Старик Хоттабыч

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Старик Хоттабыч» — советская повесть-сказка Лазаря Лагина о приключениях пионера Вольки Костылькова, который обнаружил на дне Москвы-реки кувшин с просидевшим в нём три с половиной тысячи лет джинном по имени Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб. Благодарный своему спасителю, джинн начинает служить протагонисту, творя всевозможные чудеса, и со временем Волька перевоспитывает Хоттабыча в советского гражданина.

Повесть существует в нескольких редакциях, причём первое издание 1938 года довольно сильно отличается от последующих (1953 г. и позже). Так, в 1938 плохишами, в основном, выступают советские же граждане, не смирившиеся с тем, что «советская власть — это всерьёз и надолго», а в 1953 — значительная часть пороков перенесена на плохого американца мистера Вандендаллеса. Также поднимающий голову итальянский фашизм заменён на полицейский беспредел в той же Италии.

Старик Хоттабыч, наравне с Чебурашкой, Карлсоном и Винни-Пухом, один из кумиров советской, а также впоследствии и российской детворы. Но многие ли знают, что источник вдохновения Лагина — «Медный кувшин» англичанина Томаса Энсти (1900 г.)?


Сюжет[править]

Пионер Волька (в обращении Хоттабыча — Волька ибн Алёша, то есть Владимир Алексеевич) Костыльков выловил из Москвы-реки старинный кувшин. Открыв его, он выпускает из многовекового заточения могущественного джинна, Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба. Тот, в благодарность за спасение, становится его верным слугой. Но магия старого джинна часто оказываются неуместной. Сначала Волька на экзамене по географии начинает нести всякую чушь, поскольку знания Хоттабыча об устройстве мира очень устаревшие. Потом обрастает бородой, чтобы попасть на киносеанс, и эту красоту приходится сбривать в парикмахерской, поскольку Хоттабыч за три тысячи лет заточения успел кое-чего подзабыть. Наконец джинн забрасывает Женю Богорада в Индию, за то, что тот накричал на Вольку за провал на экзамене. И за бедолагой приходится лететь на ковре-самолёте.

И на этом захватывающие приключения пионера и джинна ещё только начинаются.

Что здесь есть[править]

  • Ай, молодца! — частые последствия магии Хоттабыча.
  • Ахиллесова пята — для колдовства джинн использует волоски из собственной бороды, причём они должны быть идеально сухими. С мокрой бородой Хоттабыч оказывается беспомощен.
    • Здесь, правда, имеет место не то фитилёк, не то микротрещина в канве: Хоттабыч, во-первых, неоднократно колдовал и без вырывания волос, во-вторых, зная заранее, что ему придётся мочить бороду, Хоттабыч может перенести магию в щелчок пальцами (а почему он всё время так не делает, удобней ведь намного?). Более того, лишившись по неосторожности бороды, он её вернул одним щелчком!
      • В книге не объясняется никак, но не исключено, что подобная «подмена» имела ограниченный срок действия или ограниченные же возможности. Т. е. временно так сделать можно (если не забыть вовремя подсуетиться), а навсегда — нет.
    • Чтобы предотвратить намокание бороды, Волька и Женя подсказали Хоттабычу намазать её тонким слоем жира — это помогло. Правда, Хоттабыч, не веря в теорию смазки, на всякий случай загодя припрятал в карман пару сухих волос.
  • Бонус для гениев — самое первое заклинание, произнесённое Хоттабычем, точнее, вообще единственное, произнесённое, а не косвенно описанное в книге, в отличие от постановок по ней, звучит как «леха доди ликрас кало». Это отрывок из еврейского литургического гимна, приветствующего наступление шаббата, произнесенный с характерным ашкеназским прононсом. Сохранилось не во всех версиях книги: цензура бдила, цензоры были не меньшими евреями, чем автор, и после прокатившейся кампании против «безродного кацманполи космополитизма» момент выпилили.
  • Буржуазно-коричневая сволочь — своеобразный мета-пример: в поздней редакции фашистскую Италию заменили на капиталистическую. Впрочем, много редактировать для этого не пришлось: и в изначальной редакции также подчёркивалось социальное расслоение и жадность тамошних злодеев до денег.
  • Воинствующие мещане (первая редакция) — мещанское семейство с говорящей фамилией Хапугины. Во второй их заменили на американца Вандедалеса с женой, но в аудиоспектакле супруги Хапугины присутствуют.
  • Доброе утро, Хроно! — именно так начинается книга, Вольку будит солнечный зайчик.
  • Добрый джинндеконструкция. Он искренне пытается сделать Вольке Костылькову хорошо. Но у него поначалу получается смешно, потому что он древний джинн и не понимает, как устроено прогрессивное советское общество. А ещё в способностях джиннов, видимо, полностью отсутствуют прорицание и иные способы получения информации, вот Хоттабыч и сделал телефон «из цельного мрамора», думая, что раз это выглядит, как телефон, то и работать будет так же (а когда захотел делать работающие телефоны и радиостанции, ему пришлось долго и кропотливо учиться этому обычным, человеческим способом), его злой братец же заявлял, что никто из джиннов не может остановить Солнце — потому что они не знают о гелиоцентрической системе и буквально пытаются остановить то, чего и так нет.
    • В вольном продолжении, где Гассан Абдурахман ибн-Хоттаб уже освоился в советской России, работает на полярной станции и изредка приезжает к другу — он самый лучший добрый джинн, которого только можно представить.
  • Золотая фикса — заглавный джинн, рассуждающий в привычном его временам духе «богатство и могущество надо выставлять напоказ», делает все свои зубы золотыми, а заодно наделяет такими же и Вольку ибн Алёшу. Но советский пионер от подарка отказывается. А Омар Юсуф решил родственника перещеголять и сделал свои зубы бриллиантовыми, но они только изранили его дёсны, да еще и оказались невидимыми при плохом освещении (а во рту оно такое почти всегда), от чего горделивый джинн стал выглядеть беззубым.
  • Злодейская прокрастинация — Омар, брат заглавного героя, мог вмиг убить своего освободителя, как и хотел. Или обогатить его, как хотел раньше. Или сделать что-то другое. Но в результате превратил убийство в представление с выбором смерти, уловками и драмой, из-за чего убийство так и не состоялось. Длительное заточение плохо отразилось на его душевном здоровье…
  • Злой джинн — младший брат Гассана Абдурахмана, алчный и сварливый Омар Юсуф ибн Хоттаб. Почти убил одного из мальчиков — Женю Богорада, превратив его в умирающего старика, если бы не вмешался сам Хоттабыч. Труслив и мелочен, при этом обладает раздутым самомнением. В итоге превратился в спутник Земли, после чего возжелал себе собственный спутник размером с гору, вокруг которого начал вертеться на бешеной скорости.
    • Заодно не в ладах с астрономией уже у автора — простые оценки показывают, что орбитальная скорость Омара Юсуфа оказалась бы вполне умеренной, в районе 20 км/час (и то если если гора, послужившая «прообразом» для спутника, большая).
    • Сам Гассан Хоттабыч упоминает какого-то злодея Джирджиса, царя джиннов и ифритов. Судя по всему, эта тварь похлеще Омара.
  • Индийские песни и пляски:
    • Заглавный герой подсказал Вольке: «Индия, о высокочтимый мой учитель, находится почти на самом краю земного диска и отделена от этого края безлюдными и неизведанными пустынями».
    • Во второй редакции он продал Волькиного приятеля Женьку Богорада в Индию в рабство, однако того встретили в стиле «Хинди-руси, бхай-бхай!». Старый джинн давненько не бывал в Индии и не в курсе, что рабами там давно уже не торгуют. Пришлось лететь за Женькой на ковре-самолёте.
    • В первой редакции тоже продал, только не в Индию, а в Бенэм, где загадочным образом сосуществуют европейские колонизаторы и работорговля. Там Женя таки попал на чайную плантацию, но при этом, по словам автора, вёл себя там так, как надлежит вести себя в условиях жестокой эксплуатации юному пионеру.
  • Казаки, курорты и Олимпиада — ковёр-самолёт с главными героями падает в бассейн одного из санаториев Мацесты. Поражённый красотой и роскошью санатория, Хоттабыч принял его за дворец восточного владыки, а гостеприимного азербайджанца-нефтяника, пребывавшего в санатории на отдыхе — за коварного начальника дворцовой стражи.
  • Караул, спасают! — заглавный герой подсказал Вольке: «Индия, о высокочтимый мой учитель, находится почти на самом краю земного диска и отделена от этого края безлюдными и неизведанными пустынями».
  • Ковёр-самолёт — кодификатор для русскоговорящих. И заодно деконструкция — для полёта в Индию оказался далеко не так удобен и быстр, как современные самолёты, ночью и на высоте на нём трындец как холодно, в облаках сыро, да и брякнуться с него проще простого. Аналогично в экранизации.
    • А также ковёр-гидросамолёт ВК-1 (Волька Костыльков-1) — более комфортная и продвинутая версия сабжа.
  • Родные братья противоположны — добряк Хоттабыч и злобный Омар Юсуф ибн Хоттаб.
  • Изменившаяся мораль — во все поля. Хоттабыч, как и Омар — пережитки древности, считающие нормой такие явления, как работорговлю. А Волька и Женя, наоборот, носители идеализированной советской морали и вынуждены постоянно объяснять Хоттабычу, как теперь правильно. Владеть роскошными дворцами — аморально, надо отдать государству под полезные учреждения. Иметь рабов — аморально, тем более если они «негры, угнетённая раса» © Женя Богорад. Подыгрывать любимой команде — аморально, спорт должен быть честным…
    • В свою очередь, само произведение устарело морально для читателя! Современный подросток при виде Волькиных метаний покрутит пальцем у виска — он бы без вопросов взял дворец (и не учитывает, что Вольке это пришлось бы объяснять ОБХСС), а Женю Богорада назвал «толерастом». При этом настоящий «толераст», наоборот, прикопается к безобидному русскому слову «негр» (от лат. negro — «чёрный»), сознательно путая его с английским ругательством «ниггер».
  • Лицемерие — это смешно — Волька и Женька просят Хоттабыча подыграть «их» команде, а когда он начинает подыгрывать «чужой», то воспринимают это в штыки. А вот Хоттабыч, несмотря на симпатии «Шайбе», без проблем согласился поставить команды в равные условия и закрыл на весь матч солнце облачком, чтобы оно никому не мешало играть.
  • Комическое непонимание сути — такое случается с Хоттабычем, незнакомым с реалиями 20 века. Например, на футбольном матче он пожалел игроков, которым приходилось делить один мяч на всех, и наколдовал каждому по сафьяновому мячу.
    • Когда герои приземлились на ковре-самолёте на территории одного из санаториев Мацесты, Хоттабыч принял здания санаторного комплекса за дворец восточного владыки, а случайно встреченного отдыхающего — добродушного бакинского нефтяника Джафара Али Мухаммедова — за жестокого начальника стражи.
  • Мама, у нас в подвале партизан — Вольке было очень трудно скрывать заглавного героя, особенно учитывая его неадекватное для СССР поведение…
  • Манипуляция возрастом:
    • Омар Юсуф желает убить Женю Богорада, но в качестве «милости» позволяет тому выбрать смерть. Женя выбирает смерть от старости, считая, что обманул джинна… но тот устраивает ему старость за пять минут.
    • Хоттабыч пытался сделать Вольку старше, чтобы провести на фильм «Детям до 16». Мальчик с бородой смотрелся смешно.
  • Не знает матчасти — сам этнический еврей, Лагин не мог не знать, что Сулейман ибн Дауд aka царь Соломон жил за многие века до появления ислама (хотя в самом исламе технически считается мусульманином, как и все пророки до Мухаммада). Но юным пионерам (что героям, что читателям) сойдёт и так.
    • С другой стороны, однозначно мусульманином и Хоттабыча не назовёшь: намаз он не совершает, еду на халяль-харам не делит, джихад против кяфиров не объявляет и даже самого Мухаммада вроде бы не упоминает, а что Создателя называет Аллахом — так это именование гораздо древнее Мухаммада и происходит от общесемитского корня, что на иврите звучит как Элох.
    • Да и ещё в «Тысяче и одной ночи» можно встретить джинна, запакованного в лампу, кольцо или ещё куда-то при Сулеймане, но сразу же при распаковке начинающего прославлять Мухаммада. То, что джинн сидит взаперти, ещё не значит, что у него не обновляются базы данных по поводу текущего положения в небесной канцелярии.
    • Спонтанная смена культуры — представление Хоттабыча об Индии это дословная цитата Геродота, то есть представления греков, какими они были до походов Александра Македонского. Арабы же, как постоянно торговали с индийскими портами в Индийском океане, так и регулярно ходили караванами как до самого Китая, так и до Хайрабада[1] в Индии, от чего были прекрасно осведомлены об Индии как прибрежной, так и сухопутной.
  • Напиться до зелёных чертей — субверсия, поскольку белой горячки не было, но герои решили, что была:
    • Джинн призвал в ночной поезд слуг, чтобы доставить еду себе и Вольке. На беду, их встретил проводник — и тут же рассказал эту историю своему напарнику. Хоттабыч успел исправить положение, сделав проводника пьяным прямо в процессе рассказа — после чего доверия к его словам резко поубавилось, а сам он, проспавшись, всё забыл. Непонятно, для чего Хоттабыч выбрал такой сложный способ, владея магией избирательного стирания памяти, которой и до и после той истории охотно пользовался. Неужели хотел особо, специфически наказать «недостойного караван-баши, посмевшего лезть в дела великого Вольки ибн Алёши»?..
      • Тут как раз все логично. Хоттабыч мог стереть память конкретному человеку, но проводник мог успеть рассказать историю кому-нибудь другому (что в реальности и произошло), Хоттабычу неизвестному. Проще было дискредитировать источник информации, чем разбираться, к кому она успела расползтись.
    • Парикмахер Степан Степаныч Пивораки (эпизодический персонаж? неисправимый болтун и большой любитель пива и раков) начисто перестал пить после того, как Хоттабыч потребовал от него сбрить Вольке бороду (результат собственного неудачного колдовства). Хотя и до того-то крепче пива ничего не употреблял, но решил, что от перебора пива ему всё пригрезилось. В результате бросил пить, избавился от словесного поноса и даже сменил фамилию на Ессентуки (весь сюжет — открытая отсылка к одной из старейших частей сборника «Тысяча и одна ночь», а именно к циклу сказок про неумеренно болтливого цирюльника по прозвищу Молчальник).
  • Невероятная правда — когда в эпилоге он пытался устроиться на работу, его постоянно не брали, потому что он писал во всех анкетах свою настоящую биографию (древнего и могущественного существа родом с Аравийского полуострова).
  • Не разобрался в реалиях — у Хоттабыча это хроническое.
  • Не умеет читать — субверсия: вообще-то заглавный герой умеет читать, но только по-арабски (и, вероятно, по-персидски), но не по-русски кириллицей.
    • В третьей части таки научился, с интересом прочитал учебник географии за шестой класс и вообще мечтает стать радистом-полярником.
  • Оливы, макароны и серенады:
    • В первой редакции Хоттабыч, Волька и его друзья попадают в фашистскую Италию.
    • Во второй — в послевоенную, где рабочие бастуют в знак протеста против иностранных военных баз. Налицо явная симпатия простым итальянцам-трудягам, которые экономически и морально унижены «американскими крысами» (план Маршалла?). А один из охранников такой вот «империалистической гадины» раньше был сексотом («бывший муссолиниевский шпик»).
  • Песня о нём — советский мюзикл, вступительная песня: «Кто не знаком со стариком, который всё умеет?»
  • Поддразнивать из-за языкового барьера — игра со штампом. Рассердившийся на Хоттабыча Волька в сердцах называет его «балдой», а на вопрос, что означает это слово, смутившись, отвечает, что это что-то вроде мудреца. Естественно, Хоттабыч не упускает случая через некоторое время со всем уважением назвать балдой самого Вольку, «ибо тот не по годам мудр».
  • Превратить в животное (ред. 1938 г.) — джинн превратил в баранов 19 посетителей парикмахерской, которые смеялись над бородатым Волькой и над самим Хоттабычем. «Я давно уже не колдовал с таким удовольствием! Разве только когда я превратил одного багдадского судью-взяточника в медную ступку и отдал ее знакомому аптекарю. Аптекарь с самого восхода солнца и до полуночи толок в ней пестиком самые горькие и противные снадобья».
    • Гарри Вандендаллеса Хоттабыч таки превратил в собаку после злоключений в Италии. После этого финансовые воротилы с Уолл-стрит стали посылать ему лучшие кости со стола, а «Голос Америки» раз в неделю предоставлял Вандендаллесу двадцать минут эфира (!), чтобы полаять вволю.
  • Трансфигурация — джинн нарастил Вольке бороду, чтобы его пустили в кино на взрослый сеанс. Получилось смешно.
  • Ты и вы. Что сам Хоттабыч, что призываемые им слуги момент разделения Римской империи и вызванную им реформу речи по уважительной причине (были запечатаны в кувшине) пропустили. В результате направо и налево грубят, «тыкая» то официанткам в кафе, то парикмахеру, то проводнику поезда. Пытаясь помочь Вольке на экзамене, Хоттабыч и его заставил сказать учительнице «ты». Что интересно, вполне современным русским языком Хоттабыч владел сразу по вылезанию из кувшина, а вот изменения в культуре усваивал очень долго.
  • «Тысяча и одна ночь» — «Рассказ о рыбаке и ифрите» произвела настолько сильное впечатление на европейцев, что получила целых два ремейка — «Медный кувшин» англичанина Ф. Энсти и «Старик Хоттабыч».
    • Причём у Лагина есть прямая отсылка (скорее даже лжекамео) к сказке о рыбаке, вложенная в уста злого брата заглавного персонажа.
  • Язвительный юный умник — задатки проявляют Волька и Женя, особенно в эпизодах с мистером Вандендаллесом.
    • Тем не менее, оба они спасовали перед генуэзским мальчиком. Да так, что в итоге выболтали ему своё иностранное происхождение и чуть не были биты за шпионаж.

Адаптации[править]

По роли
По жизни
  • Многочисленные анекдоты.
  • «Старик Хоттабыч» — советский фильм 1956 года с Николаем Волковым в роли Хоттабыча.
    • В книге Хоттабыч задумал выучиться на радиотехника, а в экранизации стал иллюзионистом.
    • В книге юный герой был блондином, и волосы Алёше Литвинову осветляли. Но недоглядели, и в конце он оказался шатеном.
  • «Старик Хоттабыч» — аудиоспектакль Геннадия Гладкова на стихи Юрия Энтина, выпущенный на пластинках в 1979.
    • Есть также театральная версия с этими песнями.

Кладо/}{0ТТ@БЬ)Ч[править]

  • Сергей Кладо (псевдоним — Сергей Обломов), «Медный кувшин старика Хоттабыча», который опирается и на Лагина, и на Энсти — так плохо, что уже хорошо. Автор заявлял, что главным героем его книги на самом деле является «новый русский язык», вобравший в себя элементы литературного языка, кусочки слэнга и компьютерные термины, и, как пошутил один из рецензентов, «несчастного главного героя на протяжении всего произведения изощренно истязают». То ли шутки ради, то ли автор просто иначе не мог (судя по искромётным шуткам — и то, и другое) вся повесть написана стилем «язык Черномырдина».
  • Фильм «}{0ТТ@БЬ)Ч» (2006) — теперь в современности! Считается экранизацией книги Кладо. Тот случай, когда книга не лучше. Но фильм скорее фактически отдельное произведение. Если у них и можно найти что-то общее, то только в самом начале — профессия главного героя, девушка из ЦРУ и аукцион, на котором был куплен медный кувшин, да ещё в паре «VeNick и cYberNinja» (студент и школьница), легко угадывается переосмысление розовой пары «одноклассница главного героя и Дима». А вот всё остальное…
    • Гулаги и рабы — в книге бабушка и дедушка Гены со стороны матери сгинули «…на вечные „десять лет без права переписки“».
    • Добрый джинн — джинн со своим спасителем весьма добр и предупредителен, обсуждает каждое желание и советует не просить лишнего и глупого. Однако, когда кувшин попал в пункт приёма цветмета, с приёмщиками за минуту отыгрывает буквалиста, забирает кувшин и возвращается к хозяину-другу.
    • Ковёр-самолёт — здесь линолеум-самолёт. Его и мыть удобней. Классический ковёр, что характерно, давным-давно всё-таки съела моль.
    • Кому няшка, кому кондрашка — пародия. «Мы будем жить на берегу моря и слушать, как поет [автомобильная] сигнализация».
    • На тебе!/Отечественное кино — реплику главной героини с многократным использованием слова «fuck» Дмитрий Пучков переводит как «буду жаловаться в центральные органы!», пародируя тем самым всех переводчиков, которые в своём стремлении «окультурить» речь персонажей договариваются до полной потери смысла в «переведённых» словах.
    • Не было бы счастья… — ближе к финалу бандиты крадут из квартиры главного героя весь «хрен-знает-сколько-ллион» долларов, наколдованный Хоттабычем. Вот только эти деньги, по причине незнания джинна, оказались сделаны из папируса, и если бы они остались у Гены, то его бы наверняка арестовали за фальшивомонетничество. Зато такая участь постигла самих бандюков.
      • Копирование — это просто — аверсия. Чуть позже джинн исправляет цифровой фотик, чтобы он делал из объектов съемки картонные стенды, как у входа в магазины («Хоттабыч, смотри, это фотик. Он делает плоское изображение»).
    • Подожду, когда вырастет — VeNick, один из друзей Гены, познакомился в интернете с некой YberNinja и влюбился в неё, а потом оказалось, что возлюбленной всего лишь двенадцать лет (сам Веник по виду вполне себе студент). Парень не расстроился и решил дождаться её совершеннолетия.
    • Старик Похабыч — на первый взгляд Хоттабыч в исполнении Владимира Толоконникова является эталонным Похабычем. Особенно с репликой «А можно в интернете узреть, как моются прекрасные девы?»
    • Шайтан — главзлодей Шайтан Шайтаныч является «антиджинном», т. е. делает так, чтобы желания не исполнялись никогда. Живёт в Цюрихе.
    • Японский городовой — «Ну яп-по-о-онский магнитофон». В зависимости от интонаций могло изображать широкую гамму чувств.
  1. тогдашний центр добычи и торговли алмазами