Справочник автора/Терраформирование

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Терраформирование — преобразование пустынных планет в планеты, пригодные для жизни. Пока что реально только в научной фантастике, но в будущем оно станет возможным.

Способы и этапы терраформирования[править]

  • Первое, что надо запомнить о терраформировании — это то, что кислород порождается земной экосистемой, живыми организмами. В первую очередь, зелёными растениями, но не только: для того, чтобы эти растения могли произрастать, нужно, чтобы присутствовала туча разных низших форм жизни, таких, как бактерии или грибы. Вариант: цианобактерии (aka синезелёные водоросли), от эндосимбиоза с которыми происходят растения и протисты-фотосинтетики, эти обходятся без почвы (и, соответственно, без редуцентов), но не без воды и углекислого газа.
    • Кроме того, следует обратить внимание, что углерод углекислого газа при этом должен быть куда-то связан и захоронен. Тропические леса, древесина которых быстро и на месте потребляется животными и грибами — на самом деле не «лёгкие планеты.»
  • Поэтому, для того, чтобы начать создать на планете экосистему, надо создать на ней условия, чтобы хотя бы бактерии могли выживать. Для этого может понадобиться:
    • Привнесение атмосферы, если её нет.
    • Или ликвидация части атмосферы, если её слишком много.
    • Привнесение воды.
    • Регуляция климата. Если слишком холодно — можно сконструировать гигантские орбитальные зеркала. Если слишком жарко — наоборот, затенители. Также могут помочь парниковые газы. Следует знать, что парниковым газом является водяной пар, поэтому если жидкая вода появится на планете, где её не было — там потеплеет.
  • Что из этого реально осуществить с сегодняшним или завтрашним уровнем технологий?
    • Привнесение атмосферы, правда, очень грубой, из смеси аммиака и метана (обрушить на планету комету, траектория которой изменена ядерными взрывами или чем-то подобным). Это же привнесёт на планету и воду. А аммиак, метан и водяной пар под воздействием солнечного ультрафиолета будут разлагаться, продукты разложения — взаимодействовать друг с другом. В результате будут получаться водород, углекислый газ и азот. Водород будет улетать в космос, а углекислый газ с азотом — останутся в атмосфере.
    • Регуляция климата, опять же грубая, с помощью парниковых газов. Вышеупомянутых углекислого и водяного пара, но если этого покажется мало — можно выпустить что-нибудь посильнее, например, гексафторид серы.
    • Если водорода уже улетело слишком много — чиним магнитное поле, а солнечный ветер фокусируем гигантской магнитной линзой и направляем на планету не по касательной (как он это любит сам по себе делать и атмосферу с собой прихватывать), а ортогонально, то есть со всей дури в грунт. Получаем охрененное «несеверное сияние» и быстрое пополнение воды (ну, если кислород перед этим отделили от углерода и серы).
    • Если правильно осуществить всё перечисленное (а также ускорить разложение аммиака и метана с помощью различных искусственных установок), то на выходе получим планету с водой, умеренным климатом и атмосферой из смеси азота с углекислым газом. На ней уже можно начинать высаживать жизнь.
  • Почва, на которой могут расти зелёные растения, может сформироваться из безжизненного инопланетного реголита в результате пропитывания его мёртвой низшей органикой (теми же бактериями, грибами и одноклеточными водорослями) и колонизации полученной смеси живыми грибами и бактериями. Это более экономично, чем завозить почву с Земли, но более долго.

Возможно ли терраформирование на планетах и спутниках Солнечной системы?[править]

На настоящий момент, конечно, успехов на этом поприще у человечества не наблюдается. Да мы даже точный расчёт провести не можем — даже прогноза погоды на родной планете, куда уж там считать погоду на других, в случае, если то-то передвинуть, а это там повернуть. Но, как в каждом случае размещения ангелов на острие иглы, позаниматься лукавыми мудрствованиями желание есть, и пренемальнькое.

Disclaimer: не все предположения тут отвечают критериям научности. Более того, большинство из них носит характер футуристической спекуляции, размещенные здесь ради того чтобы поглумиться, повеселиться и прокомментировать их с научной точки зрения. Это не повод устраивать дискуссии «лесенкой», пытаться лепить детсадовские обоснуи и тем более заниматься вандализмом статьи. Вносите критику самих предположений с предельной аккуратностью, а критикой статьи как таковой занимайтесь в обсуждении.

Земля[править]

(link)

Время подумать о будущем. Всё равно придется, рано или поздно.

Есть в мире такая штука, как статистически-значимое явление, именуемое удачей. Нам очень повезло сразу по целой куче параметров — наше Солнце находится вдалеке от бушующего межзвездного холивара с взрывами сверхновых, нейтронными звездами и рентгеновскими пульсарами. Грубо говоря, наша система летит чуточку с краю галактического рукава, а вот как она туда попала — это очень интересный вопрос, который, правда, к теме статьи не относится. Следующее, в чем нам повезло — одна из множества планет нашей Системы оказалась в зоне обитаемости и имела достаточную массу для удержания атмосферы, но не слишком большую (в данном случае понятие «слишком» — оглядка на «суперземли»). Но и это ещё не всё. Нам повезло с тем, что масса звездного вещества, захваченная Солнцем (то, что она довольно значительна для нашей системы — видно просто-таки наглядно, как и то, что для формирования такого количества планет, и многих из них — весьма и весьма немаленьких, требовался либо адски большой протопланетный диск, который вряд ли мог сформироваться вокруг звезды изначально, либо захват вещества из места, где этого вещества полно), позволила сформироваться Юпитеру, который образовал своего рода непрошибаемый щит — его масса столь значительна, что своротить его с орбиты почти нереально, зато сам он отлично сметает в пять пыльных углов точек Лагранжа разный мусор, не давая ему хаотично летать по системе и множить метеоритные дожди. Нам повезло также с прохождением через Солнечную систему некоего очень массивного объекта (ученые пока не уверены, прошел ли он систему насквозь, или остался на орбите — в пользу последнего говорит дьявольский расколбас на дальних орбитах — одна планета лежит на боку, из облака Оорта повыбивало довольно значительное количество разного булыгания), что привело к масштабным метеоритным бомбардировкам всех планет системы, в ходе которых, предположительно, одна планета развалилась от слова «совсем», а другие получили луны. Нам также повезло заполучить на планету достаточное количество биологически-активного материала (в настоящее время наука[1] установила, что основные органические «строительные кирпичики» формируются именно в космосе, звёздами, а затем с разным мусором падают на планеты). Ну а дальше, пересказывая вкратце популярно-палеонтологический курс Еськова[2], нам очень, очень повезло с пропорциями веществ и структурой планеты, а то так бы и жили тут одни одноклеточные. И да, можно по-разному к этому относиться, но в вопросе «захоронения неокисленной органики»раскрыть тему он не просто прав, а весьма очевиден. ВосстановителиЩИТО?[3], связанные при фотосинтезе, не отправляются в измерение эльфов, а остаются на планете. Считайте это аксиомой терраформиста[4].

Марс[править]

Разрежённая атмосфера, остановившееся планетарное динамо, маленькая масса. Что тут можно сделать? На самом деле, когда-то (примерно в то время, когда Земля представляла собой аналог Венеры) атмосфера у Марса была, и достаточно плотная. Но её сдуло. С текущими технологиями, наша первоочередная задача — выяснить, почему планетарное динамо Марса не работает. А потом, соответственно, заняться разогревом и образованием атмосферы. И да, Марс находится от Солнца сильно дальше Земли, и поэтому холодрыга для него вполне нормальное явление, как и довольно паршиво работающие солнечные батареи и фотосинтез растений. Но мы можем сделать там райский сад, если попотеем.

  • Это медленный процесс, и для его предотвращения требуется сделать всего одну вещь: запустить планетарное динамо. Но это не так уж и легко сделать. Если отбросить в сторону космооперу, способ ровно один: создать на орбите Марса мегаструктуру размером и массой с хорошую луну, и заставить её двигаться в нужном направлении с нужной скоростью — а всё прочее сделают приливные силы. После того как они устроят просто ужасающие по своим масштабам марсотрясения, внутри планеты начнется интенсивный разогрев мантии и как следствие — вулканические выбросы. Кое-что, конечно, улетит в космос, но появившееся магнитное поле, во-первых, защитит атмосферу от солнечного ветра, а во-вторых — удержит внутри то, что улетать не должно. Вот тогда-то и можно будет приступить к программе «кислородный взрыв на Марсе», который предусматривает создание биосферы. Хорошие новости: сценарий из «Валериана и города тысячи планет» имеет все шансы осуществиться на Марсе, правда, немного не в том виде, какой показан в фильме. Дополнительный бонус — нам не нужно париться о новой атмосфере, вместе с магнитным полем сразу получаем вулканические выбросы.
    • Ну, с динамо разобрались. Допустим, создали кислородную атмосферу… А масса откуда появится? В атмосфере есть такой слой как «Экзосфера», когда атомы газов покидают атмосферу даже без тлетворного влияния солнечного ветра. В космосе давление ноль, в атмосфере давление хм… атмосферное. Плутон почти без атмосферы из-за малой массы, и как следствие низкой гравитации. Удержит ли Марс атмосферу? Вариант «Титан» (еще меньший по массе) тоже отпадает. На Титане «легкий морозец» в 180 градусов, а температура кипения азота -195. Чем холоднее, тем тяжелее, чем теплее, тем легче (школьная физика). Будь на Марсе средняя температура под минус 200, он бы кислород удерживал без проблем. Но «всего лишь» при минус 60 большая часть кислорода просто испарится. Хватит остатков для поддержания жизнепригодности?
  • Однако, молодым и нетерпеливым в лом создавать мегаструктуры[5]. Что же делать? Ну, поскольку жезла жизни у нас нет, придется пораскинуть мозгами (мы же люди, шевелить мозгами — это то, что природа дала нам для обеспечения выживания где угодно во Вселенной). Если мыслить глобально, разогрев Марса — это энергия. Не важно, на что её потратить, всё равно её уйдет очень много, и следует морально подготовиться к тому, что процесс продлится десятки, а то и сотни лет этак тысячу или больше. К сожалению, вкратце объяснить суть проблемы, почему так долго — не получится, но если объяснять грубо, дело в том, что энергии требуется очень много. За миллионы лет Марс немножко замерз — это очевидно по атмосфере (проведем гипотетический опыт: поставьте в холодильник большую кастрюлю кипящей воды, сенсор давления и воздушный насос. Насос будет откачивать пар пока давление не станет атмосферным. Вы почти сразу заметите три вещи: во-первых что холодильнику не очень нравятся горячие предметы внутри, во-вторых, что дверца «присосалась», и в третьих что вода превратилась в лед. Именно это и произошло с Марсом — та часть воды, что превратилась в пар — улетучилась, забрав с собой всё тепло, и атмосфера стала разряженной. Крышки у этого холодильника нет, а роль помпы играет межпланетный вакуум, и регулятором тут выступает умение планеты держать закрытыми и магнитную (вот зачем динамо) и гравитационную (вот зачем масса планеты) крышки). Значит, его надо подогреть. Что у нас есть в арсенале? Ядерное оружие отметаем сразу: это очень плохая идея (в грунте высокая доля железа, а оно активируется нейтронами, причём хорошо и надолго). Химических реактивов потребуется очень много. Ядерной энергии тоже. Да чего угодно потребуется много, причем очень, и никакой He4 вам не поможет — его тоже потребуется очень много, и антиматерии потребуется очень много, и унобтаниума потребуется очень много — в масштабах планеты. Далее, солнечной энергии на Марсе мало. Лун у Марса аж две штуки, и вот это уже интересно — ведь энергия, как следует из известного закона, бывает не только химической или ядерной, но и кинетической. Прежде всего нас интересует Фобос. Это крайне маленькая луна (причем он по массе даже на луну не тянет, так, астероид С-класса), в которой, однако, заключено много потенциальной энергии. Фобос похож на кусок пемзы, и именно это удерживает его от того, чтобы развалиться на части. Примерно через сорок миллионов лет, если ничего не делать, он упадет на Марс. Как насчет того, чтобы маленько его подтолкнуть (да здравствуют солнечные паруса и термоэмиссионные двигатели!), и посмотреть, что будет? Но сперва, естественно, как следует его исследовать. После прохождения предела Роша (для его плотности — как мы говорили, он пемза и предел у него пониже), он предсказуемо развалится на кусочки и образует кольцо, обломки которого будут сыпаться на Марс и немножко его греть, не сразу, а постепенно, ибо триллионы тонн массы — это море относительно дешевой энергии (основную работу по сдуванию этой массы с орбиты сделает солнышко, а мы ему просто поможем в этом, получив взамен доставку дикого количества тепла на Марс. И ударный кратер километров в сто диаметром, в случае если за дело взяться слишком рьяно. Причём плоский, см. ниже). Но, основную проблему скидывание Фобоса на Марс (ах как это символично звучит! Человек низвергает с орбиты Страх! Но, остается ещё Ужас. Итак, Деймос, или вторая часть проблемы: если мы не запустим динамо, или не захлопнем иным способом магнитную крышку, на поверхность Марса будет сыпаться разное космическое дерьмо — ну вы знаете, в основном лучи и неприятные. Тем кому интересно как этим обстоят дела на Земле — читать про магнитосферу, ионосферу, северные сияния, пояса Ван Аллена и так далее. Всего этого у Марса как-то не особо. И нам нужно это создать. Давайте для начала попытаемся предположить, что будет если мы попробуем сделать это ручками. Вместо планетарного динамо можно попробовать использовать искусственный источник магнитного поля («катушка вокруг экватора», которая на самом деле нифига не вокруг экватора, и не совсем катушка[6]). Но сразу возникают две проблемы:

во-первых даже если мы используем самые современные технологии, это будет мегаструктура.

Во-вторых, непонятно чем мы её запитаем — потому что с энергие на Марсе всё очень плохо. Поэтому переходим к Ужасу. Вторая луна Марса — Деймос — меньше чем Фобос, но более плотная, хотя ему это не помогает. Поэтому, хорошо бы начать эксперименты по постройке мегаструктуры, основываясь на Деймосе, как на основном конструкционном элементе, и просто тупо увеличивать его массу: орбита Деймоса почти круглая, и если его как следует накачать массой, возможно, Марс на это отреагирует включением динамо. А дабы начать с чего попроще — в качестве источника массы можно использовать Фобос, и в этом дополнительный плюс: если его хорошенько выдолбить, то внутрь можно складировать что-нибудь полезное. Ну и, поскольку массы всё равно как-то не очень, да и процесс постройки затянется, можно попробовать зайти с другого конца — немножко разогреть ядро планеты, дабы мантия смазала литосферные плиты горячей лавой. Это можно сделать четырьмя способами: ударный, он же космооперный — шарахнуть о планету чем-нибудь тяжелым (в смысле, более тяжелым, чем Фобос). Сами понимаете, насколько это плохая идея. Индукционный способ — обычно металлы сильно греются, если находятся в электромагнитном поле. Беда в том, что как раз с ним-то у нас большие проблемы, то есть мы опять упираемся в энергию, её понадобится много, ядерное топливо — штука редкая и дорогая. Хорошо, химический способ: просверлить очень глубокую шахту, засыпать её термитом (смесь каленой ржавчины и алюминия) и поджечь? Смесь проплавится куда-то к центру планеты и немножко его нагреет, главное, сразу засыпать шахту, чтобы не было потерь тепла. Увы, даже если использовать похожий метод, сырья[7] потребуется просто дохрена. Альтернативный метод — мы не будем мудрить, и вместо термита загрузим в шахту очень много урана, который будет очень долго адово греться и проплавит себе путь к сердцу планеты, после чего будет греть уже его (кстати, ядра планет неособо массивных планет обычно как-то так и работают). К сожалению, уран — штука тяжелая, и очистить его до необходимого состояния можно только на Земле, а таскать его ракетами — не самая лучшая идея, опять же его нужно очень много. Четвертый способ — орбитальные солнечные зеркала. Мало света? Соберем и сфокусируем! Пожалуй, окромя смещения орбиты Фобоса (совершенно ничего сложного — поскольку Фобос всегда повернут к Марсу одной сороной, мы просто подожжем ту сторону, что всегда против движения — а тепловая эмиссия с поверхности уменьшит его скорость ниже орбитальной и он упадет) — один из самых реалистичных (и самых долгих) способов. Но есть и минус — греться будет только поверхность, не факт, что это позволит уплотнить атмосферу и вызвать парниковый эффект. С другой стороны, увеличение освещения хорошо скажется на растениеводстве и производительности солнечных батарей: следите за руками — орбитальное зеркало — это тонкая полимерная пленка с отражающим напылением, легкая и негабаритная. Солнечная батарея — это напротив, высокотехнологичное и довольно увесистое устройство. Таким образом можно некисло сэкономить, наращивая количество зеркал вместо количества батарей (на Земле тоже так делают, ставя СБ в фокус зеркала и охлаждая её водой). Есть и пятый способ. Мы не хотим таскать на Марс ничего тяжелого, взрывоопасного и тому подобного. Мы просто пошлем туда тех, кто будет копать. В конце концов, вопрос, можем ли мы вообще запустить динамо Марса, или нам придется строить супердупермегамагниты — лежит в области геологии. И тут тоже всё не слава богу — с одной стороны, тот факт что Марс легче Земли немного упрощает задачу по ребрендерингу Ужаса (было бы неплохо его вообще переименовать, а то вдруг он глаз приоткроет), с другой — те температуры, что образуют жидкую мантию на Земле и способствуют вулканической деятельности обуславливаются именно массой. Вдруг Марс не осилит запуск динамо? Нужно докопаться до ядра и выяснить что там и как. Пока что всё, что мы знаем о Марсе (а знаем мы много), это что там дохрена гидратов, перхлоридов, персульфатов, алюминосиликатов и железного песка с мерзостными магнитными свойстами[8], то есть в принципе — воды там море, и необходимые вещества для засеивания планеты жизнью тоже есть. Первыми туда традиционно отправятся хемолитоавтотрофные микроорганизмы, правда большинству из них там будет прохладно — собственно за этим планету и нужно греть. Процесс можно начать локально, в шахтах — и посмотреть, что получится в итоге. То есть, резюмируя: без постройки мегаструктур того или иного вида, плюс затраты охрененного количества энергии, подготовить Марс к терраформированию невозможно, и тем более невозможно это сделать быстро. Любой, кто говорит иначе — лжет. Поехали дальше.

  • Внешняя атмосфера. Допустим[9], мы просто поставили катушку или даже смирились с тем, что атмосфера будет постоянно утекать в космос примерно с той же скоростью что мы её накачиваем. Что мы можем сделать, собственно, с атмосферой? Ну, тащить 1/10 Цереры (на самом деле больше, но не суть), мы конечно можем (можем хоть всю Цереру об Марс грохнуть, но лучше так не делать), но это не требуется. Необходимое количество воды на Марсе есть, но чистого кислорода мало, нужно затащить азот. А вот с аммиачными астероидами у нас как-то всё плохо, придется искать и тащить, причем их потребуется сопоставимое количество по массе. Можно пойти и другим путем — создавать эти самые астероиды «за полярным кругом Солнечной Системы» и посылать их по низкозатратной траектории в сторону Марса непрерывным потоком. Нам, кстати, эта технология всё равно понадобится позже, так что раз мы освоились с мегаструктурами, самое время заняться созданием комет. Вкратце всё выглядит довольно просто — охрененно здоровый холодильник, в который закачивается газ с неизбежными потерями на охлаждение остальной массы (вот за этим и надо ставить холодильник за тепловой границей) фактически до твердого состояния. Получившийся космический снежок из метана или чего угодно иного (см. Титан), вылупляется из холодильника и путем небольших затрат его же массы на торможение (на высоких орбитах это очень дешево) посылается в сторону Марса. По пути снежок начинает таять и у него появляется кометный хвост, а также он начинает самопроизвольно тормозиться ещё сильнее, но так как у него есть какое-никакое а гравитационное поле[10], он удерживает газ более-менее в нужном направлении. А имея азот, кислород и углерод… стоп, с углеродом на Марсе тоже всё плохо, а между тем переплавлять в космосе куда легче газовые кометы чем углеродные астероиды. Но мы справимся, тем, или иным образом, главное не забывать, что за солнечными парусами пиратского флага и черно-белой клетки видно не будет, а Жюль Верн имел в виду немножко не это. Это было юмористическое отступление перед следующей частью.

Гости нашей программы — фантазёры и их теории:

  • Испарить полярные шапки при помощи ТЯБ, как предлагал Маск. Увы, тут ему сразу от ворот поворот: он только активирует грунт и загадит планету, а шапок не хватит не то что Марс — плешь прикрыть не хватит. Да и они с атмосферными циркуляциями быстренько вернутся обратно и снова замёрзнут там (кроме той, и весьма немаленькой части, что потеряется в космос в ходе этой вандальской процедуры).
  • Паратерраформирование: если создать искусственную долину глубиной в 30+ километров, на дне её будет уже более-менее на что-то годное давление. А ещё лучше — километров эдак в 100, если структура коры позволит[11]. На Земле это точно нереал, но именно потому, что Земля большая, горячая, с Луной и полем, а вот Марс на таких глубинах озадачит, предположительно, всего лишь несколькими сотнями градусов, да и те в искусственной долине долго не продержатся, будут рассеиваться по мере углубления. Грунт — хороший теплоизолятор. Это чуть проще, чем делать мегаструктуры[12], но тоже ооочень много «копаль». От 80 тысяч до 2.5 миллионов грёбаных кубических километров грунта! Diggy diggy hole, diggy diggy diggy hole, с соблюдением угла откоса, террасности и прочих укреплений склона. Космическим дварфом быть нелегко.
    • Pro: марсианская, вполне натуральная гора Олимп подтверждает, размахать такую дурищу можно, и её не постигнет судьба Лебовски[13]. Скорее всего, имеет смысл сделать её протяжённой вдоль экватора, а грунт вывозить севернее и южнее, двумя такими же продольными горами, в масштабе планеты это просто плоская царапинка[14]. Кроме того, это уже намного реалистичнее мегаструктурORLY?!, а когда дорастёт нос прогревать планету искусственными лунами — ямка сама разгладится марсотрясениями за ненадобностью (при варианте с кометами на неё можно просто забить — будет где лежать неокисленной органике и расти океаническому планктону). И да, на Марсе есть облака и какая-никакая циркуляция остатков воды, так что рассчитывать, что на дне стакана что-то накапает, всё-таки можно.
    • Contra: от сбора объедков атмосферы в одну «плошку» самой атмосферы больше не станет. Мы просто сгребли остатки и пытаемся под них поглубже забиться. И ещё — из-за огромного содержания солей, железа, перхлоратов, персульфатов, гидратов, силикатов и прочего дерьма в марсианском грунте не только атмосфера, но и рассол получится весьма «сгущённый». Не факт, что это Мёртвое Море на что-то будет годиться (разве что сформируются более-менее «отмытые» почвы на террасных склонах). Да и всё равно потребуется магнитное поле, а то и они улетучатся, а с энергетикой этого… ага, см. выше. Кроме этого, упростить процесс методом «озера Чаган», судя по всему, не получится. Помимо активации железа в грунте (что уже перечёркивает такое решение), скорее всего, получится не кратер, а некая невнятная стеклянная долина (расплавление пород будет высокое, а выброс их раскалёнными газами — недостаточный, даже если кузькину супермать зарыть поглубже), инкрустированная радиоактивным шламом. И уж тем более не выйдет решить вопрос ударом астероида — «некоторые интересные физические явления»[15] приводят к тому, что получается кратер-бляшка (возьмите бинокль и на Луну гляньте), и не кратер-воронка. Унылый и неглубокий. К примеру, если бахнуть о Марс Фобос, глубина проникновения будет всего лишь около километра (если бануть отвесно), или меньше.
      • Но давайте предположим на секундочку, что у нас тут не обсуждение реальных проектов, а филиал «чтоесли?» Рэндала Манро. В конце концов, если подумать, в том, чтобы копать — нет абсолютно ничего плохого, и даже больше: у нас регулярно копают дыры в земле, добывая то алмазы, то уголь открытым способом… Что если мы хотим не размениваться на мелочи, а добывать на Марсе полезные ископаемые в особо чудовищных масштабах? Ведь они могут нам пригодиться, нам ведь ещё Сферу Дайсона (или ещё какую-нибудь хрень) строить, а для этого может понадобиться уметь копать в земле большие дырки. Итак, при первом приближении, офигенная дыра в земле — это очень много материала в отвале, уже раздробленного и готового к переработке. Как мы можем сделать эту дыру? Ну, у нас есть мегатонные бабахи, вот только пользоваться ими некоторые люди не умеют. Правильно котлован выкапывается так: бурится очень много очень глубоких шахт. Так как на Марсе с тектоникой всё плохо, магма, землятресения, оползни, плывуны и всё, что мешает шахтёрам жить, нам мешать вряд ли будет, так что тут всё просто — бурим шахты, и много. Шахты должны сходиться в самой нижней точке котлована, точнее таких точек должно быть несколько, а в продольном сечении треугольник, образованный крайними шахтами должен быть тупым и сильно наклоненным в сторону выброса. Также потребуются полости в промежутках между шахтами, чтобы дробилось лучше. Идея в следующем: взрывной волне деваться некуда. Если просто пробурить шахту — масса породы погасит взрыв, будет просто тектоничекий толчок и всё. Но не в нашем случае. В нашем случае взрывная волна раздробится на несколько очень мощных «лучей», а те порвут условный перевернутый усеченный конус на куски. Известно, что самым быстролетящим объектом в истории Земли была крышка от люка шахты для подземных испытаний ядерной бомбы. Но крышка — штука лёгкая, а нам надо выкинуть миллионы тонн породы, часть из неё неминуемо превратится в шлак, зато всё прочее отлично ляжет валом на стороны кратера. Самый мощный кластер бомб, естественно, кладем в центр, чуть повыше остальных, и шахты к нему делаем вертикальными — центр нам не нужен, нам нужна волна, которая направит выброс в нужную сторону. Ну а затем нажимаем на кнопочку и наблюдаем нечто напоминающее последствия испытательного выстрела Звезды Смерти из «изгоя-один». А что там с радиоактивностью? Ну, большая часть массы фонить не будет, а меньшую разнесёт в пыль и сплавит в стекло, или вообще выбросит нахрен с планеты в космическое пространство. Дырка в пятьдесят километров глубиной особого влияния на планету, её траекторию и вращение не окажет (точнее, окажет, но не особо сильное). А что дальше? Ну, а дальше наблюдаем за тем, как часть породы осыпается назад, сдуваемая некислым таким ветерком обратной тяги (взрыв, выбросивший кучу породы, создал там вакуум, а атмосфера марса, хоть и тоненькая, тут же ринется его заполнять, причем её туда ринется много). Можно ли будет жить на дне этой воронки? Нет, и очень долго. Зато полезных ископаемых на какой-нибудь мегапроект, мы успешно нарыли. Что будем строить дальше? Пусковую петлю? На Марсе это уже не кажется таким идиотизмом как на Земле…
  • Тем временем, ещё в 2012 году описаны вполне земные бактерии, способные жить и размножаться в условиях марсианской атмосферы, при отсутствии кислорода и низких температурах. Отсюда следует очевидный вывод, что создание генно-модифицированных организмов, способных выжить на Марсе, вполне возможно — по крайней мере, на уровне одноклеточных (это открытие Америки произошло в 80е годы, а не в 2012 году, но журналисты как обычно). Не исключена и возможность создания многоклеточных растений, приспособленных к марсианскому климату. Следовательно, достаточно живучие и плодовитые виды, способные массово распространиться по марсианской поверхности (и под ней), могут быть использованы для массового производства парниковых газовиз чего?, чтобы разогреть атмосферу и сделать её более плотной, а затем и заполнить её кислородом. Ведь все необходимые вещества в марсианской коре есть уже сейчас, даже воды, как утверждают[16], хватило бы на пару океанов.
    • Pro: всё необходимое для осуществления этого проекта есть уже сейчас; нужны одна ракета и NN лет (оптимистично предположим, что 10-20) на
    • Contra: производство нормальной атмосферы бактериями-экстремофилами всё равно затянется на десятки или сотни лет (по са-амым оптимистичным прогнозам), и за это время, возможно, найдут более эффективную альтернативу[17]. Также это никак не решает проблемы отсутствия магнитного поля и выветривания атмосферы в космическое пространство (но процесс этот далеко не быстрый, так что можно отложить его решение на несколько сотен или тысяч лет; а там или сверхпроводящий кабель по экватору тянуть, или искать для Марса подходящую луну).

Чтобы выбрать способ — вначале мы должны как следует изучить Марс и ответить на множество вопросов. А пока нам остаётся лишь выдвигать теории, далёкие от практической реализации. Но в свете вышесказанного, можно с определенной долей уверенности считать, что первые эксперименты по изменению орбит крупных небесных тел, постройки мегаструктур (зеркал и спутников) и терраформированию — пройдут на Марсе, как на самой удобной для этих целей площадке (у Венеры лун нету). Именно поэтому он так важен для нас, а вовсе не потому, что нам некуда смыться с родной планеты на тот случай, если в неё прилетит какое-нибудь непредсказуемое Оумуамуа.

Венера[править]

… Как уже, наверное, понятно из предыдущего пункта про Марс, это довольно трудоёмкое, энергоёмкое, долгое и неблагодарное дело. Прежде чем что-то терраформировать, мы должны ответить на два вопроса — и прежде чем перейти к вопросу «как» следует ответить на «зачем». Если с Марсом тут всё более-менее понятно — он дальше Земли, и в случае если солнышко бабахнет (до этого момента пройдет ещё столько же сколько прошло с момента зажигания оного по наши дни, так что времени у нас полно), возможно там мы сможем укрыться (сардоническое «ха-ха»), то вот какого дьявола мы забыли на Венере, которая ближе к Солнцу (а значит больше затраты на маневрирование), довольно тяжелая (хотя и не такая как родная Земля), с киселеподобной атмосферой и вообще сильно смахивает на филиал ада? Хороший вопрос. Так как разумного ответа на него пока (2018 год) нет, давайте предположим, что альтернатив у нас всего две: либо устроить ядерный апокалипсис, сдохнуть и снять данный вопрос с повестки дня, или же отправиться в космос и следующие три с гаком миллиарда лет чем-то там заниматься. Представьте себе, что вам абсолютно нечего делать — вы заперты в пустой запертой комнате. Первое время можно фантазировать, потом можно позаниматься физподготовкой до посинения, но в конце концов вы начнете сходить с ума от скуки. Это нам подходит: предположим что на Венеру мы поперлись потому что на Марсе нам было скучно.

  • Вообще-то площадь Земли не бесконечна. Космические «отели» штука, конечно, хорошая, но для них надо где-то брать материал, во-первых. Во-вторых, космос — не пустыня, тупо «расставить» космическое жильё не получится по ряду причин. Так что заселение Марса и Венеры — один из путей решения вопроса перенаселения планеты. Причём вариант «купольного» заселения «не катит» потому что отличается от заселения космического пространства лишь экономией на заливке пола. Кроме того, если с Луны совсем вскоре, а с Марса просто вскоре сможем добывать ресурсы (к тому моменту как добыча ресурсов там станет достаточно выгодна по сравнению с поиском их остатков на Земле, вопросы автоматизации добычи и очистки, а так же доставки будут надёжнейше решены раз двадцать), то Венеру ля этого необходимо сначала немного изменить, чтобы удешевить и продлить срок службы запущенной туда автоматической техники. То есть опять-таки терраформировать, пусть даже и слабее.

Что мы можем сказать о Венере? Ну, она интересовала нас до сих пор только с точки зрения экстремальных условий, а также как очень удобный трамплин для разгонных гравитационных маневров. Солнце в этом отношении как-то не радует — слишком жарко.

На Венере сила тяжести — 0,9 от земной, средняя плотность — 0,815 земной (ну вы поняли, да?). Плотная (на поверхности — в 90 раз плотней чем на Земле) атмосфера из углекислого газа и разной кислотной дряни, чудовищная жара (средняя температура — 462 по цельсию, причем неравномерно — у самой поверхности — адская жара, затем минусовая холодрыга, затем опять жара), медленное вращение, отсутствие естественных спутников, наличие вулканической деятельности. Что мы можем с этим сделать?

Как уже упоминалось, когда-то Солнце было сильно ярче, и на Земле творилось примерно то же что и на Венере. Но на Венере не успеет произойти то же что и на Земле, для этого явно недостаточно времени, к тому же при сбрасывании оболочки Солнце неминуемо потопит в море огня и Венеру и Землю, так что если мы хотим заработать ачивку, нужно пошевеливаться.

Итак, надо как-то остужать этот парник. Мы можем обратиться к опыту Титана — на нем парниковому эффекту серьёзно мешает плотнейшая завеса из разнообразной органической дряни (имея ввиду метан и прочие продукты органической химии). Хотя вообще-то проще было бы обратиться к самому Титану — нам ведь ещё для терраформирования Марса с него некоторое количество запасов понадобится. Абсолютно тем же способом начинаем швыряться в Венеру кометами с метановыми ядрами — и достаточно геморройная проблема доставки туда большого количества водорода по сути дела решена. Но допустим, простой путь нам не подходит: слишком, мать его, долго. Тогда обратимся к химикам. Как превратить углекислый газ в метан — мы знаем (но потребуется водород, который в основном снесло солнечным ветром; откуда его взять — большой вопрос[18], но, фактически, он упирается в воду, а ведь именно её в космосе очень мало). Электроника, способная выживать при запредельных температурах у нас есть. Внешняя температура отлично подходит для запуска реактора. Реакция проходит с поглощением тепла. Отличные новости: мы одним выстрелом кладем сразу кучу зайцев — перерабатываем углекислоту в метан, снижаем температуру атмосферы (незначительно — за счет реакции и значительно — за счет антипарникового эффекта), и всё идет по плану. Почти готово («придется подождать, возможно всего лишь лет сто, или около того») — по мере охлаждения поверхности появится тепловая разница между ядром и корой, и динамо, по идее (если предположение относительно железо-никилевого ядра верно), запустится. Итоги: метановая атмосфера, жуткий ветер (из-за разницы в температуре на освещенной и неосвещенной сторонах — океанов-то нет) на поверхности. Чего-то не хватает. Ах да, понизить давление и добавить водички. И то и другое решается с помощью огромного количества кислорода (с которым всё обстоит ещё хуже чем с водородом — его попросту неоткуда взять[19]). Поскольку теперь охлаждать планету не нужно, можно начать разложение оксида углерода на углерод и кислород, который в свою очередь будет окислять метан[20]. А как только пойдет первый дождик — атмосфера резко станет более разряженной. Конечно, ещё очень многое предстоит сделать с самой планетой (вы только посмотрите на эти изъеденные кислотными дождями камни, черные потеки графита, серые — лавы, и жуткую серную вонь…), но нам не привыкать. Мы ещё превратим эту планету в зелёный сад, хоть и не надолго. В очереди на эксперименты по терраформированию Венера стоит сразу после Марса. Вместе эти две планеты составляют полигоны для очень широкого спектра проблем, с которыми нам предстоит столкнуться прежде, чем мы возьмемся за что-нибудь действительно достойное звания Человека — ну например, за зажигание звезд (см. ниже). Теперь чисто технический нюанс. Это что, нам, выходит, придется тащить на Венеру гору оборудования и как-то его запитывать? Что, опять?! И тут нам на помощь приходят те самые ребята, которые в свое время устроили кислородный взрыв на Земле. У них уже есть опыт, правда они похоронены где-то очень глубоко, но ученые знают как их оттуда выколупать, и всё. Одна ракета хемосинтезирующих микроорганизмов — и попав на столь благодатную почву Венеры они там заварят примерно то же что и у нас. И займет это у них куда меньше времени чем у нас — остается только висеть на орбите и наблюдать как планетка голубеет, время от времени добавляя семян и спор (это потребует умения создавать самоподдерживающуюся замкнутую экосистему, но с этим мы уже почти разобрались). Растения надежно похоронят связанные углеводороды под толстым слоем навоза, которым загадят Венеру марсианские квадратные свиньи, ну или тучные стада коров, ну или что вы там хотите видеть в качестве фауны. Но, сначала нужно взять откуда-то воду. Без неё ничего не выйдет, Венера хоть и похожа на Землю в юные годы, но в то же время заметно и очень сильно от неё отличается.

А знаете что? А давайте и её взорвём! Вы же уже в курсе, как тяжело строить разнообразные мегаструктуры типа стэнфордских бубликов, сфер Дайсона, искусственных лун и межзвездных кораблей? Ну так вот, некоему могущественному существу (именуемому Человек Могучий) дозарезу нужен транспорт до другой звездной системы, который бы обладал такими качествами как искусственная гравитация, тепло, источник энергии и всё такое прочее. Проще всего… Хе, ну, не совсем… Сделать это таким образом — мы просто берём дофига термоядерных бомб и взрываем Венеру к чертям собачьим с помощью хитрого матана: нам нужно заставить верхние слои Венеры начать термоядерную реакцию, под воздействием которой её скукожит до шарика в три миллиметра. По сути дела это примерно как построить очень большую атомную бомбу — обжимные заряды уровня «мега-царь-бомба» вешаются на орбите и бабахаюат одновременно (на самом деле далеко не факт что сработает именно данная идея, но подходов может быть много. Важно то что энергии на процесс нужно просто дофигища, и лучше бы тут использовать аннигиляцию, но чего нет, того нет). Что нам это дает? Ну, технически, Венера останется на месте, просто её не будет видно (и мы не будем сейчас обсуждать адское зарево на месте Утренней Звезды, которое определенно повлияет на жизнь на Земле) — серьёзно, вы не сможете рассмотреть в телекоп трехмиллиметровый шарик, даже если этот шарик будет сиять как дуговой прожектор (шучу, можете — он же будет сиять и двигаться, да и сиять он будет поярче чем сейчас), а гравитация этого шарика слишком маленькая для того, чтобы создать искажение света. Зато гравитационное воздействие на окужающие тела будет на месте. Построить корабль вокруг этого шарика — задача несравненно более простая чем сфера Дайсона. У нас будет гравитация, источник энергии, питаемый разным мусором (возрадуйтесь, экологи), и двигатель на звездном ветре. То есть всё, что требется дабы создать очень медленный межзвездный кораблик, которому потребуется очень много массы для того, чтобы сдвинуться с места. Технически, то что у нас получилось — это то, чего так боялись во время испытаний Большого Адронного Коллайдера — малюсенькая чёрная дыра[21]. Её стабильность обеспечивается не гравитацией а тем самым взаимодействием, что удерживает вместе кварки — в таких масштабах оно очень сильное; кроме того релятивистские эффекты сильно затормозят самоиспарение этой массы, короче говоря нам — в теории — хватит. Я полагаю, это очень хорошая идея. В данном абзаце много раз встречается выражение «в теории», потому что хотя взрывать планеты это очень круто, тем не менее в научных кругах всерьёз данную идею (как и подрыв Юпитера) всерьёз никто не рассматривал и не рассчитывал — по причинам весьма прозаическим. Малейшая ошибка — и у нас вместо сердца межзвездного корабля будет поток частиц, способный стерилизовать Землю или вызвать бурю на Солнце или ещё что-нибудь в том же духе — то есть затея это самоубийственно-опасная. К тому же если убрать Венеру, послав её в межзвездный путь, это очень плохо скажется на системе, потому что нельзя просто взять и выкинуть планету с орбиты — что-нибудь обязательно пойдет не так. Я вас предупредил. Но есть и плюсы — если просто начать строить вокруг этой маленькой черной дыры космичекий мегагород — это единым махом избавляет нас от необходимости терраформирования — просто завози воздух, воду, сажай растения и наслаждайся жизнью. Ах да, это уже мегаструктура — ну да мы уже вроде как умеем их делать, да?

Зачем нам это нужно? Ну, это бы позволило снять с повестки дня целую кучу парадоксов, раздать действительно крутые нобелевки, избавиться от ядерного арсенала, найти, наконец, недостающее звено в исследованиях гравитации и квантовой физики, объяснить некоторые странности, найти новые частицы и так далее, и тому подобное. Зря я наверное это сказал, потому что в последний раз когда об этом ляпнули, Оппенгеймер и его банда создали атомную бомбу. Примечание: Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (также известен как Московский договор) был подписан 5 августа 1963 года в Москве. Сторонами договора являлись СССР, США и Великобритания. Не беспокойтесь, сегодня Венеру мы взрывать не будем.

Алаверды гостям нашей программы:

  • Паратерраформирование — при здравом размышлении, и приняв во внимания все факты: невозможно. Если строить купола с теплозащитой на поверхности (и их при этом не сдует ветер, который к слову, в отличие от марсианского, опору ЛЭП из земли вырвет и в узел скрутит), встает неразрешимый вопрос охлаждения, если запускать в атмосферу дирижабли — космический корабль через венерианский кисель, именуемый атмосферой, провести и посадить точно на дирижабль — это слишком круто даже для джедая, а попросту говоря — это принципиально невозможная задача. Как, впрочем, и сама постройка дирижабля, который должен обладать размерами где-то в пару километров, и с прочностными характеристиками которые позволят ему не сломаться от ветра, и не развалиться от воздействия венерианской атмосферы. Ну… Титаник в девятибалльный шторм, в море кислоты себе представляете? Ну вот требуется что-то типа этого. Опять же вопрос с охлаждением никуда не делся, иначе этот дирижабль быстренько так вылетит в настолько высокие слои атмосферы, что их будет уже логичнее обозвать космическими, и где начнутся уже совершенно другие проблемы[22]. Но если хотите… В самом низу атмосфера Венеры слишком плотная. Плюс — слабый ветерок, минус — адская жара. Чуток повыше наступает похолодание — и если у поверхности кислотных дождей вам бояться не надо (они испаряются не долетев до поверхности), то вот там они вас накроют, так что поднимаемся ещё выше. Тут у нас место, где эти самые дожди образуются, и там адский дубак. К тому же давление, турбулентность и прочие приколы, лезем выше. Тут кислоты уже нет, зато опять жара. Что там показывает альтиметр? Ка-акие ещё сто восемьдесят километров, это же по нашим меркам уже космос, а на венере всего лишь «атмосфера»… То есть вы поняли, да? На высотах где можно относительно безопасно выжить делать что-либо полезное абсолютно не получится, уж проще построить орбитальную станцию, что, впрочем, всё равно придется делать.

Луна[править]

  • Близко и содержит много связанного кислорода в грунте. Но, увы, атмосферы даже на миллион лет не хватит — гравитация совсем ни к чёрту, это даже не Марс. Объект скорее колонизации, чем терраформинга. Жить на поверхности, даже под куполами, почти нереально: солнечная радиация. Тут скорее о подземных подлунных городах стоит задуматься…

Спутники Юпитера[править]

  • Вода, даже кислородная атмосфера… образовавшаяся от радиолиза водяного пара. Недосолнышко и само немного фонит, но, главное, магнитосфера, которая наконец-то есть, но не у спутников, а у самого Юпитера, в этот раз хорошо защищает его от внешнего излучения — сосредотачивая его на бедных спутниках так называемым радиационным поясом. Кто проживает на дне океана? Наши бедные колонисты. На поверхности льдов — сразу гроб от острой лучевой болезни. И это если океан не загажен насквозь вторичной радиацией — что тоже может быть, фиг его знает, сколько там реально нейтронов. Возможно, терраформируются в приличные планеты-океаны с плавучими островами и прекрасными сиренами, но пока выдерживающих хотя бы малейшую критику проектов нет.
    • Есть такая фишка, как радиоотводы HiVOLT, изобретение физика Роберта Форварда. Он изобрёл их, чтобы разогнать земной пояс Ван Аллена, но достаточное количество этих длинных проводников, развешанных вокруг Юпитера, позволят обезвредить и его радиационные пояса. Но не сам Юпитер, так что давайте-ка построим лучше сферу Дайсона вокруг него и вздохнем с облегчением — сырья и топлива вокруг просто завались.

Юпитер[править]

ААААААААА МНЕ В ГЛАЗА ПОПАЛ МЕТАНОВЫЙ СНЕГ!!!

У Юпитера самый глубокий гравитационный колодец в системе. Даже если вы туда сунетесь, выбраться оттуда вы не сможете вообще никак. А для того, чтобы что-то построить в его атмосфере, вам нужно будет сначала затормозиться с космической скорости до обычной, в ходе чего вы сгорите к чертовой бабушке. И хотя есть существа, для которых посадки на газовые гиганты не считаются чем-то плохим и глупым, в нашей Вселенной мысль о базе на Юпитере относится к космоопере.

Особо отбитой фантазией человечества были домыслы о юпитерианской биоте. Нет, серьёзно. Огромные «киты», наполненные водородом, летающие за счёт того, что Юпитер содержит и гелий, и углеводороды, которые чуть-чуть плотнее чистого водорода и позволяют создать подъёмную силу. И эти предположения (вопреки тому, что вы, вероятно, сейчас подумали), выдвигались уже намного позже тех эпох, когда считали, что на Венере живут сирены с вооот такими сиськами. А теперь просто погуглите корреляцию давления, плотности и температуры в атмосфере Юпитера на разных высотах, скорость ветров там и рассчитайте подъёмную силу и размер оболочки. И прикиньте, сколько она продержится при таких ветрах, если попадёт в какую-то зону неоднородного течения.

Но. Поскольку для терраформирования Юпитер не годится, давайте подумаем, что с ним можно сделать реально крутого[23]. Юпитер состоит практически целиком из водорода, он дьявольски тяжелый, очень горячий и у него есть спутники. Я не сказал бы, что они нам так уж и сильно нужны, хотя определенно на начальных этапах освоения космоса (в наше время плюс ещё лет сто) они нам пригодятся. Но рано или поздно душе захочется подвигов.

Давайте зажжём Юпитер. Серьёзно, будь он раза в четыре тяжелее, он бы это и сам пыхнул багровым солнышком, но не хватило массы. А чтобы он реально громко бабахнул, массу надо увеличить в семьдесят пять раз. И тогда мы сможем с уверенностью сказать, что можем зажигать звезды. Плюс, это также поможет нам пережить грандиозный бабах, заготовленный нам Солнцем через три с гаком миллиарда лет.

Но как обычно, есть проблема. Во всей Солнечной Системе не хватит массы для того, чтобы сделать из Юпитера звезду. Мы, конечно, можем применить разнообразные хитрые способы (часть которых уже активно используются для того, чтобы заставить-таки термоядерный реактор заработать), чтобы его поджечь и заставить схлопнуться в коричневого карлика, но будем откровенны: результат будет не сильно воодушевляющий. Вдобавок, утяжеление Юпитера[24] вызовет сильное влияние на орбиты всех находящихся поблизости планет, и в системе начнется адская пляска; прежде чем всё устаканится, что-то вылетит с орбиты насовсем, что-то во что-то врежется, и так далее. Но есть и хорошие (хотя кому как…) новости: во-первых, мы сделаем из нашей системы — систему с двойной звездой. От такого бабаха на Марсе наверняка что-то щелкнет и он начнет косить под Татуин, правда очень холодный (не надолго), и с сияющим в небе кольцом обломков. Плохая новость в том, что щелкнет не только на Марсе и начнется очень занимательный процесс смещения центра вращения двух звезд вокруг одной точки, и как следствие планеты станут пытаться занять орбиту вокруг этой точки, что для нас повлечет за собой более хреновый климат, изменение длительности года, и если мы ни во что по дороге не впилимся, экосистема этого попросту не переживет, и терраформировать придется уже Землю.

В общем, прежде чем что-то подобное затевать, давайте лучше сначала как следует просчитаем последствия. Ведь если вы собрались зажечь звезду в доме через дорогу, нужно очень хорошо представлять себе, к чему это приведет в итоге (ну, или вас зовут Джордж Мартин).

Так что давайте отложим Юпитер на будущее, он от нас никуда не денется, а мы за это время станем намного ответственнее, чем сейчас.

Титан[править]

Титан — спутник Сатурна, больше Меркурия, хотя и уступает ему по массе (в нем меньше железа и драгметаллов). Сила тяжести на нём составляет приблизительно одну седьмую земной, что лучше, чем на Луне, но хуже, чем на Марсе. Наверняка содержит гелий для управляемого синтеза, если мы таковой освоим (чем дальше планеты, тем больше там лёгких элементов). Радиационный фон на поверхности под вопросом. В плюсах — редкостного качества атмосфера, такую поискать надо. В минусах — неизвестно наличие не-ледяной поверхности и адов дубак (под −180 где-то). Зело пригоден для базы (от холода и ядовитых газов защититься куда проще, чем от вакуума!)

Прелесть Титана — и то, ради чего мы туда полезем — это просто охренительные запасы органики. Запасы ГСМ на этой маленькой луне-планетке превышают вообще все нефтегазовые запасы Земли, включая те, что мы уже потратили. По этой причине, терраформировать Титан нельзя: вы же не хотите, чтобы этановые и метановые озёра испарились?

Вот чего там в дефиците — так это кислорода (это, кстати, общая проблема всех «холодных планет»). Участь этой луны — быть космической заправкой на пути к далеким звездам[25], стройплощадкой для комет (см. Марс[26]).

Меркурий[править]

Раскаленный каменный булыган на самой близкой к Солнцу орбите — кто-то всерьёз хочет его терраформировать? Хотя кое-какие идеи на эту тему вяло излагались фантастами (в Расширенной Вселенной Звездных Войн даже была парочка планеток, пригодных, в основном, для добычи полезных ископаемых, хотя нигде не говорилось что там проводилось терраформирование), выглядело это так, словно говорящие не представляли себе что такое Меркурий. Те же, кто себе это представлял во всех красках, особенно хитрую задачу «как нам до него добраться» (большое количество dV и малый радиус захвата делают эту задачку крайне нетривиальной), иллюзий не строят. Зато порадуйтесь: это ещё одна планета Солнечной Системы, которую можно взорвать. Зачем? Ну, пустить эту никчемную планету на запчасти для одного из вариантов сферы Дайсона. Разумеется, после того как ученые её как следует изучат и выкачают всю науку.

…И гипотетические планеты.[править]

  • Tidal lock. Такое происходит, когда планета слишком близко к тому, вокруг чего она вращается — и к сожалению, это обычная ситуация с планетами в жилой зоне красных карликов. Что мы можем сделать? Если совсем уж припекло — заняться строительством стен в определенной конфигурации, направляя эти самые потоки (экологически чистая ветровая турбина рулит!) таким образом, чтобы наше поселение находилось на темной стороне планеты в центре «глаза вечной бури». А для обеспечения суточного ритма на орбиту вывести и подвесить на синхронную орбиту не особо здоровенное зеркало, которое за счет прецессии будет колебаться туда-сюда, то давая свет, то нет (с другой стороны, при спектре красного карлика проще запитать от ветряков искусственное освещение — у него хотя бы цвет поприличнее). В принципе, ещё не помешает посмотреть, что там с водой, ибо правильным образом размещенное море (и мощные каналы, обеспечивающие гидроциркуляцию) поможет также обзавестись недурственным пляжем.
  • Планета-океан (из-за отсутствия тектоники сплошь ровная и покрытая тонким слоем воды). Сам бог конкретно — Нептун велел сажать там кораллы — которые создадут острова, на которых можно будет жить. А заодно и прочую биосферу постепенно заселить, чтоб скучно не было. Тектоники на таких планетах, как правило, нет из-за того, что нет массивного спутника на орбите, из-за этого же медленно останавливается динамо, так что планету медленно накрывает жопа (как Марс). И её в первую очередь надо спасать в этом плане, а не бороться за форму коры. Смотрим, что у неё с лунами (действующими и/или потенциальными), потом смотрим п. «Марс».

Примечание[править]

  1. а конкретней, космические зонды обнаружили, что синтез аминокислот и прочей органики происходит в космосе, а не в «супе-до-существ», как считали раньше. Синтез происходит под действием космических лучей, и так как обнаруженные соединения являются углеродными (а что вы хотите, углерода в космосе навалом), это приводит нас к укреплению позиции углеродных шовинистов — то есть если жизнь во Вселенной и есть где-то кроме нашей планеты, она будет углеродной.
  2. Автор правки, похоже, сделал это на свой страх и риск, см. примечания
  3. я немного не понял этот дьявольский пассаж. Фотосинтез — это процесс расщепления молекулы CO2 на углерод и кислород, углерод связывается водородом из расщепления воды и образует CH-цепочки разной степени сложности (и которые в свою очередь некоторые организмы умеют окислять). Кислород берётся не только из воды (иначе Земля была бы планетой океанов, хотя океанов у нас и много), но и из оксидов. Первоначально примитивная органика просто обгладыала минералы, а потом, следуя концепции максмальной экономичности, внезапно открыла для себя идею потрясающей эффективности использования окислительных реакций, и полюбила железо. Когда все доступные запасы были окислены, а популяция расплодилась — последовало вымирание одних видов и разложение их останков другими, поскольку проще хавать чьи-то запасы, чем делать их самим. Я не очень хорошо представляю что там произошло дальше, но по всей видимости планетка малость замерзла раз этак пару, а очаги жизни поддерживалась химической реакцией гниения органики, после чего в атмосферу произошел выброс метана, начался повторный разогрев автоклава и старт новых поколений жизни, выстроивших пищевую цепочку и нащупывающих дальнейшие способы экономить энергию, а так как столько окислителя оказалось не нужно, то его просто стали выкидывать в атмосферу, чем и воспользовалась другая веточка халявщиков, понявшая что дышать куда проще чем разлагать оксиды, а так как к тому времени уже образовалась многоклеточная фауна, у которой появился скелет и скилл мигрирования за хавчиком, который рос себе по старинке где почва побогаче и воды побольше…
  4. Тут совершенно необходимо участие специалистов по протерозою. Если кратко, то одновременно со свободным кислородом образуется органика, и когда она умрёт, она, как правило, снова окислится этим кислородом (если его в атмосфере достаточно). А если даже не она сама, то его могут связать горные породы. В результате, чтобы атмосфера устойчиво и надолго стала окислительной, умирающая органика должна куда-то запропаститься, чтобы снова не встретиться с кислородом. Потому, что планета — штука замкнутая и если изначально на ней было углерода и водорода больше, чем кислорода, то так и дальше останется. Три варианта мы знаем: это нефть, уголь и газ, в т. ч. океанические газовые гидраты. Или их совершенно колоссальное количество (больше, чем хватит кислорода в атмосфере сжечь: планета всё-таки замкнутая штука и изначальный баланс восстановительный, а не окислительный), или есть что-то ещё. К изначальному тезису о том, что нам повезло, это имеет то отношение, что если бы органика не заныкалась где-то, жизнь не открыла бы для себя волшебный мир высокоэнергетических окислительных реакций. И вряд ли бы до нас дошла. Но это краткий пересказ нахватанного по верхушкам, а воззвание к специалистам остаётся в силе.
  5. Что бы вы там не думали, мы можем это сделать. Мы реально можем это сделать. Просто это очень долго и дорого.
  6. два офигенно мощных магнита по полюсам, причем не географическим, использующим в качестве сердечника сам Марс
  7. термит приведен просто как пример, на самом деле сгордится вообще что угодно, был бы окислитель, а его нужно… правильно, много
  8. одна из причин предварительной прожарки поверхности с орбиты солнечными зеркалами — попытка разогреть эти пески до температуры выше 300 градусов. Зачем? Ну, бытует гипотеза о том, что Марс тратит свою магнитную энергию не по назначению, а на намагничивание этих самых песков. Прожарка уберет помехи с радара, и мы сможем лучше понять как там всё на самом деле с магнитным полем у Марса
  9. допустим, мы поплевали на руки и заткнув кулаком рты умникам, считающим, что если мы умеем делать мегаструктуры — найдутся занятия поинтереснее (да правда? Это какие? Зажигание Юпитера?), построили мегаструктуру и подготовили Марс к терраформированию
  10. здесь следует заметить, что в школе вам всю дорогу врали: да, газ стремится заполнить весь предоставленный ему объем, но — в вакууме, в космосе, это работает совсем не так. Те кто не верят — посмотрите на МКС. Она окружена какбэ легкой дымкой — это её «атмосфера», состоящая из кристалликов льда (система удаления отходов постаралась), всяко-разного газа и мелкой пыли, а ведь МКС даже близко не похожа на мегаструктуру титанических масштабов
  11. не позволит, Марс меньше Земли — эта искусственная долина уйдет в магму
  12. слабаки и рохли всегда ищут самые легкие пути
  13. есть два вида людей которые читают комиксы Рэндала. Те, кто понимает, что в них написано, и те, кому это прикольно. Вторые легко детектятся фразами типа этой. Ну да, гора или дыра в земле — какая разница, главное ведь высота, как говорил товарищ Паскаль
  14. Кажется, я понял, кого чебуркрысы привлекали консультантом
  15. на этот раз эти явления описываются формулой: примерная глубина проникновения объекта равна L*(A/B), где L — длина (или диаметр, если объект круглый) объекта, а А и Бэ — плотности снаряда и мишени. Примерной эта глубина становится по причине того, что начиная с определенных скоростей удар приводит к очень серьёзному выделению тепла, которое вполне может превратить снаряд в газ до того, как мы определим какую глубину сделал собственно снаряд, а какую — уже бабах. Более того, на тела, летающими с релятивистским скоростями данный закон не действует — глубина ИХ проникновения зависит от философского вопроса, можно ли считать диффузию проникновением. Но бабахнет вообще атомно
  16. «одна бабка сказала» — это не «утверждают», это «брешут»
  17. В том числе альтернативу могут найти сами засланные бактерии. Эволюцию с мутацией никто не отменял, так что наши "агенты влияния", изначально вусмерть "запрограммированные" на создание кислородно-азотной атмосферы в удобном нам сочетании концентраций - вполне могут со временем "предпочесть" приспособиться к текущим условиям. И проект обернется фейлом.
  18. и нет, черпать водород ведрами с газовых гигантов, а потом швыряться им в сторону Венеры — не прокатит, это примерно как швыряться в работающий вентилятор обогрева сухим льдом и воздушным шариком — первый долетит, но частично испарится, второй сдует к чертям прочь
  19. нет, его на самом деле в космосе очень дофига, но он находится в весьма неудобном для добывания состоянии. Вы никогда не пробовали добывать кислород из алюминосиликатов? А вы попробуйте!
  20. Да, мы знаем, что при этом происходит выделение тепла, но для разложения оксида углерода нужно много энергии — изменение баланса будет не очень большим.
  21. а если вы боитесь что они там рано или поздно что-то в этом духе создадут — не парьтесь, Земле ничто не угрожает — сразу после создания чёрная дыра тут же улетит в небо, а создателям её дадут в грызло за несанкционированные испытания ядерного оружия, потому что грибочек от старта будет неслабым
  22. он лопнет
  23. Если ученый говорит вам: «я хочу сделать нечто реально крутое», не паникуйте. Просто возьмите с полочки каску, темные очки и противогаз, укройтесь в бункере и наблюдайте.
  24. Не будет утяжеления - откуда для этого возьмется масса? Даже если притащить и утопить в Юпитере ВСЕ остальные планеты Солнечной - масса Юпитера увеличится всего на 40%. А если "просто" схлопнуть Юпитер в шарик меньшего диаметра, не изменяя его массы и не передвигая его - то гравитационное влияние останется тем же, Фэ равно Гэ на Мэ один на Мэ два, поделить на Рэ квадрат, и Эйнштейн тут попрравок к Ньютону особо не даст. Для окружающего космоса, находящегося на энном расстоянии - без разницы каков диаметр вон того куска массы. Тем паче что утопив в Юпитер все планеты - мы по определению избавимся от изменившегося на них влияния! Ведь влиять будет не на что, мы ж всё утопили. И даже если достать массу "из распространства", то непонятно зачем ею именно зажигать Юпитер. Имея возможность из ниоткуда доставать массы КРАТНО больше Юпитера можно делать вещи куда интереснее и продуктивнее.
  25. химические двигатели обладают самой большой тягой из всех известных и реалистичных, но речь не об этом. Речь именно о заправке газами (а газов надо много и разных — тут тебе и инертные газы для электроракетной двигательной установке, тут тебе и метан для органического синтеза, тут тебе и пресловутый гелий, который непонятно как хранить, потому что он сверхтекуч, зараза…), который в дальних путешествиях очень нужен, и которого нужно очень много, а на разгон его с нижних орбит требуется потратить дополнительную энергию, так что проще долететь до Титана с пустыми баками и там залиться под завязку.
  26. уж если запасов ГСМ на Титане больше чем когда-либо было на Земле — их по-любому хватит на доставку к Марсу нужного для атмосферы и биосферы азота, который там очень нужен в отличие от бензина