Справочник автора/Японский язык

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Dw-worker.jpgСтройплощадка, наденьте каску!
Эта статья сейчас в процессе написания. Автор планирует нечто объёмное и застрачивает сюда текст по частям. Пожалуйста, дождитесь завершения работы, и только потом редактируйте: не создавайте неудобства себе и автору.

Японский язык (яп. 日本語 нихонго) — государственный язык Японии и 140 миллионов японцев. По мере роста влияния культуры отаку японский язык имеет всё большее значение в мировой массовой культуре. Настоящая статья прежде всего ориентирована на сведения, необходимые для полноценного восприятия произведений культуры отаку.


История[править]

Древнейшее население Японских островов говорило на языке айну, ныне практически вымершем. Предки нынешних японцев прибыли с континента в первом тысячелетии до н. э. Они разговаривали на языке, связанном с алтайской семьей языков, однако о природе этой связи ученые спорят до сих пор.

В историческую эпоху Япония стала частью восточноазиатской цивилизации, а японский язык подвергся сильному влиянию китайского. Японцы заимствовали у китайцев письменность и высокую лексику примерно так же, как европейские народы сделали это из латыни.

Японцы контактировали с европейцами с 1542 года и ради европейского оружия доходили до того, что целыми кланами крестились в католицизм, однако после победы сёгуна Токугава из страны изгнали иностранцев, перебили всех христиан и закрылись от внешнего мира. Лишь после революции Мэйдзи в 1868 году Япония открылась для внешнего влияния, а после поражения во Второй мировой войне японский язык подвергается нашествию заимствований из английского языка.

Японская письменность в нынешнем виде была зафиксирована в результате реформ первой половины XX века.

Фонетика[править]

В японском языке практически нет необычных для русского человека звуков.

Гласные: а, у, и, э, о. В целом они произносятся примерно как в русском, но произношение «у» отличается заметно — в ударных слогах оно произносится как нечто среднее между «у» и «ы».

Согласные: к, г, с, з, т, д, м, н, х, б, п, й, р, в. Кроме того, есть еще звуки ц, ч, джь, щ и ф, которые в собственно японских словах не самостоятельные и появляются при особом стечении других звуков (ту -> цу, ти -> чи, ди -> джи, си -> щи, зи -> джи, ху -> фу). Схема слога - (C)V(н).

В диалектном и экспрессивном произношении «сь» в ударных слогах произносится близко к «ш», «ть» — к «ч», «дз» — тоже близко к «ч». Звука «л» нет, и по этой причине при транслитерации на японский и обратно изуродовано уйма европейских имён и названий: Ридия, Юрия, Рена, ририка, рираккусу, Арекусу.

Как и в русском языке, большинство согласных могут быть твердыми и мягкими. В русских транскрипциях мягкими являются те согласные, за которыми следуют буквы и, ё, ю, я, а твердыми — все остальные.[1]

Оглушение гласных[править]

В неударных слогах между КСЩТЧХФ И и У почти не произносятся и исчезают, поэтому в kuma, suki знаком «u» обозначаются разные звуки, а в «kichi» пропадает первая i. Очень редко в скоплениях слогов с О или А может приглушаться первая гласная, как в слове 心[кo̥коро].

Все гласные, а также некоторые согласные могут быть как краткими, так и долгими, а дифтонгов в японском нет (разве что V+и может читаться как [Vй]). Токио на самом деле называется То:кё:, а на Хоккайдо находится Саппоро.

Моры[править]

Мора — единица японского языка примерно соответствующая нашему слогу, но с некоторыми оговорками.

Слог с долгим гласным, или слог закрытый звуком Й или Н считается растянутым на две моры:

  • Touhou = To + u + ho + u — 4 моры (хотя читается в два слога То:-хо:).
  • Taihen = Ta + i + he + n — тоже 4 моры (хотя читается Тай-хэн).

В японской поэзии и песнях счет стиха прежде всего ведется по морам, а каждая мора в тщательной речи действительно может произноситься как отдельный слог. В том числе, в японских песнях хватает случаев пропевания «слогового n» как отдельного слога (в качестве примера из поп-культуры — хотя бы опенинг аниме «Дораэмон»).

Моры четко соответствуют знакам слоговой письменности, и скорее всего именно под их влиянием приобрели к себе такое внимание. Когда писали хокку или танка, заботились о том, чтобы стих красиво смотрелся, будучи записанным каной.

    • В классической латыни точно так же каждое слово чётко членилось на моры, и это имело огромное влияние на рифму и определение места ударения в слове.

Длина гласных и согласных[править]

К, Т, П и С могут удлиняться. Это обзначается сокуоном (уменьшенной «цу») спереди. В заимствованиях могут удлиняться Г, Д, Б и З. Удваимаемые ЦУ ЧИ будут звучать как [тцу тчи], причём Т заметно приглушается. Также финальная Н может слиться со стоящей после неё М в долгий М, как в слове あんまり[аммари].

Удлинение гласных показывается по-разному в катакане и хирагане. В первом случае всегда используется прямая черта, идущая по направлению письма. А вот с хираганой всё сложнее: АИУ просто удваиваются, [o:] пишется как ОО или ОУ, а [e:] — как ЕИ.

Письменность[править]

Знаки современной японской письменности принадлежат к трем основным группам:

  • Кандзи (漢字, дословно «китайские знаки») — собственно иероглифы, которые были заимствованы из Китая и которыми записываются основные слова. Выпускники школ должны знать 2136 иероглифов. Человек, знающий меньше 1045, считается функционально неграмотным. Обычно каждому иероглифу соответствуют минимум два возможных произношения: онное (или онъёми) — заимствованное из китайского языка, и кунное (или кунъёми) — собственно японское. Чаще всего иероглифы читаются по онному в словах китайского происхождения или построенных по китайскому образцу, и по кунному в японских словах.
  • Хирагана (平仮名, ひらがな) — слоговая азбука из 46 основных символов, которая главным образом используется для записи суффиксов, грамматических частиц, служебных слов и т. п.
  • Катакана (片仮名, カタカナ) — слоговая азбука из 46 основных символов, которая главным образом используется для записи заимствований из западных языков и прочих слов, которые приходится записывать фонетически, поскольку для них не нашлось иероглифов (или они слишком редкие, чтобы все их знали). Поскольку именно катакана первой пришла на электронные устройства, и ею же записываются современные заимствования, слова записанные катаканой выглядят для японцев более «модерновыми». Кроме того к началу ХХ века сложилось положение, когда катакана фактически стала играть роль курсива как средства выделения текста.
  • Ромадзи (ローマ字, 平仮名) — обычная латиница, приспособленная для записи японского языка. Как бы официально её нет. Очень часто знания даже 2200 самых ходовых иероглифов и ещё несколько сотен дополнительных может быть недостаточно, так как у них бывает по несколько исторических и географических вариантов написания, и к тому же часто встречаются устаревшие и вышедшие из употребления иероглифы в географических названиях и даже в фамилиях. Так что латиницей частенько приходиться дублировать кандзи и даже кану — диалектное её чтение может совсем не совпадать с общепринятым.

Символы катаканы и хираганы вместе называются кана (仮名).

Направление письма[править]

Традиционно японский язык записывается сверху вниз, а столбцы располагаются справа налево. Страницы книг при этом также перелистываются в непривычном нам порядке: при взгляде на лицевую обложку книги корешок оказывается справа, а не слева (как в странах с арабской и еврейской письменностью). Так печатается большинство книг и газет.

Большинство манг (комиксов) также верстается по-книжному: страницы перелистываются, а картинки располагаются справа налево, а текстом они заполняются по вертикали. При иноязычной локализации мангу могут оставить в таком виде (экзотики ради), а могут и «отзеркалить».

Традиционное японское направление письма превращается в традиционное европейское при повороте страницы против часовой стрелки на 90°, чем японцы иногда пользуются при составлении двуязычных текстов, например, словарей.

Примерно с 1930-х годов нормативным также стало горизонтальное письмо слева направо (ранее японцы если и писали по горизонтали, то делали это справа налево). Такой стиль сейчас доминирует в Интернете и при использовании на электронных устройствах. Правда, чревато тем что рядом стоящие иероглифы могут слиться в один, изменив смысл текста. Скажем, такую шуточку обыграли прямо в названии «Sayonara, Zetsubou-Sensei». Главного героя зовут Нодзому Итосики — 糸色 望. Но если читать первые два иероглифа как один, то получим 絶望. То есть, то самое Zetsubou («отчаяние») в названии. По случаю чего герой очень не любит когда его имя записывают в строчку, а не столбик.

Как так получилось[править]

Письменность была заимствована из Китая в виде иероглифов. Изначально она почти не отличалась от китайской, да и сейчас очень многие из 2000 иероглифов японского мало/не отличаются от прототипа. В ограниченном объёме возможно общение в письменном виде между японцами и китайцами, знатоки и любители древностей Японии учат до 5-10 тысяч иероглифов и более.

Но иероглифы не очень подходили японцам — в отличие от китайского языка, в японском очень развито словоизменение, склонение и спряжение слов. Вдобавок фонетика японского языка очень отличается от китайской и записывать японские имена иероглифами проблемно. Сначала придумали придать некоторым иероглифам и фонетическое значение (манера письма, при которой китайские иероглифы нужно воспринимать по их произношению, а не значению, называлась манъёгана). Затем их написание упростили и стали использовать в качестве обозначения правильного произношения иероглифов и окончаний слов, но только в учебных целях — весь официоз писали только по хардкору и только иероглифами!

Азбуки хирагана и катакана возникли из этих упрощённых иероглифов. Изначально их было не две, а пара десятков, так как общепринятыми они не были, и настоящий самурай должен был осиливать иероглифы, чтобы читать классику в оригинале. А вот придворные дамы, монахи, купцы, ростовщики хотели, чтобы письменность была попроще, и упрощали эти значки по-разному. Только в 1900 году японское правительство запретило большую часть этой экзотики и оставило две азбуки, твердо зафиксировав чтение и написание знаков (до 1945 года в официальных документах использовалась только одна из японских азбук — катакана). Все прочие сейчас зовутся хэнтайгана и имеет ограниченное хождение для создания колорита старины.

Распространённые вопросы:

  • Зачем, если есть эти азбуки, нужны ещё и иероглифы? Традиционно японцы применяли свои азбуки не вместо иероглифов, а вместе с иероглифами — вся официальная и юридическая переписка всё равно шла иероглифами, и самые «ходовые» слова ими же и писали, в зависимости от образованности и необходимости. Никакого официального признания слоговые азбуки до XX века просто не имели и их применение не выходило за пределы личной и хозяйственно-деловой переписки. Так что всем волей-неволей приходилось учить хотя бы несколько десятков самых ходовых иероглифов.
  • А почему две азбуки? Хирагана считается намного более эстетичной, чем катакана (начертания символов сильно упрощены). Для культур, где столь большое значение придавалось каллиграфии, это очень важный аргумент. В немецком языке точно так же готический шрифт латиницы (в частности, стиль «фрактура») широко применялся до 1945 г., и многие писатели и драматурги категорически требовали применять только его, а он в некоторых вариантах весьма заковырист и просто нечитаем без специальной подготовки. Такова же и старомосковская вязь XV в., ещё порой встречающаяся в церковных изданиях. В частности, старомосковской вязью написаны декоративные девизы на фризах многих православных храмов, например, главного храма ВС в парке «Патриот». Без опыта и пол-литры эти арабески чёрта с два разберёшь, прости Г-ди.

Кандзи[править]

Кандзи, или собственно иероглифы — знаки китайского происхождения. Обычно у одного иероглифа есть два возможных произношения:

  • Онное, основанное на изначальном китайском произношении иероглифа. В китайском языке подразумевалось, что один иероглиф должен обозначать один слог, но на японской почве в результате приспосабливания произношения под всё более строгие фонетические ограничения, этот принцип нарушился: некоторые кандзи теперь читаются в два слога, а также возникла дикая омофония — только иероглифов, читающихся [сэй] там штук тридцать.
  • Кунное, основанное на изначальной японской лексике, появившееся, когда иероглифы начали применять к японским словам, согласно их лексическому значению, а не китайскому произношению. Поскольку японские слова, прежде всего глаголы, подвергаются некоторому формоизменению, кунное произношение иногда обозначает только начальную часть основы слова, тогда как изменяющая часть слова записывается хираганой. Например, в слове 読む (ёму, 'читать') иероглиф 読 обозначает неизменную часть слова (ё), а кана む (му) — изменяемую.

Обычно кунные произношения иероглифов используются, когда они обозначают самостоятельные отдельные слова, а онные — в составе сложных терминов. Это примерно похоже на то, как обычное слово «вода» у нас читается по-славянски, а в составе сложных терминов — по-иностранному (гидроплан, акваланг, ватерклозет). Но из этого правила есть много исключений в обе стороны.

Для наиболее употребительных иероглифов государством официально установлено, в каком классе школы их нужно учить. Первые 1026 иероглифов (кёику-кандзи) учат в шести классах начальной школы. Еще через шесть лет, по окончанию старшей школы, надо знать все дзёё-кандзи — 2136 штук. В университете частенько сталкиваются с оставшимися хёгай-кандзи — которых имеется тысяч сорок (к счастью, знать их все ни от кого не требуют). Благодаря такому порядку, издатели с учетом предполагаемой аудитории знают, какие иероглифы в тексте можно использовать, а какие не следует (или стоит снабдить транскрипциями). В газетах и популярной литературе обычно ограничиваются школьными дзёё-кандзи, а более редкие иероглифы или заменяют каной, или снабжают транскрипцией.

Годзюон[править]

Годзюон (五十音, буквально «пятидесятизвучие») — таблица возможных слогов японского языка, использующаяся в качестве слогового алфавита. В классическом японском слоге может быть один из пяти гласных и один из десяти согласных (включая отсутствие согласного), что вместе дает нам 50 возможных комбинаций согласный-гласный — отсюда и «пятидесятизвучие». В современном языке, где согласные научились различаться по звонкости, а некоторые возможные слоги полностью исчезли, картина уже не такая красивая, но название годзюон осталось.

Вот и сама таблица:

あ ア а: い イ и: う ウ у: え エ э: お オ о:
к- か カ ка き キ ки く ク ку け ケ кэ こ コ ко
с- さ サ са し シ си す ス су せ セ сэ そ ソ со
т- た タ та ち チ ти つ ツ цу て テ тэ と ト то
н- な ナ на に ニ ни ぬ ヌ ну ね ネ нэ の ノ но
х- は ハ ха ひ ヒ хи ふ フ фу へ ヘ хэ ほ ホ хо
м- ま マ ма み ミ ми む ム му め メ мэ も モ мо
й- や ヤ я ゆ ユ ю よ ヨ ё
р- ら ラ ра り リ ри る ル ру れ レ рэ ろ ロ ро
в- わ ワ ва (ゐ ヰ ви) (ゑ ヱ вэ) (を ヲ во)
н ん ン н

Первым в ячейках указан знак хираганы, вторым — катаканы, третьим — русская транскрипция.

В данном случае таблица составлена в привычном европейцу порядке — слева направо: а, и, у, э, о, ка, ки, ку, кэ, ко и так далее. Именно подобный порядок символов используется в японском языке в качестве алфавитного. В скобках указаны слоги, которые в современном языке невозможны. При этом кана を всё еще используется в качестве показателя винительного падежа, однако читается в этой функции как о.

В японском языке издревле действует закон открытого слога: два согласных или гласных подряд в одном слоге невозможны, и каждый слог должен состоять либо из «долгой гласной», либо из сочетания «согласная + гласная». Отсюда и возник счёт слогов по морам, и более логичным выглядит именно слоговое письмо, а не фонетическое — когда одна графема обозначает слог или долгую гласную, а не один звук. Аналогичный фонетический закон действовал в общеславянском языке.

Ироха[править]

Издревле по Японии гуляет небольшое стихотворение, именуемое по первым слогам «Ироха»:


いろはにほへと

ちりぬるを

わかよたれそ

つねならむ

うゐのおくやま

けふこえて

あさきゆめみし

ゑひもせす

iro fa nifofeto

tirinuru wo

wa ka yo tare so

tune naramu

uwi no okuyama

kefu koete

asaki yume misi

wefi mo sesu

Красота блистает миг —

И увяла вся.

В нашем мире что, скажи,

Пребывает ввек?

Грани мира суеты

Ныне перейди,

Брось пустые видеть сны

И пьянеть от них!

Произношение здесь указано древнее, отличающееся от современного.

Прелесть же «Ирохи» в том, что она является панграммой, т. е. в ней используются все имеющиеся слоговые символы, причем ровно по одному разу. Данный порядок символов долгое время использовался в качестве алфавита. Несмотря на то, что гоздюон появился раньше, именно ироха сейчас воспринимается чем-то древним и традиционным. Современные японцы не очень хорошо в ней ориентируются, однако в кое-где она всё еще попадается. Например, именно согласно ирохе могут быть присвоены жетоны к камерам хранения в традиционной японской гостинице. Ещё один пример — на курорте Никко есть очень красивый горный серпантин, ведущий от озера Тюзэндзи и водопада Кэгон высоко в горах к мавзолею Токугавы Иэясу у подножия хребта, все повороты и шпильки которого обозначены буквами каны в порядке ирохи, из-за чего он так и называется: Ироха-дзака, дословно — «склон ирохи».

В современном языке слово «ироха» также приобрело переносное значение близкое нашему «азбука», «азы».

Грамматика[править]

Как ни смешно, довольно простая. Во всяком случае, человеку, овладевшему русской грамматикой, грех жаловаться (а если вы и родной грамматикой не овладели, зачем вам японская?) Грамматических родов нет, времен всего два, настоящее и прошлое, глагольных окончаний ровно пять на все случаи жизни, падежей двенадцать, но все они образуются при помощи послелогов, которые присоединяются к существительным и всегда совершенно одинаковы для всех случаев.

Что же представляет грамматическую сложность, от которой все волком воют? Умение японцев объединять эти простейшие конструкции в многоэтажные небоскребы фраз.

В общем, если вы хотите попросту объясниться на житейские темы, необходимые любому туристу: «Сколько это стоит?» — «Большое спасибо, дайте вторую порцию» — «Как попасть в Синдзюку?» — вы довольно быстро освоите базовую грамматику.

Как только вы попытаетесь прочесть хотя бы мангу — вы попали.

Множественное число[править]

Вообще-то в японском нет как таковой категории числа. Скажем, и машина и машины будут звучать одинаково — курума. То есть, японцу вообще без разницы, сколько там машин, одна или много.

Тем не менее есть парочка способов получить что-то, похожее на множественное число.

Первый способ — удвоение слова: хито — человек, хитобито — люди (почему не хитохито — особенности фонетики). Это способ неуниверсальный, во-первых он применим только к некоторым словам, а во-вторых — некоторые слова, полученные таким образом имеют свой, особенный смысл, например хо: — направление, а хо:бо: — везде, повсюду.

Второй способ — суффиксы множественного числа: -тати и -ра. Но опять же, их нельзя просто применить к первому попавшемуся слову. Они применяются только с существительными, обозначающими отдельных персон и с местоимениями. Тут кроется ещё одна особенность японского языка, которую проще показать на примере: допустим есть некто по фамилии Ямада. Присоединяем суффикс: Ямадатати. Это слово обозначает несколько однофамильцев-Ямад? Нет, оно означает некоторую группу, в которой есть тот самый Ямада (а как остальных там зовут — на самом деле не важно). Напоминает названия пьес Горького: «Егор Булычов и другие», «Достигаев и другие».

Лексика[править]

Гонорифики[править]

Японцы, с их стремлением к выстраиванию иерархии, всегда стремятся обозначать статус человека и отношение к нему. Наиболее явно это делается с помощью гонорификов (от лат. honor, «уважение») — специальных суффиксов, добавляемых к именам и другим словам, обозначающим людей. Гонорифики используются как при обращении, так и при упоминании человека в третьем лице. Использовать гонорифики по отношению к самому себе считается невежливым.

Основные гонорифики:

  • -сама (様) — самый почтительный гонорифик, несет оттенок значения «хозяин» или «повелитель», явно указывает на более низкий по сравнению с ним статус говорящего.
    • Может использоваться в приторно-вежливой речи продавцов, клерков и т. п. при общении с клиентами.
    • А ещё так обращаются к богам. А в древней и средневековой Японии так говорили феодальным сеньорам и вообще представителям более высоких сословий. И слуги — своим господам (кое-где и в наши дни).
    • Если девушка говорит «-сама» парню, который ей нравится (или о нём) — это она хочет особо подчеркнуть, что совершенно потеряла от него голову и готова «принадлежать ему». Реакция окружающих на такую её манеру — по ситуации, или «ах, как влюблена!», или «и ей не стыдно?!».
    • -кисама (буквально — «шибко уважаемый господин»), кто вспомнил выражение «слышь ты, уважаемый» — тот вспомнил вовремя: воспринимается как издевательское оскорбление. «[Имярек]-кисама!» — это вроде нашего «Послушай-ка, неуважаемый [имярек]…» или даже «Ты, [имярек], сволота такая!..».
      • Более мягко, чем «кисама», но тоже грубо — тэмэ. «Рю-тэмэ…» — это вроде нашего «Как там тебя зовут, Рю! Короче, ты, крендель, слушай сюда…».
  • -доно (殿) — устаревший и редкий гонорифик, менее почтительный, чем «-сама», но более, чем «-сан». Примерное значение: «благородный [имярек]». Исторически так обращались друг к другу самураи. Нижестоящие не обращались к ним так НИКОГДА.
    • А в наши дни такое обращение употребляется в официальной переписке (особенно политиков между собой) и очень активно используется в армии, где вообще любят и уважают архаизмы.
    • А кроме того, так обращаются к тому, кому принесли плохие новости («Фудзивара-доно, мне жаль, но врачи не смогли спасти вашу супругу…»).
    • И подчинённые говорят так начальнику вместо «-сан», но только если очень его уважают. Но при этом и не раболепствуют, иначе было бы уже «-сама».
  • -сан (さん) — наиболее известный за пределами Японии гонорифик. Исторически является сокращением от -сама, тоже уважителен, но более умерен. Похож по значению на слова «господин», «мистер» и т. п. (может также пониматься как «почтенный (-ая)»), примерно соответствует русскому обращению по имени-отчеству.
  • -кун (君) — товарищеский гонорифик (по смыслу примерно «приятель», омограф «кими» означает конкретно местоимение «ты» в дружеском варианте), использующийся по отношению к человеку, примерно того же или более низкого статуса, обычно члену того же коллектива.
    • «-кун» — традиционное обращение друг к другу соучеников (сослуживцев, однополчан) или тех, кто когда-то был таковыми.
      • При общении между собой более-менее социально равных людей — подразумевает некоторую официальность или формальность, поскольку в реально тесной компании близких друзей скорее всего будет использоваться ёбисутэ. Ещё так может говорит старший товарищ в отношении младшего, так как слово «кохай» в качестве гонорифика из употребления практически вышло.
    • Может так сказать и начальник подчинённому, особенно если хочет показать, что настроен благожелательно. Но тогда он добавляет «-кун», как правило, именно к фамилии. Если к имени — это уже слегка неформальное общение.
    • Как правило употребляется в отношении мужчин, но может применяться и к женщинам, как правило в вышеописанной ситуации начальник-подчинённый или учитель-ученица.
  • -тян (ちゃん) — гонорифик, примерно соответствующий нашим уменьшительно-ласкательным формам.
    • Так говорят маленьким детям и о детях (кроме случаев, когда боятся показаться педофилом).
    • Так говорят о животных-любимцах и об игрушках (особенно дети).
    • «-тян» говорят друг другу близкие подруги.
    • «-тян» говорят в третьем лице о девушке (особенно — публичном человеке), если в её образе подчёркивается её мимимишность.
    • Если девушка говорит «-тян» парню или о парне — это она его троллит и/или с ним заигрывает (простецки, без демонстрации почтения).
    • Парень о другом парне «-тян» — это неучтивая ирония (за ребёнка держат) или даже, в экстремальных случаях, намёк на гомосексуальные наклонности. Если меж ними такое не в ходу по взаимной привычке/уговору — то за такое можно и в морду получить.
      • Допустимо между близкими друзьями в ироническом ключе: например, Хидэаки Анно и Кунихико Икухара, близкие друзья ещё со студенческих лет (при этом оба известные своей крайней эксцентричностью), называют друг друга «Куни-тян» и «Хидэ-тян».
    • Сказать «-тян» о самом (самой) себе — демонстративное сюсюканье.

Внимание! В школьном коллективе часто ко всем мальчикам используется гонорифик -кун, а ко всем девочкам — -тян, из-за чего под влиянием аниме сформировалось неверное представление[2] о том, что эти гонорифики обозначают мужской и женский пол. На самом деле нет, к мальчику пяти лет совершенно нормально обратиться «тян», а к коллеге женского пола — «кун».

  • И одноклассницы могут обратиться друг к другу «-кун», особенно если не являются близкими подругами.
  • Наконец, «-кун» в обязательном порядке говорят девочке или девушке в ситуациях, когда «-сан» ей жирно будет, а «-тян» могло бы быть воспринято как знак неуместного сексуального интереса (например, когда учитель обращается к ученице, старик — к юной особе и т. п.).
    • Если парень и девушка часто общаются между собой, но при этом между ними не может быть (или пока не может быть) ничего сексуального — парень обращается к девушке «-кун», а не «-тян», иное было бы просто невежливо.
      • Как правило, всё-же, парень будет обращаться к девушке «-сан» — обращение на «-кун» подразумевает лёгкую снисходительность и немного невежливо, если только он не старше/социально значительнее. Тогда можно.

Для создания «кавайного эффекта» японцы могут нарочито искажать гонорифики на детский манер: тянтан, саматяма.

Некоторые слова могут использоваться как самостоятельно, так и в виде гонорификов, например сэнсэй (先生, наставник) или сэмпай (先輩, старший товарищ).

  • «[Имярек]-сэмпай!» — так говорит младшеклассник старшекласснику. И вообще менее опытный — более опытному, даже независимо от возраста.
    • А сэмпай говорит младшему (менее опытному) «кохай», 後輩. «Куно-сэмпай, а сложная у вас в последнем классе программа?» — «Тебе ещё рано об этом знать, Сайдзин-кохай». И кохай уходит, пристыжённый.
      • Где-то до 80-х. Потом слово «кохай» стало выходить из употребления и сейчас младшему говорят скорее «-кун».
  • «Сэнсэй» говорят учителю, политику, врачу, учёному, писателю (особенно маститому). А ещё адвокату, музыканту или художнику — в общем, т.н. «лицам свободных профессий».
  • «Дзэки» (関) используется при обращении к сэкитори (борцу сумо из двух высших дивизионов).

Неупотребление вообще никакого гонорифика называется «ёбисутэ» (呼び捨て), дословно — «отбросив именование», и имеет некоторые тонкие различия в зависимости от применения к имени или фамилии:

  • Если нет гонорифика с именем — это всегда одно из двух по ситуации: или знак близких, тёплых отношений (не обязательно сексуальных, может быть что и просто семейных или аналогичных им), или грубость/оскорбление, воспринимаемое как наше «Ну, ты!..» или «Эй, ты!..».
    • Старшая сестра — младшей: «Аканэ [вместо Аканэ-тян], приготовь, пожалуйста, ужин». И Аканэ не на что обижаться, она и не обижается, идёт и готовит. Впрочем, если отношения у сестёр натянутые — это вполне себе грубость.
    • Но: «Акира, послушайте…» — «Я тебе не Акира, а Акира-сан, мы с тобой вместе рыбу не ловили!»[3]
    • Классический пример ещё аж из 80-х: когда в Kimagure Orange Road Кёскэ и Мадока апгрейдят-таки свои отношения, в первую очередь это показывается изменением обращения: не «Аюкава-сан», а просто «Мадока».
  • Не употребить вообще никакого гонорифика с фамилией — холодно-начальственное обращение, или признак того, что начальник сердится и хочет это подчеркнуть: «Фудзивара [вместо Фудзивара-сан или Фудзивара-кун], вы всё ещё не подготовили отчёт?..»
    • Или, как вариант — межтоварищеская фамильярность: «Саотомэ [вместо Саотомэ-кун], признавайся: ты ведь уже с ней переспал?..»
    • Традиционно, речь разного рода изгоев и отщепенцев не имеет каких-либо гонорификов. Так говорят, например ронины, разбойники и повстанцы. В фильмах и манге так часто говорят разного рода бунтари или же наоборот так обращаются к самой последней омеге в коллективе. Обращение с именем и фамилией, обычно так передается речь богов. А вот в устах смертного это воспринимается как смесь хамства и высокомерия.
  • Между влюбленными на стадии ухаживания традиционно принято обращаться друг к другу -сан. Хотя до этого, например, если они были просто одноклассниками, они могли обращаться друг к другу -тян/-кун. Т. е. возникает парадоксальная ситуация: при сближении отношений обращения, наоборот, дистанцируются. При этом, когда отношения сближаются ещё больше — пара, как правило, переходит на ёбисутэ (см. выше).
  • -хо:си (法師, хозяин закона) — к буддистскому монаху (синто в средние века не отделяется от буддизма). Ставится после монашеского имени (Мироку-хоси). В средневековье грамотный монах служит во все бочки затычкой и может подрабатывать кем угодно, от архивариуса до ВРИО наместника дальней провинции. И они же отвечают за ритуальные услуги (мёртвое тело нечистое, шаманы и простые смертные трогать его не должны).

Местоимения[править]

См. также подробную статью о японских местоимениях на TV Tropes (на английском языке).

Японский язык примечателен отсутствием четкого списка местоимений. Местоимения постоянно придумываются новые, входят в моду, обрастают стилистическими ограничениями, а со временем забываются.

Множественное число для местоимений образуется с помощью суффиксов, указанных в квадратных скобках (иногда этих форм бывает несколько, и тогда приведено самое распространенное).

Вообще говоря, японцы (по крайней мере в вежливой и формальной речи) предпочитают избегать применения местоимений, либо опуская их (благо, язык позволяет выкинуть любой именной член предложения), либо заменяя на имена и или другие характеризующие слова (сэнсэй и т. д.).

Местоимения 1-го лица[править]

Основные:

  • ватаси[-тати] (私[-達], букв. «личный») — основное местоимение. Женщины могут использовать его практически всегда, в речи мужчин звучит несколько формально.
  • ватакуси[-тати] — более старое произношение предыдущего местоимения. Добавляет претензии на принадлежность к высокому классу.
  • атаси[-тати] — упрощение ватаси, характерное для женщин.
  • васи[-тати] — сокращение ватаси, характерное для пожилых людей.
  • варэ[-варэ] (我[-々]) — формальное местоимение. Чаще используется его форма множественного числа, когда означает некий коллектив (что-то вроде «Наша организация»). В официальных текстах читается «по-китайски» — вага.
  • боку[-ра] (僕[-ら], букв. «слуга») — скромное мужское местоимение, которым мужчина чаще всего будет называть себя и в рабочем коллективе, и семье, если только он не альфа-самец. Его могут употреблять и современные феминистки и особо эмансипированные дамы.
  • орэ[-тати] (俺[-達]) — «мужланское» местоимение. Для использования в приличном обществе грубовато.
    • А ещё можно называть себя орэ-сама (по смыслу примерно «Великий Йа» или по крайней мере «Моя особа…»).
  • ути (家, букв. дом) — относительно редкое слово, используемое женщинами, а также в кансайском диалекте.

Есть множество других слов, включая такие специфические, как сэсся (так называли себя самураи), ватики (гейши) или тин (местоимение зарезервированное за самим императором).

Женщины и дети, кроме того, запросто могут называть самих себя по имени. В старину же так полагалось говорить сильно более младшему по возрасту или званию со более старшим. Сейчас же современные японцы стали говорить куда более гендерно нейтрально, чем даже их родители и это используется скорее для подачи кавайного или сексуального подтекста.

Следует учитывать, что в аниме персонажи, чтобы быть колоритнее, часто используют в отношении себя неподобающие местоимения. Скажем, там запросто девушка может называть себя боку или школьник при общении с учителем может называть себя орэ. Девушке или женщине может быть сделан выговор от старика, если она употребит «неподобающие» ей «боку» или «вара». А в переводе непросто передать причину этого недовольства — например в ИнуЯсе пожилая крестьянка натурально выпорола Кагоме именно за это.

Местоимения 2-го лица[править]

Основные:

  • аната[-тати] (貴方[-達], букв. «уважаемая сторона») — аналогично ватаси, Основное, несколько формальное местоимение, которое женщинами используется более широко.
    • Отдельный колорит местоимению аната придаёт то, что оно используется в первую очередь, как обращение жены к мужу, в остальных же случаях предпочтительно обращаться иначе, например по имени. Неуместное применение этого местоимения может звучать весьма двусмысленно (или даже НЕдвусмысленно, если женщина выделит это слово при обращении к мужчине).
  • анта[-тати] — разговорное упрощение аната.
  • кими[-тати] (君[-達], записывается тем же иероглифом, что и гонорифик кун) — стилистический аналог боку, товарищеское обращение, более характерное для речи мужчин.
  • омаэ[-ра] (お前[-ら], букв. «который напротив») — аналогично орэ, грубоватое слово, характерное для речи мужчин.
  • тэмэ:[-ра] (手前) — грубое слово с оттенком вызова и даже оскорбления.
  • кисама[-тати] (貴様[-達], букв. «уважаемый господин») — собеседнику прямо дают понять, что его считают мразью. В армии же, где вообще речь довольно архаична, это всё ещё вполне уважительное обращение. Хотя сейчас потихоньку отмирает под давлением изменившегося узуса на гражданке.

Опять же собеседника могут упоминать по имени или каким-то другим словом типа ото:-сан («отец») или окяку-сан («господин клиент»), т. е. как бы говорить о нем в третьем лице.

Местоимения 3-го лица[править]

Четкой границы между местоимениями 3-го лица и существительными нет.

Некоторые слова:

  • карэ[-ра] (彼[-等]) — «он». Раньше еще было слово карэси, но теперь оно означает почти исключительно «бойфренд».
  • канодзё (彼女) — «она».
  • яцу[-ра] (奴[-等]) — неформальное слово. Что-то вроде «этот тип».
  • ано хито (あの人) — «этот человек».
  • ано ко (あの子) — «этот ребенок». На девушек распространяется в более широком интервале возрастов, чем на парней.

Указательные местоимения[править]

В отличие от русского, и многих других языков, имеющих две категории положения («тут» и «там»), в японском их целых три.

  • В первую категорию входят местоимения, указывающие на то, что рядом с говорящим. Такие начинаются на ко-корэ (это), коко (тут), коно (этот, эти).
  • Во вторую категорию — на то, что рядом со слушателем (читателем). Такие начинаются на со-сорэ, соко, соно.
  • В третью категорию — на всё остальное. Такие начинаются на а-арэ (то), асоко (там), ано (тот, те).

Вторая категория может переводиться тем или иным способом.

Числительные[править]

(link)

Желающие выучить японские цифры могут потренироваться на числе пи.

У японцев две системы счета: японская и китайская. Японский счет: хитоцу, футацу, миццу, ёццу, ицуцу, муццу, нанацу, яццу, коконоцу, тоо. Дальше десяти по-японски, как правило, не считают, математические расчеты идут в китайской системе. Китайский счет: ити, ни, сан, си (ён), го, року, сити (нана), хати, кю, дзю.

Си (четыре) и сити (семь) рекомендуется в разговоре заменять на ён и нана — японизированный вариант. Дело в том, что эти два числа в китайском прочтении созвучны слову «смерть», «си». Но с месяцами используется китайский вариант: июль все равно будет ситигацу.

Сто — хяку, тысяча — сэн, десять тысяч — ман. Десятитысячный разряд в японском активно используется, например, спрошенный о зарплате японец назовет вам не точную цифру, а округлит до десятков тысяч: тридцать ман, двадцать ман и так далее.

Записываются числительные в обоих случаях одними и теми же иероглифами. Как правило, в именах и фамилиях используется японское прочтение.

Например, псевдоним знаменитого писателя Мисима (三島) дословно означает «три острова» и взята в честь известного городка неподалёку от Фудзиямы. Так-то по паспорту он был Хираока («плоский холм», типичная крестьянская фамилия). Тот случай, когда простецкий псевдоним Вячеслав Коломенский скрывает бафосное сочетание в духе Пьер Парасюк.

Как правило, но хватает и исключений: например, «счастливая восьмерка» в именах читается как «хати» — Симпати (新八), Кэмпати (剣八), Гэмпати (現八), а тройка может читаться и не как «ми-» и не как «сан», а вовсе «дзо:» — Тосидзо (歳三).

К китайским числительным — точнее, к исчисляемым существительным, — нужно прибавлять заимствованные из китайского же «счетные слова». Нельзя просто сказать «шесть деревьев», «року ки» — деревья (как и все б/м цилиндрообразные предметы) читаются со словом «хон», «корень» — року+хон+ки = Роппонги (六本木), квартал в Токио. А вот в японской системе обходятся без счетных слов: муццу ки сказать вполне нормально. Зато японские числительные могут изменять суффикс: футацу — просто «два», футари — два человека, фуцука — второе число месяца.

Какие числительные в каком случае следует использовать и как — придётся запоминать.

  • Во-первых, для каждой категории своё счётное слово, и их много.
  • Во-вторых, японские и китайские числительные нередко применяются вперемешку. Например, для людей: хитори — один (японское числительное с суффиксом -ри), футари — два (опять японское), саннин — три (китайское с -нин), ёнин (японское числительное с китайским счётным суффиксом), гонин (снова китайское числительное).
  • В-третьих, нельзя просто механически склеить числительное со счётным суффиксом — на стыке могут случаться разные изменения звуков. Например, ни (два) + фун (минута) = нифун (две минуты), но року (шесть) + фун — роппун, а не «рокуфун».

Слова в конце предложения[править]

В конце предложения японцы часто используют частицы, которые позволяют выделить отношение говорящего к сказанному, обозначить вопрос или привлечь внимание. Некоторые из них могут стать словами паразитами.

  • -ка — стандартная частица для обозначения вопроса (благодаря ей на письменности можно не использовать знак вопроса).
  • -кай — более мягкий мужкской вариант предыдущего.
  • -да — вообще-то это глагол «быть», но его появление означает уверенность в сказанном. Обычно употребляется мужчинами, женщины в подобной ситуации скорее применят -ё.
  • -но
    • обозначает вопрос, только в отличие от ка больше фокусирует внимание на выяснении причины (кино: ва икэнакатта но? — «вчера ты не приходил?»);
    • показывает, что говорящий объяснял причину чего-либо (ответ на предыдущий вопрос: исогасикатта но — «занят был»).
  • -кана, -касира — сомнение («я думаю, что…», «похоже, …»).
  • -на
    • запрет («ни за что не… !»);
    • решение или мнение говорящего («я решил, что…», «думаю, …»).
  • -на: — размышление, мечтание о сказанном, усиленный вариант предыдущего.
  • -нэ, -нэ: — желание получить реакцию, согласие («…, что думаешь?», «…, да?»)
  • — привлечение внимания к сказанному («… прикинь!»), побуждение к действию (асобо: ё — «давай сыграем!»).
  • -дзэ — предлагает согласиться со сказанным (ико: дзе! — «пошли!» «погнали!»). Преимущественно мужское.
  • -дзо — твёрдая уверенность в сказанном. Может сочетаться с -да для пущего эффекта: (корэ ва да дзо!' — «это так!»).
    • Вместе с глаголом на -о: наоборот, неуверенность.

Фразы[править]

Формулы вежливости[править]

Уведомления[править]

Японское иерархическое общество во многом похоже на армию: человек в нем должен уведомлять о своих действиях и получать подтверждение о правильном принятии уведомления.

Идет человек из дому, говорит いってきます (иттэкимас!) и получает отзыв いってらっしゃい (иттэрасяй!).

Возвращается домой, говорит ただいます (тадаимас) и получает отзыв お帰り (окаэри) или более вежливое お帰りなさい (окаэринасай).

Уходишь с работы, говори お先に失礼します (осаки ни сицурэй симас, букв. «простите, что [ухожу] рано»). В ответ на это надо получить разрешительное подтверждение お疲れ様 (оцукарэ-сама) — «вы устали» или ご苦労様 (гокуро-сама) — «вы тяжело работали».

Сел за обеденный стол — объяви いただきます (итадакимас, букв. «смиренно принимаю»). Встал из-за стола, объяви ごちそうさま(готисо:сама) или более вежливо ごちそうさまでした (готисо:сама десьта) — «это (было) настоящее лакомство!».

Приветствия[править]

  • おはよう (охаё:, неформальное) или おはようございます (охаё: годзаимас, формальное) — «доброе утро»
  • こんにちは (коннити ва) — «добрый день»
  • こんばんは (комбан ва) — «добрый вечер»
  • もしもし (моси-моси) — «алло» (по телефону)
  • ようこそ (ё:косо) — «добро пожаловать!»
  • はじめまして (хадзимэмаситэ) — «рад познакомиться», буквально — «давайте начнём». Так говорят перед тем, как представиться.
  • よろしく (ёросику) или よろしくお願いします (ёросику онэгаи симас) — «рад познакомиться». Стандартный отзыв на предыдущее.

Прощание[править]

  • じゃまた (дзя мата, неформальное) или ではまた (дэ ва мата, формальное) — «до свидания»
  • じゃあね (дзя нэ) — «пока»
  • おやすみ (оясуми, неформальное) или おやすみなさい (оясуминасаи, формальное), — «спокойной ночи»
  • さよなら (саёнара) — «прощай»
  • また明日 (мата асьта) — «до завтра»
  • また来週 (мата райсю:) — «до следующей недели»

Утверждения[править]

  • はい (хай) — «да, ага», также имеет значение «старт! пошёл! давай!»; а ещё «понял» — так что иногда без контекста не ясно, ответили своим «хай» на вопрос, или просто приняли к сведению и решили обдумать.
  • いいえ (и:э) — «нет»
  • 押忍, おす (ос(у)), おっす (осс(у)) — «есть, так точно». Используется не только каратистами и прочими, занимающимися боевыми искусствами, говоря это слово в качестве ответа на команды сэнсея, но и силовыми структурами.

Прочее[править]

  • ありがとう (аригато:) — «спасибо» (формальное)
  • どうも有難う (до:мо аригато:), どうも有難うございます (до:мо аригато: годзаимас) — «большое спасибо» (формальное)
  • サンキュー (санкю:) — «мерси» (неформальный англицизм)
  • ごめん (гомэн) или ごめんなさい (гомэннасаи) — «извините»
  • すみません (сумимасэн) — «извините» (часто в смысле «спасибо; извините, что побеспокоил»)
  • どうぞ (до:дзо) — «пожалуйста» (предлагая)
  • ください (кудасаи) — «пожалуйста» (после вежливой просьбы; дословно — «снизойдите»)
  • お願いします (онэгаи симас) — «пожалуйста» (прося; дословно — «умоляю»)
  • とんでもない(тондэмонаи, неформальное), とんでもありません (тондэмо аримасэн, формальное) или 全然 (дзэндзэн) — «не за что» (отвечая на благодарность)
  • どういたしまして (до: итасимасьтэ) — «пожалуйста» (отвечая на благодарность)
  • 頑張って (гамбаттэ, неформальное) или 頑張って下さい (гамбаттэ кудасаи, формальное) — «удачи», «постарайся», «держись» (подбадривая собеседника в какой-то деятельности)

Транскрипции[править]

Кратко — Хэпбёрн и Поливанов. Проблема вышла из плоскости прикладной лингвистики на широкие просторы интернетов. Отметим следующие факты:

  • Система Поливанова основана на токийском произношении рубежа XIX—XX вв., но на рубеже XX—XXI вв. это произношение немного изменилось. Вдобавок не все звуки японского языка можно адекватно передать кириллицей. В целом же японское правительство и лингвисты отзываются о ней вполне положительно, и именно она используется японским посольством в России.
  • Система Хэпбёрна уже изначально была нацелена не на адекватную передачу японской фонетики, а на попытку передать её наиболее схожими (но часто далеко не аналогичными) звуками английского языка. В 1938 г. японское правительство её отменило, а взамен ввело систему Кунрэй. Хэпбёрна вернула американская оккупационная администрация в 1945 г., в 1955 г. японское правительство её официально опять отменило. Но система Хэпбёрна уже очень широко распространилась, так как насильственно внедрялась в японских школах и вузах в рамках готовящейся американцами кампании по полной латинизации японского языка. Не взлетело.

Основные претензии:

  • К системе Хэпбёрна — систематическое и грубое искажение корней слов при спряжении глаголов и склонении существительных. Например спряжения глагола tatu в ней выглядят так — tat-a, tach-i, tats-u (тат-а, тат-и, тат-ю), и это сделано с единственной целью — показать англоговорящему мягкость гласного «т» «методами» орфографии английского. С точки зрения японцев там неизменный звук «т», а его мягкость-твердость — вторичный признак.
  • К системе Поливанова — за прошедшие 100 лет произношение «т» в слоге «ти» стало во многих случаях (но не во всех!) скорее средним между «ть» и очень мягким «ц», а «с» в «си» — между «сь» и мягким «щ». Но это совершенно не оправдывает наличия в этих позициях твердых «ч» и «ш», впихиваемых при бездумных транслитерациях с англоязычных переводов.

Споры не затрагивают действительно проблемных и узких мест в транскрипциях — «u» в японском произносится совершенно не так, как в русском или английском. В haha и hata — три разных звука под буквами h. В baba — два совершенно разных согласных (правильнее бава, но не совсем).

Гласные в японском языке бывают долгими и краткими. Поливанов и Хэберн предписывают обозначать долготу черточкой над гласной, а если это технически затруднительно, то двоеточием после нее. Однако, в большинстве нелингвистический публикаций небуквенные символы оказываются потеряны, и восстановить японское произношение оказывается невозможным.

В среде англоязычных анимешников сильны традиции вапуро-ромадзи[4], при которой в Хэпберновских написаниях гласные обозначаются согласно тому, как они передаются при записи каной. Если, если бы анимешники передавали название «Токио», то у них получилось бы «Toukyou». Заимствования из английского анимешники обычно передают согласно английской орфографии. Существуют разночтения в том, что делать с японскими частицами, у которых их написание каной противоречит произношению は (читается wa, пишется ha), へ (читается e, пишется he), を (читается o, пишется wo). Чаще встречается их непоследовательная передача как wa, e, wo; но как правильно — никто точно не знает.

Имена и названия[править]

Ничто не представляет такую трудность для чтения, как японские имена и названия. Слишком уж большую фантазию японцы проявляют при подборе иероглифов и их чтений при записи имен. Большинство уличных указателей в Японии снабжены транскрипциями латиницей — и это сделано не для помощи иностранцам (плевать им на гайдзинов), просто без них сами японцы не знали бы, как эти названия читать. Ситуации, когда имя/название с одинаковым звучанием записывается совершенно по-разному, или наоборот, когда одинаково пишущиеся имена/названия совершенно по-разному читаются, для Японии являются суровой обыденностью. Да и используемые иероглифы в именах могут далеко выходить за объем изучаемых в школе. Сами японцы нередко уточняют друг у друга при знакомстве, через какой иероглиф их писать, и носят с собой визитные карточки, чтобы вручать новому знакомому.

Когда в класс приходит новый ученик, он сперва пишет на доске своё имя и фамилию иероглифами, а потом поворачивается к классу и называет себя.

Лишившись визитных карточек и доски японец, когда ему надо представиться, может впасть в лёгкую панику и начать чертить иероглифы прямо в воздухе. Детей этому учат в детском саду, чтобы потерявшийся малыш мог нарисовать полицейскому, как пишется его имя.

Анимешникам хорошо знакома частая сцена публикации результатов вступительных экзаменов: на больших щитах вывешивают номера абитуриентов, которые успешно сдали экзамен. Почему именно номера, а не фамилии? Отчасти для конфиденциальности. Но в основном потому, что японцы не могут автоматически расставить большой список имен по алфавиту, а если и смогут, то им потом будет трудно в нем ориентироваться.

У японцев «родовой» менталитет: род важнее, чем отдельная личность. Поэтому, подобно остальным восточным азиатам, в полном имени японцы на первое место ставят фамилию, а за ним — имя. Однако при адаптированном переводе на европейские языки порядок имен может меняться на европейский имя-фамилия. Причем переставить имена могут и сами японцы, а могут и переводчики. Часто это приводит к жуткой путанице, когда в одном тексте часть имен дается в европейском порядке, а часть — в японском. Поэтому хорошей практикой считается записывать японские фамилии заглавными буквами (СУДЗУМИЯ Харухи), чтобы ни у кого не оставалось сомнений, где тут имя, а где фамилия. Именно поэтому в 2020 году японцам было законодательно предписано писать фамилию первой независимо от обстоятельств.

При всем разнообразии имен и фамилий в них просматриваются некоторые закономерности, по которым можно догадаться, где мужское имя, где женское, а где фамилия.

Мужские имена часто оканчиваются на:

  • -ёси (良, «хороший», или 吉, «удачливый»): Хидэёси.
  • -ро (郎, «сын»): Горо.
  • -сукэ (обычно читается -ске, 輔, 助, «помощь»): Дайсукэ.
  • -та (太, «большой»; не путать с более распространенным 田, используемом в фамилиях): Сота.
  • -хико (彦, «мальчик»): «Такехико».

Мужские имена могут включать в себя числительное, показывающее, какой это по счету сын в семье:

  • -ити- («первый»): Итиро, Кэнъити.
  • -дзи- («второй»): Дзиро, Кэндзи.[5]
  • Если у отца совсем нет фантазии, он может и дальше строгать себе сыновей по порядковым номерам:[6]
    Сабуро (№ 3), Сиро (№ 4), Горо (№ 5), Рокуро (№ 6), Ситиро (№ 7), Хатиро (№ 8), Куро (№ 9), Дзюро (№ 10).

Женские имена чаще всего оканчиваются на:

  • -ка (花 или 華, «цветок»): Аяка.
  • -ко (子, «ребенок», не путать с -хико, используемом в мужским именах): Юрико.
  • -ми (美, «красивая»): Нанами.
  • -нэ (音, «звук»): Аянэ.

Женские имена могут начинаться на ай- (愛, «любовь»): Айри.

Женские имена могут чаще включать название времени года, когда родился ребенок:

  • -нацу- (夏, «лето»): Тинацу.
  • -хару- (春, «весна»): Харуко.

Фамилии часто оканчиваются на:

  • (井, «колодец»): Фукуи.
  • -идзуми (泉, «ручей»): Коидзуми.
  • -кава или -гава (川, «река»): Исикава.
  • -ки или ги (木, «дерево»): Маки.
  • -кути или -гути (口, «рот» или «устье»): Кавагути.
  • -но (野, «целинное поле»): Накано.
  • -ока (岡, «холм»): Фукуока.
  • -мидзу (水, «вода»): Симидзу.
  • -мия (宮, «храм»): Судзумия.
  • -мори (森, «лес»): Фудзимори.
  • -мото (本, «основа»): Хасимото.
  • -мура (村, «деревня»): Химура.
  • -сава или -дзава (澤, «болото»): Куросава
  • -саки или -дзаки (崎, «мыс»): Хамасаки.
  • -сима или -дзима (島, «остров»): Мидзусима, Накадзима.
  • -сиро или -дзиро (城, «замок»): Осиро.
  • -сита (下, «под»): Мацусита.
  • -та или -да (田, «возделанное поле»): Фудзита, Ямада, Хонда.
  • -то (藤, «глициния»): Ито, Сайто.
  • -уэ (上, «над»): Иноуэ.
  • -хара (原, «равнина»): Накахара.
  • -хаяси или -баяси (林, «лес»): Кобаяси
  • -яма (山, «гора»): Акияма

Раньше, до реставрации Мэйдзи, у японцев-простолюдинов фамилий не было. После даже не то что разрешили, а обязали взять фамилии. Отсюда и пошли все эти «леса» и «горы» в фамилиях: простые люди не мудрили, а называли чиновнику то, на что упал глаз (а ещё чаще тупо записывались по названию деревни). А вот купцы нередко брали фамилии с претензией, «одалживая» иероглиф у знатных семей. Глициния (藤) — претензия на родство с Фудзивара, «источник» (泉) — на родство с Минамото, и так далее. Так что наметанным глазом можно определить, где фамилия простецкая, а где дворянская или купеческая. Ну типа как у нас есть просто Иванов-Петров-Сидоров, а есть Оболенский.

  • Жители небольших японских деревень, выселок, починков, малых островков очень часто получали одну и туже фамилию на всех, даже при отсутствии кровного родства и нередко в честь своего же поселения — работы у чиновников было много и нередко крестьяне не могли сходу придумать что-то стоящее в качестве фамилии… В TTGL жители местного постапокалипсиса также брали фамилии в честь своего поселения и там большинство однофамильцев не связаны родством.

Для тех, кто хочет узнать, какой эквивалент у своего имени будет на японском, милости прошу сюда (Внимание: Ромадзи-стайл детектед!).

У японского императорского дома фамилии нет, его члены именуются мононимом: прижизненно — по личному имени, посмертно — по девизу правления. В частности, предыдущий император Японии именуется Акихито, в т. ч. в авторских данных научных журналов (как учёный-ихтиолог), а после смерти будет упоминаться (по крайней мере, в самой Японии) как «император Хэйсэй».

В старинных японских текстах — например, в средневековых романах — героев зачастую зовут не по имени и не по фамилии, а вообще по месту жительства или по рангу: госпожа Кирицубо — «павильон Павлоний», дама Рокудзё — «дама с Шестой улицы», господин То-но Тюдзё — «лейтенант стражи из рода Фудзивара», Сэй-Сёнагон — «младшая советница из дома Киёвара» и так далее. Женщины также могли называться поэтическими прозвищами-псевдонимами: Югао (вьюнок), Укифунэ (плывущая лодка), Момидзи (осенний лист) и т. д.

А вот в текстах эпохи Эдо имя замужней дамы, скорее всего, будет простым, но с уважительным префиксом О-: О-Хана (цветок), О-Кику (хризантема), О-Нацу (лето). Без префикса будут говорить о маленькой девочке или девице из веселого дома. В Средние века он ещё часто использовался как уважительное обращение к женщине, но в позднем Средневековье и Новом времени так обычно обращались только к бордель-маман (но не всегда).

Распространенный элемент современных женских имён 子-ко тогда был просто обращением к девочкам или молодым девушкам, наподобии современного -тян. Многие современные японки считают такие имена оскорбительными и убирают это окончание из своих имён.

Многие феминистки меняют написания своих имён с каны на кандзи. Смысл? В Японии иероглифами традиционно пишут только мужские имена, а женские обычно каной.

Виды перевода[править]

Переводы с японского языка можно разделить на адаптированные и неадаптированные.

Неадаптированные переводы делаются, ориентируясь на публику хорошо знакомую со специфическими реалиями Японии и японского языка, проще говоря, для отаку. В неадаптированном переводе будут сохранены гонорифики, традиционный японский порядок фамилия-имя, японские формулы вежливости, специфическая лексика («кавайи!», «семпай», «анэ-сан») и т. п.

Адаптированный перевод делается для более широкой публики. Имена в нем будут исправлены на порядок имя-фамилия, гонорифики убраны (вместо «-сан» скажут «господин», вместо «-тян» выдумают уменьшительно-ласкательное прозвище), от большей части специфической лексики постараются избавиться, заменив на более-менее уместную для данной ситуации.

Примечания[править]

  1. Если в транскрипции японского встретилась буква Е, то это значит, что на нее заменили либо букву Э (и тогда предшествующий согласный твердый), либо букву Ё (и тогда предшествующий согласный мягкий). В особо запущенных случаях встречаются написания типа «сенен» (вместо «сёнэн»), в которых происходит и то, и другое. Поэтому во избежание путаницы подменять буквы Ё и Э в японских словах крайне не рекомендуется.
  2. А имиджбордами (не к ночи будь помянуты) и ресурсами вроде Lurkmore — это неправильное представление популяризировано. И нет, в японском языке -kun и -chan не идут как «и существительные тоже»! Формы -kun и -chan никогда не употребляются отдельно, без названия или имени — в отличие от «сэнсэй», «сэмпай» и «кохай», которые могут быть и самостоятельными словами. Так что фраза вроде «У этого куна появилась тян…» — это чисто русский жаргон, причём специализированный (узкотусовочный) и эрративный. Не вкладывайте такую фразу в уста тому, кто задумывался как японец (или знаток японского, или вообще кто угодно, кроме развязного сетевого анонимуса) — драконы засмеют.
  3. В японском дубляже мультфильма «Шапокляк», когда старуха помирилась с Геной, она совсем не случайно говорит ему не «wani», а «wani-san», то есть «почтенный крокодил». А в русском оригинале она высказалась проще (вручая ему гармошку): «Крокодил, играй!». Японцу это резало бы ухо — учитывая, что Шапокляк Гене не мама и не тётя, а недавний враг.
  4. Вапуро — от англ. «word processor», то есть «так, как забивается в компьютер».
  5. Например, в Shakugan no Shana имя главгероя Юдзи (悠二) является напоминанием о его мертворожденном старшем брате.
  6. Часто наблюдаются вообще неописуемые коллизии: например, в Black Lagoon Рок — Рокуро Окаджима — второй сын, а вовсе не шестой. Но на самом деле его имя вовсе не «шестой сын», а «зелёный сын» — 緑郎, при этом без прямой записи для любого японца он будет восприниматься именно как «шестой сын». В таких случаях при представлении обычно называют другое чтение этого иероглифа, например в данном случае — «Мидори но року» («„Року“ как в „зелёном“.»)