Староломаныйъ русскiйъ языкъ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

СиѢ есть языкъ, на коѢмъ пакi глаголiли на Руси съ самыхъ СрѢднiхъ вѢковъ i до богомѢрзкай большевiцкай рѢволюцiи. Отлiчiя его отъ совръмѢннаго простыя:

  • Въ концеъ каждагоъ словаъ пiсатъ Ъ. Ведъ этаъ букваъ такаяЪ Ъ (ер)!
  • Въ место «е» и «и» пiшѣмъ «ѣ» и «i». Или нѣ пишемъ. Отъ фонаря.
  • Въставляѣмъ слова «пакi», «iже», «поѣлiку» иъ. тъ. дъ. гдѣ хотiмъ.
  • Нѣ «ого», а «аго». Не «ые», а «ыя». Такаго правiла прiдѣржiваѣмъся, и будѣмъ грамотныя.
  • Правiламъ сiмъ слѣдуя, тѣкстъ прѣвращаемъ въ кашу, всякаму лiнгвiсту, фiлологу, альбо iсторику смѣхатворную и съ Олбанскiмъ ѣзыкомъ схожую.
Фильм «Зеленый фургон» был снят, когда старая орфография уже была прочно забыта[1].

И, чтобы не быть смехотворными, прекращаем уже кривляться.

Этакий идиотский староолбанский суржик попеременно выдается то за старославянский, то за древнерусский, то за церковнославянский, то за русский дореформенной орфографии (всё — разные языки с разными правилами). Особенно часто встречается в рекламе: торговые марки и вывески, пытающиеся выдать себя за старые и традиционные, частенько имеют вид чего-то вроде «Пётрѣ Великий» (читается «Пётре Великий»; правильно — «Петръ Великiй»).

Еще одна характерная примета староломаного русского языка — постоянная инверсия прилагательных и существительных. «Ой ты гой еси, богатырь русский! Не желаешь ли испить меду медвяного, отведать каши гречневой?» Так действительно было в древнерусском (и осталось в польском), но к XII веку инверсия уже воспринималась как архаика или пафос.

А какъ правильно?[править]

« Государь Императоръ Николай Первый: А скажи-ка, Гречъ, не отмѣнить ли литеру «ять»? Она вѣдь давно не знаменуетъ особливаго звука, звучитъ въ точности какъ «е» и, слѣдственно, стала не надобна. Болѣе ни для чего не служитъ!
Гречъ: Что Вы, Ваше Величество! Ежели угодно будетъ Вамъ, Государь, меня смиреннаго послушать — скажу, что никакъ не можно и не должно «ять» упразднить. Онъ вѣдь очень еще служитъ в язЫкѣ русскомъ. Служитъ онъ, изволите видѣть, къ отличiю грамотныхъ людей отъ неграмотныхъ!
»
— Историческiй анекдотъ

Зависитъ отъ того, какой языкъ вы пытаетесь изобразить. Здѣсь мы дадимъ совѣты для попушкинскаго дореформеннаго русскаго (1830—1917), который меньше всего отличается отъ современнаго.

  • Ъ (еръ) пишется въ концѣ слова послѣ согласной («й» въ данномъ случаѣ не идетъ за согласную). Не читается.[2]
  • I (і десятеричное) пишется, если послѣ буквы «и» гласная или «й». Напримѣръ, «древній», «іеромонахъ». Произносится такъ-же, какъ и «и». Исключеніе — ​міръ​, который ​весь​ (въ отличіе отъ ​мира​, который спокойный). Также использовалась передъ гласными на мѣстѣ современной Й («іодъ», «​маіоръ​», «Нью-Іоркъ»), а въ иностранныхъ словахъ и мягкаго знака («​компаніонъ​», французское обращеніе «​мсіе​»). Въ церковно-славянскомъ языкѣ въ заимствованіяхъ изъ греческаго i соотвѣтствуетъ буквѣ «​іота​» (ι), а «и» — буквѣ «эта» (η), которая въ каѳаревусѣ (средневѣковомъ греческомъ) произносилась какъ «и», тогда какъ въ европейскихъ языкахъ ей соотвѣтствуетъ «е»: «Іисусъ» = «Iesus». Въ гражданской орѳографіи этого, какъ правило, не придерживались.
  • ​Ѳ​ (ѳита) пишется въ греческихъ словахъ на мѣстѣ похожей буквы θ (​тета​) и произносится такъ-же, какъ Ф. Если тѣ-же ​греческія​ слова добирались до насъ черезъ ​западноевропейскіе​ языки, то на томъ-же мѣстѣ стоитъ буква ​Т​ (латиницей th). Поэтому ѳиту можно вычислять черезъ подобное чередованіе ​Ф​/​Т​/th: «Марѳа» (потомучто ​есть​ «Марта»), «Ѳедоръ» (потомучто «Теодоръ»), «каѳедра» (потомучто cathedra).
  • Буква «Ѣ» (ять) произносится такъ-же, какъ и «е». А вотъ въ какихъ случаяхъ пишется она, а въ какихъ «е» — это запомнить сложнѣе, потомучто никакой системы нѣтъ. Надо запоминать слова съ «Е». Вотъ стишокъ, позволяющій запомнить ​нѣкоторыя​ ​распространенныя:
«

Бѣло-сѣрый блѣдный бѣсъ
Убѣжалъ, бѣдняга, въ лѣсъ.
Рѣзво по лѣсу он бѣгалъ,
Рѣдькой съ хрѣномъ пообѣдалъ,
Съѣвши горькiй свой обѣдъ,
Далъ обѣтъ надѣлать бѣдъ!

Вѣдай, братъ, что клѣть и клѣтка,
Рѣшето, рѣшетка, сѣтка,
Вѣжа и желѣзо съ ять, —
Такъ и надобно писать.

Наши вѣки и рѣсницы
Защищаютъ глазъ зѣницы,
Вѣки жмуритъ цѣлый вѣкъ
Ночью каждый человѣкъ.

Вѣтеръ вѣтки поломалъ,
Нѣмецъ вѣники связалъ,
Взвѣсилъ вѣрно при промѣнѣ,[3]
За двѣ гривны продалъ въ Вѣнѣ.

Днѣпръ и Днѣстръ, какъ всѣмъ извѣстно,
Двѣ рѣки въ сосѣдствѣ тѣсномъ,
Дѣлитъ области ихъ Бугъ,
Рѣжетъ съ сѣвера на югъ.

Кто тамъ гнѣвно свирѣпѣетъ,
Крѣпко сѣтовать такъ смѣетъ?
Надо мирно споръ рѣшить
И другъ друга убѣдить…

Птичьи гнѣзда грѣхъ зорить,
Грѣхъ напрасно хлѣбъ сорить,
Надъ калѣкой грѣхъ смѣяться,
Надъ увѣчнымъ издѣваться…

»
— Мнемотехническiе вирши
  • Въ Википедіи ​есть​ страница, посвященная правиламъ написанія ятя.
  • Тымъ, хто володѣє украинскою мовою, легше: въ абсолютнôй бôльшости когнатôвъ тамъ буде i, що не чергується у ôдкрытому складѣ зъ е.
  • Также во многихъ случаяхъ (но не всегда!) работаетъ слѣдующее правило: если въ родственныхъ словахъ или формахъ этого же слова подъ удареніемъ гласная произносится какъ ё вмѣсто е, пишется ять. Если произносится какъ е, то пишется есть. Напримѣръ: щека — щёки, снѣга — снѣгъ (исключенія, гдѣ ѣ читается какъ ё — слова гнѣзда, звѣзды, сѣдла, цвѣлъ, обрѣлъ, пріобрѣлъ, ​одѣванный, надѣванный, поддѣвка[4]).
    • Еще ять не пишется тамъ, гдѣ въ родственныхъ словахъ этотъ звукъ пропадаетъ. Напримѣръ, отсутствіе ятя въ словѣ «пень» провѣряется формой родительнаго падежа: «пня»[5].
  • И, ради неба, не путайте еръ и ять! За это — отдѣльный молотокъ по головѣ.
  • Насчетъ -​аго​ — вѣрно. Даже если сіе окончаніе подъ удареніемъ и произносится съ [о]. «Словарь ​живаго​ великорусскаго языка».
  • -ія, -ыя — только къ словамъ женскаго и средняго рода. Напримѣръ, «​безопасныя​ спички», но «​опасные​ пути».
  • Въ словахъ, заимствованныхъ изъ греческаго (которые пишутся черезъ ипсилонъ) — ​мѵро, ​сѵнодъ​ и ​ѵпостась​ (и нѣкоторыхъ болѣе рѣдкихъ, обычно церковныхъ, а также въ названіи лѣкарственной травы ​ѵссопъ[6]) вместо «и» пишем букву «ѵ» — ижицу. Однако слова, образованные отъ нихъ, уже пишутся черезъ и: сѵмволъ, но символическiй.
  • Приставки без- и через- (чрез-) не оглушаемъ никогда; ​остальныя​ приставки на -​з​/ оглушаемъ такъ-же, какъ и сейчасъ, за исключеніемъ случаевъ, когда ​онѣ​ стоятъ передъ основой, начинающейся на с-. Короче, безформенный, а не бесформенный; безславный, а не бесславный; разстояніе, а не расстояніе; но оставляемъ расписной какъ ​есть​.
  • Мѣстоимѣнія третьяго лица во множественномъ числѣ различаются по родамъ: мужчины — ​они​, женщины — ​онѣ​. «И завидуютъ ​онѣ​ государевой ​женѣ​».
  • Родительный и винительный падежъ отъ она писались ​ея​ вмѣсто ​ее. А архаичная форма женскаго рода винительнаго падежа отъ самъ была не саму, а самое. Необразованная деревенщина говорила и ​одное​ вмѣсто одну. Но въ сочиненіяхъ совѣтскихъ политическихъ дѣятелей сохранялось по крайней мѣрѣ до 30-х годовъ.
  • Всѣ аббревiатуры пишутся съ точками: В.У.З., Г.И.Б.Д.Д.
  • Если ужъ выпендриваться съ глаголомъ быть, то онъ спрягается слѣдующимъ образомъ: я​ есмь; ты​ еси, есь; онъ, она ​есть; мы есмы; вы есте; они, онѣ суть.
  • Примᲇрно ᲅакᲆ-же писаᲅь и на велерᲇчивомᲆ екаᲅерининскомᲆ нарᲇчїи, только тутъ уже иной лексиконъ и строй предложенія. Много заимствованныхъ словъ, отчасти изъ ​нѣмецкаго​, голландскаго и другихъ европейскихъ (кордегардія, экзерциція и др.) — это пластъ заимствованій петровской эпохи. Много и болѣе старыхъ заимствованій — изъ церковно-славянскаго, допетровской эпохи. Почитайте побольше текстовъ той эпохи, иначе у васъ не получится правдоподобно изобразить языкъ. И не пишите букву «ё»: ​ея придумала​ кн. Екатерина Дашкова и ​горячо продвигалъ Карамзинъ какъ разъ въ этотъ періодъ, и она далеко не сразу получила распространеніе.
    • Буква I десятеричное въ XVIII вѣкѣ обычно писалась (вслѣдъ за ​церковно-славянскимъ​) съ двумя точками: Россїя.
  • Въ допетровскую эпоху использовались буквы «кси» и «пси» — но лишь въ словахъ, именахъ и образованныхъ отъ нихъ фамилій, заимствованныхъ изъ греческаго: Апраѯинъ, Алеѯандръ, ѱаломъ. Въ петровскую нѣкоторое время сохранялось «ѯ», а въ мѣсто «и» і «й» пісалось «і десятерічное» во всѣхъ позіціяхъ. І «sело» въ мѣсто «з».
  • Что же до древнерусскаго, старославянскаго и церковнославянскаго, то это уже ​полноцѣнные​ другіе языки, на которыхъ нельзя писать, не изучивъ ихъ. Не позорьтесь, я васъ умоляю. Лучше просто ​повыбрасывайте​ изъ рѣчи тюркизмы, ​вошедшіе​ въ ​нее​ послѣ чингизидскаго ига — лошадь, колчанъ, колпакъ, собака, тулупъ, кафтанъ, барсукъ и т. д. Да, и богатырь до кучи! Исконно русскій боецъ — ​хоробръ​ или вой, ѣздитъ онъ на конѣ, стрѣлы держитъ въ тулѣ, носитъ «клобукъ»[7] и служитъ ему вѣрный песъ. А свита (видъ верхней одежды вродѣ кафтана) у него подбита язвецомъ[8], а шапка — вѣкшою или вѣверицей (да, слово «бѣлка» въ отношеніи животнаго не употреблялось, только въ отношеніи зимнихъ шкурокъ). Витязь появилось на Руси не ранѣе IX ​вѣка​, въ «Руси изначальной» его тоже не было! ​Аканье​ запрещено. Тогда оно ещё не появилось. Буквы «Ъ» (еръ) и «Ь» (ерь) были не знаками твёрдости/мягкости, а сверхкраткими гласными, и ставились въ словахъ гораздо чаще (нынче въ серединѣ словъ ихъ подъ ударениемъ замѣнили полноцѣнныя гласныя, обычно О и Е). Кромѣ того, исторически гэканье (произношеніе буквы «г» как фрикативное «ɣ», а не взрывное «g») было распространено гораздо шире, о чёмъ свидѣтельствует Сигизмундъ фонъ Герберштейн въ своихъ «Запискахъ о Московіи», составленныхъ въ началѣ XVI вѣка.
    • Впрочемъ, съ «лошадью» и «собакою» все не такъ однозначно. Слово «лошадь», скорѣе всего, было заимствовано ещё у тюркоязычныхъ степняковъ вродѣ половцевъ, такъ какъ встрѣчается въ домонгольскихъ источникахъ[9]; а «собака» же — общеславянское заимствованіе изъ иранскихъ языковъ, встрѣчающееся ажъ до ​кашубовъ​, къ чингисидамъ касательства не имѣетъ.
    • Не всё однозначно и съ тулупомъ, его заимствованіе изъ тюркскихъ — лишь версія: существуетъ и вполнѣ научное мнѣніе, что изначально слово звучало тулубъ и было однокореннымъ съ туловищемъ. А говоря о «витязѣ», нельзя не вспомнить, что это слово присутствуетъ въ сербо-хорватскомъ (витез/vitez), словенскомъ (vitez) со значеніемъ «рыцарь» и въ языкѣ полабскихъ славянъ, а общiе предки у этихъ народовъ съ русскими существенно древнѣе IX вѣка.
    • А вѣрный мечъ у него сдѣланъ изъ отечественныхъ желѣза и уклада или изъ импортнаго харалуга (въ ​домонгольскую​ эпоху). Персидскій булатъ на Руси появился съ XIII ​вѣка​, а ​нѣмецкая​ сталь впервые упомянута въ 1724 году!
    • Только не забывайте, что тюркизмы тюркизмамъ рознь: ​первые​ тюркизмы на Руси появились при гуннахъ (да проститъ намъ ​Кліо​ упоминаніе гунновъ (380—469 г.г.) и Руси въ одной фразѣ), а затѣмъ изрядно добавилось во времена Великой ​Булгаріи​ (632—671, аналогично), въ составъ которой входило всё Поднѣпровье вплоть до Кіева: такъ, ​окончаніе -​чій​ (в словах зодчій, кормчій, ​книгочей, казначей​ и др.) — ​булгаризм!
    • Примѣромъ близкой къ народной рѣчи можетъ является житіе протопопа Аввакума, одна изъ старѣйшихъ автобіографій на Руси. Пара фрагментовъ.
  • И ещё маленький совет. Изображая язык ранних Р. С. Ф. С. Р. и С. С. С. Р. (1918—1950), надо итти в противоположном направлении. То-есть, вообще убирайте букву ъ и пишите вместо неё апостроф[10], как-то: под’езд, раз’езд, с’езд, раз’ём. Еще апостроф может появляться на месте нынешней Ы после приставок: пред’инфарктный.

Примеры[править]

Кино[править]

  • Гайдаевские «Двенадцать стульев» — опозорился реквизитор, изготовив вот такую «глупую дощечку» (с), обнаруженную антигероями внутри памятной шкатулочки, которая, в свою очередь, нашлась внутри стула: «Этимѣ полукресломѣ мастер Гамбсъ начинает новую партiю мебели. 1865 г. Санкт-Петербургъ». В конце «этим» и «полукреслом» вместо ера почему-то стоит ять; и вовсе забыли поставить ер в конце «мастер», «начинает» и «Санкт».
  • «Иванъ Васильевичъ мѣняетъ профессію» — попытка Якина говорить на «старославянском»: «Паки, паки… иже херувимы! Житие мое…», но царь его обрывает: «Какое житие твое, пёс смердящий!». Якину следовало сказать «Живот мой» (т. е. жизнь), а «житие» (официальная биография) бывает только у царей и святых.
    • Добр, кстати, ой, добр был царь Иоанн Васильевич. Тогдашние нормы предписывали подобного «претендента» на роль святого/монарха немедленно уничтожать, а И. В. Рюриковичу в общем-то было чем — ножик для кильки и для режиссера Якина сгодился бы.
      • Ho-но, не забывайте, что и режиссёр Якин, и царь Иоанн Васильевич были только во сне инженера Тимофеева. Действие фильма - начало 70-х годов, инженер Тимофеев окончил и школу, и вуз после войны. Естественно, его ни в школе, ни в техническом вузе не учили разнице между животом и житием. Ну а в сон откуда знание это могло попасть, если инженер Тимофеев этого не знал?
  • Много советских фильмов о революции:
    • «Корона Россійской имперіи» — в КПЗ туалет «для мужчинѣ».
    • «Дни Турбиных» — умилительная надпись «Героѣмъ можѣшь ты не бѣть, но добровольцѣм бѣть обязанъ! Запiсь добровольцѣв в мортирнѣй дивизiон имѣнi командующѣго, генѣрала от кавалѣрiи Бѣлорукова».
    • «Зелёный фургон» (1983) — все не-советские надписи — староломанный язык в режиме «педаль в пол»: количество ятей и десятичных и зашкаливает; зато еров (твёрдых знаков) не наблюдается.
    • «Каждый десятый» (1984) — надпись на броневике совершенно правильная, «Гекторъ». А вот в названии парохода ляп — «Илiя Пророкѣ».
  • «Турецкий гамбит» — на карте в штабе почти везде есть еръ, но нету ни ятей, ни и с точкой. Вообще.
  • Примерно на такой белиберде общаются герои фильма «Дуэлянт» (2016).
  • Фильм «Батальонъ» (2016) повторил ошибку «Адмиралъ» — правильно писать в те времена было «баталiонъ». В самом фильме староломаныйъ русскiйъ языкъ тоже проскальзываетъ, особенно им отличается Мария Бочкарева.
  • В сериале «Троцкий» (2017) ленивые аффтары ухитрились влепить совершенно абсурдную фразу на газету якобы 1917 года: «Советскiя делегацiя вѣ Брестѣ-Литовскѣ». И учтите, что газета за март 1917 года и там вместо Петрограда Санкт-Петербург.
  • «Изыди!» Дмитрия Астрахана — Мотлу Рабиновичу подбросили записку «Сѣгодня вечѣромъ всѣмъ жидамъ конецъ! Тебѣ тоже!». Вероятно, пример внутримировой, и режиссёр хотел показать безграмотность писавших записку.[11]

Веб-комиксы[править]

  • Неофициальный русский перевод Homestuck. Так адаптировали особенность письма Джейка, причём неверно. В оригинале он, конечно, использует устаревшие выражения, но в основном это или сленг 1950-х годов, или чисто-британские слова и фразы. Логичнее было бы наделить его сленгом стиляг и/или наполнить его речь советизмами.

Музыка[править]

  • Тексты группы «Дореволюціонный Совѣтчикъ» используют именно такую модификацию текстов известных песен.
    • Только там ещё и меняются словесные обороты для соответствию «духу времени»: амфетамин Захара Мая превращается в «треклятый кокаин», зад в «афедрон» и т. д.

Реальная жизнь[править]

  • Любой, кто работал с документами времен гражданской войны, подтвердит, что в первые годы после введения новой орфографии постоянная путаница в орфографии была нормой, из-за чего бытовали самые дикие словоформы. Наиболее распространено было упорное использование окончаний «-ыя», «ия» вместо «-ые», «-ие» и «-аго» вместо «-ого», даже если в остальном документе орфография новая. Регулярно встречались привычные словесные формы, так, «батальон» постоянно писали как «баталион» или даже «баталионъ». Также регулярно встречается привычный «ер» или наоборот, он изъят и заменен апострофом. В особо тяжелых случаях ер могли заменять ятем и наоборот. Эти и многие другие ошибки могли встречаться в самых разных сочетаниях.
  • Надпись на московском памятнике святым Кириллу и Мефодию. Точное воспроизведение: Свѧты́мъ равноапо́стѡльнымъ первоучи̑телємъ слове́нскимъ Меѳѡ́дїю и҆ Кѷрі́ллꙋ благода́рнаѧ Росси́ѧ. Артемий Лебедев увидел целых пять отлитых в металле ошибок и поставил авторам «двойку», предупредив всех, чтобы, не зная броду, не совались в воду. Но исправленный текст вышел… на «троечку», добавив к незамеченным ошибкам новые. В чём же ошибки?
    • Корни свѧ́тъ и а҆по́столъ в церковнославянском языке сокращаются до ст҃ъ и апⷭ҇лъ, и над словом ставится титло, знак сокращения. Ладно, пощадим современного читателя и приведём слова без сокращения. Опустим и другие тонкости: используем множественное число вместо двойственного, склоняющегося по-особому.
    • Но ударения в любом случае нужно поставить правильно. Если у слова есть формы единственного и множественного числа, которые совпадают, во множественном числе нужно ставить не обычное острое ударение, а облечённое, камору: свѧты̑мъ.
    • Следующее слово написано правильно, но Татьяныч был не в курсе, что для обозначения множественного числа о может заменяться на ѡ. Как и е на є — это не огрех дизайнера, а замена по правилам. А камора в первоꙋчи̑телємъ — уже лишняя, на множественное число уже указали.
    • Современному «у» соответствуют ѹ (в начале слова) или лигатура (в середине) — от греческих «ου» и «ȣ».
    • В именах греческого происхождения должно сохраняться греческое правописание. Μεθόδιος не пишется через «омегу», но Κύριλλος пишется через «йоту», а не через «эту», от которой пошла буква «и». В слове «Ρωσία», впрочем, согласную удваивают.
    • Как надо: Свѧты̑мъ равноапо́стѡльнымъ первоꙋчи́телємъ словє́нскимъ меѳо́дїю и҆ кѷрі́ллꙋ благода́рнаѧ рѡссі́а. При соблюдении и опущенных тонкостей: Ст҃ы́ма равноапⷭ҇льныма первоꙋчи́телема слове́нскима меѳо́дїю и҆ кѷрі́ллꙋ благода́рнаѧ рѡссі́а.[12]
  • Памятник адмиралу Корнилову на Малаховом кургане в Севастополе. У Владислава Крапивина в его повести «Сандалик, или путь к девятому бастиону» так сказано об этом памятнике и надписи на нём:

«- Вы посмотрите внимательно, там сзади надпись есть. Про те битвы, где Корнилов сражался, и корабли, которыми командовал. Надпись такую надо ведь или всю по-старинному делать, как раньше писали, или всю по-нашему, верно? Нельзя же половину так, а половину так? — А там? — А там по-всякому. Например, слово „тендер“ с твердым знаком на конце, а слово „бриг“ — без. Название „Фемистокл“ — с твердым, а „Двенадцать Апостолов“ — опять без. Ну и еще… Я про это сказал, а они опять: „Ха-ха-ха, профессор…“ — Глаза Сандалика снова намокли и ощетинились ресницами. Он крепко хлопнул сложенной картой по скамейке. Вздрогнула и бросилась прочь серая кошка, которая нежилась на солнышке неподалеку. — Слушай, а ты ничего не путаешь? Может, неправильно прочитал? — Не путаю. Сами увидите… Они, наверно, думают, что я выхвалиться хочу. А я просто хочу, чтобы правильно… Обидно же за Корнилова.»

  • Вообще, подобными вещами грешат многие памятники, восстановленные взамен снесённых в советское время. Пример
  • Как уже говорилось выше, ъ (он же ер, он же твёрдый знак) никак не читается. Тем более как мягкий знак, как его многие пытаются прочесть, то ли в шутку, то ли рефлекторно. Название фильма «Адмиралъ» читается как «Адмирал», но каждый третий норовит прочитать «Адмираль» (а самые юморные — ещё и склонять в стиле «адмиралю» и «адмираля»). Хочется надеяться, что это шутки ради, и на самом деле никто не думает, будто до революции было принято смягчать согласные в конце слова (ну а что, окать же в церковнославянском принято, значит, и смягчать могли).
    • «Ну а как ещё передать в произношении наличие Твёрдого Знака в названии фильма?» — вопрошают нецыи. Примерно так же, как наличие K, а не нормативного C в «Mortal Kombat». То есть никак.
      • А если уж очень хочется выпендриться и зачем-то его передать, то, хотя бы уж хомонией (как поются церковнославянские тексты в некоторых старообрядческих традициях). То есть «Адмирало». Всяко ближе к истине (беглое «о», которое выпадает при склонении — это как раз этимологический «ъ» в середине слова).
  • Пример не с орфографией. Из всех отечественных писателей больше всего обожал старые и забытые русские слова А. И. Солженицын, регулярно впихивая их в свои произведения. Даже составил трехтомный «Русский словарь языкового расширения» (1990). Журналист Алексей Плуцер-Сарно написал из эксперимента небольшой текст на этой основе. Получилось так:
« «Растопыря, или Необиходная баба

Ерыжливый дурносоп верстан, достодолжный жегнуть шершавку, любонеистово хайлил жиротопное шурьё. Зябкоподжимчивый валява остробучил, жубря: “Хунды-мунды, вахлюй! Отрезно ты фефёлу дочул, иззаплаченный дурандай!” “Да, жемнул я мормотень! – отжегнулся дурносоп верстан, – а тебе вот маламзя с расщепырей!” “Да, ить здеся одна жирным-жирнешенька шеврюжка!” – верстанулся прощепырник. “А ты чо выхайлился, захухряев оторвяжник?” – утомчился зябкоподжимчивый дурносоп. “Эвося! – защепырил прожубрястый валявка, – я то – чуфырь! А ёна ведь неутомчивая жемжурка. Коли ей баларыст зажирнить в шабры, так расщепырится захухрястой профефёлой!” Тутока верстаный дурносопяк дочуял страстоубийственный хлясь. Отрезный захухряй прожемнул поконец и ущепырил растопырю»

»
— Олег Матвейчев, Анатолий Беляков. Ватник Солженицына. М., 2019.

Примечания[править]

  1. Краткая работа над ошибками:
    1. В заимствованных словах ять не пишется почти никогда. «Дедуктивный», «методъ» (очень редко, в зависимости от звуков в исходных языках, всё же пишется: апрѣль, Вѣна и т. д.).
    2. I-десятеричное пишется перед гласной, за исключением слова мiръ. «Дедуктивный».
    3. Окончание «ое» пишется через «е», а не «ять».
  2. Во всех славянских языках во времена Кирилла и Мефодия буквы Ь и Ъ означали гласные звуки и произносились примерно как сверхкраткие [и] и [у] соответственно. К XI—XII векам они исчезли во всех славянских языках, в восточнославянских языках ударное Ъ стало полноценным звуком, а безударное исчезло — сравни пару «лоб-лба», а в древности было «лъбъ-лъба». Но в силу традиционной орфографии «ер» продолжали писать, аналогично букве «е» во многих английских словах вроде «name», «game»
  3. То есть — во время заключения сделки.
  4. Предмет одежды: короткая «как бы курточка», надеваемая под шубу или кафтан (а под поддёвкой уже только нательная рубаха). Например, персонаж популярной песни — камаринский мужик, давно пропивший кафтан, валяется пьяный у трактира, «всѣ репья собралъ поддѣвкою, опоясанной верёвкою»(с).
  5. Все беглые гласные в русском языке — следствие падения редуцированных. В старославянском было «пьнь» — «пьня», через сверхкраткий ерь.
  6. Строго говоря, «ѵссопъ» тоже относится к «церковным» словам: из иссопа традиционно делались кропила для святой воды.
  7. Булгарский «клобук» вместо кипчакского «колпака» хоробр носит с VII-го века. А вот латинский «куколь» станет носить только после крещения Руси!
  8. Русское «язвец» ныне является диалектизмом, но в южнославянских (сербохорв. јазавац, слов. jazbec и болг. язовец) и двух западнославянских языках: чешском и словацком (чеш. jezevec и словацк. jazvec) ситуация противоположная: родственные древнерусскому «язвецу» слова до сих пор являются литературными, а тюркизм «барсук» является разговоризмом или нежелательным к употреблению. Кстати, в некоторых диалектах слово «язвец» звучит как «езвец», «езвик» или «езбик» и может обозначать енота.
  9. и реч̑ Володимеръ . дивно имѧ дружино . ѡже ЛОШАДИИ жалуєте . ѥюже то ѡреть . а сего чему не промъıслите ѡже то начнеть ѡрати смердъ . и приѣхавъ Половчинъ оударить и стрѣлою . а ЛОШАДЬ ѥго поиметь. то ЛОШАДИ жаль . а самого не жал ли . (Владимир Мономах, цитируется по «Повести временных лет» под 1103 годом)
  10. Формально твёрдый знак в советской орфографии не отменялся совсем, отменялось только его использование в конце слов. На практике же в большинстве типографий из печатных машинок намеренно изымались все дореволюционные литеры (i, фита, ять, ижица), и до кучи изымался и ер, чтобы не было соблазна ставить его в конце слов, как до реформы. Поэтому приходилось выкручиваться с апострофом.
  11. Современникам, для которых буква ять экзотика, наивно может показаться, что в этом случае, наоборот, скорее было бы написано всё через «е». В действительности «ѣ» вместо «е» было очень распространённой ошибкой — вспомним хотя бы «небо через ять» в разметке детских классиков в повести Катева «Белеет парус одинокий».
  12. Есть мнение, что без «тонкостей» в виде двойственного числа действительно лучше обойтись — оно означает именно пару, что в отношении равноапостольных святых звучит несколько… кхм… двусмысленно. Правда, переводчиков Евангелия и богослужебных текстов (начиная, видимо, с самих равноапостольных) это ни разу не смущало, и двойственное число в таких случаях они активно юзали. И да, равноапостольные составляют именно пару, которая - сюрприз! - бывает не только сексуальной, так что грамматически применение двойственного числа здесь вполне легитимно.

Ссылки[править]