Стиляги

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Стиляги
Stilyagi.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваРоссия
КиностудияКрасная Стрела
РежиссёрВалерий Тодоровский
Автор сценария
  • Юрий Коротков
Когда вышел2008 г.
Продолжительность120 мин (экранная версия), 136 мин (полная DVD)

Стиляги — художественный фильм Валерия Тодоровского по сценарию Юрия Короткова в жанре трагикомедии, мюзикла и «фильма-праздника» (жанр, изобретенный самими авторами). Впервые после развала СССР поднял тему молодежной субкультуры 50-х и на какое-то время даже возродил эту субкультуру[1]. Музыкальная составляющая фильма это хиты русского рока 1980-х, аранжированная в джазе и рок-н-ролле. Во многом, благодаря ярким музыкальным номерам фильм и запомнился зрителям. Также в фильме в очередной раз была затронута тема свободы личности и противостояния тоталитарному режиму. В российском интернете еще не было BadComedianа, а Дмитрий «Гоблин» Пучков пока предпочитал заниматься смешными переводами, а не противодействовать фальсификации истории. Поэтому крики о клевете на советский строй раздавались не со стороны передовой интернет-общественности, а максимум от отдельно взятых политиков красно-советской ориентации.

Сюжет[править]

Середина 1950-х, Москва. В свете начавшейся за кадром Холодной войны в Советском Союзе активно преследуют молодых балбесов, которые открыто выражают свою симпатию к американцам, их музыке и образу жизни. Их называют стилягами, они носят вызывающе яркие шмотки и пышные прически-коки, любят собираться вместе и … нет, не строить планы по проведению диверсий, а всего лишь, слушать любимую музыку и танцевать под нее. Но в стране все еще не каждую музыку можно слушать, не будучи заподозренным в продаже Родины. И потому на стиляг устраивают облавы. С этого и начинается фильм. В Парке Горького комсомольцы под руководством идейной бой-бабы и синего чулка Кати готовятся накрыть одно из таких гнезд разврата. В процессе завязавшейся потасовки одной из стиляжек удается бежать. В погоню за ней устремляется главный герой, обыкновенный советский комсомолец по имени Мэлс (что значит Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин). Он догоняет паршивку, но та, сделав вид, что подвернула ногу и идти не может, подпускает его ближе и толкает в пруд. А потом с издевкой приглашает облапошенного преследователя «прийти на Бродвей, чтобы провести время с Пользой». Польза — это ее имя «для друзей». На самом деле она Полли, а по документам — Полина. Просто в среде западников-стиляг принято брать себе в качестве псевдонимов американизированные варианты их настоящих имен. Мэлс принимает приглашение за чистую монету и на самом деле приходит «на Бродвей» (в сленге стиляг Бродвеем или Бродом называлась главная улица города, в Москве это — улица Горького). Там он на самом деле сталкивается с группой стиляг, встретивших его насмешками. Полли, продолжая играться с влюбленным Мэлсом, как кошка с мышкой, целует его в щеку. Заодно мы знакомимся и с повседневной жизнью Мэлса, которая отображает существование девяноста процентов хомо советикус того времени. Шумная и грязная коммуналка, две комнаты на семью, чтобы просто попасть в туалет, нужно стоять в очереди. В общем становится понятно, почему Мэлсу захотелось попасть в мир ярких красок, ярких людей и яркой любви, как в кино. Но предварительно он сам должен стать ярким. То есть одеться как все стиляги. Это не так-то просто. В советских магазинах исключительно совпаршив темных оттенков, до унылости одинаковый. Мэлс отчаивается стать таким же клёвым, как его вчерашние идейные враги. Но на ловца и зверь бежит. И его цепляет фарцовщик по прозвищу Нолик, который одевает новоявленного стилягу с головы до ног в правильную одежду. Осталось дело за малым: научиться вести себя, как настоящий чувак. И Мэлс не придумывает ничего лучше, чем подловить стилягу, на котором он при последней облаве лично распарывал стильные штаны. Ему удается где уговором, а где угрозой заставить того научить его стильно танцевать. Так Мэлс обретает себе первого друга в этой среде — Боба, в миру Бориса.

Потом он является на Бродвей и уже при полном прикиде сразу признается стилягами за своего и допускается в тусовку. Мэлс (с подсказки Боба отныне он — Мэл) знакомится с другими ребятами — Дрыном, Бетти, лидером компании Фредом и другими. Также впервые предпринимает активные попытки завоевать сердце Пользы. И впервые же светится перед суровыми комсомольцами в новом облике. Те пребывают в шоке. А Катя, будучи тайно влюбленной в Мэлса, замечает как Полли страстно сжимает руку того, словно специально ее поддразнивая. И объявляет ее про себя своим злейшим врагом. А Мэлса официально переводит в разряд предателей. Мэлс продолжает активные попытки покорить свою возлюбленную. Для этого он даже покупает саксофон и учится на нем играть, слушая по радио доносящийся из Нью-Йорка джаз. Под аккомпанемент Чарли Паркера, подбадривающего нашего героя своими «Йес, бэби», Мэлс неожиданно быстро становится сносным музыкантом. В это же время признание в любви Полли на хате у Фреда предваряет неудачную попытку с ней переспать. После чего искушенный в амурных делах Фред учит Мэла жизни и обхождению с девушками, заодно подсовывая ему Кама-Сутру. В конце концов, Мэл добивается своего. Песня-признание со сцены растопила сердце Полли. И они провели первую ночь в хате, предоставленной им за деньги Ноликом.

Веселье продолжается. Комсомолка Катя, мучающаяся от неразделенных чувств, затаскивает Мэлса к себе под предлогом починить приемник. Тот знакомит ее с «музыкой толстых», включив на граммофоне запись Гленна Миллера на рентгентовском снимке. А заодно увлекает ее в страстный стиляжий танец. Но когда распаленная Катя его целует, он резко дает ей понять, что любовь своей жизни уже обрел и менять ее на кого-то не собирается. Мир Кати рушится, она истерит и прогоняет Мэлса. А потом устраивает комсомольское собрание, на котором честит его и провоцирует на добровольную сдачу комсомольского билета. Остальным стилягам тоже приходится нелегко. Фред, будучи сыном дипломата, готовится пойти по стопам отца. Первый шаг в этом действе — стажировка в Америке. Но ради этого он должен перестать быть стилягой, бросить своих друзей и даже любимую девушку, а вместо нее жениться за невзрачной дочке какого-то академика. Фред принимает все условия, передавая осиротевшим друзьям в наследство весь свой шмот. А Полли в это время выгоняет из дома истеричка-мать, потому что девушка оказывается беременной неизвестно от кого. Но Мэлс решает ее проблему, забрав к себе в коммуналку, где его отец благородно уступает молодой семье целую комнату. Польза выхаживает ребенка и рожает неожиданно… негра. Мэлс, будучи осведомленным заранее, что ребенок не от него, все равно пребывает в шоке. Но сына признает. И его добродушный отец тоже признает негритенка своим внуком.

А потом в гости к Мэлсу неожиданно нагрянул Фред. Он привез друзьям дорогие подарки, в том числе и фирменный саксофон. И при этом ошарашивает Мэлса новостью о том, что «в Америке нет стиляг». Это и ставит точку в фильме.

Персонажи и актеры[править]

  • Мэлс[2] Бирюков, он же Мэл (Антон Шагин) — комсомолец 20-ти лет отроду, обретший свою любовь в рядах идейных врагов. Главный герой картины.
  • Полина, она же Полли или Польза (Оксана Акиньшина) — девушка-стиляга, будучи не в меру обаятельной нечаянно влюбившая в себя Мэлса и тем самым навсегда изменившая его жизнь.
  • Федор Брусницын, он же Фред (Максим Матвеев) — сын дипломата, харизматичный мачо, лидер стиляжьей группировки, что характерно, первый же ее покинувший.
  • Катя, она же «комиссар» (Евгения Брик) — суровая комсомолка, борющаяся с тлетворным влиянием загнивающего Запада, и заодно влюблённая в Мэлса. Главный антагонист.
  • Безымянный отец Мэлса по фамилии Бирюков (Сергей Гармаш) — светлый и позитивный человек с непростой судьбой. Фронтовик.
  • Безымянная же мать Пользы (Ирина Розанова) — истеричная противная баба, каждую сцену со своим участием делающая неоправданно громкой. Ближе к концу, правда, смиряется с непутевостью дочери и повышает градус доброты.
  • Бетти или Бэтси, настоящее имя не озвучено (Екатерина Вилкова) — девушка-стиляга, невеста Фреда, красивая и уверенная в себе. Как потом окажется, высланная из Москвы «за 101-й километр»
  • Боб, он же Борис Моисеевич Штойтер (Игорь Войнаровский) — юноша из интеллигентной семьи, нерд, первый друг Мэлса в среде стиляг. В конце был арестован за покупку джазовых пластинок у американца
  • Дрын, настоящее имя неизвестно (Константин Балакирев) — стиляга из простых рабочих, эксцентричный юноша, призванный, видимо, осуществлять в фильме разрядку смехом. В конце отправился служить на подводную лодку.
  • Безымянный отец Фреда по фамилии Брусницын (Олег Янковский) — дипломат, продвинутый папаша, секущий фишку. Каждый настоящий стиляга мечтает о таком.
  • Безымянный алкоголик в пивной (Алексей Горбунов) — спившийся бывший джазмен, у которого Мэлс покупает саксофон.
  • Родители Боба по фамилии Штойер (Леонид Ярмольник, Галина Чернобаева) — евреи-интеллигенты. Отца, как можно догадаться, зовут Моисеем. Имеют немало репрессированных родственников, да и отец Боба тоже имел несчастье в своё время попасть под раздачу — видимо, во времена «дела врачей», поэтому скоро вышел.
  • Фарцовщик по прозвищу Нолик (Александр Стефанцов) — появляется в фильме, когда нужно достать какой-нибудь редкий стиляжий артефакт, который невозможно создать своими руками. Допустим, классный галстук, пиджак, ключ от свободной хаты или американца с кипой фирменных пластинок в портфеле.

Добрая половина актёров сами исполняют свои песни, а именно: Войнаровский, Акиньшина, Брик, Гармаш, Горбунов. За остальных поют профессиональные певцы.

Что здесь есть[править]

  • Аллюзия — сцена, где отец Мэла радостно принимает чернокожего младенца как своего внука. Явная отсылка к аналогичной сцене из фильма «Цирк». А сцена с комсомольским собранием отсылает к фильму «Стена», снятому по сюжету рок-оперы группы Pink Floyd.
  • Бафосная аббревиатура — за кадром: слово «чувак», у стиляг означающее своего парня, принятого в тусовку. Одно из его трактовок это аббревиатура, расшифровывающаяся, как «Человек, Уважающий Высокую Американскую Культуру.»
  • Думать о красе ногтей  — все мужчины-стиляги (Фред, Боб, Мел, Дрын) придают огромное значение внешности, тратят огромные для себя деньги на дорогие костюмы. Иногда даже с риском для свободы, как Боб, фарцующий пластинками. И все они отличные музыканты.
    • Облик стиляг возможно частично вдохновлён американским zoot suits с их костюмами попугайских цветов, а частично британскими teddy boys с их огромными начёсами.
  • Бонус для гениев — отчество сценариста фильма: Марксович. Что намекает откуда взялась идея дать главному герою имя в честь коммунистических вождей, в т. ч. Энгельса.
    • Бонус для современников — это обычное советское имя, не выдуманное сценаристом. В годы правления Сталина было нормой давать такие имена новорождённым детям.
      • В самом начале фильма, когда Катя раздавала команды комсомольцам в парке Горького, она окликала некого Вилена. Вилен, как и Мэлс, это советское имя, расшифровывающееся, как Владимир Ильич Ленин.
  • Бонус для современников — первая сцена фильма не имеет никакого отношения к сюжету. В ней некоему персонажу делают рентгеновский снимок грудной клетки во флюорографическом кабинете. Дело в том, что на рентгеновские снимки советские любители западного рока 50-х записывали музыку, как на пластинку. Рабочее название фильма было: «Буги на костях»[3].
  • Большая нерезиновая деревня — собственно, здесь происходят события.
    • Частично в роли Москвы 50-х снимались Минск («Бродвей» — проспект Независимости) и Санкт-Петербург (вестибюль станции метро «Автово» и подземный зал станции «Пушкинская»), всё-таки столица быстро меняется и давнишней фактуры уже не найти.
  • Безответная любовь — Катя любит Мэлса, но тот, хоть и понимает что ранит чувства девушки, всё же предпочитает быть честным с ней до конца. В свою очередь, Мэлс по уши влюблён в Полину до такой степени, что даже готов стать отцом чужого ребёнка. Польза сначала жестоко играет с Мэлом, но потом на какой-то период искренне влюбляется. После свадьбы же она слишком замотана бытом, но осталась влюблённой.
    • Обречённая любовь — между Фредом и Бетси. Куда не кинь — всюду клин: если остаться с любимой, потом в конечном итоге возненавидишь её за то, что она стала якорем на шее. А предать любимую ради мечты… себя ты, может, и простишь, но для любимой девушки однозначно умрёшь в глазах как достойный человек.[4]
      • Оно того не стоило — а потом окажется, что мечта твоя, ради достижения которой ты от столь много отказался, рассыпется как песчаный замок, когда ты подберёшься к ней вплотную: Америка реальная и Америка идеализированная оказались очень далеки друг от друга…
  • Буржуазно-коричневая сволочь — в повести-первоисточнике саксофон, который купил Мэлс, имел на корпусе большую свастику (трофейный, из Германии). Получается, что его предыдущий владелец за десять лет не сподобился спилить этот ненавистный для окружающих его людей символ. Сам Мэлс всё-же сообразил, что отец завяжет ему такой инструмент узлом вокруг шеи, и тут же сточил свастику напильником.
  • Все оттенки серого — как справедливо заметил Евгений Гришковец, в этом фильме, несмотря на серьёзность поднимаемых вопросов и драматическую напряженность, «плохих» героев нет. Впрочем, как и однозначно хороших, за исключением отца Мэлса. Перебежчик, разбивший сердце искренне любившей его всем сердцем девушки ради ветреной профурсетки? ? Оная профурсетка, не стесняющаяся использовать свою красоту для манипуляциями мужчинами и переспавшая с негром-американцем просто ради того, чтобы было что вспомнить потом в старости? Предавший свою любовь ради тёплого места и жизни в «идеальной» Америке мажорчик? Можно ведь и с этой точки зрения взглянуть на главных героев. Вот только в жизни нет белого и чёрного, как нет и демонов с ангелами. Зато есть люди. Простые и не очень. Счастливые и несчастные. Обычные.
  • Гулаги и рабы — сеттинг и время действия. Сталин уже умер, но культ его личности еще не разоблачен. Еврейская семья стиляги Боба все еще помнит о временах преследования безродных космополитов. Они хранят в прихожей чемодан с вещами, необходимыми в камере предварительного заключения. Они же рассказывают сыну о некоем дяде Адольфе, посаженном за политически неправильное имя, и тете Фире, которая села за повешенный напротив туалета портрет Сталина. Когда арестовывали отца Боба, то ему даже не смогли объяснить, за что. Позже и сам Боб становится жертвой режима, попавшись на покупке пластинок у американца.
  • Давний поклонник выигрывает — Фред женился на безымянной рыженькой девушке из хорошего научного семейства, которая безответно любила его со школы и, в отличие от Бетси, годилась на роль жены дипломата.
  • Девушка из лагеря противника — Польза по отношению к Мэлсу. Очень быстро заставила любимого перейти на сторону врагов.
  • Диалектика Льда и Огня — Катя. Особенно в сцене изгнания Мэлса из комсомола.
  • Дорогой ценой — Мэлс слишком многим пожертвовал, чтобы влиться в ряды стиляг и покорить Пользу, и теперь отказывается вернуться к обычной жизни, даже когда этого требует сама Полина.
  • Драматическая смена причёски — прическа в фильме играет большую роль. И ее смена всякий раз намекает на крутой поворот в жизни героя. В самом начале Мэлс сменил скромное комсомольское карэ на пышный стиляжий кок. А ближе к концу Польза, насильно остригаемая Катей во время одной из облав, пытается стебать соперницу, но после ее ухода горько плачет. С этих пор, потеряв свои роскошные золотистые локоны, стиляга Польза умирает, и вместо нее рождается унылая домохозяйка Полина, добропорядочная мать и жена. Видимо, предчувствие такого поворота и вызвало у девушки поток слез.
    • А также Фред, по настоянию отца перед стажировкой в США поменявший «этот замечательный кок на идеологически-выдержанный полубокс».
  • Зловещий джаз — аверсия. Здесь как раз тот случай, когда джаз вовсе не зловещий. Он не служит саундтреком к мрачному нуарному фильму о том, как страшно жить, а ассоциируется с идеализированной Америкой, страной с кисельными берегами, где все счастливы, сыты и красиво одеты.
  • Знаменитая завершающая фраза — диалог Мэла и Фреда перед финальной песней. «Мэл, пойми, в Америке нет стиляг!» — «Но мы-то есть!».
  • Золотая молодежь — Фред, он же Федор, сын дипломата. Являет собой положительный пример образа. Он не противный папенькин сынок, а хороший парень, который пользуется своим положением, чтобы только помогать своим друзьям-стилягам и вытаскивать их из беды.
  • Изгой — такова участь ставших стилягами в большом обществе. Все их пытаются оскорбить, побить, вернуть. Но испытания нужно принимать с честью.
  • Коварство соблазнявшей — Мэл влюбляется в Пользу. Польза делает вид, что это взаимно, прямо на вечеринке заманивает его в постель и выходит, пообещав скоро вернуться… Только для того, чтобы запустить в комнату, где сидит ожидающий Пользу Мэл, толпу хохочущих над полуголым обманутым Мэлом друзей с криками «Спи спокойно ночью мама, мы болеем за Динамо!».
  • Красивый — не значит хороший — комсомолка Катя. Главный антагонист фильма, но при этом очень красивая девушка. А будучи одетой в мамино платье, с серьгами и распущенными волосами, скрепя сердце, сама это признает. Но быть красивой Катя все равно не хочет, потому что «не считает себя лучше остальных».
  • Ксеномания — педаль в пол. И ещё глубже — в реальной жизни, где у многих стиляг любовь к Великой Американской Культуре сочеталась с ненавистью ко всему советскому.
  • Любовный треугольник — Катя, Мэл и Польза. Катя символически убивает Пользу, обрезая ей волосы.
    • Второстепенный треугольник — Бетти, Фред и дочка академика. Но Бетти, в отличие от Кати, прощает возлюбленного, считая, что главное — чтобы он был счастлив.
  • Мегера со скалкой — мама Пользы. Жестоко подавляет свою дочь, постоянно устраивая ей истерики. И похоже сама виновата в том, что дочь намеренно пошла ей наперекор, вступив в ряды стиляг и превратившись в ту самую Пользу. Остается только посочувствовать Мэлсу после его переселения в квартиру тещи. Со своей шуткой о совместном житье «Утром построение, вечером перекличка» он явно многого не договаривает.
  • Ментор — сразу несколько человек для Мэла.
    • Фред  — в плане одежды, отношений с женщинами и стиля жизни вообще.
    • Боб — в плане стильных танцев: «Спортсмен? Здесь не нужно быстрее-выше-сильнее… Здесь нужен… драйв!».
    • Чарли Паркер — в плане игры на саксофоне и только в воображении Мэла.
  • Милая стервочка, которая пытается играть в роковую женщину — Польза. С удовольствием водит за нос мужиков, демонстрируя им силу женского обаяния, но никого не подпускает близко. Даже Фред, наиболее желанный у девушек-стиляг самец не имеет никаких шансов. В общем, Польза это Польза. Она «все делает наоборот».
  • Момент характеристики — во время облавы на стиляг в самом начале фильма, в то время как вся прочая тусовка паникует и ругается на «жлобов», её лидер Фред стоит спокойно, молча насмешливо-снисходительно наблюдает, как с него срезают галстук, и при этом ещё лапает одну из держащих его девушек.
  • Музыкальный анахронизм — совершенно сознательно. Хотя события происходят в середине 1950-х, саундтрек фильма это перепетые песни из 1980—1990-х. Тексты и аранжировки многих песен изменены очень сильно по сравнению с оригиналом (в частности «Восьмиклассница», «Ему не нужна американская жена», «Скованные одной цепью»).
  • Музыкальный триппер — сколько угодно и на любой вкус. Бриллианты русского рока, очень удачно аранжированные в джаз и рок-н-ролл стиле, моментально задевают за живое.
  • Незапланированная беременность — пока Мэлс пытался стать «настоящим стилягой», чтобы покорить Пользу, она успела встретить настоящего американца. Чернокожего.
  • Неформал — это здорово — собственно, в этом соль фильма: как здорово быть не таким как все и защищать свою индивидуальность. Впрочем, услышанная в финале весть о том, что «в Америке нет стиляг», делает персонажей фильма заодно и лузерами. Хотя ясно, что сообщенная Фредом новость несла в себе куда более глубокий смысл. Оказавшись в Америке, он был шокирован не тем, что по настоящему Бродвею никто не ходит в таких же клоунских одеяниях, как у них. Просто он узнал, что Америка — это не сказочная страна эльфов, в которой вечный праздник, а такая же, как и другие страны, со своими проблемами: нищетой, расовой сегрегацией, насилием, преступностью и т. д.
    • Сам Фред ничего такого не произносит. Хотя отдалённый американский аналог стиляг, а именно популярных в 1940-х Zoot Suits американские полицейские прессовали и в к 1950-м разогнали[5]. А ещё были Swingjugend в Рейхе, тоже слушавшие американскую музыку, и тоже не одобрявшиеся властями[6]. А ещё в Конго имеется аналог w:La Sape.
  • О боже, какой мужчина — Фред. Его уход оплакивает оплакивают все чувихи.
  • Отвергнутая женщина — это страшно — ох, не стоило Мэлсу так резко и бескомпромиссно отвергать любовь председателя комсомольской ячейки. К представителям любой власти в сеттинге гулагов и рабов нужно относиться уважительно.
  • Отказ от адюльтера — поступок Мэлса, приведший к предыдущему тропу.
  • Пейсы, кашрут и день субботний — стиляга Борис или Боб из семьи Штойтеров, интеллигентных евреев-врачей. Отец в исполнении Ярмольника даже ругает сына за то, что тот забыл, кто он такой.
  • Песня против героя и Злодейская песня — «Скованные одной цепью» Nautilus Pompilius с переработанным текстом. В оригинале песня обличает советский строй. Здесь же, напротив звучит из уст его защитника — комсомолки Кати, разоблачающей «гнилую сущность» главного героя.
  • Предатель — именно этим словом Катя заклеймила Мэлса, увидев его среди стиляг.

(link)

Пусть в угол летят дорогие шузы, Пусть кок не сверкает уже бриолином, Но я не пролью ни единой слезы, Прощай, мой любимый, любимый мужчина!
  • Прощальная песня — «Ему не нужна американская жена». Бетси с подругами поёт её бывшему возлюбленному Фреду, который женится на дочке академика, чтобы уехать в Америку.
  • Роман кофе с молоком — мимолетный секс Пользы с чернокожим американцем Майклом, случайно потерявшимся в Москве. Привел к появлению черного младенца в нормальной вроде бы советской семье.
  • Рыхлый пухлик, очкарик и нерд — снова стиляга Боб. Пухленький умник, мозговой центр группы, главный теоретик в области стильных танцев и джазовой музыки. Заодно снабжает команду «котрафактными» записями американской музыки на рентгентовских снимках, к которым, будучи врачом, имеет широкий доступ.
  • Секс — это плохо — такова официально декларируемая мораль в мире «жлобов». «Я после отца… за десять лет ни налево, ни направо не посмотрела ни разу!» (мать Пользы). В противовес им мир стиляг откровенно сексуален[7].
  • Снежная королева — комсомолка, спортсменка и наконец, просто красавица Катя.
  • Снобы против жлобов — стиляги в роли снобов называют представителей «серой массы» как раз таки жлобами.
  • Супружеская измена — именно поэтому мы не видим мамы Мэлса. Его отец, конечно, добрый человек, но измену даже он прощать не собирается.
    • Т. е. просто измену он, может быть, простил бы… но обнаружить факт измены, вернувшись наконец домой со фронтов ВОВ, это даже у Винни-Пуха могло бы вызвать срыв предохранителей.
  • Хорошие родители — у Мэлса. Точнее, один из них, добродушный папаша в исполнении Сергея Гармаша. Хороший человек, готовый понять любую выходку сына и простить любую глупость. А вот мамочка у героя, судя по всему, скверная. Раз уж водила к комнату мужиков прямо на глазах у сыновей.
    • У Фреда родители тоже отменные. Папаша в исполнении Олега Янковского влюбляет в себя всех.
  • Хороший плохой конец — группа друзей распалась: Боба посадили, Дрына отправили служить, Бетси выслали за 101-й км, семейная жизнь Мэла с Пользой тосклива, сама Польза превратилась в несчастную домохозяйку, Фред ушёл от друзей и стал примерным советским гражданином, да ещё и разрушил мечты Мэла об Америке, как стране стиляг. Но финал всё равно оставляет ощущение катарсиса, ведь, устами Мэла «Но мы-то есть!», а финальная сцена с проходом неформалов разных времён по «Бродвею» символизирует что свободолюбивые люди будут вновь и вновь здесь появляться и через десятилетия.
  • Штатный клоун — стиляга по прозвищу Дрын. Его поведение вызывающе придурковато, и он постоянно хочет насмешить зрителя идиотскими ужимками. Как ни странно, персонаж, скорее всего, наиболее близкий к реальности. Если верить мемуарам джазмена А. Козлова, в 50-е тоже бывшего стилягой, тогдашние «чуваки» намеренно себя так вели и старались делать пустой и бессмысленный взгляд, дабы скрыть чудовищной силы ненависть к окружающей их действительности. Ибо за нее можно было поплатиться[9].

Примечания[править]

  1. Если загуглить название фильма, то выпадут сотни тематических музыкально-костюмных вечеринок
  2. Советское имя. Образовано от первых букв фамилий К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина и И. В. Сталина. Катя в фильме произносит: «Но давайте вспомним, что означает имя Мэлс. В нем зашифрованы святые для нас имена: Маркс… Энгельс… Ленин… Сталин».
  3. Возможно, у «Буги на костях» есть и другой, более зловещий смысл, см. статью Константина Крылова Dance macabre. «Стиляги» (часть 2): https://www.apn.ru/index.php?newsid=21335
  4. Не факт. Если верить песне «Ему не нужна американская жена», то Бетси Фреда всё-таки простила. «Твой выбор понятен, смелее, чувак» и т. д. Хоть и вряд ли, конечно, она была в восторге.
  5. про них есть одноимённый фильм Zoot Suit
  6. про них есть фильм Swing Kids
  7. Подробней о разнице в восприятии сексуальности у героев фильма см. в статье Константина Крылова Dance macabre. «Стиляги» (часть 1): https://www.apn.ru/index.php?newsid=21328
  8. Из интервью Янковского газете «КП»: «Я эту моду мальчишкой застал в Минске, 9-й и 10-й классы. Стилягами модных молодых людей называли только в СССР. Для Запада этот стиль был естественной жизнью. А у нас это выросло в движение протеста против серости… Наваривали подошвы на башмаки, я уже не помню, как. Ушивали брюки, пиджаки клетчатые покупали на несколько размеров больше, чтобы широкие плечи были. И коки на голове. У некоторых даже какая-то философия была. Разумеется, музыка, рок-н-ролл, буги, записи на рентгеновской плёнке. И самое главное — шатание по Бродвею, так в каждом городе, в том числе и в Минске, центральную улицу называли. Курили небрежно, чтобы взрослыми казаться и буржуазными… Компания жила одним духом. Знакомились на этом Бродвее. По одной стороне только стиляги и ходили. А люди как-то шарахались от них, переходили на другую сторону. <Девочки-стиляги были>, но всё у нас было очень целомудренно и чинно. Тапочки какие-то, лёгкие платьица. Всё самодельное, нелепое. Ничего импортного у нас не могло быть. Не на что было купить»
  9. Саксофонист Алексей Козлов: «У стиляг было такое отработанное бессмысленное выражение глаз. Не потому что мы придурки. Просто если бы мы обнажили свой взгляд, если бы смотрели, как мы чувствуем, — все бы увидели, как мы их ненавидим. За этот взгляд можно было поплатиться. Вот мы и придуривались»