Стремительный домкрат

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Неверное употребление слов из-за незнания значения.
«

— Дело в том, что… Вы знаете, что такое домкрат? — Ну, конечно, знаю, оставьте меня в покое… — Как вы себе представляете домкрат? Опишите своими словами. — Такой… Падает, одним словом. — Домкрат падает. Заметьте все. Домкрат стремительно падает.

»
— И. Ильф и Е. Петров, «Двенадцать стульев»кодификатор и тропнеймер[1]
«

xxx: А мы вчера с Ленкой ходили в спорт-бар. А там за соседним столиком какие-то молодые люди так громко разговаривали и постоянно говорили «Марадонна». Я сначала молчала, молчала, а потом подошла и сказала, что правильно говорить Мадонна. Один из них на меня так долго сначала смотрел, а потом попросил мой телефон. Сказал, что будет звонить и спрашивать как правильно говорить. Наконец-то хоть кто-то подумал, что я умная!!! yyy: Это да…)))))

»
С Баша
« — Дочитал до «ослабили лошадям попоны…», и терпение лопнуло. Аффтырь, ты когда-нибудь видел попону? Нет, даже не так — ты когда-нибудь видел ЛОШАДЬ? »
— Из отзыва одному МТА

Как приятно блеснуть преюдицией и украсить своё произведение звучным сословием? А почему бы не утилизировать для этого услышанный мельком в телевизоре терме́н? Нужно ли для этого шардировать словари, чтобы употребить его в правильном контесте? Да ну, зачем все эти лишние дефиниции[2]?

Стремительный домкрат — это явление, когда самоуверенный автор (или персонаж) с нешироким кругозором пытается создать видимость познаний в какой-то области или просто богатство словарного запаса, а в результате садится в лужу, демонстрируя, что ему этих знаний сильно не хватает. Как это может случиться?

  • Автор мог услышать какое-то выражение, не понимая его контекст. Скорее всего именно это могло случиться с Ляпис-Трубецким: во времена Ильфа и Петрова существовал и так называемый «спортивный» механический домкрат Пежо, который можно было отпустить, выдернув защёлку — эта штука уж точно «падала стремительно». Правда, когда покалечила достаточное количество автоспортсменов, штучку запретили.
  • Автор просто перепутал слово с другим, похожим по звучанию или написанию, например в заглавном примере волны на самом деле должны были падать каскадом.
  • Автор добросовестно сверился со словарями и справочниками, да вот беда: используемые источники оказались сильно устаревшими, либо по узкоспециализированной области знаний, где значение этого слова сильно отличается от общепринятого. «Стрелка осциллографа», например.
  • Ну или, наконец, автор просто поместил расхожее выражение, над изначальным смыслом которого обычно не задумываются, в непривычном контексте, в котором оно превращается в ошибку — наподобие курков в бластерах в боевой фантастике.

Как избегнуть стремительного домкрата в своём творчестве? Найдите правильного бета-ридера! Если пишете про танчики, следует уговорить прочитать рукопись военного (предпочтительно танкиста), историка бронетехники и/или хоббиста по сборке моделей.

Что не является домкратом:

  • Не следует путать стремительный домкрат с намеренным оксюмороном. Сложно заподозрить автора в том, что он не понимает, что такое макет, когда он «оказался сильней», или считает, что книги можно переплавить на колокола. Хотя и здесь можно попасть впросак: когда трупы оказываются под скальпелем провизора, художественным приёмом это можно назвать с большой натяжкой.
  • Популярные заблуждения: не обязан автор знать, что арахис — не орех, а клубника — не ягода. Вот если автор добавит в произведение учёного-биолога, который будет утверждать обратное, это будет домкрат как он есть.
    • Ну и прежде, чем обвинять автора в домкратстве, убедитесь, что он не употребляет какое-то устоявшееся, пусть и неверное, выражение, или более того — устоявшийся неточный термин, дабы не бросить домкрат самому. Также пытаться употреблять «правильный» термин, вместо общепринятого, не имеет смысла, если вы пишете художественное произведение, а не научную или научно-популярную статью.
    • Приведённые примеры нельзя даже назвать «заблуждением», это лишь различие между специальной и обыденной терминологией. Для биолога помидор — ягода, а клубника — нет. Для огородника — наоборот. Оба правы, пока используют это слово в правильном контексте. Более того, если биолог с огородником, например, чехи — то для них обоих проблемы не существует вовсе, поскольку клубника по-чешски в принципе называется «jahoda» и никак иначе, а ягода в ботаническом смысле — «bobule».
  • Если же автор упоминает реалии, нормальные для его времени, но кажущиеся явной ошибкой современному читателю — это либо устаревшие научные теории, либо датировка по электронике, но никак не стремительный домкрат.

Частные случаи, когда виной домкратов становится не автор, а переводчики — Йопт In Translation и Принцип Оккамараза.

Примеры[править]

Приложение: Ляпы поэтов[править]

Багрицкий[править]

  • Эдуард Багрицкий, «Дума про Опанаса»: "Репухи кусают ногу, /Свищет житом пажить, (…) /Звездный Воз дорогу кажет /В поднебесье чистом ". Пажить — это не нива, это пастбище (в крайнем случае, с поправкой на поэтический язык — луг), откуда там жито? А Звёздный Воз, он же Большая Медведица, должен быть не в поднебесье, а повыше, в самом небе. И «дорогу оглоблями кажет» он на запад — в противоположную пути Опанаса от Балты до Гуляйполя сторону . Там же дальше: «Револьвер висит на цепке от паникадила». Спутал поэт паникадило с кадилом, не он первый, не он последний…
    • Нет, ну а что, цепь у паникадила вполне себе есть… Но револьвер повесить на здоровую цепь от церковной люстры — так себе затея.

Бочарова[править]

  • И опять про баллисты, только уже от другого поэта: Ларисы БочаровойА кто был первым? Ссылочку оставьте.: «Сталь его зрачков высекала искры // Лютню он сжимал словно ствол баллисты».
    • При том, что со сталью уместно сравнивать радужку серых глаз — но никак не зрачок, который черный во всех случаях, кроме фотографирования со вспышкой!
      • Вороненая сталь точно не подойдет?
        • Разве что зрачки с катарактой — вороненая сталь практически не отражает свет.
  • Она же: «Ястреб взлетел на раструб замшевой рукавицы». Раструбом называется расширение в форме воронки, т. е. рукавица была чуть свободнее в районе запястья. От этого на неё не взлетишь.
    • А ястреб взлетает не на раструб рукавицы (свалится же! :)), а на тыльник руки сокольничьего, одетой в рукавицу.
  • «Где парусов тугая сажень…», — и это стихотворение о средневековой Европе. Где одна сажень = примерно 2,13 метра. Даже сегодня длина/ширина паруса в 2-2,5 метра считается минимальной для оснащения маленького моторного судна. А уж в эпоху парусного флота представить себе сажень парусов попросту невозможно.
    • Неловкая попытка обыграть выражение «косая сажень в плечах»? К старинным парусам и словосочетание «косая сажень» тоже неприменимо: косая сажень — это в старой России 2,48 м. К развороту плеч оно применялось гиперболически, а для старинных больших парусов — как раз откровенно маловато.
    • Возможно, что используется метонимия, т. е. эта сажень представляет собой многие сажени парусов. В таком случае — метонимия не очень-то внятно и не вполне прозрачно реализована, а потому практически гарантирует, что её (метонимию) примут за сабж статьи. Если приходится за каждым человеком бегать и объяснять «Это метонимия!» — значит, перед нами плоховатое, негодное применение метонимии как приёма.
  • Вездесущие «труворы». Ага, а еще синеусы и рюрики. Если что, аналог трубадуров на севере Франции называется трувЕрами.
  • И скальд, который собирается воспевать павшего короля, «настроив на лады деревянный альт».
  • «Мой враг известен // От слез мокра кровать…» От рыданий, как правило, намокает подушка, а вот мокрая постель вызывает другие ассоциации. Если только персонаж не спит без подушки.
    • Обоснуй: слёз очень много, подушка уже не впитывает, поэтому намокает кровать.
  • «За две минуты до конца я слышу трепет у лица // И ощущаю под рукой крыло» — но ведь правила квиддича работают иначе, что во всех первоисточниках не раз подчёркивается и играет сюжетную роль! Там ловцу при всем желании никак не светит драматично успеть поймать снитч перед самым финалом игры — потому как сама поимка и равняется финалу. Разве что «ну а потом, через две минуты после нащупывания, я его всё-таки поймал», что тоже выглядит скорее комично.
    • Да они просто всё-таки купили часы. Просто снитч — настолько вопиющая Г-лоГика, что тяжело заставить себя придерживаться канона.

Евтушенко[править]

  • Евгений Евтушенко, стихотворение «Чекпойнт „Чарли“» (о знаменитом пропускном пункте на Берлинской стене) начинается словами: «Чекпойнт „Чарли“ — в честь солдата-негра назван пункт…». «Солдата-негра» Евтушенко, надо полагать, вставил в качестве реалистичной детали, которая должна была показать глубокое знакомство поэта с вопросом. А на самом деле «чарли» — всего лишь обозначение литеры «С» в фонетическом алфавите НАТО, так что «Чекпойнт „Чарли“» означает «Пропускной пункт „С“».
    • Сразу вспоминается анекдот про «…Николай, Ирина, Харитон, Ульяна, Яков». Именно так рапортовал один солдат, что боеприпасов не осталось совсем.

Вячеслав Малахов («Дореволюціонный Совѣтчикъ»)[править]

  • «Биплан» (переделанный «Фантом» в версии от Чижа): «В вас попал поручик Ле Сицьен». Во французской армии звания «поручик» не существовало, соответствующее звание имело название «лейтенант», как в большинстве армий мира — т. е. француз сам «спалил» происхождение этого «Ле Сицьена». Впрочем, возможно, француз специально так сказал, намекнув на происхождение сбившего немецкого пилота офицера — всё равно немец уже сам обо всём догадался: «Видел флаг я жёлто-чёрный, слышал зычный мат задорный…».
  • «Трёхлинейка» (в оригинале «Батарейка» Жуков): «Теперь на грудь прикрепят апостола Андрея». Орден святого Андрея Первозванного — высшая награда Российской империи за государственные заслуги, солдатской наградой он никогда не был.

Игорь Николаев[править]

  • «За возвращение любви я поднимаю тост». Тост — это краткая речь с призывом выпить за что-либо, поэтому его поднимать нельзя. Можно только произносить.
    • Да, вроде сочетание «поднимать тост» вполне себе прижилось.
      • Почему же, можно и поднять, если только это не речь, а поджаренный кусочек хлеба. Этимологически, кстати, одно с другим связано: в средневековой Англии было принято произносить застольные речи с куском обжаренного хлеба в руке. Для их приготовления тостеры и существуют. Кстати, хорошая альтернатива алкоголю. Махнуть бутербродом в воздухе и пожелать что-нибудь хорошее всякий способен. Ничего сложного.

Ташматов[править]

  • Проблема с «челом» отмечена в популярной некогда песне на стихи Мансура Ташматова про Ташкент — звезду Востока. Город Ташкент «весело и чернооко глядит со смуглого чела»(с). Если Ташкент персонифицирован в облике человека с характерной узбекской внешностью — у него просто обязаны быть чёрные глаза. Но не на лбу же у него эти очи?! Повторимся: «чело» в старорусском — это лоб, а не лицо. И не надо ссылаться на «изменения языка со временем» — не было именно таких изменений.
    • Обоснуй: первоначально было «(и)з-под смуглого чела», но в песню не влезло по размеру.
    • Увы, приходится констатировать: Мансур-эфенди куда лучше знает свой родной узбекский, чем правила русского языка и русскоязычной поэзии. «С чела» и «из-под чела» — не синонимы и не взаимозаменяемые конструкции, в том числе «в стихах ради размера». Замена одного другим не может идти как «допустимая поэтическая вольность».
    • Или заменил не автор, а редактор. Не знающий простых вещей, которые по должности просто обязан знать.

Чанышев[править]

  • Группа Премьер-министр — «Вся такая растакая»: «У неё глаза — Два брильянта в три карата… Губки у неё — Створки две в воротах рая» (автор — М. Чанышев). Карат — это 0,2 грамма. А створки ворот, как правило, открываются вертикально. Что за монстра песня описывает??? [3]
    • Углы огранки бриллианта строго фиксированы, и правильно ограненный трехкаратный бриллиант всегда имеет диаметр 9,3-9,4 мм и глубину 5,6-5,7 мм — что довольно точно соответствует размеру хрусталика глаза (да и по прозрачности с бриллиантом можно сравнить именно хрусталик). Но воспевать не сами глаза, а хрусталики, которые без вскрытия и не увидишь? Брр…
    • А вот про губы обоснуев не надо!
      • Светлана Багдерина в «Не будите Гаурдака» обыграла вышеупомянутую песню и прочие любовные вирши: «Аос, богиня любви и красоты, была всем, чем … влюблённые, научившиеся рифмовать … воображали предметы своего обожания. Волосы богини были из чистого золота. Завивать их приходилось паяльником…» Вышеописанные глаза (полностью такого размера, без обоснуев с хрусталиками), раковины ушей, рубиновые губы, жемчужные зубы, руки как крылья лебёдушки и прочее — в комплекте. «Надо ли упоминать, что поэтов она недолюбливала.»
        • Намного раньше по той же теме проехался Саша Чёрный в «Песни Песней» (представляете буквальное следование библейскому «Нос твой — башня ливанская?».) Высмеивал он, если что, не Библию, а своих современников-модернистов, увлекавшихся цветистыми сравнениями и метафорами в ущерб всему остальному.

Юрий Шевчук[править]

Конечно, в его песнях много нарочного сюрреализма и зауми, но порой встречаются явные домкраты, которые списать на художественный приём уже не получается.

  • «Дышали трупы тихо, мерно под скальпелем провизора» («Песня о гражданской войне»). Дышащие трупы — очевидная метафора, а вот провизор — работник аптеки, а трупы вскрывает прозектор. И — не скальпелем. Скальпелем работают хирурги, а для работы с покойниками используют специальные ножи, различных форм и размеров и порой — пилы.
    • Чем на войне вскрывать трупы — это уж как повезет. Да и теоретически под «трупами» речь шла о пациентах, которые не переживут операцию (в том числе потому, что их приходится оперировать аптекарю).
  • «Где же вы, небеси?» («Он») — конечно, звучит искренне и простанородно, но в церковнославянском языке звательный падеж множественного числа от слова «небо» — «небеса», а единственного — «небо». Видимо, по аналогии с «иже еси на небеси» («как на небе»), но тут как раз предложный падеж единственного числа. Впрочем, ошибка простительна: IV склонение существительных в церковнославянском (с добавлением суффикса во множественном числа) действительно непривычно для русского уха и уже в древности упростилось: например, было «коло»/«колеса» стало «колесо»/«колёса».
    • Вообще строго говоря, правильно «на небесѣхъ».

Щербаков[править]

  • Михаил Щербаков: «Иду полями, тону в стерне». Такое петь мог бы разве что Мальчик с пальчик, ведь стерня — это то, что торчит из земли, когда траву уже скосили.
    • Обоснуй: это художественный приём «остраннения», для Щербакова порой характерный.
    • «Тонуть» можно и по щиколотку, если речь идёт об описании ощущения. И даже в длинноворсовом ковре.
      • Да, одно из значений слова «тонуть» в толковом словаре Ожегова — Шведовой: «2. в чем. Увязая, погружаться во что-н. зыбкое, рыхлое, мягкое. Т. в болоте, в грязи, в снегу».

Виктор Цой[править]

  • Группу крови вышивают на груди, а не на рукаве. Потому что руку может и оторвать (вместе с рукавом). Возможно, тут наложилась информация об эсэсовских татуировках с группой крови, которые наносились именно на руку?
    • Но и это просто образ. Порядковый номер, в который внесена группа крови. В принципе, Виктор Робертович на простых таких образах и работал.
    • Положено-то на груди — кстати, нашивать — но какой-либо зеленый новобранец место может спутать и похлеще. Или намеренно прицепить идентификационный жетон именно на рукав?..
      • На первом же построении новобранец отхватит воспитательных люлей в той или иной форме и до конца дня уже будет носить нашивку где положено.
      • На флоте, кстати, боевой номер (не порядковый, а идентификационный номер боевого поста), вообще говоря, и правда нашивают на нагрудный карман робы. Но песня явно не про матроса.
    • А вот «Не нажатый вовремя курок» не сюда — выражение «нажать курок» уже давно стало устойчивым, автор здесь не виноват.
      • Таки виноват, раз поддерживает заведомое надругательство над далеко не редкой терминологией.
    • Ну и вообще, к стихам и песням нужно относиться с пониманием, все же "группа крови на нагрудном кармане" и "не нажаты вовремя спусковой крючок" не в склад, не в лад.

Примечания[править]

  1. За сей перл можно смело сказать спасибо богатому журналистскому опыту писателей. Упоминавшаяся в романе «доска с чёрным крепом» с подобными «шедеврами» существовала в реальности в газете «Гудок», где они работали (с которой газета «Станок» из «12 стульев», собственно, и списана) и называлась сия импровизированная стенгазета «Сопли и Вопли»
  2. Как приятно блеснуть презумпцией истинности предыдущего судебного решения и украсить своё произведение звучной социальной группой? А почему бы не переработать для этого услышанного мельком в телевизоре Советского учёного Льва Термена? Нужно ли для этого группировать в секции для разнесённого хранения строки словарей, чтобы употребить его в правильном соревновании? Да ну, зачем все эти лишние определения?
  3. …сверкнули два розовых глаза и появилась огромная, как бочка, голова разбуженного гуга-часового. Его глаза под костистыми выростами, покрытыми мохнатой щетиной, выпирали в стороны на два дюйма. Но самое отвратительное в этой голове была исполинская пасть. Из пасти торчали желтоватые клыки, а начиналась она от верхушки до самого низа головы, и раскрывалась вертикально, а не горизонтально. — Лавкрафт, «Сомнамбулический поиск неведомого Кадата»