а Пуппер сам вкладывает руку Ваньки в руку Тани и молча уходит.
  • Магическая ломка — в 6-й книге цикла «Таня Гроттер и молот Перуна» Гробыня Склепова после удара молотом Перуна потеряла волшебную силу, которую использовала во всех сферах своей жизни. Гробыню отправили из Тибидохса домой, к родителям-лопухоидам, откуда она писала Тане тоскливые письма о том, как невыносима её жизнь без магии. В конце книги Гробыня получила свою магию обратно.
  • Магом можно только родиться — с фитильком. Обычно магия проявляется в довольно юном возрасте, когда обычно и забирают детей учиться, но под влиянием экстраординарных обстоятельств она может пробудиться и в юношестве — так магия пробудилась у Пенелопы в ответ на попытки магнетизеров уволочь ее любимого Гурия Пуппера, искавшего у нее защиты, и Генки Бульонова.
  • Мана — перстни выбрасывают искры, как бы впитывая магию из некоего источника. Как оказалось в «ТГ и трон Древнира», источники эти в случае Тибидохса вполне материальны и конечны — с утратой двух из трех он переходит в режим строгой экономии (сперва ученики могут колдовать только раз в день, потом их и вовсе отправляют в лопухоидный мир).
  • Мания величия — Шурасик (пародия на троп).
  • Ментальная защита — у Тани есть мощная врождённая защита от ментального воздействия, а у её возлюбленного Вани Валялкина благодаря влюблённой в него Лизе выработался иммунитет к приворотный магии (безуспешные привороты лишь укрепляли его истинную любовь к Тане).
  • Мы бы тебе сказали, но... — в первой книге Сарданапал разливает всем учащимся странный якобы укрепляющий отвар, от которого потом все ученики реально укрепляются до древесного состояния (кроме Тани, случайно пролившей свою ложку, и Вани, на которого оно не подействовало). На самом деле это и вправду был укрепляющий отвар — без него Деревянный Демон убил бы всех учеников, носивших значки Шурасика, а так они просто спят.
  • Накладка в расписании — Гробыня и Пипа как-то одновременно назначили свидание Жоре Жикину (нарочно), одна в подземелье, другая на вершине башни, и он метался между ними до изнеможения.
  • На тебе!. После выхода в свет первой книги Роулинг обвинила автора в плагиате, и тогда он ввёл в число действующих лиц двух тётушек Гурия Пуппера: тётя Настурция (явный Копиркин тёти Петунии) и вторая тётя, «самая добрая в мире», чье имя персонажи не упоминают, «чтоб не засудили». Про неё известно две вещи — она использует образ Гуррия Пуппера для заработка денег и её боятся адвокаты. Да-да, верно, речь идёт о самой маме Ро.
  • Невиновный в тюрьме — в одной из книг цикла в такой ситуации оказывается Ванька, а потом и Таня с Баб-Ягуном. Фокус в том, что для Дубодама ты всегда виновен: раздавил хотя бы букашку — убийца, соврал в шутку — лжец и т. д.
  • Неправящий король — Герман Дурнев для Трансильвании, поскольку не стал подлинным вампиром. Да и местоблюститель Малюта не больно-то рвется освобождать веками нагретое место, даже организуя пару раз смертельные ловушки, и Дурнев совсем не жаждет, занимаясь простым гешефтом в лопухоидном мире.
  • Несовместимая с жизнью жадность («ТГ и локон Афродиты») — в «Пенсне Ноя» Гуня Гломов заручился магической поддержкой щуки до тех пор, пока не поумнеет или не пожелает невыполнимого (обрушить ад на землю). В итоге зарвался и умудрился погореть, пожелав бутылку пива, в которой пива было бы больше, чем в мировом океане, а само пиво было бы ядренее лавы Тартара — а платой было удовлетворение гастрономического интереса щуки в виде сердца. Человеческого, желательно как раз от здоровяка, не отягощенного сердечными терзаниями. Правда, Гломов умудрился наколоть щуку, телепортировав ее куда подальше.
  • Низведён до простого смертного — в последней (по внутримировым событиям, а не по дате написания) книге Ванька во время дуэли со сфинксом отрекается от магии.
  • Оммаж — диван, на котором летал Сарданапал, напоминает диван из НИИЧАВО.
  • Опухание сиквелов — неизбежное следствие написание такого числа книг, качество которых стало постепенно ухудшаться. К счастью, Емцу все же удалось поставить точку, а межавторские циклы в то время еще не набрали популярность.
  • Отвратительная шавка — злобная такса Дурневых по кличке Полтора Километра.
  • Остров — Буян, на котором находится Тибидохс.
    • Это не луна! — на самом деле один из позвонков гигантского змея.
  • Отвратительный толстяк — Нинель Дурнева, мать Пенелопы и опекунша Тани. Нинель еле проходит в двери и ездит в грузовом лифте. Когда она спала, то ее смявшиеся щеки расползались по подушке, а тело, накрытое одеялом, походило на снежную гору, с которой можно было съезжать на лыжах.
  • Озлобленный ботаник — Шурасик, которого третировали и лопухоиды, и однокашники-белые маги, обратился к Чуме-дель-Торт. Далее постепенно исправляется, хотя и остается на темном отделении.
    • Очкарик — он же. Причем Ягге исправить падающее зрение почему-то не в силах — только звериные глаза пересадить, с которыми не до книг будет.
  • Опасное ничтожество — Фудзий, вечный объект для насмешек в родном Магфорде из-за сюсюкающей манеры речи и общей оторванности от жизни. На самом деле ненавидел всех окружающих и стремился заполучить все запасы магии в мире, не останавливаясь даже перед уничтожением Тибидохса.
  • Передозировка эликсира молодости — в одной из книг молодильное яблоко подсунули нелюбимому преподавателю Клоппу. Сильные маги быстро взрастили малютку Клоппика до дошкольного возраста, и одним сорванцом в Тибидохсе стало больше.
  • Поворот направо — очень многие герои: Гломов, превратившийся из тупого отморозка во вполне цивилизованного неандертальца, Гробыня, ставшая с Таней почти что подругами, Пипа, из невероятно капризной и зловредной дочки богатого папочки ставшая вполне адекватной,
  • Подкаблучник — Гуня Гломов для Гробыни. «Я работаю у неё молодым человеком. Если Склепа чего сказала — надо выполнять. Шагать — значит шагать. Молчать — значит молчать, — тоном преданного служаки произнес он». Другое дело, что до ее появления в Тибидохсе он уже 5 лет сидел в первом классе, а уже с ней исправно переходил из класса в класс, поумнел хотя бы в житейском смысле, перестав быть отморозком (правда, тут роль сыграла и полная потеря физической силы в «ТГ и молот Перуна»), а по окончании школы они зажили вместе душа в душу.
  • Понравилось в мутной воде — именно поэтому гораздо чаще ученики переходят со светлого на темное отделение, а не наоборот.
  • Постоянная шутка — все драконы в мире почему-то обожают глотать не игроков, а именно арбитров. Кажется, ни одного матча не прошло без хотя бы одного проглоченного арбитра.
  • Порядок — хорошо, хаос — плохо — Чума-дель-Торт представляет именно Хаос и одинаково неприемлема и для тёмных, и для светлых волшебников.
    • В «Мефодии Буслаеве» о ней упоминается как о поглотившей силы нескольких собратьев некромагине, с которой предпочитали не связываться даже стражи, обычно магов в грош не ставящие.
  • Путает пословицы — Пипа. «Пипе нравилось перекраивать пословицы и поговорки. Самыми удачными из вновь созданных были: „Терпение и труд мозги перетрут“, „От труда сдохнет и рыбка из пруда!“, „На обиженных водку возят“. Однако сама дочка дяди Германа больше всего любила: „Слово не воробей — догони и добей!“» («Таня Гроттер и пенсне Ноя»).
  • Распад и гниение — некромаги. «В отличие от мертвяка, некромаг мертв всегда».
  • Русалки:
    • На ветеринарной магии Тарарах прикатил бочку с русалками и провёл занятие по лечению их от карповой вши. Они не совсем разумны и могут насмерть защекотать. Выглядят как бледные девушки с распущенными зелёными волосами, пахнут сырой рыбой. Не любят, когда их трогают за плавники и высказывают пренебрежение.
    • Завуч Поклёп Поклёпыч влюбился в вылеченную русалку после того, как в него выстрелил купидончик. А эта вредная нежить Милюля его не любила.
  • Сиквел хуже, триквел лучше — субверсия пополам с зигзагом. Вторая и последующие книги цикла значительно лучше первой, самой неоригинальной и несмешной.
  • Смесь французского с нижегородским — Цирцея из книги «Таня Гроттер и Молот Перуна». «Прожив на свете многие тысячи лет, древняя волшебница, практиковавшая любые виды магии, кроме легальной, окончательно перепутала все языки и говорила на чудовищной смеси, которую по достоинству оценил бы лишь прораб строителей вавилонской башни».
  • Спаситель-разрушитель — в книге «Таня Гроттер и магический контрабас» титаны, освобождённые Таней в финале, расправляются с Чумой-дель-Торт и Деревянным Демоном, попутно разрушая большую часть Тибидохса.
  • Список болезней — Недолеченная Дама любит надоедать всем, перечисляя свои болячки.
  • Спортсмен — до фига игроков в драконбол.
  • Спрятано на виду — Талисман Четырех Стихий у главной героини есть совершенно точно, ибо она вечно спасается из безвыходных ситуаций или, сама того не подозревая, нейтрализует защиту в кабинете профессора Клоппа. Но где? Ни Таня, ни Чума-дель-Торт, ни кто-либо не видят дальше собственного носа. А талисман-то и впрямь на носу — замаскирован под родинку при рождении!. К несчастью, в первой же книге с раскрытием маскировки талисман почти тут же был уничтожен.
  • Тени былого величия — после окончания войн с нежитью и гибели Чумы-дель-Торт наступило затишье: даже белые и черные маги стали учиться вместе, ограничиваясь мелкими подлянками, да и остальные дрязги магов столь же обычно мелки и не доходят выше взаимных мелких подначек. Если Древнир, будучи сам светлым стражем, отринувшим себя ради человеческого естества, и его ученики были действительно великими магами, ставившими законы самой магии, то нынешнее племя лишь тупо пользуется их наработками (главный инноватор — зловредный малютка Клоппик). Застой поддерживается совершенно сознательно и реально могучую магию неофитам просто не дают — например о т. н. Ратной Магии ученикам не сообщали ничего от слова вообще, даже названия.
  • Толстый маг:
    • Сарданапал Черноморов.
    • Многие чиновники Магщества (впрочем, маги из них в основном так себе).
    • И Пипа после обретения магических способностей.
  • Тот, кого нельзя называть — кроме Чумы, это самая добрая тётя Гурия Пуппера, которая носит зеркальные очки, поскольку взглядом убивает василисков. Считается, что если произнести её имя, то расплавятся Жуткие Ворота.
  • Трикстер — Баб-Ягун.
  • Ты - один из нас — Герман Дурнев неспроста похож на вурдалака — он единственный оставшийся потомок и наследник графа Дракулы, его регалий и номинального титула властителя Трансильвании. Впрочем, о питье крови он и не задумывается (хотя и любит мясо с кровью), потому и не стал подлинным вампиром, а с формально подчиненным Малютой, реальным правителем Трансильвании, отношения весьма сложные.
  • Умные люди знают латынь — дед Тани Феофил Гроттер был большим любителем латыни, и созданный им говорящий перстень унаследовал его любовь к латинским высказываниям.
  • Упитанный силач — Приходькин.
  • У магии нет инерции — отсроченное проклятие — последний довод слабого мага против сильного. Проклянет его, тут же утопится — и тут даже сам Сарданапал бессилен, проклятие уже не снять (правда, обычно стоит условие, при котором оно развеивается). Да и проклятому оно может обеспечить неслабую магическую защиту.
  • Фефекты фикции. Жанна Аббатикова глотает согласные, когда волнуется (причём в каждой последующей книге цикла педаль всё сильнее уходит в пол).
  • Фирменная любимая еда — в Тибидохсе любят солёную кукурузу.
  • Хрупкий цветок — Лизхен Херц.
    • Только с виду! Пользуется такой внешностью и репутацией, чтобы мужчины выполняли за нее сложную работу. На самом деле, если запихнуть ее связанной в могилу с несколькими мертвяками, через минуту она там одна останется.
  • Что за идиот! — в «Троне Древнира» Гробыня решает приворожить Гурия Пуппера при помощи фигурки из теста. Вылепить так, чтоб было похоже на объект обожания, у неё не получается, и тогда фигурку за неё лепит Таня. Затем Склепова произносит заклинание, но оно не срабатывает, потому что заблокировано от чёрных магов, и опять Таня всё делает за соседку. И только когда всё отменять уже поздно, до Тани доходит: фигурку лепила она и заклинание произносила тоже она… Хотя по сравнению с Гробыней, которая осознала, ЧТО произошло, только после того как Таня ей всё разжевала, это ещё ничего.
  • Шутливое наказание:
    • Доцент Медузия Горгонова очень любит такое. Превратить проштрафившегося ученика в сороконожку или напустить на него глюков (маленьких невидимых человечков с музыкальными дарованиями) — это её обычные методы.
    • Зубодериха также попадает под троп. Пополам с пограничным тропом, так как применение сглазов в педагогических целях не ограничивается наказаниями.
  • Эпигонство: первая книга во многом именно оно, пополам с пародией. Не пытайся издательство косить под ГП и отредактируй первую книгу получше, была бы милая сказка по мотивам, и суда могло бы и не быть. Кстати, не иначе в честь этого на определённом этапе была введена линия с ещё более очевидным и нелепым копиркиным Гарри, непосредственно английским и имеющим шрам в виде копирайта.
  • Яндэрэ:
    • Лиза Зализина по отношению к Ваньке Валялкину, а после к некромагу Глебу Бейбарсову из-за Локона Афродиты, который она с помощью Тани хотела использовать на Валялкине, но не вышло.
    • Глеб Бейбарсов по отношению к Тане, а точнее, к её антагонистке Чуме-дель-Торт, на молодую версию которой Таня внешне очень похожа.