Такой молодой, а уже лейтенант

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Перед вами офицер, которому больше 35 (а чаще больше 40), но он до сих пор носит не соответствующее его возрасту звание — в советском или современном российском сеттинге это чаще всего старший лейтенант[1]. С прикрученным фитильком под троп попадает и крайне возрастной капитан. Знакомьтесь — Такой молодой, а уже лейтенант.

Почему так могло получиться? Вариантов несколько:

1. Унтер-офицер или прапорщик ближе к почтенному возрасту получил офицерское звание, а продвинуться выше не успел.

1а. В сословном обществе, если большинство офицеров — дворяне, это может быть большим достижением само по себе, и ничего более высокое ему не светит (сам он при этом может восприниматься как пария, но уже его дети будут иметь более высокое положение.

2. Это гражданский человек, призванный в военное время как офицер запаса или дослужившийся до офицера на фронте.

3. Это вполне компетентный офицер на своем месте, но высших должностей ему никто и никогда не предлагал (что может никак не объясняться).

4. Это недисциплинированный офицер, часто алкоголик. Педаль в пол — если он был понижен с более высокого звания[2]. Очень часто комичен, тогда как другие варианты тропа чаще всего ничего комичного в себе не несут.

5. Этот офицер когда-то давно вышел в небольшом звании в отставку или в запас и только теперь, с началом войны, был вновь призван на службу.

Варианты 1 и 2 могут носить и еще более низкое, чем у выпускников военных вузов (и потому редкое в мирное время), но всё же офицерское звание младшего лейтенанта (в Первую мировую войну — прапорщика; не путать с прапорщиками в Советской армии и ВС РФ, которые офицерами не являются).

С художественной точки зрения могут быть интересны и причины, загубившие ему карьеру, и возможности выправить служебное положение. Кроме того любопытно будет выглядеть сочетание большого жизненного опыта с маленькой должностью (такой себе неопытный генерал наоборот). Да и вообще, судьба человека, который волею обстоятельств застрял на самой низкой ступени карьеры, но всё равно продолжает служить (из чувства долга, надеясь на лучшее или потому, что ему просто некуда деваться), сама по себе содержит в себе зерно трагического конфликта.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Ряд армейских анекдотов и поговорок, в частности:
    • «Такой молодой, всего сорок пять, а уже старлей. Что же с ним в пятьдесят будет, неужели капитана дадут?!» — тропнеймер.
    • «За пятнадцать лет службы прошел путь от лейтенанта, командира 3-го взвода до старшего лейтенанта, командира 1-го взвода. Склонен к карьеризму» — скорее всего вариант 3, и немного 4: карьеризм у него наверняка бестолков и разрушителен.
    • «— Такой пожилой, а старлей. Из прапорщиков? — Никак нет, товарищ генерал, из капитанов. — Так ты любитель? — Никак нет, профессионал» — вариант 4.
    • «Пятнадцатилетний капитан» — «Там, где Сибирь граничит с Казахстаном, пятнадцать лет служил он капитаном». Смесь вариантов 3 и 4: компетентен на своём месте, но возможностей для повышения должности нет, а на текущей должности капитан — самое высокое звание, до которого можно дослужиться. Чаще всего в такие медвежьи углы отправляли за залёты, да и столь долгое пребывание в одном звании накладывает свой отпечаток на менталитет: такой персонаж обычно довольно креативно относится к исполнению своих обязанностей (часто у таких капитанов служба поставлена на отлично, а вот документация и прочие «неважные» задачи — запредельно запущены). Ну и употребление алкоголя от безнадёги прилагается.
      • Во флоте тоже встречается, по тем же причинам: какие-то отметки в личном деле мешают переводу на должность, допускающую повышение звания. Другой вариант — «вечный старпом», если кэп не хочет отпускать старшего помощника учиться и принимать своё командование (а попробуй его отпусти, когда на нём одном весь корабль висит), кап-три тому не видать.

Литература[править]

  • А. С. Пушкин, «Капитанская дочка» — Иван Кузьмич Миронов, комендант Белогорской крепости. Дочь у него уже совершеннолетняя, и сам пожилой — а дорос только до капитана.
    • Да и его помощник, поручик (на наши деньги — старлей) Иван Игнатьевич, тоже подходит под троп.
  • М. Ю. Лермонтов, «Герой нашего времени» — Максим Максимыч. Фитилек прикручен, потому что не поручик, а штабс-капитан, но ему уже 45 (на момент действия «Бэлы») и 50 (на момент встречи с рассказчиком) лет. Вариант 3 или 1а — о его прошлом не говорится, но по манерам он может быть и выходцем из нижних чинов.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — капитан Тушин. Блистательная карьера этому умелому и мужественному офицеру, который был уже в годах, из-за незнатного происхождения, природной скромности и порядочности явно не светила. Сравните его звание с должностями князя Болконского (командир полка) и барона фон Берга (последний многому обязан удачной женитьбе на графине Ростовой). А французский снаряд в итоге напрочь обрывает её. В войне 1807 года Тушин теряет руку и становится негодным к дальнейшему прохождению службы.
  • Р. Киплинг, «Песня римского центуриона» — сложно сказать точно, но, вероятно, римлянину уже под шестьдесят, а он все еще центурион — командующий когортой. Специфика Древнего Рима.
    • Мы не знаем, какой центурии он центурион. В Риме было принято продвижение «по горизонтали» — от последней центурии к первой центурии первой когорты, начальник которой назывался «примипил» — Первое Копье. Это была фактически полковничья должность. Продвинуться дальше было можно только в префекты лагеря — небоевая должность, которую многие ветераны занимать просто не хотели. Более высоких офицеров уже назначал Сенат, чтобы стать легатом, префектом или трибуном, нужно было выйти в отставку и заняться политической карьерой.
    • Кстати, ровно та же ситуация с Марком Крысобоем из «Мастера и Маргариты». Булгаков прямо указывает, что он не просто кентурион, а «командующий особой кентурией» — той самой первой центурией первой когорты; de facto заместитель командира легиона. А если учесть, что легат обычно был политическим назначенцем и иной раз мог вообще не иметь военного опыта — ещё вопрос, кто тут чей заместитель. Поэтому не удивительно, что Марк запросто вхож к Пилату в любое время дня и ночи, и что некоторые весьма важные приказы отдаются именно через него.
    • Собственно в Риме не существовало отдельного профессионального офицерства, до него подымались от рядового. Что уже выше 99 из 100 пришедших в армию.
  • Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка» — поручик Лукаш (вариант 3; объяснение есть — не старался выслужиться перед начальством), подпоручик Дуб (вариант 2, но весьма комичен — бывший школьный учитель вполне соответствует своей фамилии).
  • «В августе сорок четвёртого» — игра с тропом. Генерал Егоров, под прикрытием возглавляя операцию на передовой, позаимствовал лейтенантские погоны у своего адъютанта и сутки добросовестно изображал младшего офицера. Комбат, на чьём участке должны были пройти немецкие агенты — совсем молодой капитан — не преминул пошутить: «Такой молодой — всего пятьдесят лет! — и уже лейтенант! Что же с ним будет к шестидесяти? Наверняка старшего получит!..»
    • Не отсюда ли пошёл анекдот-тропнеймер, упомянутый в разделе «Фольклор»?
  • Константин Симонов, «Солдатами не рождаются» — в батальоне, который Иван Синцов принимает в разгар Сталинградской битвы, командиром миномётной батареи служит (не сказано в каком звании, но явно не выше капитана) призванный из запаса мужчина лет сорока пяти.
  • Sharpe — вариант 1а. В книге «Ружья Шарпа» один персонаж, узнав, что Ричард Шарп в возрасте под тридцать является лейтенантом, относится к нему с некоторым презрением. Но когда он узнает, что герой не купил патент, а дослужился до офицерского чина из рядовых, презрение сменяется уважением.
    • Правда, потом резкая аверсия: Шарп за оставшиеся три года рубит звезды как с куста и вырастает до полковника. Может, Корнуэлл бы его и генералом сделал, но тут война кончилась.
  • Л. Буджолд, «Сага о Форкосиганах» — жестокая субверсия: Майлз возглавляет жутко засекреченный наёмный флот, и официально он для всех — курьер, старший лейтенант, получивший звание благодаря протекции папочки-адмирала. Реально же он — ветеран нескольких войн, награждённый орденами разных планет (но только не своей родной и своей родной тоже, но открыто их носить он не может — всё та же проклятая секретность). Когда он узнаёт, что звание капитана дали не ему, а бездельнику-кузену Айвену… его бешенство трудно описать.
    • А вот лейтенант Ан, первый непосредственный начальник Майлза, застрял в этом звании, во-первых, потому что стал свидетелем пыток, которым генерал Метцов подверг комаррского пленного, а во-вторых (что, впрочем, вытекает из во-первых), люто засинячил.
  • Терри Пратчетт, «Пехотная баллада» — лейтенант Блуз. С фитильком, поскольку он всё-таки довольно молод, но восемь лет прослужить младшим лейтенантом во время войны, которая обычно ускоряет повышения — это суметь надо. Хотя выбравшись с интендантской должности, Блуз внезапно оказался довольно сообразительным человеком, просёк секрет телеграфных башен и на конец книги стал уже майором.
  • Джанет Эдвардс, цикл «Девушка с планеты Земля» — игра с тропом. Драго Телл Драмис в тридцать лет майор, но учитывая, что «лейтенант вообще не звание, а лишь свидетельство окончания военной академии. Все лейтенанты, если не полные идиоты, получают звание капитана через шесть месяцев регулярной службы», то он мог бы продвинуться в чине гораздо дальше. Однако когда-то Драго вбил себе в голову, что впервые его повысили не за совершённый подвиг, а благодаря отцу-генералу. Поэтому, как выразился один из командиров: «Обычных офицеров постепенно повышают в звании, однако его ранг то поднимался, то опускался. Полагаю, если бы это было возможно, он бы еще и вбок подался». Когда же его всё-таки повышают, он пытается испортить себе карьеру, заявившись в офицерскую столовую в голом виде. Не прокатило.
  • Александр Афанасьев (вы все еще думаете, что статья на военную тематику обойдется без имени Его?):
    • «Эра джихада» — субверсия. Один из персонажей — именно что капитан, возрастом под полтинник.
    • «Группа крови» — майор Ховард Мартин, 22 полк САС. Звание майора в 22 полку — последнее, которое позволяет принимать участие в боевых действиях, дальше либо отставка, либо служба в тылу.
  • Борис Громов, «Рядовые апокалипсиса»: главный герой — прапорщик ОМОНа. Чистый 3 вариант: некуда расти в звании.
    • Аналогично в книге «Солдат без знамени» того же автора — но там это стало одной из причин увольнения из органов.
  • Хосе Рисаль, «Не прикасайся ко мне» — прямо названный стариком лейтенант гражданской гвардии Гевара (вариант 3) и начальник гражданской гвардии городка Сан-Диего безымянный альферес (младший лейтенант) (вариант 4 — запойный пьяница, пытавшийся поколачивать не уступающую ему жену). А вот капитан Тиаго никакого отношения ни к армии, ни к флоту не имеет — это просто почетный титул местной знати.
  • «Самый далёкий берег» А.Бушкова — «вечный прапорщик» Шубко (ну или Шибко). Его возраст точно неизвестен, но явно за 30. А прапорщик он из принципиальных соображений, на что начальство смотрит сквозь пальцы.
  • Олег Дивов, «Слабое звено» — капитану Боброву где-то под сорок, но он всё ещё капитан и командир звена. В финале рассказа, перед увольнением в отставку, ему наконец дают майора.

Кино[править]

  • Saving Private Ryan — капитан Мэллори призван с гражданки сразу в звании офицера, потому как человек с высшим образованием. Капитана получил, видимо, уже на фронте: к моменту высадки в Нормандии он обстрелянный ветеран — значит, прошел Италию.
  • «Ответный ход» — «Вечный капитан» Евгений Швец. Компетентный офицер, попавший в немилость из-за развода.
  • «Зелёный слоник» — и Поехавшему, и Братишке тридцатник уже есть (Пахомову на момент съёмок было 32, Епифанцеву 30), но первый лейтенант, а второй (по словам Епифанцева) — старлей. Кажется, не первый раз они на гауптвахту попадают…

Телесериалы[править]

  • Приключения королевского стрелка Шарпа — в первых сериях Шарпа неоднократно спрашивали, почему в своём возрасте он только лейтенант, приходилось пояснять, что повышен в звании из рядовых (на самом деле — из сержантов). Иногда выгодно спасать жизнь высокопоставленных офицеров его величества.
  • Звёздный путь: Следующее поколение — в одном из эпизодов Кью показывает капитану Пикару, что было бы, если бы тот сразу после выпуска не ввязался в драку, где ему сердце повредили. А был бы Пикар вечным лейтенантом безо всяких шансов подняться в чине — потому что полное отсутствие отваги и инициативы никакой выслугой лет не исправишь.
    • Райкер, пробывший старпомом с 2366 по 2383. Но здесь он сам виноват. Ему неоднократно предлагали собственный корабль и звание капитана. Вот только командовать он хочет только «Энтерпрайзом». Даже когда корабль был уничтожен, остался старпомом Пикара пока не построили новый с тем же названием. Только потом уже решил принять командование «Титаном».
  • M.A.S.H — один из любовных интересов Маргарет Халиган то получает повышения за отвагу, то его опять разжалуют в сержанты за раздолбайство. Это положило конец его роману с Маргарет, потому что устав американской армии запрещает отношения офицеров и нижних чинов.
    • И вообще большинство персонажей — не кадровые военные, а призванные с гражданки медики. Как люди с высшим образованием, они получают сразу офицерские звания, но не горят желанием делать карьеру. Исключение составляют полковник Шерман Т. Поттер и майор Маргарет Халиган.
  • Грозовые ворота — капитан Ланевский. Когда Егоров спрашивает его, почему тот в свои годы все еще капитан, Ланевский говорит, что в советское время его не повышали в звании из-за дворянской фамилии.
  • «Солдаты» — прапорщик Шматко же! Повысили сначала до звания лейтенанта(что в его почтенном возрасте само по себе смешно), а затем понизили опять до прапорщика — за служебное преступление (разбрасывал свой пистолет, из-за чего чуть человека не убили).
    • Это как разбрасывал пистолет? кинул где попало или разобрал на части и разбросал их?
    • С прикрученным фитильком — капитан Приходько. Постоянно огребает за пьянство, поэтому в звании капитана пошёл в подчинение к командиру роты старшему лейтенанту Куренкову.
  • «Граница. Таёжный роман» — старший лейтенант Жгут. Дистиллированный вариант 4. С некоторой натяжкой — капитан Голощёкин, которому уже за 40, он очень авторитетен в части (назначен посредником на учениях), но до сих пор топчется на какой-то непонятной должности.
  • Cтарший лейтенант Вася Рогов тоже подходит. Впрочем, тут можно списать на трудности с повышением в милиции тех лет (см. ниже), ну и конечно же на то, что Василий ещё тот мастак учудить что-нибудь на грани лютого идиотизма.
  • «Рождённая революцией» — аверсия: случайная попутчица, услышав, что семидесятилетнего Кондратьева «понизили» от «во-вторых, майора» (старшего майора милиции в 40-е годы) до «во-вторых, лейтенанта», не удержалась от ехидного комментария «В ваши годы пора бы уже быть… старшим лейтенантом». Кондратьев, разумеется, генерал-лейтенант милиции…
  • «Зона» — капитан Пряжкин. Человек явно предпенсионного возраста — капитан Багров и майор Раевский существенно его младше. кажется жадноватым, недалеким, но милым, затюканным женой и некрасивыми дочерьми мужичком . На деле оказывается что он является исполнителем (но не организатором) всех убийств, произошедших в сериале.
  • Dad’s Army — немолодой уже мистер Мейнуэринг самовольно назначил себя капитаном и командиром местного взвода ополчения. Такого же немолодого мистера Уилсона поставили сержантом. А мистер Джонс топит педаль в подвал. Во время Первой мировой (в 40+ лет) его отправили в отставку в звании капрала. С тех пор так и не повысили.

Комиксы[править]

  • Стивен Роджерс вгоняет педаль в пол: ему уже сто лет исполнилось, а он всё ещё капитан! А ведь офицерское звание ему дали почти сразу после начала службы!
    • Логично: он никогда не занимал должности выше капитанской, погиб в 27 лет — а что 60 лет он пролежит во льдах, так кто ж знал…
    • В комиксном каноне Капитан — кодовое имя, а так-то Стив подполковник в отставке.

Веб-комиксы[править]

  • Schlock Mercenary:
    • 70-летний мичман Гюнтер Тёрл заявил, что если ему попытаются дать офицерское звание, он уволится, и его оставили в покое, потому что как снабженец он незаменим.
    • Алексия Муртаг к 62 годам была подполковником в крутой ЧВК, но после того, как герои случайно угнали её корабль — вылетела с работы. Недолго думая, отправилась вслед за своим кораблём и нанялась к Тейгону в звании лейтенанта (впрочем, быстро была повышена до капитана).
    • Сам Тейгон за свои 50 с хвостиком так и не поднялся выше капитана из-за лёгкой неотёсанности. Став владельцем целой эскадры, сознательно отказался ею командовать, сославшись на недостаток опыта в роли старшего офицера, и пригласил на эту должность своего отца — генерала на пенсии.
    • Джон Дер Трихс, друг и приблизительный ровесник Тейгона и некогда гениальный штабист, был комиссован в чине лейтенанта после повреждения мозга в результате суперсекретной операции по повышению интеллекта, и Тейгон принял его в свой отряд. Восстановив былые умственные способности, Джон немедленно свалил в отставку, дабы правительство не начало преследовать его друзей.

Видеоигры[править]

  • Parasite Eve II — ближе к финалу Айя встречается с младшим лейтенантом Брауном, который командует ротой морской пехоты, однако он утверждает, что на самом деле он полковник, просто стал лейтенантом именно для этой операции, вероятно, в целях конспирации.

Музыка[править]

  • Владимир Высоцкий, «Случай в ресторане». Капитан в сорок третьем был старшиной, а песня написана в 1966 г. Даже если тогда персонажу было всего двадцать, с тех пор прошло 23 года, и сейчас ему уже больше сорока — а он всё ещё капитан. Причин, похоже, две: начинал он с неофицерских чинов; а сейчас, выпив, докапывается до случайных собутыльников с рассказами о собственном героическом прошлом и претензиями «А ты жизнь прожигаешь, иуда/паскуда!» Недаром протагонист предупреждает его: «Капитан, никогда ты не будешь майором».

Реальная жизнь[править]

  • В Средневековье, как правило, дворянин в 21 год становился из оруженосца рыцарем. Но среди королевских оруженосцев встречались и убелённые сединами.
  • Александр Сергеевич Пушкин, в 34 года пожалованный придворным званием камер-юнкера («что довольно неприлично по моим летам»; «Ни за что не поеду представляться с моими товарищами камер-юнкерами, молокососами 18-летними» — так поэт отзывался о своем назначении, и утверждал, что единственной его причиной было то, что «Двору хотелось, чтобы N. N. танцевала в Аничковом»).
    • Информация, что чин камер-юнкера в то время соответствовал 5 уровню табели о рангах (на ранг ниже генерал-майора, если что), увы, неточна: в 1809 году ранг камер-юнкера был упразднён, позже было введено почётное звание камер-юнкера, которое жаловалось едва ли не кому ни попадя. При Николае I звание стало жаловаться только от титулярного советника (9 ранг), и автоматически утрачивалось при переходе в 4 ранг, то есть, по армейским меркам, условно соответствовало вилке между капитаном и бригадиром, и часто присваивалось тем самым юным дворянам, которых записывали в полк ещё до рождения.
    • С другой стороны, Пушкин был пожалован не в общем списке, а индивидуальным решением императора, что было гораздо почётнее, и, осмыслив случившееся, классик скорректировал свою позицию: «Меня спрашивали, доволен ли я моим камер-юнкерством. Доволен, потому что государь имел намерение отличить меня, а не сделать смешным».
  • Некоторые декабристы были отправлены Николаем I на кавказскую войну уже после отбытия каторги в конце 1830-х годов, и те из них, кто вновь выслужил себе офицерские чины, были уже в годах.
  • Фёдор Михайлович Достоевский после каторги был принудительно отдан в солдаты, затем произведен в унтер-офицеры, а в 35 лет — в прапорщики (вышел в отставку в 38 лет).
  • Герцель Цам. Службу начал 9 лет от роду кантонистом. В 34 года дослужился до прапорщика, а к 45 поднялся до штабс-капитана. В дальнейшем неоднократно представлялся к присвоению очередного звания, но каждый раз следовал отказ, ибо Цам был иудеем. Сослуживцы уговаривали его перейти в православие, но Герцель Янкелевич был несгибаем. В итоге капитанские погоны получил лишь при увольнении в отставку, когда ему было уже за 50. И он-таки оказался единственным офицером-иудеем в Российской императорской армии (а таковых за её более чем двухвековую историю набралось всего восемь, не считая его), которому удалось дослужиться до капитана.
  • Один из лучших советских асов, Павел Михайлович Камозин, несмотря на все свои заслуги и многочисленные награды (среди которых аж две звезды Героя Советского Союза) так и остался вечным капитаном. Причиной тому была смерть повара, которого пилот уличил в воровстве и окунул в кипяток. Своей выходкой он поставил трибунал в непростое положение — оставлять такое безнаказанным было нельзя, в то же время самый результативный ас нужен был в воздухе, а не тюрьме. О происшедшем доложили непосредственно Сталину, который постановил: Павла Михайловича вернуть за штурвал, но в звании более не повышать.
  • Донской казак Константин Иосифович Недорубов, тоже Герой Советского Союза. В 1941 году, будучи по возрасту не подлежащим призыву (ему уже было за пятьдесят), добровольцем вступил в дивизию народного ополчения и был избран командиром эскадрона. По окончании формирования дивизии получил офицерское звание. В 1943 году был демобилизован по ранению в звании гвардии капитана.
    • Да и вообще, в Великую Отечественную в армию было призвано множество запасников в лейтенантских и капитанских званиях, воевавших ещё в Гражданскую, после её окончания уволившихся из вооружённых сил и успевших разменять пятый десяток.
  • Григорий Линьков, партизанский командир. Впервые на военную службу был призван в Гражданскую войну, после окончания демобилизовался, но вновь был призван в 1934, работал инженером в оборонном НИИ и до начала Великой Отечественной не вырос выше воентехника 1-го ранга (аналог капитана).
  • Курт Книспель, самый результативный танковый ас Второй Мировой войны. Высокое воинское мастерство сочеталось у этого судетского немца с определёнными понятиями о чести и совести, поэтому награды и слава от нацистского режима обходили его стороной. Так, заметив гражданских на броне отступающих советских танков, Книспель вылез из башни и закурил. А подскочившего эсэсовца, требовавшего продолжить стрельбу, уложил на землю несколькими ударами. В другой раз избил надзирателя концлагеря, увидев, как тот ударил военнопленного прикладом винтовки. Поскольку эсэсовцев не переносил на дух, а к алкоголю, напротив, был всей душой расположен, то разграбил охраняемый дивизией СС вагон с шампанским и деликатесами, распихав бутылки по всем углам своего «Тигра». Неудивительно, что пройдя всю войну, Книспель погиб в звании фельдфебеля (старшего сержанта), а награждение его Рыцарским крестом четырежды отменялось.
  • В недавнем прошлом дослужиться до майора в милиции было пределом мечтаний, большинству выше капитана подняться не получалось. По этой причине тогдашние майоры (кому таки повезло) с некоторым пренебрежением относятся к нынешним.
  • Нечасто, но бывает: высококлассный спец по какому-то разделу науки — ассистент или преподаватель. Доцент — кандидатская должность, а диссертация требует столько формальностей, что руки опускаются защищать. Ходит история, что специалиста по звуковым колонкам зарезал… препод по марксизму-ленинизму за фразу «Нет в нашем мире ничего идеального».
    • Да ладно, формальностей там немногим больше, чем при устройстве на работу в какую-нибудь госконтору. И не зря же ходит поговорка: «Кандидатская диссертация — это три года безделья, двадцать минут позора и всю жизнь дивиденды». Так что те, кто может и хочет, в большинстве своем стремятся защититься.
    • Всё на самом деле зависит от специальности и особенностей местной подковёрной борьбы. Скажем, по ряду специализаций есть такие провинциальные преподаватели, которых московские и питерские соискатели буквально умоляют взять над ними научное руководство, потому что знают: такой научник поспособствует эталонному качеству работы, обеспечит нужное число ВАКовских публикаций и защита пройдет как по маслу. Бывают и другие случаи: если во главе диссертационного совета вуза встает рьяный сторонник какой-нибудь научной школы, то сторонники иного взгляда на проблему могут о кандидатском или докторском дипломе даже не мечтать. Или заведующий кафедрой враждует с деканом, а тот отыгрывается на его подчиненных, не давая им повышений — и те десятилетиями сидят в должности ассистента или старшего препода.
  • Невоенный пример: автор правки несколько раз натыкалась на объявление о поиске junior-developer’а с опытом работы от трех лет. Для незнакомых с IT индустрией людей стоит уточнить, что junior-developer — это, в общем случае, первые года полтора. А учитывая, что уровень разработчика — это не звание и не научная степень, и официально нигде не утверждается, польститься на такое предложение может только человек либо с заниженной самооценкой, либо не имеющий совсем никаких амбиций (коего, вероятно, и искали).

Примечания[править]

  1. По причине отсутствия должностей, соответствующих званию «лейтенант» — даже оставшийся командиром взвода офицер старшим лейтенантом станет
  2. Это было возможно в ВС СССР, но невозможно в современной России, где офицера не могут понизить в звании в дисциплинарном порядке — могут только понизить в должности с сохранением звания. Ну, или лишить звания совсем — но это уже за тяжкие и особо тяжкие преступления. Дисциплинарное взыскание «снижение в воинском звании» сохранилось, но подвергнуть ему можно только военнослужащего срочной службы в звании не выше сержанта. А в других армиях? В царской армии имелось понижение из офицеров в солдаты или матросы, что для дворянина являлось позорным унижением, но было всё же лучше, чем «преломление шпаги» (настоящее лишение дворянства).