Спрятаться за языковым барьером

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Hiding Behind The Language Barrier. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Использование реального или придуманного языка как кода чаще всего применяется для сокрытия написанной информации либо для приватного общения без опасения быть подслушанными. В остросюжетных книгах и фильмах такой навык может иногда спасти героям жизнь, или же (как в военное время бывало и на самом деле) иметь принципиальное значение для передачи засекреченных данных.

В повседневной жизни (и в приближенных к ней произведениях) этот скилл такого значения не имеет, зато может использоваться, например, родителями, чтобы обсуждать личные темы при детях — или детьми при родителях или сверстниках. Если основной целью является именно заинтриговать тех, кто не понимает — это уже другой троп (впрочем, они часто сочетаются).

Примеры[править]

Литература[править]

Во многих странах[править]

  • «Детские шифры» (характерные примеры — «поросячья латынь» или «верлан»), которые заключаются в повторе, перестановке и/или добавлении звуков или слогов в слове по определённым правилам, нередко встречаются в литературе:
    • В романе С. Цвейга «Кристина Хофленер» Фердинанд, планируя побег за границу, предлагает Кристине: «Можно общаться на людях старым школьным кодом, например: бе-КРИС-бе-ТИ-бе-НА или ка-ФЕР-ка-ДИ-ка-НАНД и тому подобное, окружающие не поймут ни слова и сочтут его загадочным иностранным языком».
    • Аналогично во второй книге «Васька Трубачёва» («Отряд Трубачёва сражается»): советский пионер опасается, что переписку могут перлюстрировать гитлеровцы, захватившие Украину, и поэтому заканчивает своё письмо так: «А пока мы тоже хвебухведем хвебохверохветься хвес хвефахвешихвестахвеми». (Наивный ход! Немец — если он не лингвист и не профессиональный разведчик — может и не понять, а вот любой полицай расколет на раз.)
    • Н. Г. Помяловский в «Очерках бурсы» показывает нам, что у воспитанников духовных училищ в 19 веке были в ходу разные разновидности таких шифров. Например, один будущий священнослужитель говорит другому «на языке херов»: «Хер-я хер-ни хер-че хер-го хер-не хер-зна хер-ю хер-к хер-за хер-втра хер-му!», а второй ему отвечает на более сложном «языке ши-цы»: «Шичего ницы шийся не боцы!» (последнее означает «Ничего не бойся!»).
  • Мирча Сынтимбряну, рассказ «На сорочьем языке»: друзья Лика и Митика вставляют «пи» после каждого слога:

— Копитопирыйпи часпи? — чирикает Митика. — Безпи пяпитипи пятьпи. — Пойпидешьпи в леспи? — Запичемпи? — Запи япигопидапимипи.

Русскоязычная[править]

  • Русская классика. Господа говорят по-французски, если не хотят, чтобы их понимала прислуга.
    • А в повести Куприна «Яма» используют жаргон борделей.
  • Братья Стругацкие, «Попытка к бегству»: земляне обучают попавшего к ним инопланетянина русскому языку, а потом, когда оказывается, что инопланетянин враждебен им, начинают в его присутствии говорить на английском, которого инопланетянин не знает.
    • В «Собачьем сердце» М. Булгакова Борменталь предупреждает профессора Преображенского по-немецки. Видимо, приём взят оттуда.
  • Аналогичный приём использовал экипаж космического корабля «Сегежа» в повести Кира Булычёва «Последняя война» при попытке захвата корабля местными милитаристами: автоматический переводчик осуществлял перевод только с русского языка.
  • В повести того же К. Булычёва «Подземная лодка» Алиса и Пашка в плену у подземных жителей переговариваются по-английски.
    • А вот в «Конце Атлантиды» один из «атлантов» без труда понимает их «детский шифр» (об этом — чуть ниже): «Фазафахофадифате, а то суп остынет. И в следующий раз придумайте код посложнее. Нельзя недооценивать противника».
  • Снова К. Булычёв, «Похищение чародея»: девушка из XX века и пришелец из далёкого будущего, переместившись в средневековье, пытаются шифроваться, разговаривая по-английски. Не очень помогает: саксонское наречие порой знают и в средневековой Руси.
  • Юрий Хазанов, рассказ «Марсиёнок» (шутки ради): герой, принятый за марсианина из-за сценического костюма, в общении с детишками прибавляет «те» к каждому слогу.
  • «Волкодав»: Волкодав и Эврих пользуются языком инопланетянина Тилорна, когда не хотят, чтобы их разговор понимали окружающие.
    • Когда в первой книге лекарка исполняет «Песню надежды», сложенную каторжанами из Самоцветных гор, никто не понимает, что это про Волкодава, потому что исполняется по-саккаремски, а там на волков принято охотиться с беркутами и, соответственно, переводом термина «гроза волков» является беркут
  • «Сердце меча»: герой, чей родной язык — японский, довольно успешно прячется за языковым барьером, высказывая вслух мысли и чувства, когда уже нет сил держать их в себе… пока не натыкается на человека, который тоже знает японский.
  • «Марш экклезиастов» Успенского и Лазарчука: случайный японец услышал разговор двух русских о том, что они хотят совершить кражу. Один из русских произнёс фразу на украинском и попросил японца перевести, а когда тот не смог, русский добил его фразой на фене.
  • «Сталь и Пламя»: во время нападения бандитов на поезд Ларратос и его наставник переговариваются на мизрахийском языке.
  • В детской книге Вахита Манасыпова (издавалась не только на татарском, но и в блестящем переводе на русский) девочки-школьницы в качестве нового имени для своего одноклассника придумали «самое длинное слово на свете»: АРБАИЗШЕБХОГРЯИЛОХ-АНАУРСЧИВОРИЛГРЫЗМОРК. Это означает: «Арсланов Бахтияр из шестого „б“ ходит грязный и лохматый, а на уроках считает ворон или грызёт морковь».
  • «Третий класс купил колбас» Николая Блинова — «Индейский язык». «Зене зехо зечу зе!» — «не хочу» то есть. Данный конланг был создан в преддверии изучения английского в школе: ведь всем известно, что в английском перед каждым словом идёт «зе».
  • «Багдадский Вор» Андрея Белянина: Ходжа Насреддин, изображая дервиша перед начальником стражи Шехметом, тоже использует детский код: «Мыдерьга ходидерьга к Алидерьга, чтобьдерьга емудерьга мозгидерьга выправидерьга. Но гдедерьга в егодерьга башкедерьга мозгидерьга? Хранидерьга Аллахдерьга такойдерьга родствадерьга…». Его соратник Лев Оболенский не отстает и снабжает эту тарабарщину переводом в стиле Гоблина.
  • «Искатели неба» — два персонажа прогуливаются по Аквинкуму (Будапешт в нашем мире) и пытаются тайно пообщаться на галльском (французском). Однако их проводник (местный парень Петер) на чистом галльском спрашивает не угодно ли господам чтобы он отошёл, если они желают, чтобы он их не слушал. Оказывается, этот паренёк свободно владеет десятком языков, да ещё и китайский подучивает.
  • Владимир Обручев, «Плутония» — инверсия. Пока герои исследовали подземный мир — Плутонию — наверху началась Первая мировая война. И при возвращении экспедиции домой их судно было захвачено австрийским военным кораблем. Один из персонажей, Труханов, скрыл, что хорошо знает немецкий, и таким образом подслушал планы австрийцев, что дало немного времени на координацию дальнейших действий.
  • Метавселенная Рудазова — субверсия. Демон-полководец Исс-Шшарабу укутан всеми возможными подчиняющими чарами и полностью покорен — но на все задаваемые вопросы тупо молчит. Как оказалось — просто не знал наг-сотха, самого распространённого языка демонов, и просто не понимал, о чём его спрашивают.

На других языках[править]

  • В. Скотт, «Айвенго» — Бриан де Буагильбер, «обратившись к своим мусульманским невольникам, сказал им что-то на языке, не известном никому из присутствующих». Оказалось, что ошибся: Айвенго хорошо знал сарацинский (арабский?) язык и услышал приказ поутру «следить за тем, куда поедет еврей, схватить его, когда он подальше отъедет от здешней усадьбы, и отвести в замок Филиппа де Мальвуазена или Реджинальда Фрон де Бефа». И предупредил об этом еврея, едва взошло солнце.
  • Жюль Верн «20 000 льё под водой» — капитан Немо в начале романа якобы не понимает ни французского, ни английского, ни немецкого, ни голландского языков.
  • А. Конан Дойл, рассказ «Случай с переводчиком»: центральный персонаж — переводчик с греческого, которого втягивают в темные дела. Он пользуется тем, что злодеи не знают языка, и получает важную информацию.
  • Астрид Линдгрен:
    • В книгах о Калле Блюмквисте члены «Белой розы» используют «детский шифр» (см. выше).
    • В повести «Рони, дочь разбойника» в переводе Л. Лунгиной такой шифр напоминает речь маленьких лесных духов (тюхов): они к каждому слову прибавляют окончание «-ханцы». (В оригинале они просто без конца повторяют словечко-паразит «voffor», что придаёт речи оттенок суетливого пыхтения. А более точный перевод названия тюхов — «rumpnissar» — встречается в переводе Л. Брауде: «ниссе-толстогузки».)
  • В Скандинавии, похоже, любят такие приколы. Ну как же — Туве Янссон и её великолепные Тофсла и Вифсла (изначально они — просто Тоф и Виф, что ли?), разговаривающие на «-сла»! Ктосла ихсла не помнитсла, этосла шедеврсла!
    • Не только любят, но и с удовольствием используют, чтобы подурачиться, даже взрослые люди. Например, сама Туве Янссон и Вивика Бандлер — с которых и написана эта прекрасная парочка. Да, да, в оригинале Тофсла и Вифсла — девочки! (Переводчик убоялся.)
    • В пересказе Токмаковой, попавшемся автору правки, они таки девочки.
  • Dune — часто используются кодовые языки.
  • Иоанна Хмелевская, «Что сказал покойник» — агенты мафии говорят все, что не предназначено для ушей главной героини, на немецком, потому что уверены, что она немецкого не понимает. Героиня немецкий язык знает прекрасно, но разубеждать идиотов-мафиози не спешит.
  • Бразилец Монтейру Лобату, цикл «Орден Жёлтого Дятла» — члены ордена владеют «языком ки», который представляет собой такой шифр.
  • Лиза Си (р. 1955), «Снежный цветок и заветный веер» — субверсия: героини используют нюй-шу, которое мужчины читать не умеют, считая его низким письмом (высоким письмом соответственно считаются иероглифы, которые учёный муж должен ещё и использовать не иначе как для высокого наречия — вэньянь).
  • В романе Джеймса Клавелла «Благородный Дом» китайцы нарочно говорят с американкой на чудовищно перековерканном английском, очень возмущаясь на ее обращения к ним по-китайски — они возводят языковой барьер искусственно, как маркер «ты чужая, не лезь в наши дела».

Сетевая[править]

  • Алек Сей, «Тайны столичных предместий» — король Зелёного Эрина для особо важных депеш использует письмена острова Рапа-Нуи, которые могут прочитать только дюжина или около того островитян. Все они как раз и состоят при короле или его доверенных лицах.

Фанфики[править]

  • «Гарри Поттер и методы рационального мышления»: считается, что парселтангом владеют только потомки Салазара Слизерина, и как нельзя кстати Гарри имеет эту способность и знакомого анимага-змея, с которым можно общаться в условиях полной секретности.

Кино[править]

  • забыл название — во время битвы с японцами на горном перевале китайские коммунисты-партизаны неожиданно для японцев перешли во время радиопереговоров на русский язык, и пока японцы пытались разобраться, что к чему и где им взять переводчика, успели выиграть битву за горный перевал.
  • «Говорящие с ветром» — сюжет основан на реальной истории и крутится вокруг радистов-навахо (см. раздел #Реальная жизнь).
  • «Три дня Кондора»: в одной из сцен агенты, разговаривая на улице, внезапно переходят с английского на французский, когда мимо проходят люди.
  • «Приключения Калле-сыщика» Жебрюнаса — «разбойничий язык», который у Линдгрен (см. выше) упоминается вскользь и пунктиром, здесь звучит во все поля, заставляя зрителя напряжённо вслушиваться в это «ферканье», чтобы разобрать смысл. Ева-Лотта даже поёт на нём «секретный куплет» о своей одинокой судьбе единственного ребёнка (причём, судя по раздражённой реакции отца, месседж до него дошёл).
  • «Джанго освобождённый» — Брумхильда и Шульц переговариваются по-немецки, чтобы скрыть истинные намерения главных героев от мистера Кэнди и его слуг.
  • «Кин-дза-дза!» — спрятаться за языковым барьером не вышло.
  • «Час пик» — при первой встрече с Картером Ли делает вид, что не понимает по-английски, чтобы понять, что Картер за человек — тот, считая, что Ли его не понимает, говорит в его присутствии что думает.

Телесериалы[править]

  • «Интерны», самая первая серия — Левин, которому было поручено обследовать пациентку, боялся попросить её раздеться, так как сильно возбуждался от её обнажённого тела. По этой причине он два часа тянул резину, задавая ей всякие мыслимые и немыслимые вопросы по всему подряд, а когда уже Быков пришёл разбираться — сообщил о проблеме на ломаной латыни, чтобы не палиться.
  • Герои - Ной спрятался за языковым барьером от телепата(!!!) Мэта, начав ДУМАТЬ на другом языке.

Мультсериалы[править]

  • «Смешарики»: в серии «Тайное общество» Крош выдумывает тайный язык для себя и Ёжика:
« Не привет, а «тевирп». »
— Крош со своей «новой» придумкой

Видеоигры[править]

  • Assassin's Creed: Revelations. Чтобы проникнуть на пир во дворце Топкапы, Эцио переодевается менестрелем и старательно отыгрывает роль, пока его ассасины устраняют цели. Юмор ситуации заключается в том, что турки по-буржуйски не разумеют и потому думают, что Эцио поёт что-то безобидное, в то время как на самом деле он импровизированными стихами рассказывает, как в былые времена мочил в сортире всяких там Борджиа и прочих Пацци, как по-дурацки чувствует себя в костюме барда и другую подобную ересь. «Я пою по-итальянски, и меня вам не понять, греческих я слов не знаю, а турецких знаю пять…»
    • К слову, а если он правда не разумеет местных языков, то как он общается... Ладно София, полиглот, умница, красавица и вообще итальянка, ладно Юсуф, мог итальянский выучить... Но что с большинством остальных жителей Истанбула aka Константинополя aka Стамбула ̶̶̶a̶k̶a̶ ̶Ц̶а̶р̶ь̶г̶р̶а̶д̶а̶ и прочими персонажами вроде византийцев из Каппадокии?... Ах ты ж хитрюга, старый il Mentore, даже тогда, когда никто не поймёт, умудряется шутковать, ишь как к холодильнику подвёл тех, кто не задумался сразу при прохождении, на каком языке говорят большую часть игры!
      • А учитывая тот факт, что звучит это, по сути, для одного игрока, и то, что Эцио в этой части, по крайней мере в конце, кончательно понял, что он, как и многие-- лишь "гонец с посланием, смысл которого ему не ясен", и может понимать, что за ним наблюдают не только из вон-тех вон кустов с целью вогнать кинжал в бочину, но и КУДА БОЛЕЕ ИЗОЩРЁННЫМ СПОСОБОМ... То у холодильника может нехило так пробить на холодный пот...

Реальная жизнь[править]

  • Якобы реальная история: в каком-то советском институте студенты грузины решили помочь земляку, который сдавал экзамен, и, получив от него условный сигнал с номером вопроса, принялись исполнять под окнами заготовленную песню с ответом на грузинском языке. Экзаменатор спохватился, когда вдруг обнаружил, что различает в песне математические термины (по другой версии — так ничего и не заметил).
  • Также имеет место байка о школьнике, записавшем шпаргалку на линейке по-русски армянскими буквами. На вопросы «что это?» отвечал «просто красивый узор».
  • Американцы во время войны на Тихом океане передавали сообщения на языках индейцев племён навахо и чокто, а также на баскском языке, во время Первой мировой войны — на языке чероки.
    • Если слово на языке навахо было заимствованным из английского, для него придумывали заменитель в стиле «узун-кулак» («длинное ухо» как название).
    • А одесские подпольщики использовали в качестве «тайного языка» знаменитый одесский сленг.
  • Тогда стоит вспомнить и офенский язык, которым русские офени (коробейники) рассказывали друг другу о новостях и возможностях, понемногу трансформировавшийся в известную нам «феню».
  • В некоторых африканских племенах есть такая штука, как женский язык, который изучают только женщины (и ревниво охраняют свою тайну от мужчин). Знакомый автору правки лингвист предположил, что такая практика легко может возникнуть в результате действия правила «во избежание кровосмешения жену брать из другого племени» при условии небольшого количества племён по соседству: язык соседей становится языком женщин племени, ему учат девочек (и не учат мальчиков). Затем соседи вместе со своим языком куда-то деваются, и женский язык остаётся вещью в себе.
    • Реально «женские» языки — достаточно широко распространенное явление, возникающее в том случае, когда ядро народа формируется вокруг иноязычных колонистов-мужчин, силой захвативших регион и затем женившихся на пленницах. В такой ситуации почти все женщины из народа в первом поколении владеют языком аборигенов и с его помощью как раз-таки «прячутся за языковым барьером» от мужчин. Затем постепенно «женский» язык утрачивается, превращаясь всего лишь в формально-вежливый стиль речи, используемый женщинами — однако, поскольку процесс утраты занимает многие сотни лет, лингвисты с этнографами обычно застают его на одной из промежуточных стадий. Чаще всего «женский» язык является специфическим социолектом с особой фонетикой, значительной долей субстратной лексики, некоторыми отличиями в грамматике и, если язык письменный, с особой орфографией (а в редких случаях даже с собственной системой письменности). Классический пример подобного — шумерские диалекты эмегир (литературный) и эмесаль («женский»), пример поздней стадии — чукотский язык (где мужской и женский гендерлекты отличаются только фонетикой и табуированием для женщин некоторых слов), пример завершающей стадии (когда от «женского» языка остался только формально-вежливый стиль) — современный японский.
    • Аналогично — женское письмо нюйшу в Китае, для мужчин оно выглядело как вышивка на ткани.
    • Вышивка арабской вязью по парче из той же оперы: если не знать, где искать и как читать — в жизни не догадаешься, что она там есть. Существует история сомнительной достоверности, согласно которой некий востоковед (возможно, Примаков) обнаружил однажды на парчовом одеянии Патриарха (в таком случае, соответственно, Алексия II) восславления Аллаху.
  • Автор этой правки в старшей школе писал рассказы, которые не хотел бы, чтобы читали родители, по-французски.
  • Солист исландской группы Sigur Rós Йонси, будучи на гастролях во Франции, однажды забыл текст песни. Не остановившись, он сымпровизировал под ту же музыку: «Чёрт, я забыл слова. Но это ничего. Потому что я во Франции, где никто не поймёт».